ОГЛАВЛЕНИЕ

Гражданско-процессуальные эффекты новых обстоятельств
№ 4
01.12.1997
Зайцев И.М.
Все фактические материалы гражданского дела можно подразделить на две группы.
Первую — бульшую — составляют данные, которые происходят и становятся известными сторонам и другим участникам судопроизводства до разрешения заявленного требования по существу. Именно эти обстоятельства познает первая инстанция в ходе судебного доказывания. Они образуют тот фактический состав, на основании которого суд постановляет решение. Полный и правильный анализ таких обстоятельств делает акт правосудия законным и обоснованным.
Вторая группа обстоятельств — значительно меньшая — происходит и становится известной после разрешения дела. Эти обстоятельства существенно отличаются от материалов, на основе которых первая инстанция осуществляет правосудие. Их исследуют в основном суды второй и отчасти надзорной инстанций. При определенных условиях указанные обстоятельства отрицательно влияют на стабильность вынесенных решений и определений. Как известно, с завершением судебного разбирательства правоотношения споривших лиц могут не прерываться (после вынесения судом решения о расторжении брака супруги могут продолжать семейную жизнь) либо существенно измениться: в суде второй инстанции, а также при исполнении решения стороны вправе заключать мировые соглашения (ст. 293, п. 3 ст. 364 ГПК1); гражданин, являвшийся стороной по делу, может умереть, а спорное правоотношение не допускает правопреемства и т. д. До пересмотра решения вышестоящим судом или его принудительного исполнения могут полностью или частично утратиться потребительские свойства материального объекта иска, обесцениться предмет уже разрешенного спора о праве. Указанные обстоятельства принято называть новыми.
Для них, в отличие от обстоятельств, исследуемых судами первой инстанции, характерны как время их совершения и выявления (после вынесения решения), так и своеобразие судебного познания (новые обстоятельства хотя и подлежат доказыванию, но никогда не образуют предмет доказывания). Новые обстоятельства неразрывно связаны с судебными доказательствами. И эта связь двоякая. С одной стороны, обстоятельства, не будучи доказанными надлежащим образом, не могут стать правовой реальностью. Сведения о новых фактах, не будучи доказанными, станут голословными со всеми вытекающими отсюда последствиями. С другой стороны, и доказательства не представляют никакой правовой ценности, если они не подтверждают или не опровергают искомые и доказательственные факты. В связи с этим вопрос о новых обстоятельствах не может быть решен в отрыве от соответствующих доказательств. Последние также следует именовать новыми, коль скоро их представляют в суд для обоснования новых обстоятельств и после разрешения дела, по существу, в первой судебной инстанции. Обычно их приобщают к жалобам и протестам, адресуемым в кассационную и надзорные инстанции, где нет, по сути, доказывания в собственном смысле слова. В судебной практике они не редкость.
Кроме того, анализируя новый фактический и доказательственный материал, нельзя не учитывать, что с вынесением решения судопроизводство в первой инстанции не завершается. Необходимо еще составить судебный протокол, а иногда и мотивированное решение, ознакомить с протоколом судебного заседания лиц, участвующих в деле, и их представителей, рассмотреть поданные на протокол замечания, устранить по правилам ст. 204—206 ГПК внешние недостатки решения, а в необходимых случаях изменить время, способ и порядок реализации решения (ст. 207 ГПК). И при этом не исключены отдельные процессуальные нарушения, как-то: включение в судебный протокол информации, не соответствующей действительным обстоятельствам дела, объяснениям, показаниям и заключениям судопроизводства, или неприобщение объявленной резолютивной части решения к делу и др.
Итак, состав новых обстоятельств неоднороден.
Во-первых, это — собственно факты, имеющие существенное значение для уже разрешенного судом дела и взаимоотношений конфликтующих граждан и организаций. Они происходят в спорных правоотношениях либо имеют к ним непосредственное отношение. В большинстве случаев это — юридические факты гражданского правового характера. Иногда они называются в законе (например, смерть гражданина, прекращение существования юридического лица, являвшегося стороной в деле, заключение мирового соглашения, утрата стороной дееспособности) или их юридическую значимость нетрудно вывести из действующих правовых норм. Именно поэтому они воздействуют на правоотношения, составляющие предмет судебного разбирательства, и, естественно, могут влиять на стабильность вынесенного решения суда.
Во-вторых, это — доказательства, содержащиеся в документах и опровергающие либо ставящие под сомнение правильность выводов суда о фактической стороне разрешенного дела.
В-третьих, это — гражданские процессуальные нарушения, допущенные судом после вынесения решения. Многие из них делают постановленное решение юридически ничтожным, отдельные из них могут быть квалифицированы как безусловные основания к отмене решения (п. 5—8 ст. 308 ГПК).
