ОГЛАВЛЕНИЕ

Модельный закон «Об оперативно-розыскной деятельности» для государств — участников СНГ
№ 1
04.01.1999
Александров А.И., Федоров А.В.
На десятом пленарном заседании Межпарламентской Ассамблеи государств — участников Содружества Независимых Государств (далее — МПА СНГ) 6 декабря 1997 г. принят Модельный закон «Об оперативно-розыскной деятельности»1 для государств — участников СНГ, что, несомненно, будет иметь большое значение для унификации законодательства государств — членов Содружества, регулирующего вопросы оперативно-розыскной деятельности.
Исторический опыт свидетельствует, что преступность неотъемлема от общества, она была, есть и будет. Более того, определяющим критерием преступности в мире является ее абсолютный и относительный рост. Это — общепризнанный среди отечественных и зарубежных криминологов факт, подтверждаемый мировой практикой.2 общество не может смириться с преступностью и активно ищет пути противодействия ей, среди которых — выявление, предупреждение, пресечение и раскрытие преступлений посредством осуществления оперативно-розыскных мер и уголовно-процессуальных действий специально уполномоченными на то государственными органами.
исторически сложилось так, что в отличие от уголовно-процессуальной деятельности, регламентированной законами, оперативно-розыскная деятельность до последнего времени регулировалась подзаконными актами, представляющими собой секретные и совершенно секретные документы. Лишь на пороге ХХI в. в государствах — бывших республиках Советского Союза появились законы об оперативно-розыскной деятельности. Например, в России первый такой закон принят 13 марта 1992 г.,3 в Республике Казахстан — 15 сентября 1994 г.4
Потребность в унификации законодательства государств — участников СНГ обусловлена необходимостью согласования принимаемых в этих государствах законов об оперативно-розыскной деятельности. Подготовка проекта Модельного закона проведена комиссиями МПА СНГ — постоянной комиссией по вопросам обороны и безопасности и временной комиссией по выработке рекомендательных законодательных актов по вопросам борьбы с организованной преступностью. головным разработчиком выступил парламент Республики Беларусь. 5 декабря 1997 г. законопроект был рассмотрен на Совете МПА СНГ,5 а 6 декабря 1997 г. парламентские делегации девяти государств — участников СНГ (Азербайджанская Республика, Грузия, Кыргызская Республика, Республика Армения, Республика Беларусь, Республика Казахстан, Республика Молдова, Республика Таджикистан, Российская Федерация) приняли данный Модельный закон.6
Анализ Закона показывает,7 что он в достаточной степени согласован с другими модельными законами для государств — участников СНГ8 и учитывает потребности практики борьбы с преступностью в государствах Содружества. Вместе с тем имеются отдельные спорные моменты, пробелы в правовом регулировании оперативно-розыскной деятельности. Это объясняется многовариантностью решения некоторых вопросов законодательного регулирования оперативно-розыскной деятельности и, как следствие, сложностью подготовки и принятия подобного рода рекомендательных нормативных актов, представляющих собой компромисс, достигаемый представителями различных государств, имеющих часто несхожие взгляды по принципиальным вопросам правового регулирования конкретных общественных отношений.
Модельный закон, как установлено в его преамбуле, определяет содержание оперативно-розыскной деятельности и закрепляет систему гарантий законности при проведении оперативно-розыскных мероприятий.
Понятие и цели оперативно-розыскной деятельности раскрываются в ст. 1 Модельного закона, согласно которой оперативно-розыскная деятельность — это вид деятельности, осуществляемой гласно и негласно уполномоченными на то национальным законом государственными органами путем проведения оперативно-розыскных мероприятий в целях защиты жизни, здоровья, прав и свобод человека и гражданина, собственности, обеспечения безопасности общества и государства от преступных посягательств.
Данное определение — итог длительной дискуссии. Первоначально разработчики модельного нормативного акта предлагали закрепить в нем положение о том, что оперативно-розыскная деятельность является видом государственно-правового средства защиты прав, свобод, интересов, собственности граждан, общества, государства. Однако такая формулировка не раскрывала содержания оперативно-розыскной деятельности. Подобный подход к пониманию оперативно-розыскной деятельности уже предлагался в проектах Закона «Об оперативно-розыскной деятельности», подготовленных в 1991 г. МВД СССР и МВД РСФСР9 и, на наш взгляд, совершенно справедливо отклоненных. Ведь оперативно-розыскная деятельность, как и уголовно-процессуальная, является в первую очередь самостоятельным видом деятельности, а не государственно-правовым средством защиты личности, общества и государства от преступных посягательств. С учетом этих доводов была предложена иная норма, определяющая оперативно-розыскную деятельность как часть правоохранительной деятельности, осуществляемой путем проведения оперативных мероприятий и использования специальных технических средств. Но и такая формулировка, по нашему мнению, вряд ли являлась удачной.
