ОГЛАВЛЕНИЕ

Общеизвестные факты в уголовно-процессуальном доказывании
№ 4
02.09.1996
Левченко О.В.
В теории уголовного процесса слабо разработанной является проблема общеизвестных фактов и особенностей их использования в уголовно-процессуальном доказывании, хотя она имеет существенное практическое значение для быстрого, полного и всестороннего собирания доказательств по уголовному делу, оценки их по внутреннему убеждению лиц, производящих доказывание, для достижения конечной цели уголовного судопроизводства — реализации уголовного правоотношения.
Для осуществления любой человеческой деятельности лицо, ее производящее, должно иметь определенную сумму знаний об окружающем мире, закономерностях его развития. В эту сумму включаются различные по своему характеру и содержанию конкретные сведения, накопленные общечеловеческим опытом, бытовыми навыками и умениями. Часть таких знаний становится известной многим людям, другая часть — лишь узкому, определенному кругу лиц. Общеизвестные знания (факты) могут иметь и локальную ограниченность, т. е. быть известными в основном жителям данной местности, например, о нахождении отдельных объектов на определенном месте (улиц, домов, магазинов, учреждений), происшедших стихийных бедствиях (смерчах, наводнениях, землетрясениях, засухах). Определенные знания могут обладать свойством общеизвестности с точки зрения какой-либо профессиональной деятельности людей, например, химикам известна таблица Менделеева, историкам — исторические даты и события, медицинским работникам - наличие различных групп крови у людей и т. п. Можно сказать, что любой человек обладает конкретными общеизвестными знаниями, которые помогают ему ориентироваться в окружающей обстановке, общаться с другими людьми, выполнять какую-то работу.
Деятельность следователя, дознавателя, прокурора, судьи, защитника в процессе судопроизводства по уголовным делам, так же как и любая другая деятельность, основана на использовании при ее выполнении общеизвестных знаний. Они используются в процессе уголовно-процессуального доказывания при собирании, проверке и оценке доказательств по делу. При этом качественные и количественные критерии использования общеизвестных знаний зависят от многих факторов: во-первых, от суммы знаний, складывающейся в процессе профессионально-практической деятельности и характеризующей профессионально-юридические общеизвестные знания; во-вторых, от суммы знаний, которые имеют историко-бытовой характер, и др.
Еще в российском Уставе уголовного судопроизводства 1864 г., который отменял формальную теорию доказательств и провозглашал внутреннее судейское убеждение как критерий оценки доказательств, были помещены главнейшие правила оценки, основывающиеся на житейском опыте и логике. Они должны были помогать судьям и присяжным разбираться в сложных делах и приходить к правильным выводам в вопросе доказанности совершения преступления подсудимым.
Английская теория доказательств знает перечень (конечно, не исчерпывающий) обстоятельств, не подлежащих доказыванию, например, таких, которые должны быть известны суду. К ним относятся знания территориального и политического деления Англии, всех вопросов, относящихся к общему управлению государством, существование и название каждого государства, признаваемого английским правительством, обычного хода вещей, естественного и искусственного разделения времени, смысла английских слов и пр.
В уголовном процессе ФРГ общеизвестными признаются факты, которые так известны, что не возникает разумного основания сомневаться в их существовании: это прежде всего явления природы или события мировой истории, а также события и явления, которые широко известны и могут быть без труда и сомнения установлены по календарям, географическим картам, железнодорожным расписаниям.
Гносеологическая природа общеизвестных знаний и общеизвестных фактов одинакова. Они исходят из познания законов объективного мира. Но понятие «общеизвестный факт» в уголовно-процессуальной литературе и следственно-судебной практике употребляется как общеизвестное знание, имеющее то или иное значение для конкретного уголовного дела.
