ОГЛАВЛЕНИЕ

Процессуальная форма представления доказательств по уголовным делам
№ 1
05.01.1998
Макарова З.В.
В ст. 70 УПК РСФСР установлены способы собирания доказательств, и в том числе представление доказательств. Прежде всего рассмотрим понятие «собирание доказательств». В русском языке слова «собирать», «собрать» означают «сосредоточить, соединить в одном месте; узнав из разных источников, сосредоточить в одном месте».1 Исходя из значения слова «собирать», становится понятным, почему собирают доказательства государственные органы: суд, прокурор, следователь, лицо, производящее дознание. Эти органы возбуждают уголовное дело, в котором соединяют, сосредоточивают все доказательства для того, чтобы сделать вывод о привлечении или непривлечении лица к уголовной ответственности, признании или непризнании его виновным. Только собранные в одном месте все доказательства можно исследовать и оценить в полном объеме и, следовательно, принять законное и обоснованное решение.
В уголовно-процессуальной литературе под собиранием доказательств традиционно понимают обнаружение, поиск и процессуальное закрепление (фиксацию) доказательств, что не противоречит этимологическому значению слова «собирать». Для того чтобы сосредоточить, соединить доказательства в одном месте, их надо обнаружить, найти. Обязаны это делать государственные органы (ст. 20 УПК). На них возложена юридическая обязанность доказывания, обязанность собирания доказательств, а представление доказательств является правом для подозреваемого, обвиняемого, защитника, обвинителя, потерпевшего, гражданского истца, гражданского ответчика и их представителей, любого гражданина, предприятия, учреждения, организации. Процессуальное оформление представления доказательств, по моему мнению, зависит от того, кем они представлены. Но до этого следует установить, что именно представляют вышеуказанные лица. Такой вопрос на первый взгляд кажется, по крайней мере, неуместным, ведь в законе установлено, что представляют именно доказательства. На самом же деле все обстоит иначе.
Понятие доказательства в уголовном процессе содержится в ст. 69 УПК. В нем выделяют содержание и форму доказательства. Его содержанием являются фактические данные, на основе которых в определенном законом порядке орган дознания, следователь и суд устанавливают наличие или отсутствие общественно опасного деяния, виновность лица, совершившего это деяние, иные обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дела (ч. 1 ст. 69 УПК). Форма доказательства— указанные в законе виды доказательств: показания свидетеля, показания потерпевшего, показания подозреваемого, показания обвиняемого, заключение эксперта, акты ревизий и документальных проверок, вещественные доказательства, протоколы следственных и судебных действий, иные документы (ч. 2 ст. 69 УПК). Все эти виды доказательств, полученные (более правильно сказать, «собранные») с нарушением закона, признаются не имеющими юридической силы и не могут быть положены в основу обвинения, а также использоваться для доказывания обстоятельств, перечисленных в ст. 68 УПК (ч. 3 ст. 69 УПК). Таким образом, фактические данные (сведения, информация) должны содержаться в указанных в законе видах доказательств, которые должны быть обнаружены и процессуально закреплены в строгом соответствии с требованиями закона. Только в этом случае можно утверждать о наличии уголовно-процессуального доказательства, имеющего юридическую силу.
К содержанию доказательств, т. е. к фактическим данным, предъявляется требование относимости: они должны иметь значение для дела; а к форме доказательств, т. е. к их видам, — требование допустимости: а) они должны быть получены надлежащим субъектом (здесь должны соблюдаться правила подследственно ста и подсудности — ст. 126, 35—45 УПК); б) должны содержаться в указанных в законе видах доказательств (ч. 2 ст. 69, ст. 79 УПК); в) должны быть собраны способами, указанными в законе, и процессуально закреплены с соблюдением всех требований закона для каждого вида доказательства. Когда сведения, информация о фактах обладают свойством относимости и содержатся в установленных законом видах доказательств, обладающих свойством допустимости, только тогда появляется уголовно-процессуальное доказательство.
Требования допустимости обязаны выполнять государственные органы, ведущие производство по уголовному делу (ст. 20, 70 УПК). Обнаружить фактические данные, имеющие значение для правильного разрешения дела, вправе любой другой участник процесса и даже не участник процесса. Обнаруженные фактические данные могут быть представлены суду, прокурору, следователю, лицу, производящему дознание. Представляются именно фактические данные, сведения, содержащиеся в предметах и документах, а не доказательства. Лишь после того, как этим фактическим данным будет придана соответствующая процессуальная форма (свойство допустимости), они станут доказательствами в уголовном процессе.