Во-первых, оперативно-розыскная деятельность — это самостоятельный вид деятельности соответствующих государственных органов. В юриспруденции принято выделять именно виды деятельности, а не части.
Во-вторых, нельзя отождествлять оперативно-розыскную деятельность с правоохранительной деятельностью. В обоснование данного утверждения можно привести следующие доводы: а) ни в одном из законов нет определения, что же такое правоохранительная деятельность; соответственно, рассматривать оперативно-розыскную деятельность как часть неизвестно чего вряд ли правильно; на наш взгляд, в законе нельзя оперировать понятиями, которые не имеют четкого определения; б) если исходить из того, что оперативно-розыскная деятельность — это часть или вид правоохранительной деятельности, то напрашивается вывод, что оперативно-розыскную деятельность осуществляют только правоохранительные органы; однако это не так; например, оперативно-розыскную деятельность в Российской Федерации осуществляют как правоохранительные органы, так и спецслужбы. Кроме того, ни в законодательстве, ни в теории нет единого понимания правоохранительных органов.
В-третьих, оперативно-розыскная деятельность осуществляется путем проведения оперативно-розыскных (а не оперативных, как предлагалось указать) мероприятий.
В-четвертых, оперативно-розыскная деятельность не может осуществляться как путем проведения оперативно-розыскных (оперативных) мероприятий, так и путем использования специальных технических средств, т. е. в ходе проведения оперативно-розыскных мероприятий могут использоваться информационные системы, видео- и аудиозапись, кино- и фотосъемка, а также специальные технические и иные средства.
С учетом приведенных доводов и появилась новая норма, закрепившая изложенное выше определение оперативно-розыскной деятельности. Оно тоже не бесспорно и могло бы быть точнее и конкретнее. Так, оперативно-розыскную деятельность осуществляют не непосредственно уполномоченные на то государственные органы, а их оперативные подразделения. С учетом данного обстоятельства более правильно указать, что оперативно-розыскная деятельность — это вид деятельности не просто уполномоченных на то законом государственных органов, а вид деятельности, осуществляемой оперативными подразделениями таких органов в рамках их полномочий.
Весьма важным является определение задач оперативно-розыскной деятельности.
Согласно ст. 2 Модельного закона задачами оперативно-розыскной деятельности являются: 1) выявление, предупреждение, пресечение и раскрытие преступлений, а также выявление и установление лиц, их подготавливающих, совершающих или совершивших; 2) осуществление розыска лиц, скрывающихся от органов дознания, следствия и суда, уклоняющихся от уголовного наказания, а также розыска без вести пропавших; 3) добывание информации о событиях или действиях, создающих угрозу национальной безопасности (в процессе подготовки Закона предлагалось иначе — «государственной, военной, экономической или экологической безопасности») государства.
Формулировка последней задачи весьма спорна и, на наш взгляд, не может быть признана удачной, так как в национальных законах государств — участников СНГ еще нет законодательного определения понятия «национальная безопасность».10 Если исходить из зарубежного опыта, где национальная безопасность понимается как безопасность народа, его территории и образа жизни, то, видимо, указанная задача сформулирована слишком широко.
Кроме того, необходимо исходить из соответствия задач цели оперативно-розыскной деятельности. В данном случае, как следует из определения оперативно-розыскной деятельности, ее целью является защита жизни, здоровья, прав и свобод человека и гражданина, собственности, обеспечения безопасности общества и государства от преступных посягательств, что по содержанию значительно уже понятия «национальная безопасность».
В Модельном законе перечисляются принципы оперативно-розыскной деятельности, а именно: законность и гуманность, соблюдение прав и свобод человека и гражданина, конспирация, сочетание гласных и негласных методов и средств, раскрывается правовая основа оперативно-розыскной деятельности. Согласно ст. 4 Модельного закона ее составляют конституция, национальные законы и подзаконные акты, регулирующие данный вид деятельности.
Большое внимание в Модельном законе уделено соблюдению прав и свобод человека и гражданина при осуществлении оперативно-розыскной деятельности.
