ОГЛАВЛЕНИЕ

Налоговые споры в арбитражном суде: Общая характеристика
№ 3
01.06.1996
Овсянников С.В.
Споры в сфере налогообложения за последние годы стали наиболее распространенной и предельно сложной категорией дел с участием государственных органов в структуре арбитражно-судебной практики. Так, в 1995 г. арбитражными судами России было рассмотрено 11 918 налоговых споров, что составило 50,4 % всех дел в сфере управления.
Начало существования современного российского налогового законодательства было положено в конце 1991 г. принятием 18 налоговых законов, которые вступили в силу с 1 января 1992 г. и действуют (с многочисленными поправками) в большинстве до сих пор. В результате применения налогового законодательства в практике арбитражных судов в настоящее время сложились единообразные подходы по ряду принципиальных вопросов, возникающих при разрешении налоговых споров. Вместе с тем постоянное реформирование налогового законодательства и его сохраняющееся несовершенство, вступление в силу первой и второй частей Гражданского кодекса РФ, нового Арбитражного процессуального кодекса РФ (далее – АПК) способствуют изменению арбитражно-судебной практики разрешения налоговых споров, в связи с чем подходы арбитражных судов к их рассмотрению сегодня существенно отличаются (в основном в лучшую сторону) от тенденций, имевших место менее чем год назад, и, безусловно, претерпят изменения в будущем. В настоящей статье использованы результаты обобщения практики разрешения налоговых споров арбитражным судом Санкт-Петербурга и Ленинградской области в 1994-1995 гг.1
I. Прежде чем обратиться к рассмотрению отдельных вопросов, остановимся на определении понятия «налоговый спор»: под налоговым спором следует понимать протекающий в установленной законом форме и разрешаемый компетентным государственным органом юридический спор (спор о субъективном праве) между государством, с одной стороны, и иными участниками налогового правоотношения – с другой, связанный с исчислением и уплатой налогов.
Таким образом, наиболее существенными признаками налоговых споров, определяющими их правовую природу, являются следующие: 1) объект (предмет) спора – характер спорного правоотношения; 2) субъектный состав; 3) протекание в установленной законом форме и разрешение компетентным государственным органом.
1. Объектом (предметом) налогового спора является правоотношение, связанное с исчислением и уплатой налогов, т. е. данная категория споров возникает в ходе реализации налоговых правоотношений. Это положение является настолько элементарным, что его зачастую упускают из вида практические работники, совершая серьезные ошибки.
Дело в том, что в соответствии с п. 3 ст. 2 ГК РФ «к имущественным отношениям, основанным на административном или ином властном подчинении одной стороны другой, в том числе к налоговым и другим финансовым и административным отношениям, гражданское законодательство не применяется, если иное не предусмотрено законодательством». Тем не менее и налогоплательщики, и налоговые органы охотно забывают это правило всякий раз, когда им удобно «затыкать» бреши несовершенного налогового законодательства качественно разработанными нормами гражданского права. Так, по ряду арбитражных дел возник вопрос о моменте исполнения обязательства по уплате налогов. Фабула этих дел однотипна. Налогоплательщик надлежащим образом оформляет платежное поручение на перечисление налогов в бюджет и своевременно сдает его в обслуживающий банк. Однако последний из-за отсутствия средств на своем корреспондентском счете задерживает исполнение платежного поручения налогоплательщика. Налоговые органы в таких случаях начисляют пени на налогоплательщиков (их размер с 20 мая 1996 г. вновь составляет 0,3% задержанной суммы за каждый день просрочки). Обосновывая свою позицию в арбитражном суде, налоговые органы ссылаются на ст. 316 ГК РФ, которая предусматривает, что денежное обязательство должника считается исполненным в месте нахождения кредитора, т. е. в данном случае в момент зачисления средств на бюджетные счета казначейства. Арбитражный суд, исходя из цитированной нормы ст. 2 ГК РФ, отклоняет эти доводы государственных налоговых инспекций и удовлетворяет иски налогоплательщиков, указывая, что «днем уплаты налоговых и иных обязательных платежей считается день внесения платежей наличными деньгами в учреждение банка или день списания денежных средств со счета плательщика» (Инструкция Государственной налоговой службы РФ от 15 апреля 1994 г. № 26 «О порядке ведения в государственных налоговых инспекциях оперативно-бухгалтерского учета налогов, сборов, пошлин и других обязательных платежей»).2