У названных групп есть общие черты: факты произошли, правонарушения допущены, а доказательства выявлены и представлены суду после разрешения дела. И совершенно безразлично, когда они появились, — до или после вступления решения в законную силу, на новые обстоятельства факт вступления в законную силу судебного постановления никак не влияет. О новых обстоятельствах сообщают суду лица, ранее участвовавшие в деле, или представители с одной единственной целью — указать на несправедливость решения и добиться его изменения или отмены. Новые обстоятельства, как и новые доказательства, не нужны для подтверждения законности и обоснованности акта правосудия.
Новые обстоятельства по цели и времени их выявления имеют сходство с вновь открывшимися обстоятельствами. Отличие состоит в том, что закон не в состоянии дать их исчерпывающий перечень. У новых обстоятельств значительно шире диапазон юридических последствий, как-то: предъявление нового иска, отсрочка и рассрочка исполнения решения, изменение режима его исполнения, отмена судебного постановления, прекращение исполнительного производства, возвращение взыскателю исполнительного документа. Главное отличие связано со временем, когда происходят новые и вновь открывшиеся обстоятельства.
Данные соображения бесспорны в процессуальной теории, но не во всех случаях учитываются законом. Так, отмена решения, приговора, определения или постановления суда либо постановления иного органа, послужившего основанием к вынесению акта правосудия, по традиции квалифицируется как вновь открывшееся обстоятельство (п. 4 ст. 333 ГПК), хотя очевидно, что в данном случае это не вновь открывшееся, а новое обстоятельство.
В самом деле, при разбирательстве дела существовало решение, приговор, определение или постановление суда, либо постановление иного компетентного органа, его юридическая и фактическая правильность не подвергалась сомнению, в связи с чем суд и основывал на нем свои суждения и выводы. Впоследствии этот официальный документ был отменен, и причины его отмены не имеют значения. Сам факт отмены представляет собой новое обстоятельство, он принципиально отличается от обстоятельств, указанных в п. 1—3 ст. 333 ГПК.
Следовательно, новые обстоятельства существуют в процессуально-правовой действительности. Они разнообразны. Но каков их юридический эффект? Какое они имеют юридическое значение? Научная ценность и значимость процессуальных конструкций, как известно, определяется их воздействием на ход либо на результаты правосудия по конкретным делам. Не составляют исключения и новые обстоятельства, но ответ об их правовом значении, к сожалению, не однозначен, а их юридический эффект изучен пока еще неполно.
По общему правилу судьи при вынесении решений должны исходить из тех фактов, которые они выяснили в установленном порядке в заседании до удаления в совещательную комнату (ст. 188, 192 ГПК). Суд применяет соответствующие юридические нормы к доказанным надлежащим образом фактам, а не к тем, которые произойдут позже. И нельзя требовать от судей законного и обоснованного разбирательства гражданского дела, если правильность решения измерять обстоятельствами, которые возможны в будущем и которые судьи, естественно, не в состоянии знать. Все то, что произойдет после окончания производства по конкретному делу, должно служить основанием для нового обращения за судебной защитой.
Эта мысль четко отражена во многих юридических нормах. Так, в случае выздоровления гражданина, признанного недееспособным, суд выносит новое решение о признании его дееспособным, но не отменяет ранее вынесенное. После вступления в законную силу решения о признании недействительным документа на предъявителя держатель документа, не заявивший по каким-либо причинам своевременно о своих правах на данный документ, вправе защищать свои права в исковом порядке (ст. 281 ГПК). При этом решение, поставленное в вызывном производстве, не отменяется.
Аналогично знание новых обстоятельств и для решений по некоторым спорам, возникающим из длящихся правоотношений. Так, при отказе в удовлетворении иска о расторжении брака происшедшие после суда обстоятельства могут составить основание нового искового требования, но не жалобы об отмене судебного решения.2 Как правило, нецелесообразно пересматривать в надзорном порядке решения по спорам о воспитании детей, а заинтересованные граждане на основе новых фактов могут вновь искать судебную защиту. Судебное разрешение спора о праве общей собственности или общего права пользования также не препятствует вторичному обращению с новым иском, если истец опирается на новые обстоятельства и в связи с этим предлагает другой вариант раздела собственности или выдела доли.3 Одна из особенностей производства по делам о возмещении вреда, причиненного здоровью, заключается в так называемых повторных исках взыскателей. Они предъявляются при появлении новых обстоятельств после рассмотрения дела и не отражаются на стабильности ранее вынесенных решений по данному делу.4
Таким образом, в современном гражданском процессе возбуждение нового дела признается более предпочтительной реакцией на новые обстоятельства, по сравнению с отменой решения, которое в свете выявленных фактов не является законным и справедливым. Данное правило не распространяется на все без исключения гражданские дела. В некоторых случаях установление новых обстоятельств влечет отмену решения, правильность которого в момент вынесения не вызвала сомнений. В соответствии со ст. 257 ГПК решение суда о признании гражданина безвестно отсутствующим или об объявлении гражданина умершим подлежит отмене при его явке либо обнаружении места пребывания. Отказ истца от иска либо заключение сторонами мирового соглашения после вынесения решения в кассационной инстанции признается достаточным основанием для отмены обжалованного решения, хотя при этом его соответствие закону даже не проверяется (ст. 293 ГПК). Налицо расширение предусмотренных законом оснований к отмене судебных решений (ст. 306—309 ГПК). Однако отмену решения в связи с новыми обстоятельствами трудно признать соответствующей началам справедливости — акт правосудия отменяется, хотя суд и не допустил никаких нарушений, его акт правосудия был законным и обоснованным. И требовать от судьи учета обстоятельств, которые возможны в будущем, вряд ли разумно.