Так, согласно ст. 5 Модельного закона не допускается осуществление оперативно-розыскной деятельности для достижения целей и решения задач, не предусмотренных этим законом, а для лица, полагающего, что действия органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, привели к нарушению его прав и свобод, предусмотрено право обжаловать эти действия в суд, прокурору или в вышестоящий орган, осуществляющий оперативно-розыскную деятельность. В соответствии с данной статьей лицо, виновность которого в совершении преступления не доказана в установленном законом порядке и которое располагает фактами проведения в отношении его оперативно-розыскных мероприятий и полагает, что при этом были нарушены него права, вправе истребовать от органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность, сведения о полученной о нем информации в пределах, допускаемых требованиями конспирации и исключающих возможность разглашения государственной тайны. В случае если указанному лицу будет отказано в предоставлении запрошенных сведений или если оно полагает, что сведения получены им не в полном объеме, то оно вправе обжаловать этот отказ прокурору либо в судебном порядке. В процессе рассмотрения дела в суде обязанность доказывать обоснованность отказа в предоставлении данному лицу сведений, в том числе в полном объеме, возлагается на соответствующий орган, осуществляющий оперативно-розыскную деятельность.
В целях обеспечения полноты и всесторонности рассмотрения дела орган, осуществляющий оперативно-розыскную деятельность, обязан предоставить судье или прокурору по их требованию оперативно-служебные документы, содержащие информацию о сведениях, в предоставлении которых было отказано заявителю, за исключением сведений о лицах, внедренных в организованные преступные группы, о штатных негласных сотрудниках органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, и о лицах, оказывающих им содействие на конфиденциальной основе.
В случае признания необоснованным решения органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность, об отказе в предоставлении необходимых сведений заявителю судья или прокурор могут обязать указанный орган предоставить заявителю соответствующие сведения.
При анализе данных положений Модельного закона возникает вопрос о том, кого следует рассматривать в качестве лица, «виновность которого в совершении преступления не доказана в установленном законом порядке». К сожалению, ответа на этот вопрос в Законе нет. В данном случае, на наш взгляд, было бы целесообразно воспользоваться российским опытом и закрепить положение о том, что лицом, виновность которого в совершении преступления не доказана в установленном законом порядке, является лицо, в отношении которого в возбуждении уголовного дела отказано либо уголовное дело прекращено в связи с отсутствием события преступления или в связи с отсутствием в деянии состава преступления.11
Модельный закон запрещает органам (должностным лицам), осуществляющим оперативно-розыскную деятельность: 1) проводить оперативно-розыскные мероприятия в интересах какой-либо политической партии, общественного и религиозного объединения; 2) принимать негласное участие в работе органов государственной власти, а также в деятельности зарегистрированных в установленном порядке политических партий, общественных и религиозных объединений в целях оказания влияния на характер их деятельности; 3) разглашать сведения, которые затрагивают неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, честь и доброе имя граждан и которые стали известны в процессе проведения оперативно-розыскных мероприятий, без согласия граждан (здесь, на наш взгляд, было бы уместным сделать оговорку о том, что из последнего положения могут быть исключения в случаях, предусмотренных законами).
В соответствии с Модельным законом при нарушении органом (должностным лицом), осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, прав и законных интересов физических и юридических лиц вышестоящий орган, прокурор либо судья в соответствии с национальным законодательством обязаны принять меры по восстановлению этих прав и законных интересов, возмещению причиненного вреда. Должностные лица, допустившие нарушение закона при осуществлении оперативно-розыскной деятельности, несут уголовную и иную ответственность, предусмотренную национальным законодательством.
В Модельном законе дается исчерпывающий перечень оперативно-розыскных мероприятий: 1) опрос граждан, 2) наведение справок, 3) отождествление личности, 4) сбор образцов для сравнительного исследования, 5) проверочная закупка, 6) исследование предметов и документов, 7) наблюдение, 8) обследование помещений, зданий, сооружений, участков местности и транспортных средств, 9) контроль почтовых отправлений, телеграфных и иных сообщений, 10) прослушивание телефонных переговоров, 11) слуховой контроль, 12) снятие информации с технических каналов связи, 13) оперативное внедрение, 14) контролируемая поставка, 15) образование юридического лица. Последнее мероприятие для российского законодательства является новым.