«Общеизвестными могут быть, — считает Ф.Н. Фаткуллин, — факты засухи, наводнения или другого стихийного бедствия, нахождения такого-то заведения в таком-то месте, точное расстояние между двумя пунктами, абсолютная невозможность пройти это расстояние на машине, принадлежность опия к наркотикам, а водки — к спиртным напиткам и т. д. По уголовному делу такие факты, хорошо известные следователям, судьям, участникам процесса и остальным гражданам, могут оказаться главным образом в качестве обстоятельств, имеющих доказательственное значение».1
В.К. Бабаев отмечает относительность момента всеобщего признания, хотя поддерживает мнение о том, что общеизвестными считаются факты, истинность которых не вызывает сомнения в силу их очевидности и всеобщего признания.2
Ряд ученых-процессуалистов (Р.С. Белкин, М.С. Строгович, В.Д. Шундиков), по существу, отрицают возможность использования общеизвестных фактов в уголовном судопроизводстве. Например, В.Д. Шундиков, исследуя принцип непосредственности при расследовании и рассмотрении уголовного дела, считает, что установить обстоятельства дела можно только при помощи доказательств, т. е. фактическими данными, которые «не могут подменяться ссылками на их общеизвестность, возможность видеть “своими глазами” или возможным знанием для себя».3
И.И. Мухин приходит к выводу, что к общеизвестным фактам относятся лишь те, в истинности которых не может сомневаться ни один разумный человек (Москва — столица СССР, Наполеон умер 5 мая 1821 г. и т. п.). Однако он уточняет: общеизвестные факты не нуждаются в доказывании, так как никакого отношения к делу и предмету судебного доказывания они не имеют, т. е. в доказывании общеизвестные факты вообще не используются.4
Но познание объективной действительности, в том числе преступного события, - весьма сложный и многогранный процесс. Такое познание не может происходить формально, вне мыслительной деятельности. А.А. Давлетов, говоря об уголовно-процессуальном познании с точки зрения объекта правового регулирования, правильно подчеркивает, что им «выступает в значительной мере мыслительная работа следователя, прокурора, судей, труднодоступная или вообще недоступная процедурному упорядочению, поскольку она производится скрытно, в сознании, подчиняясь главным образом правилам логики, разумного человеческого мышления».5
Таким образом, при исследовании общеизвестных фактов важно разрешить два вопроса: 1) используются ли эти факты в уголовно-процессуальном доказывании? 2) если используются, то в каком качестве?
1. Использование общеизвестных фактов в доказывании по уголовным делам тесно связано со свойствами, которыми обладают исследуемые факты. Можно построить следующую логическую структуру свойств общеизвестных фактов: очевидность — научная доказанность — отсутствие сомнений в истинности. Наличие такой структуры дает гарантию надежности использования любого общеизвестного факта в системе процессуального доказывания с точки зрения объективной истины, которую необходимо установить по уголовному делу.
Очевидность и всеобщее признание как свойства общеизвестного факта выражаются прежде всего в степени известности и научной доказанности такого факта. Очевидность означает возможность наблюдать жизненные явления или испытывать их «на себе» (например, свойство глаз видеть днем лучше, чем ночью, различать цвета; ощущать тепло и холод, влажность или сухость и т. п.).
Истоки очевидности, повторяемости процессов объективной действительности связаны именно с каким-либо видом или с какой-либо формой единообразия человеческой практики. Например, каждый человек видит, что электрическая лампа освещает темное помещение; это явление становится общепризнанным, потому что с наступлением ночи и включением электроосвещения его наблюдают все.
Всеобщее признание известных фактов, кроме того, тесно связано с их научной доказанностью и, в свою очередь, с таким свойством этих фактов, как отсутствие сомнений в истинности. Не нуждается в специальном доказывании, например, индивидуальность пальцевых отпечатков каждый раз при использовании данных дактилоскопии в доказывании факта пребывания лица на месте преступления. Для лиц, осуществляющих процессуальное доказывание, данный факт является очевидным, научно обоснованным и не вызывающим сомнений в истинности.
Свойство всеобщей признанности очевидного факта определяется по кругу лиц, в который входят лица, производящие доказывание, другие участники процесса, а также посторонние граждане.