Вместе с тем при рассмотрении налоговых споров арбитражному суду все же приходится учитывать нормы гражданского законодательства, но не в целях их применения к налоговым отношениям, а по причине, кроющейся в том, что налоговые обязательства возникают в сфере имущественного оборота, который регулируется (опосредуется) в первую очередь гражданским правом. Поэтому одни и те же факты (заключение договора, исполнение обязательства, обладание имуществом на праве собственности или ином вещном праве и т. п.) могут иметь юридическое значение как для гражданского, так и для налогового права. Однако если для гражданского права имущественно-стоимостные отношения представляют интерес в качестве объекта правового регулирования, то для налогового права - в качестве объекта обложения (по существу, объектами налогообложения являются материальные блага и складывающиеся вокруг них отношения). Вот почему при исследовании вопроса о возникновении налогового обязательства не обойтись без уяснения существа сложившихся между участниками имущественного оборота гражданских правоотношений, тем более что сам закон нередко ставит решение тех или иных вопросов налогообложения в прямую зависимость от их гражданско-правовой квалификации. Так, поскольку Закон РФ «О налоге на прибыль предприятий и организаций» освобождает от налогообложения прибыль, полученную по договору о совместной деятельности, до ее распределения между участниками, недействительность (например, мнимость или притворность) I. Прежде чем обратиться к рассмотрению отдельных вопросов, остановимся на определении понятия «налоговый спор»: под налоговым спором следует понимать протекающий в установленной законом форме и разрешаемый компетентным государственным органом юридический спор (спор о субъективном праве) между государством, с одной стороны, и иными участниками налогового правоотношения – с другой, связанный с исчислением и уплатой налогов.
Таким образом, наиболее существенными признаками налоговых споров, определяющими их правовую природу, являются следующие: 1) объект (предмет) спора – характер спорного правоотношения; 2) субъектный состав; 3) протекание в установленной законом форме и разрешение компетентным государственным органом.
1. Объектом (предметом) налогового спора является правоотношение, связанное с исчислением и уплатой налогов, т. е. данная категория споров возникает в ходе реализации налоговых правоотношений. Это положение является настолько элементарным, что его зачастую упускают из вида практические работники, совершая серьезные ошибки.
Дело в том, что в соответствии с п. 3 ст. 2 ГК РФ «к имущественным отношениям, основанным на административном или ином властном подчинении одной стороны другой, в том числе к налоговым и другим финансовым и административным отношениям, гражданское законодательство не применяется, если иное не предусмотрено законодательством». Тем не менее и налогоплательщики, и налоговые органы охотно забывают это правило всякий раз, когда им удобно «затыкать» бреши несовершенного налогового законодательства качественно разработанными нормами гражданского права. Так, по ряду арбитражных дел возник вопрос о моменте исполнения обязательства по уплате налогов. Фабула этих дел однотипна. Налогоплательщик надлежащим образом оформляет платежное поручение на перечисление налогов в бюджет и своевременно сдает его в обслуживающий банк. Однако последний из-за отсутствия средств на своем корреспондентском счете задерживает исполнение платежного поручения налогоплательщика. Налоговые органы в таких случаях начисляют пени на налогоплательщиков (их размер с 20 мая 1996 г. вновь составляет 0,3% задержанной суммы за каждый день просрочки). Обосновывая свою позицию в арбитражном суде, налоговые органы ссылаются на ст. 316 ГК РФ, которая предусматривает, что денежное обязательство должника считается исполненным в месте нахождения кредитора, т. е. в данном случае в момент зачисления средств на бюджетные счета казначейства. Арбитражный суд, исходя из цитированной нормы ст. 2 ГК РФ, отклоняет эти доводы государственных налоговых инспекций и удовлетворяет иски налогоплательщиков, указывая, что «днем уплаты налоговых и иных обязательных платежей считается день внесения платежей наличными деньгами в учреждение банка или день списания денежных средств со счета плательщика» (Инструкция Государственной налоговой службы РФ от 15 апреля 1994 г. № 26 «О порядке ведения в государственных налоговых инспекциях оперативно-бухгалтерского учета налогов, сборов, пошлин и других обязательных платежей»).2