в отличие от Закона РФ «Об оперативно-розыскной деятельности»12 в предусмотренном Модельным законом перечне оперативно-розыскных мероприятий отсутствует оперативный эксперимент, что, на наш взгляд, нельзя признать оправданным. Более того, это оперативно-розыскное мероприятие уже нашло закрепление в Модельном законе «О борьбе с организованной преступностью»,13 в ст. 26 которого указано, что орган по борьбе с организованной преступностью при наличии данных о готовящихся или совершаемых незаконном обороте наркотических средств и психотропных веществ, легализации преступно нажитых доходов, актах терроризма, незаконном обороте оружия, незаконном вывозе (ввозе) на территорию государства особо ценных предметов художественного, исторического и археологического достояния, других товаров, предметов, веществ и продукции, иных тяжких или особо тяжких преступлениях в целях пресечения таких действий, выявления лиц, их готовящих или совершающих, а также проверки и оценки собранных данных о возможности совершения определенных противоправных действий или получения новых данных о противоправной деятельности вправе произвести оперативный эксперимент путем воспроизведения действий, обстановки или иных обстоятельств противоправного события и совершения необходимых опытных действий.
Отказ от включения оперативного эксперимента в новый Модельный закон создает опасный прецедент принятия несогласованных, противоречащих друг другу рекомендательных нормативных актов.
Следует также признать, что помимо наименования оперативно-розыскных мероприятий в рекомендательном законодательном акте требовалось дать и их развернутое определение, что необходимо в целях единообразного понимания существа и порядка осуществления предусмотренных Законом оперативно-розыскных мероприятий во всех государствах — участниках СНГ.
Как известно, доказательства, полученные с нарушением предусмотренных законодательством процедур, являются недопустимыми с точки зрения их использования в доказывании вины лиц, совершивших преступления. Поэтому унификация соответствующих положений национальных законов является одной из составляющих повышения эффективности борьбы с преступностью.
Необходимость раскрытия содержания этих мероприятий именно в законе обусловливается и тем, что возможное ограничение прав и свобод граждан при их осуществлении допустимо в соответствии с конституциями большинства государств — участников СНГ только законом в целях защиты конституционного строя, законных интересов граждан и обеспечения обороноспособности и безопасности государства.14 Однако указанное предложение не нашло поддержки, что, на наш взгляд, значительно снизило значение данного Модельного закона для унификации законодательств государств — членов Содружества.
Особое внимание в Модельном законе уделено определению оснований для проведения оперативно-розыскных мероприятий. При этом приводится следующий перечень таких оснований.
1. Наличие возбужденного уголовного дела.
2. Ставшие известными органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, сведения о: 1) признаках подготавливаемого, совершаемого или совершенного преступления (было бы правильнее указать — противоправного деяния), а также о лицах, его подготавливающих, совершающих или совершивших, если нет достаточных данных для решения вопроса о возбуждении уголовного дела; 2) событиях или действиях, создающих угрозу национальной безопасности (эта формулировка также вызывает сомнения, ибо, как уже отмечалось, еще нет законодательного закрепления понятия «национальная безопасность»); 3) лицах, скрывающихся от органов дознания, следствия и суда или уклоняющихся от уголовного наказания; 4) лицах, без вести пропавших, и об обнаружении неопознанных трупов.
3. Поручения следователя, органа дознания, указания прокурора или определения суда по уголовным делам, находящимся в их производстве.
4. Запросы других органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, по основаниям, предусмотренным законом.
5. Постановление о применении мер безопасности в отношении защищаемых лиц, осуществляемых уполномоченными на то государственными органами в порядке, предусмотренном законодательством.
6. Запросы международных правительственных организаций и правоохранительных органов иностранных государств в соответствии с международными договорами.
Органы, осуществляющие оперативно-розыскную деятельность в пределах своих полномочий, вправе собирать также данные, необходимые для принятия решений: 1) о допуске к сведениям, составляющим государственную тайну; 2) о допуске к работам, связанным с эксплуатацией объектов, представляющих повышенную опасность для жизни и здоровья людей, а также для окружающей среды; 3) о допуске к участию в оперативно-розыскной деятельности или о доступе к материалам, полученным в результате ее осуществления; 4) об установлении или о поддержании с лицом отношений сотрудничества при подготовке и проведении оперативно-розыскных мероприятий; 5) об обеспечении безопасности органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность; 6) о принятии мер по обеспечению безопасности участников судебного процесса и членов их семей; 7) о выдаче разрешений на частную детективную и охранную деятельность.