Всеобщее признание факта — вероятно, весьма относительное свойство общеизвестности. Если, к примеру, несовершеннолетний является участником процесса, то нельзя забывать, что его уровень знаний ниже, чем у взрослого человека. Общеизвестность факта зависит также от пола, национальности, особенностей мышления, жизненного опыта лица и др. Таким образом, то, что для одной категории людей общеизвестно, для другой — совершенно незнакомо.
2. Использование общеизвестных фактов в уголовно-процессуальном доказывании экономит время доказывания, силы и средства на процессуальное доказывание тех или иных обстоятельств, составляющих предмет доказывания по делу. В каждом отдельном случае вопрос должен решаться индивидуально следователем, дознавателем, прокурором, судьей, судом, другими участниками уголовно-процессуального доказывания.
Общеизвестные факты могут использоваться в процессе доказывания и для оценки доказательств методом сравнения. Логическая модель полученной по уголовному делу информации сравнивается с мысленной моделью, которая уже имеется в сознании лица. Здесь учитывается как механизм образования фактов, так и последствия их наличия. Это используется и при оценке единичного доказательства, и при их некоей совокупности.
Общеизвестные факты при использовании в уголовно-процессуальном доказывании выполняют двоякую функцию.
Первая функция состоит в том, что общеизвестные факты могут быть обстоятельствами, входящими в предмет доказывания по уголовному делу. Ряд ученых не отрицают такую форму выявления обстоятельств, входящих в предмет доказывания, как констатация общеизвестности и очевидности того или иного из них. Но к этим обстоятельствам они относят только следующие: способность отдавать себе отчет в своих действиях и руководить ими; некоторые обстоятельства, влияющие на степень и характер ответственности, а также входящие в событие преступления; характер и размер ущерба; некоторые обстоятельства из числа способствующих совершению преступления.6
На наш взгляд, общеизвестными фактами в первую очередь можно доказывать обстоятельства, относящиеся к событию преступления. Здесь общеизвестность фактов разнообразна по своему характеру и содержанию. Устанавливая время, место, способ совершения преступления, причинную связь между преступными действиями и наступившими последствиями и др., лицо, производящее доказывание, в полной мере использует общеизвестные знания, которые, имея значение для дела, становятся по нему общеизвестными фактами и своего собственного доказывания не требуют.
Такие общеизвестные факты, как засуха, землетрясение, наводнение (охватываемые понятием условия общественного бедствия — п. 8 ст. 39 УК РСФСР), военное время (ч. 2 ст. 81, п. «в» ст. 238, п. «в» ст. 238 и др. УК РСФСР), влияют на степень и объем уголовной ответственности и освобождаются от доказывания ввиду очевидности. В данном случае общеизвестность факта зависит от времени, прошедшего после события и распространенности информации о нем. Так как через определенный промежуток времени подобные события забываются полностью или частично (детально), то возникает необходимость процессуального доказывания данного факта, которое производится в обычном порядке.
Вторая функция данных фактов как способность общеизвестных фактов служить средствами доказывания главного факта выражается прежде всего в том, что наличие этих фактов в конкретном уголовном деле помогает лицам, производящим доказывание: 1) оценить собранные по делу доказательства и 2) построить определенные версии события преступления и его раскрытия, и др.
Оценка доказательств в уголовном судопроизводстве понимается как мыслительная деятельность субъектов уголовно-процессуального доказывания, которая направлена на достижение истины по уголовному делу. Именно как мыслительная деятельность оценка доказательств не может быть всесторонне регламентирована в законе потому, что она основана на таком понятии, как внутреннее убеждение суда (судьи), прокурора, следователя, лица, производящего дознание.
Ю.М. Грошевой, исследуя функции внутреннего убеждения следователя, одной из них называет «мысленное преобразование трех “блоков” знания: системы правовых, криминалистических и этических знаний; знаний, полученных в результате его общественно-политического, профессионального, житейского опыта; знаний, сформированных в процессе уголовно-процессуального познания и деятельности по расследуемому уголовному делу».7 Знания двух первых блоков могут иметь общеизвестный характер и выступать при формировании внутреннего убеждения в качестве общеизвестных фактов, на которые субъект доказывания будет опираться при оценке доказательств. Здесь общеизвестные факты имеют двоякое значение: 1) как «готовые» знания, влияющие на формирование внутреннего убеждения; 2) как первоначальные знания любого лица и субъекта доказывания, в частности, без которых невозможен процесс познания вообще.