Вместе с тем при рассмотрении налоговых споров арбитражному суду все же приходится учитывать нормы гражданского законодательства, но не в целях их применения к налоговым отношениям, а по причине, кроющейся в том, что налоговые обязательства возникают в сфере имущественного оборота, который регулируется (опосредуется) в первую очередь гражданским правом. Поэтому одни и те же факты (заключение договора, исполнение обязательства, обладание имуществом на праве собственности или ином вещном праве и т. п.) могут иметь юридическое значение как для гражданского, так и для налогового права. Однако если для гражданского права имущественно-стоимостные отношения представляют интерес в качестве объекта правового регулирования, то для налогового права - в качестве объекта обложения (по существу, объектами налогообложения являются материальные блага и складывающиеся вокруг них отношения). Вот почему при исследовании вопроса о возникновении налогового обязательства не обойтись без уяснения существа сложившихся между участниками имущественного оборота гражданских правоотношений, тем более что сам закон нередко ставит решение тех или иных вопросов налогообложения в прямую зависимость от их гражданско-правовой квалификации. Так, поскольку Закон РФ «О налоге на прибыль предприятий и организаций» освобождает от налогообложения прибыль, полученную по договору о совместной деятельности, до ее распределения между участниками, недействительность (например, мнимость или притворность) оговора простого товарищества изначально лишает налогоплательщика права пользоваться этой льготой.3
Объект (или предмет) налоговых споров, специфика спорного материального правоотношения предопределяют и все прочие признаки данной категории споров, и в частности их особый субъектный состав.
2. Налоговый спор возникает между государством, с одной стороны, и иным участником налогового правоотношения - с другой. От лица государства в сфере налогообложения выступают специально уполномоченные им органы - государственные налоговые инспекции и органы налоговой полиции. Следует учитывать, что они отнесены законом к числу органов специальной компетенции, поэтому законодательные акты исчерпывающим образом определяют их полномочия и цели деятельности. За пределами этих полномочий и функций названные органы некомпетентны решать какие-либо вопросы, выступать от имени государства.
Основной задачей, поставленной государством перед налоговыми органами, является осуществление контроля за правильностью исчисления, полнотой и своевременностью внесения налогов и иных обязательных платежей. Вместе с тем, как показывает практика, налоговые органы выходят за пределы предоставленных им полномочий и принимают решения с превышением компетенции.
Так, органы налоговой полиции неоднократно становились ответчиками в арбитражном суде в связи с тем, что они осуществляли контроль (с применением санкций в случае обнаружения нарушений) за соблюдением валютного законодательства, законодательства о пределах налично-денежных расчетов между юридическими лицами и нормативных актов о применении контрольно-кассовых машин при расчетах с населением. Во всех подобных случаях арбитражный суд признавал действия органов налоговой полиции неправомерными, поскольку Закон РФ «О федеральных органах налоговой полиции»4 исчерпывающим образом перечисляет функции данных органов (ст. 2) и указывает на недопустимость осуществления ими функций, не предусмотренных названным Законом.5 Сложнее обстоит дело с полномочиями государственных налоговых инспекций, поскольку аналогичных предусмотренных для налоговой полиции «противопоказаний» от обременения их дополнительными функциями законодательство о государственной налоговой службе не содержит. Поэтому различными нормативными актами на нее возложены задачи, которые этим органам, по их природе, не свойственны (контроль за соблюдением Закона РФ «О применении контрольно-кассовых машин при осуществлении денежных расчетов с населением»,6 применение санкций за сокрытие валютной выручки7 и за нарушения в работе с денежной наличностью8 и др.)