Принципиальное значение имеет определение условий проведения оперативно-розыскных мероприятий. Так, ст. 8 Модельного закона устанавливает, что гражданство, национальность, пол, место жительства, имущественное, должностное и социальное положение, принадлежность к общественным объединениям, отношение к религии и политические убеждения отдельных лиц не являются препятствием для проведения в отношении них оперативно-розыскных мероприятий на территории государства, если иное не предусмотрено законом. Кроме того, оговаривается, что проведение оперативно-розыскных мероприятий, которые ограничивают конституционные права граждан на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений, передаваемых по сетям электрической и почтовой связи, а также право на неприкосновенность жилища, допускается на основании судебного решения или санкционированного прокурором постановления15 руководителя органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность, при наличии информации: 1) о признаках подготавливаемого, совершаемого или совершенного противоправного деяния, по которому производство предварительного следствия обязательно; 2) о лицах, подготавливающих, совершающих или совершивших противоправное деяние, по которому производство предварительного следствия обязательно; 3) о событиях или действиях, создающих угрозу национальной безопасности.
В случаях, которые не терпят отлагательства и могут привести к совершению тяжкого преступления, а также при наличии данных о событиях и действиях, создающих угрозу национальной безопасности государства, на основании мотивированного постановления одного из руководителей органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность, допускается проведение оперативно-розыскных мероприятий, которые ограничивают конституционные права граждан на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений, передаваемых по сетям электрической и почтовой связи, либо право на неприкосновенность жилища, с обязательным уведомлением суда (судьи) или прокурора в течение 24 часов. В течение 48 часов с начала проведения оперативно-розыскного мероприятия орган, его осуществляющий, обязан получить судебное решение или санкцию прокурора о проведении такого оперативно-розыскного мероприятия либо прекратить его проведение.
В то же время в случае возникновения угрозы жизни, здоровью, собственности отдельных лиц по их заявлению или с их согласия в письменной форме разрешается прослушивание переговоров, ведущихся с их телефонов, на основании постановления, утвержденного руководителем органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность, с обязательным уведомлением соответствующего суда (судьи) или прокурора в течение 48 часов. Проверочная закупка или контролируемая поставка предметов, веществ и продукции, свободная реализация которых запрещена либо оборот которых ограничен, а также оперативное внедрение должностных лиц органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, а равно лиц, оказывающих им содействие, проводятся на основании постановления, утвержденного руководителем органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность.
Образование юридического лица допускается только в целях выявления, предупреждения, пресечения и раскрытия тяжкого преступления, а также в целях выявления и установления лиц, его подготавливающих, совершающих или совершивших.
Это лишь некоторые положения Модельного закона «Об оперативно-розыскной деятельности», на которые целесообразно обратить внимание. И хотя не все нормы данного рекомендательного правового акта однозначны, его принятие, несомненно, должно способствовать сближению национальных законодательств государств — участников СНГ, содействовать созданию единого правового пространства СНГ и развитию сотрудничества в борьбе с преступностью.
* Кандидат юридических наук, заведующий кафедрой уголовного процесса и криминалистики Санкт-Петербургского государственного университета.
** Кандидат юридических наук, доцент, заместитель начальника следственной службы Управления ФСБ России по Санкт-Петербургу и Ленинградской области.
1 Постановление Межпарламентской Ассамблеи государств — участников Содружества Независимых Государств «О модельном законе “Об оперативно-розыскной деятельности”» от 6 декабря 1997 г. // Информационный бюллетень МПА СНГ. 1998. № 16. С. 222.
2 Понимание этого привело к разработке Межгосударственной программы совместных мер борьбы с организованной преступностью и иными опасными видами преступлений на территориях государств — участников СНГ на период до 2000 г., утвержденной Советом глав государств 17 мая 1996 г. и предусматривающей подготовку ряда рекомендательных нормативных актов в целях сближения национальных законодательств стран Содружества в сфере борьбы с преступностью (об этом см.: Федоров А.В. О необходимости унификации норм национальных законодательств // Вестник Межпарламентской Ассамблеи. 1998. № 1. С. 35—39).
3 Закон РФ «Об оперативно-розыскной деятельности» // Ведомости Съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации. 1992. № 17. Ст. 892. — В настоящее время в Российской Федерации оперативно-розыскная деятельность регулируется Законом РФ «Об оперативно-розыскной деятельности» от 12 августа 1995 г. (СЗ РФ. 1995. № 33. Ст. 3349; 1997. № 29. Ст. 3502; 1998. № 30. Ст. 3613).