Общеизвестным фактом, например, по делу А. стало знание о том, что если открыть краны кухонной газовой плиты на некоторое время, то образующаяся газовоздушная смесь при зажигании спички может взорваться. На это ссылался суд при квалификации действий А. по ст. 15 и п. «л» ст. 102 УК РСФСР.8 Другой пример. Пленум Верховного Суда СССР отменил все состоявшиеся в отношении Т. судебные решения и направил дело на новое расследование. Т. по приговору судебной коллегии по уголовным делам Марыйского областного суда Туркменской ССР был осужден по п. 6 ст. 106 УК Туркменской ССР за то, что во время ссоры ударил А. несколько раз лопатой и, надев на шею шнур, сбросил в воду. Пленум Верховного Суда СССР указал на следующее: утверждение суда о том, что Т. во время убийства волочил потерпевшую по земле, а затем бросил в канал, недостоверно, так как, по заключению экспертов, следов волочения на потерпевшей не обнаружено.9
Исследуя общеизвестные доказательственные факты с точки зрения их значения для построения версий происшедшего события преступления и его раскрытия, можно сделать вывод о том, что они часто выступают в качестве информации, которая наряду с имеющимися другими сведениями, первичным материалом, доказательствами, появившимися в результате первоначальных следственных действий, носит исходный характер.
Версия сама по себе представляется в виде «мысленной реконструкции» преступления, в связи с чем у лица, производящего доказывание, появляется необходимость в ее проверке. Общеизвестные факты в данной реконструкции могут играть роль одного из ее элементов. Являясь очевидными, истинными и научными, они отражают степень реальности и обоснованности версий наряду с доказательствами, используемыми для ее построения.
Нельзя не согласиться с мнением А.Н. Васильева, что в процессе построения версии надо учитывать ее соответствие научным положениям. «Например, недопустимы версии о том, что “убийство совершено путем гипноза” или “такой-то совершил убийство под влиянием гипноза”, так как научно доказано, что гипноз не имеет такой силы воздействия».10 Здесь вступает в силу философское соотношение истинности способа и результата познания. По словам К. Маркса, «не только результат исследования, но и ведущий к нему путь должен быть истинным. Исследование истины должно быть истинно, а истинное исследование — это развернутая истина, разъединенные звенья которой соединяются в конечном итоге».11
Большое значение при построении версий имеет исследование материальной обстановки преступления. Субъект доказывания при таком исследовании всегда использует те знания и опыт, которые накоплены им в предыдущей части жизни. Он использует приемы и методы, используемые при изучении любого незнакомого объекта: наблюдение, сравнение, измерение и др.; обращает внимание или на отсутствие необходимых в данной обстановке предметов и следов, или на их наличие, если факт их обнаружения при этом необычен. Эти обстоятельства в теории криминалистики называются негативными обстоятельствами. К ним относятся различные обстоятельства: ложе трупа влажное, хотя дождь прошел после совершения убийства; следы крови отсутствуют при ранах крупных сосудов; на шее трупа нет странгуляционной полосы, хотя труп находится в петле, и др.
Роль общеизвестных фактов при установлении таких обстоятельств огромна. В принципе, негативные обстоятельства могут быть выявлены на основе только общеизвестных знаний, которые в процессе исследования материальной обстановки места происшествия приобретают значение общеизвестных фактов и являются обстоятельствами, имеющими значение для уголовного дела. Пользуясь логическими приемами и методами, субъект, производящий доказывание, анализирует полученные результаты осмотра места происшествия и общеизвестные факты и делает вывод о наличии или отсутствии негативных обстоятельств, влияющих на расследование преступления.