В качестве субъекта, противостоящего государству в налоговом правоотношении и соответственно налоговом споре, может выступать не только налогоплательщик, но и другое лицо, на которое возложены определенные обязанности, связанные с исчислением и уплатой налогов («источники доходов», банки и иные кредитные организации). Установление роли, в которой выступает лицо в конкретном налоговом отношении, необходимо для правильного применения финансовых санкций. Так, по материалам одного из дел было установлено, что государственная налоговая инспекция применила к совместному российско-швейцарскому предприятию финансовые санкции за неудержание и неуплату налога с доходов его контрагента – швейцарской фирмы, образовавшихся от продажи совместному предприятию автомобилей «Мерседес». Рассматривая дело по иску совместного предприятия, арбитражный суд признал, что ответственность, предусмотренная ст. 13 Закона «Об основах налоговой системы в РФ» и примененная к истцу, относится, по прямому указанию данного Закона, лишь к налогоплательщикам, а не к «источникам доходов». Поскольку налогоплательщиком в указанном случае являлся не истец, а его иностранный партнер, действия инспекции были признаны незаконными, а иск совместного предприятия удовлетворен.9
Под налогоплательщиком в арбитражно-судебной практике понимается лицо, имеющее тот или иной объект налогообложения (прибыль, доход, имущество и др.) и в связи с этим обязанное уплачивать соответствующий налог. При этом следует иметь в виду, что действующее налоговое законодательство, вопреки канонам гражданского права, наделяет налоговой правосубъектностью (т. е. качествами налогоплательщика) не только юридические и физические лица, но и филиалы, представительства и другие обособленные подразделения. На этих субъектов возлагаются все обязанности налогоплательщиков, к ним могут применяться финансовые санкции. Это обстоятельство зачастую не учитывается налогоплательщиками. Так, в одном из дел известная московская фирма оспаривала решение налоговой инспекции о применении финансовых санкций к ее санкт-петербургскому филиалу за нарушение порядка уплаты НДС. При этом истец выдвигал довод о том, что его филиал не является плательщиком НДС, поскольку Закон РФ «О налоге на добавленную стоимость» называет в качестве налогоплательщиков филиалы, самостоятельно реализующие товары (работы, услуги), а в данном случае филиал заключал сделки от имени и по доверенности фирмы. Отказывая в удовлетворении иска, арбитражный суд указал, что филиал в рамках предоставленных ему полномочий самостоятельно реализовывал товары (работы, услуги), по своему усмотрению выбирая покупателей, согласовывая цену и определяя иные условия договоров, и, следовательно, может быть признан налогоплательщиком.10
3. Налоговый, как и всякий правовой, спор протекает и разрешается в установленной законом форме. Применительно к налоговому спору законодательство установило две формы его разрешения – административную и судебную. Административный порядок урегулирования налогового спора предусмотрен ст. 14 Закона РСФСР «О Государственной налоговой службе РСФСР» и состоит в том, что налогоплательщик, считающий, что действиями должностных лиц налоговой инспекции нарушены его права, обращается с жалобой в налоговую инспекцию, которой подчинены эти должностные лица, а в случае отклонения ею жалобы – в вышестоящие налоговые органы. Основой административного порядка защиты прав налогоплательщика служит полномочие вышестоящих налоговых органов и должностных лиц отменять или изменять решения нижестоящих. Вместе с тем на практике выявляются некоторые недостатки административной формы разрешения налоговых споров, среди которых отметим два чисто юридических:
а) административная жалоба может подаваться в вышестоящую налоговую инспекцию лишь в случае принятия нижестоящей инспекцией решения об отклонении жалобы налогоплательщика. Таким образом, административный порядок обжалования может быть пресечен простым уклонением налоговой инспекции первого звена от принятия какого-либо решения по жалобе;
б) закон установил сокращенный месячный срок для подачи административной жалобы в вышестоящий налоговый орган, в то время как при обращении в суд действует общий трехгодичный срок исковой давности.