Роль новых обстоятельств в механизме правосудия настолько велика, что даже простое указание на них в кассационной или частной жалобе может повлечь отмену решения или определения, если при этом возникают сомнения в правильности разрешения дела (ч. 1 ст. 308 ГПК). Например, кассатор указывает на факты взаимоотношений участников спора о праве после его разрешения. В подобных случаях правовые последствия возникают не в связи с реально существующими обстоятельствами, а лишь с указанием на них. И хотя утверждения кассатора еще не доказаны, но уже могут поколебать стабильность постановленного акта правосудия. Такое положение трудно считать приемлемым — оно не отвечает интересам граждан и организаций, чьи нарушенные или оспоренные субъективные права были защищены судом.
Федеральный закон от 30 ноября 1995 г. «О внесении изменений и дополнений в ГПК РСФСР» изменил компетенцию судов надзорной инстанции: обоснованность решений, определений и постановлений, вступивших в законную силу, не проверяется при их пересмотре в надзорном порядке. В этой связи в протестах ссылки на новые обстоятельства и представление новых доказательств не допускаются. Однако и суд надзорной инстанции исследует новые доказательства для того, чтобы проверить, представлялись ли они сторонами при рассмотрении и разрешении гражданского дела; отвечают ли новые доказательства требованиям относимости и допустимости; повлек ли, или мог ли повлечь отказ суда первой инстанции в исследовании неправильного решения дела.5
Похожая ситуация существует и в исполнительном производстве, где предусмотрены отказ от взыскания, заключение мирового соглашения взыскателем и должником, смерть гражданина, являющегося стороной при принудительном исполнении, если правопреемство невозможно, истечение давностного срока, отмена решения, реализуемого принудительно (ст. 364 ГПК). Иными словами, все предусмотренные законом случаи прекращения исполнительного производства суть не что иное, как новые обстоятельства. Именно они влекут окончание государственного принуждения на завершающей стадии гражданского судопроизводства.
В заключение еще раз подчеркнем, что новые обстоятельства представляют собой, по сути, особую сферу социальной действительности, активно и отрицательно влияют на стабильность актов правосудия, что трудно совместить с идеей судебной власти.6
Представляется, что в новый ГПК России целесообразно включить норму, аналогичную ст. 207 ГПК БССР, — новые обстоятельства должны входить в основания новых исковых требований. Желательно предусмотреть в нормативном порядке, что доказанные новые обстоятельства составляют фактическую основу для рассмотрения и разрешения дела по существу судом второй инстанции (апелляция), а каждый случай, когда новые обстоятельства могут влечь отмену судебного постановления, указать в законе. И, наконец, из ст. 333 ГПК следует исключить п. 4, где говорится не о вновь открывшемся, а о новом обстоятельстве.
* Доктор юридических наук, профессор, заведующий кафедрой гражданского процесса Саратовской государственной академии права.
1 Здесь и далее ссылки делаются на ГПК РСФСР, действующий в настоящее время в Российской Федерации.
2 Коржаков И.П. Расторжение брака в судебном порядке: Гражданско-процессуальные аспекты: Автореф. канд. дис. Саратов, 1996. С. 13—14.
3 Огибалин Ю.А. Особенности рассмотрения судом дел о разделе (выделе) общей собственности и общего права пользования. Тверь, 1992. С. 40.
4 Меркин Н.Г. Особенности судопроизводства по искам из причинения вреда. Свердловск, 1992. С. 11—20.
5 Жуйков В.М. Новое в гражданском процессуальном праве (комментарий Законодательства) // Бюллетень Верховного Суда РФ. 1996. № 5. С. 15.
6 Савельева Т.А. Судебная власть в гражданском процессе: Автореф. канд. дис. Саратов, 1996. С. 18—19.



ОГЛАВЛЕНИЕ