В стадии предварительного расследования такие данные могут быть установлены при допросах работников милиции, присутствующих при осмотре места происшествия или прибывших на место до его производства, при допросах свидетелей, потерпевших и иных лиц (например, пожарных).
Так, судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ отменила приговор, вынесенный Сахалинским областным судом по обвинению Г. по п. «г», «з» ст. 102 и ч. 2 ст. 149 УК РФ за умышленное убийство путем поджога дома и направила дело на новое расследование. Г. виновным себя не признал, утверждая, что в доме потерпевших не был. Органы следствия и суд не выяснили, каким образом Г. мог выйти из горящего дома после совершения поджога, если, по показаниям появившегося вскоре свидетеля, стекла в окнах были целы и окна закрыты, а с момента возникновения пожара на улицу из дома никто не выходил.
Часть следственных действий — допрос, предъявление для опознания, проверка показаний на месте — существует благодаря физиологическим основам психики. Научно доказано, что человек может отражать в своем сознании («субъективно») внешнюю действительность только с помощью мозга и только потому, что у него имеется высокоразвитая нервная система, обеспечивающая необходимые сложнейшие физиологические процессы.
Особую роль при этом играет память. «Памятью называется психический процесс запечатления, сохранения и воспроизведения прошлого опыта».12 Восприятия, мысли, чувства, стремления, действия, имевшие место в прошлом опыте человека, не исчезают бесследно, а остаются в виде тех или иных представлений. Наличие памяти у лиц, которые являются психически здоровыми и участвуют в процессе доказывания по уголовному делу, является общеизвестным знанием. Это делает возможным на основе результатов вышеперечисленных следственных действий устанавливать истину и принимать определенные уголовно-процессуальные решения.
Общеизвестно, очевидно и научно доказано, что лицо может рассказать о событии, воспринимаемом им ранее, достоверно, что существует психологический процесс узнавания, и человек имеет способность сравнивать предлагаемый объект с мысленным образом объекта, который он видел раньше, говорить об их тождестве, сходстве или различии. Такие физиологические качества личности прокурор, следователь, дознаватель берут в процессе расследования по уголовному делу за некую данность, свойственную человеку вообще, а свидетелю, потерпевшему, подозреваемому или обвиняемому в частности. Поэтому при оценке результатов допроса, предъявления для опознания, проверке показаний на месте преступления нет необходимости в каждом отдельном случае доказывать наличие психического процесса памяти человека, если, конечно, нет оснований предполагать какие-либо нарушения в нем. Это общеизвестное знание — память — имеет юридическое значение доказательственного факта в процессе доказывания по уголовному делу и является общеизвестным фактом при оценке следственных действий.13
Другим общеизвестным фактом, используемом в уголовном судопроизводстве, и чаще всего в стадии предварительного расследования, является алиби подозреваемого или обвиняемого. По мнению ряда авторов, алиби — это «факт нахождения обвиняемого или подозреваемого вне места совершения преступления».14
В отечественной юридической литературе понятие «алиби» связывается с так называемыми отрицательными фактами. Например, И.И. Мухин пишет: «... доказыванию по уголовному делу подлежат и отрицательные факты, свидетельствующие или подтверждающие отсутствие какого либо события, действия, связанного с совершением преступления... Так, при расследовании преступления иногда может возникнуть необходимость доказать, что обвиняемый не мог быть в определенный день и час в обусловленном месте и не встречался с таким-то лицом».15
Любой факт есть фрагмент объективной действительности и сам по себе не может быть ни положительным, ни отрицательным. Положительным или отрицательным является только суждение о нем. Называть отрицательными фактами те обстоятельства, которые противоречат версии обвинения, недопустимо, так как главная цель процессуального доказывания — установление именно объективной истины.