Низкая эффективность административной формы разрешения налоговых споров вынуждает налогоплательщиков и иных участников налоговых правоотношений обращаться за защитой своих интересов в судебные органы. Разрешение налоговых споров осуществляется судами общей юрисдикции и арбитражными судами в соответствии с установленной подведомственностью. Согласно ч. 1 ст. 22 АПК арбитражному суду подведомственны дела по экономическим спорам, возникающим из налоговых правоотношений, с участием юридических лиц и граждан, осуществляющих предпринимательскую деятельность без образования юридического лица и имеющих статус индивидуального предпринимателя, приобретенный в установленном законом порядке.
Вопросы подведомственности налоговых споров имееют немаловажное практическое значение. В частности, при предъявлении налоговым органом иска к гражданину-предпринимателю о взыскании недоимок арбитражный суд исходит из того, что подведомственность – это такое свойство дела, которое должно наличествовать на всем протяжении процесса, а дела по спорам с участием граждан, не имеющих статуса индивидуального предпринимателя, рассматриваются арбитражным судом лишь в случаях, установленных законом (ч. 4 ст. 22 АПК). Поэтому если гражданин утрачивает статус индивидуального предпринимателя (в том числе путем подачи заявления об аннулировании свидетельства о регистрации) до разрешения дела по существу (т. е. до вынесения решения), производство по делу подлежит прекращению (ч. 1 ст. 85). При этом не имеет юридического значения, что гражданин по-прежнему стоит на учете в налоговых органах в качестве предпринимателя, поскольку данные налогового учета не определяют статус индивидуального предпринимателя.
В то же время и налоговые органы пытаются использовать правила о подведомственности дел арбитражному суду в своих интересах. Дело в том, что действующее законодательство не наделяет территориальные органы налоговой полиции статусом юридических лиц. Исходя из этого, налоговые органы указывали на неподведомственность арбитражному суду дел по искам налогоплательщиков к данным органам. В ряде случаев арбитражный суд принимал аргументацию налоговых органов, не рассматривая спор по существу. Такая позиция противоречит закону, поскольку:
– во-первых, как уже указывалось, отношения, которые складываются между налоговыми органами (в том числе местными) и предпринимателями и регулируются Законом РФ «О федеральных органах налоговой полиции», не являются гражданско-правовыми. Поэтому правоспособность участников таких отношений не может определяться в соответствии с нормами гражданского законодательства и ставится в зависимость от наделения их статусом юридического лица;
– во-вторых, ст. 22 АПК допускает в случаях, предусмотренных самим АПК или другими федеральными законами, рассмотрение арбитражным судом дел с участием образований, не являющихся юридическими лицами (ч. 4). Такой случай установлен ч. 2 ст. 22 АПК, допускающей заявление иска о признании недействительными (полностью или частично) ненормативных актов государственных органов, органов местного самоуправления и иных органов, не соответствующих законам и иным нормативным правовым актам и нарушающих права и законные интересы организаций и граждан;
– в-третьих, отказ арбитражного суда в рассмотрении подобных споров может быть расценен не иначе, как нарушение права каждого заинтересованного лица на судебную защиту своих интересов (ст. 4 АПК), как необоснованный отказ в правосудии.
Поэтому не случайно теперь арбитражные суды изменили прежнюю практику и признали подведомственными себе дела с участием государственных органов независимо от наличия у последних статуса юридического лица.11
II. Арбитражные дела по спорам с участием налоговых органов можно условно разделить на три категории в зависимости от вида субьектов спорного правоотношения и их процессуального положения: 1) дела по искам юридических лиц к налоговым органам; 2) дела по искам налоговых органов к гражданам-налогоплательщикам; 3) дела по искам налоговых органов к юридическим лицам.