Так как законодатель указывает, что потерпевший, гражданский истец, гражданский ответчик и их представители, подозреваемый, обвиняемый, защитник и обвинитель вправе представлять доказательства, а не фактические данные (ст. 46, 51—55, 245 УПК), то очевидно, что это может означать только одно: после представления ими фактических данных, обладающих свойством относимости, суд и следователь обязаны приобщить таковые к делу в качестве доказательства, придав им свойство допустимости. Такое же правило действует и при представлении фактических данных гражданами, предприятиями, учреждениями и организациями. Различие состоит лишь в процессуальном оформлении представленных предметов и документов. Участники процесса, имеющие самостоятельный процессуальный интерес либо защищающие или представляющие таковой и наделенные правом заявления ходатайств, заявляют ходатайства о приобщении к делу предмета или документа в письменном виде или устно при производстве какого-либо следственного и иного действия (например, при окончании предварительного или судебного следствия). Устное ходатайство фиксируется в протоколе следственного или иного действия, в ходе которого оно заявлено. Если суд и следователь установят, что представленный документ или предмет действительно имеют значение для правильного разрешения дела, они обязаны придать им свойство допустимости. Документ приобщается к делу и таким образом становится доказательством. Предмет осматривается для установления признаков вещественного доказательства, о чем составляется протокол его осмотра, и если предмет обладает такими признаками, он приобщается к делу особым постановлением прокурора, следователя, лица, производящего дознание, или определением суда (ст. 83—84 УПК). Только после вынесения вышеуказанных постановления или определения предмет становится вещественным доказательством.
В литературе уже давно ведется дискуссия о наделении адвоката правом собирания доказательств. Однако собирание доказательств, как было указано выше, представляет собой обнаружение, поиск фактических данных и их процессуальное закрепление. Здесь неразрывно связаны познавательная и удостоверительная стороны доказывания. По действующему законодательству, адвокат не наделен правом процессуального оформления обнаруженной им информации. Адвокат-защитник и адвокат — представитель потерпевшего могут и должны стремиться к обнаружению сведений, оправдывающих обвиняемого или смягчающих его ответственность либо подтверждающих позицию потерпевшего. Они обязаны побеседовать с обвиняемым или потерпевшим, их близкими на предмет установления таких данных.
Адвокат может устанавливать очевидцев преступления, лиц, которым что-либо известно о преступлении, обвиняемом, потерпевшем, взаимоотношениях между ними, может истребовать различные документы, сам обнаружить предметы, имеющие значение для дела (например, при осмотре местности, где было совершено преступление), либо получить таковые от обвиняемого или потерпевшего, их близких, родных, иных граждан, но все эти действия являются собиранием не доказательств, а собиранием фактических данных. Если же адвоката наделить правом собирания доказательств, то в законе следует установить определенные процессуальные формы этого (составление соответствующего протокола, приведение к присяге (с ее введением) опрашиваемых лиц, присутствие понятых и др.). Однако, мне представляется, в этом нет необходимости. Адвокату не запрещено вести поиск фактических данных, необходимых для защиты обвиняемого и потерпевшего. Такие фактические данные он вправе и даже обязан представить государственным органам, которые, в свою очередь, обязаны их легализировать в уголовном процессе, т. е. придать им соответствующую процессуальную форму. Отказать в этом государственные органы могут только при отсутствии свойства относимости представленных фактических данных, о чем выносят мотивированное постановление или определение.
Способы собирания адвокатом информации в пользу обвиняемого и потерпевшего должны быть установлены законом об адвокатуре Российской Федерации. В двух проектах Федерального закона об адвокатуре указывается на право собирать сведения, необходимые для оказания юридической помощи, а способы собирания предлагаются следующие: а) получение сведений от граждан с их согласия; б) запрашивание различных документов; в) запрашивание мнения специалистов.2 В этих проектах установлено право адвоката при оказании юридической помощи применять (использовать) технические средства. Однако в одном проекте данное право адвоката указано в общем, а в другом — оно конкретизировано: «...при оказании юридической помощи в процессе дознания, предварительного следствия и судебного разбирательства. Применение видео- и фотосъемки при производстве дознания, предварительного следствия и в судебном разбирательстве допускается с разрешения лица, производящего дознание, следователя, прокурора или председательствующего в судебном заседании» (п. 6 ст. 13 проекта Федерального закона «Об адвокатуре в Российской Федерации»).3 Как видим, использовать технические средства по своему усмотрению адвокату можно будет лишь в процессе дознания, предварительного следствия и судебного разбирательства, а при их производстве будет требоваться разрешение соответствующих должностных лиц.