Само алиби доказывается различными источниками доказательств: показаниями свидетелей, которые говорят, что видели обвиняемого в критическое время в другом месте; предъявлением обвиняемого для опознания очевидцам и потерпевшему, не опознающим его, и т. д. В то же время алиби как уголовно-процессуальное понятие появляется только в результате оценки доказательств по уголовному делу. Для того чтобы прийти к выводу о наличии алиби обвиняемого, необходимо обладать общеизвестным знанием о том, что человек как физическое тело одновременно не может находиться в двух различных точках пространства. Поэтому, если достоверно доказано о его пребывании вне места преступления в определенное время, прокурор, следователь, дознаватель полагают, что обвиняемый имеет алиби в отношении инкриминируемого деяния. Рассматриваемое общеизвестное знание, на котором основано понятие «алиби», трансформируется в общеизвестный факт, имеющий значение для дела о виновности лица и не требующий доказывания в каждом случае решения вопроса о наличии алиби обвиняемого или подозреваемого по конкретному уголовному делу.
Таким образом, общеизвестные факты есть особого рода доказательства, или доказательственные факты, которые отличаются от любых других сведений, имеющих значение для дела гносеологической природой образования и теми свойствами (очевидность, научная доказанность, отсутствие сомнений в истинности), которыми они в силу этой природы обладают.
Общеизвестные факты, как правило, доказыванию не подлежат (банальные истины, аксиомы), но тем не менее в отдельных случаях сведения о них имеются в различных источниках доказательств (протоколах следственных и судебных действий, заключениях экспертов, иных документах и др.), однако процесс доказывания данных фактов будет носить усеченный характер: собирание (фиксация) и оценка с точки зрения относимости и значимости для обоснования выводов по уголовному делу. Проверка и оценка допустимости, достоверности общеизвестного факта исключается. Особенности использования общеизвестных фактов в процессе доказывания в отдельных стадиях уголовного судопроизводства зависят от специфики уголовно-процессуального доказывания в той или иной стадии (методов, способов собирания, проверки и оценки доказательств).
Реальное использование общеизвестных фактов в доказывании по уголовному делу необходимо закрепить законодательно. Для этого надо Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР дополнить статьей, которая содержала бы примерный перечень общеизвестных фактов, не нуждающихся в уголовно-процессуальном доказывании (административное и территориальное деление России, естественный ход событий, наличие национальных обрядов и традиций, происшедших стихийных бедствий и др.).
* Кандидат юридических наук.
1 Фаткуллин Ф.Н. Общие проблемы процессуального доказывания. Казань, 1973. С. 73.
2 Бабаев В.К. Презумпции в советском праве. Горький, 1974. С. 38.
3 Шундиков В.Д. Принцип непосредственности при расследовании и рассмотрении уголовного дела. Саратов, 1974. С. 31.
4 Мухин И.И. Объективная истина и некоторые вопросы оценки судебных доказательств при осуществлении правосудия. Л., 1971. С. 85—86.
5 Давлетов А.А. Нормативная модель общей части доказательственного права в уголовном процессе // Государство и право. 1992. № 10. С. 63.
6 Теория доказательств в советском уголовном процессе. М., 1973. С. 147.
7 Грошевой Ю.М. К вопросу о внутреннем убеждении следователя // Актуальные проблемы доказывания в советском уголовном процессе. М., 1981. С. 33.
8 Постановления и определения по уголовным делам Верховного Суда РСФСР / Отв. ред. Е.А. Смоленцев. М., 1981 - 88. С. 152.
9 Бюллетень Верховного Суда СССР. 1989. № 4. С. 31.
10 Васильев А.И. Следственная тактика. М., 1976. С. 67.
11 Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 1. С. 7.
12 Обзор практики Верховного Суда РФ по рассмотрению уголовных дел в кассационном и надзорном порядке в 1992 г. // Бюллетень Верховного Суда РФ. 1993. № 6. С. 11.
13 Рудик П.А. Психология. М., 1976. С. 91.
14 Кручинина Н.В., Шиканов В.И. Теоретические проблемы алиби и их прикладное значение в уголовном судопроизводстве. Иркутск, 1992. С. 19.
15 Мухин И.И. Объективная истина и некоторые вопросы судебных доказательств при осуществлении правосудия. Л., 1971. С. 84—85.



ОГЛАВЛЕНИЕ