Первая категория споров в практике арбитражных судов является наиболее многочисленной, что объясняется предоставленным государственным налоговым инспекциям и органам налоговой полиции правом взыскивать в бесспорном (внесудебном) порядке суммы недоимок и финансовых санкций с юридических лиц. Поэтому именно налогоплательщики – юридические лица вынуждены обращаться в арбитражный суд для защиты своих прав и законных интересов. При этом могут заявляться следующие требования из числа названных в ч. 2 ст. 22 АПК: 1) о признании недействительными (полностью или частично) ненормативных актов налоговых органов, не соответствующих законам или иным нормативным актам и нарушающих права и законные интересы организаций; 2) о возврате из бюджета денежных средств, списанных налоговыми органами в бесспорном (безакцептном) порядке с нарушением требований закона или иного нормативного акта; 3) о признании не подлежащим исполнению исполнительного или иного документа, по которому взыскание производится в бесспорном (безакцептном) порядке; 4) о возмещении убытков.
В практике арбитражного суда возник вопрос, является ли исчерпывающим содержащийся в ч. 2 ст. 22 АПК перечень исковых требований. Например, Государственный фонд занятости по Санкт-Петербургу предъявил к налоговой инспекции иск о возврате из бюджета сумм налогов, уплаченных Фондом вопреки имеющимся у него льготам. Первоначально арбитражный суд производство по делу прекратил, сославшись на то, что ч. 2 ст. 22 АПК предусматривает возможность заявления иска только о возврате незаконно списанных сумм, в то время как истец уплачивал налоги добровольно. Отменяя определение суда о прекращении производства по делу и направляя его на рассмотрение по существу, апелляционная коллегия указала, что ч. 2 ст. 22 АПК содержит лишь примерный (незакрытый) перечень допускаемых к заявлению исковых требований, на что указывают предваряющие его слова «в частности». Арбитражный суд должен рассмотреть и не поименованный в ст. 22 АПК экономический спор, если он связан с защитой прав и законных интересов заявителя в сфере хозяйственной деятельности.12
Иски о признании недействительными актов налоговых органов пользуются наибольшей популярностью среди налогоплательщиков. Так, из рассмотренных в 1995 г. 192 дел о признании недействительными актов государственных органов 111 касались обжалования решений налоговых органов, причем в 65 делах (58,6%) требования истцов-налогоплательщиков были удовлетворены. Распространенность этой категории споров объясняется не в последнюю очередь твердым размером государственной пошлины, не зависящим от суммы списанных денежных средств, а также универсальным характером такого иска, возможностью оспорить с его помощью практически любое незаконное действие налоговых органов. Однако при рассмотрении таких исков арбитражные суды исходят из следующего.
Во-первых, в арбитражном порядке могут оспариваться только ненормативные акты налоговых органов, т. е. лишь те распоряжения, которые адресованы конкретному лицу или нескольким конкретным лицам, персонально поименованным в этом акте. Следовательно, требования о признании недействительными актов, распространяющих свое действие на индивидуально не ограниченный круг лиц и рассчитанных на многократное применение при сходных обстоятельствах (различных инструкций, разъяснений, методических указаний и т. п.), арбитражному суду неподведомственны.