4 Закон Республики Казахстан «Об оперативно-розыскной деятельности» // Ведомости Верховного Совета Республики Казахстан. 1994. № 13. Ст. 199.
5 Документы заседания Совета Межпарламентской Ассамблеи государств — участников Содружества Независимых Государств 5 декабря 1997 г. // Информационный бюллетень МПА СНГ. 1998. № 16. С. 16.
6 Информационный бюллетень МПА СНГ. 1998. № 16. С. 222—239.
7 См. также: Федоров А.В. О разработке Модельного закона «Об оперативно-розыскной деятельности» для государств — участников СНГ // Ученые записки Санкт-Петербургского им. В.Б. Бобкова филиала Российской таможенной академии. 1997. № 2(4). С. 55—64; Александров А.И., Федоров А.В. О Модельном законе «Об оперативно-розыскной деятельности» для государств — участников СНГ // Законность, оперативно-розыскная деятельность и уголовный процесс: Материалы международной научно-практической конференции. Санкт-Петербург, 9—10 апреля 1998 года. Ч. 1 / Под ред. О.М. Латышева, В.П. Сальникова. СПб., 1998. С. 255—260.
8 См., напр.: Модельный Уголовно-процессуальный кодекс для государств — участников СНГ // Приложение к «Информационному бюллетеню» МПА СНГ. 1996. № 10. С. 3—373; Рекомендательный законодательный акт «О противодействии незаконному обороту наркотических средств, психотропных веществ и прекурсоров» // Информационный бюллетень МПА СНГ. 1997. № 12. С. 101—130; Рекомендательный законодательный акт «О борьбе с организованной преступностью» // Там же. С. 131—151.
9 Проект Закона СССР «Об оперативно-розыскной деятельности органов внутренних дел». М., 1991; Проект Закона РСФСР «Об оперативно-розыскной деятельности органов внутренних дел». М., 1991.
10 Так, например, о национальной безопасности ничего не говорится в основополагающем Законе РФ от 5 марта 1992 г. «О безопасности» (Ведомости Съезда народных депутатов РФ и Верховного Совета РФ. 1992. № 15. Ст. 769). Исходя из содержания Концепции национальной безопасности Российской Федерации, утвержденной Указом Президента РФ от 17 декабря 1997 г. (СЗ РФ. 1997. № 52. Ст. 5909), национальную безопасность можно определить как состояние защищенности личности, общества и государства от внутренних и внешних угроз политического, экономического, социального, военного, техногенного, экологического, информационного и иного характера. При этом, как представляется, сам термин «национальная безопасность» не соответствует содержанию, которое в него вкладывается, и было бы правильнее говорить о федеральной, российской или общероссийской безопасности.
11 Указанное положение закреплено в ст. 5 Закона РФ «Об оперативно-розыскной деятельности» от 12 августа 1995 г. (СЗ РФ. 1995. № 33).
12 СЗ РФ. 1995. № 33. Ст. 3349; 1997. № 29. Ст. 3502; 1998. № 30. Ст. 3613.
13 Рекомендательный законодательный акт «О борьбе с организованной преступностью» // Информационный бюллетень МПА СНГ. С. 145. — Более подробно об этом Модельном законе см.: Михайлов В.И., Федоров А.В. Модельный закон СНГ «О борьбе с организованной преступностью»: содержание и структура // Государство и право. 1998. № 2. С. 78—84.
14 Указанные положения нашли отражение, например, в Конституции Грузии, принятой 24 августа 1995 г. (см.: Вестник Межпарламентской Ассамблеи. 1996. № 2. С. 208—245), и в Конституции Республики Казахстан, принятой 30 августа 1995 г. (см.: Там же. № 1. С. 197—238).
15 Указание альтернативных вариантов в данном случае обусловлено различиями в национальных законах. Например, согласно ст. 12 Закона Республики Казахстан «Об оперативно-розыскной деятельности» оперативно-розыскные мероприятия, затрагивающие охраняемую законом тайну переписки, телефонных переговоров, телеграфных сообщений и почтовых отправлений, а также право на неприкосновенность жилища, осуществляются только с санкции прокурора. В Российской Федерации проведение таких оперативно-розыскных мероприятий, как предусмотрено ст. 8 Закона РФ «Об оперативно-розыскной деятельности», допускается на основании судебного решения.



ОГЛАВЛЕНИЕ