Во-вторых, арбитражный суд может рассматривать лишь распоряжения (предписания), действительно являющиеся актами налоговых органов. Поскольку правом принятия от имени налогового органа решений по отдельным вопросам (в частности, о взыскании недоимок и наложении санкций) наделены лишь руководители этого органа, арбитражные суды исходят из того, что составленный должностным лицом налоговой инспекции (инспектором) акт проверки денежных документов, связанных с исчислением и уплатой налогов и прочих обязательных платежей, других документов, даже если он содержит указания налогоплательщику о перечислении соответствующих сумм в бюджет, не является тем актом, который может быть обжалован в соответствии со ст. 22 АПК (за исключением составления акта руководителем налоговой инспекции или его заместителем).13 В то же время, поскольку закон не установил единообразную форму управленческого акта, подлежащего обжалованию в судебном порядке, любое указание, адресуемое налогоплательщику за подписью руководителя налогового органа (государственной налоговой инспекции или полиции) либо его заместителя, оценивается как акт самого налогового органа, который может быть оспорен в арбитражном суде. При этом арбитражный суд отклоняет ссылки налоговых органов на то, что направляемые налогоплательщику документы носят для него не обязательный, а лишь рекомендательный (претензионный) характер, поскольку именуются «предложения», «рекомендации», «заключения» и т. п. Юридическое значение придается прежде всего подписанию акта уполномоченным руководителем налогового органа, а не форме документа (им может быть и письмо, направленное налогоплательщику, и платежное требование на списание сумм со счета налогоплательщика, и оформленное в виде отдельного документа решение).
Определенными особенностями отличается рассмотрение арбитражным судом и других категорий споров.
В заключение отметим, что к настоящему времени налоговые споры заняли достойное место среди споров в сфере управления, и в арбитражно-судебной практике сложились принципиальные подходы к их разрешению. Предложения о создании не предусмотренных Конституцией (Глава 7) специализированных налоговых судов (вне системы общих и арбитражных судов) представляются беспочвенными, так как в нынешних условиях это может привести лишь к разрушению сложившейся за несколько лет практики, потребует значительного времени для комплектования новых судебных учреждений компетентными независимыми (т. е. не из числа бывших сотрудников налоговых органов) специалистами и освоения ими всех особенностей разрешения налоговых споров. Более разумной и перспективной представляется идея качественного реформирования административного порядка разрешения налоговых споров путем обстоятельной регламентации процедуры подачи и рассмотрения административной жалобы, принятия по ней решения путем законодательного закрепления предельных сроков каждой стадии и установления достаточных гарантий прав участников административного процесса, который в таком случае мог бы стать обязательной досудебной стадией урегулирования налогового спора.
* Cтудент Санкт-Петербургского государственного университета.
1 Обобщение произведено заместителем председателя арбитражного суда Санкт-Петербурга и Ленинградской области Баталовой Л.А.
2 Дела № 6152/95, 6153/95 и др. // Архив арбитражного суда Санкт-Петербурга и Ленинградской области.
3 Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 9 ноября 1995 г. № 5056/95.
4 Ведомости Съезда народных депутатов и Верховного Совета РФ. 1993. № 29. Ст. 1114; СЗ РФ. 1995. № 51. Ст. 4973.
5 См. также: Информационное письмо от 31 августа 1994 г. № СЗ-7/ОП-628 // Вестник Высшего Арбитражного Суда РФ. 1994. № 11. С. 72.
6 Ведомости Съезда народных депутатов РФ и Верховного Совета РФ. 1993. № 27. Ст. 1018.
7 Ведомости Съезда народных депутатов РФ и Верховного Совета РФ. 1992. № 25. Ст. 1425.
8 СЗ РФ. 1994. № 5. ст. 396.
9 Дело № 4573/95 // Архив арбитражного суда Санкт-Петербурга и Ленинградской области.
10 Дело № 4000/95/12 // Там же.
11 См. также: Информационное письмо «О рассмотрении споров с участием местных органов налоговой полиции» от 7 июня 1995 г. № С1-7/ОП-314 // Вестник Высшего Арбитражного Суда РФ. 1995. № 9. С. 68.
12 Дело № 6444/95 // Архив арбитражного суда Санкт-Петербурга и Ленинградской области.
13 Информационное письмо от 28 апреля 1994 г. № С1-7/ОП-299. П. 1 // Вестник Высшего Арбитражного Суда РФ. 1994. № 7. С. 100-101.



ОГЛАВЛЕНИЕ