Однако понятие «процесс» и «производство» являются идентичными, и нетрудно представить, как их будут толковать с совершенно противоположным смыслом адвокаты и государственные органы, ведущие расследование и судебное разбирательство. Закон не должен допускать таких расплывчатых формулировок. Представляется, что в законе об адвокатуре надо установить способы собирания адвокатом сведений с помощью технических средств при осуществлении своей профессиональной деятельности для того, чтобы не было различных толкований при реализации адвокатами своего права на использование технических средств в доказывании. Например, адвокат может сфотографировать место происшествия, использовать видео- и звукозаписывающую технику во время беседы с гражданами, располагающими информацией, необходимой адвокату для оказания юридической помощи. Результаты использования технических средств адвокат представляет суду, прокурору, следователю, лицу, производящему дознание, которые приобщают их к делу в качестве документов.4
На мой взгляд, нельзя считать критерием допустимости предметов и документов, представленных в соответствии с ч. 2 ст. 70 УПК, результаты их проверки с помощью других средств, предусмотренных уголовно-процессуальным законом.5 Проверяются доказательства (ч. 3 ст. 70 УПК), а не фактические данные, поэтому сначала надо последние, если они имеют значение для дела, процессуально оформить в соответствии с требованиями закона, чтобы появилось уголовно-процессуальное доказательство, а уже затем проверять и оценивать. В ходе проверки и оценки могут быть установлены неотносимость, недопустимость, недостоверность доказательства, и тогда оно исключается из пределов доказывания.
При заявлении ходатайства о приобщении к делу документа относимость последнего устанавливается по его содержанию. Относимость предмета должна быть указана в ходатайстве о приобщении его к делу в качестве вещественного доказательства, а именно: где, когда, кем, при каких обстоятельствах обнаружен предмет, . его значимость для разрешения дела. Остальные признаки относимости предмета фиксируются в протоколе его осмотра. Если относимость представленных фактических данных судом или следователем не установлена, они выносят мотивированное определение или постановление об отказе в удовлетворении ходатайства о приобщении к делу документа или предмета. Данное решение может быть обжаловано в вышестоящий суд или прокурору. Если предмет или документ представлен гражданином, предприятием, учреждением или организацией, не являющимися участниками процесса либо являющимися таковыми, но не наделенными правом заявления ходатайств, то в этом случае требуется составление протокола представления предмета или конкретного документа, а не доказательства, ибо еще не установлена их относимость и им не придано свойство допустимости.
В протоколе должны содержаться данные, свидетельствующие об относимости предмета или документа. Предмет, кроме того, должен быть осмотрен, о чем также составляется протокол. Об отказе в приобщении к делу документа или предмета в качестве вещественного доказательства составляется мотивированное постановление или определение. В отличие от участников процесса такой отказ другим лицам не может быть обжалован прокурору или в вышестоящий суд, так как вышеуказанные лица либо не являются участниками уголовного процесса, либо не наделены правом обжалования. Представленные ими предметы или документы государственные органы обязаны вернуть, что дает возможность представить предмет или документ участникам процесса, которые могут заявить соответствующее ходатайство, или в суд, если в стадии предварительного расследования предмет или документ не были приобщены к делу в качестве доказательств.
Является ли представление доказательств следственным действием? Такое следственное действие в УПК не предусмотрено. Анализ ч. 1 и 2 ст. 70 УПК позволяет сделать вывод, что представление доказательств не является следственным действием. Это — самостоятельный способ собирания доказательств, процессуальной формой которого является: 1) при представлении предметов — устное (занесенное в протокол процессуального действия, в ходе которого оно заявлено) или письменное (приобщенное к уголовному делу) соответствующее ходатайство лиц, имеющих на это право согласно УПК, или протокол представления документа, предмета лицами, не являющимися участниками процесса или являющимися участниками процесса, но не наделенными правом заявления ходатайств; протокол осмотра предмета, в котором фиксируются признаки вещественного доказательства; постановление следователя о приобщении к делу представленного предмета в качестве вещественного доказательства; 2) при представлении документа — устное или письменное ходатайство или протокол представления конкретного документа.
* Доктор юридических наук, профессор Южно-Уральского государственного университета.
1 Ожегов С.И. Словарь русского языка. М., 1989. С. 738.
2 Макарова З.В. Форма представления доказательств по уголовным делам
2 Проекты Федерального закона об адвокатуре Российской Федерации // Российская газета. 1994. 22 okt., 23 нояб.
3 Российская газета. 1994. 23 нояб.
4 Более подробно см.: Макарова З.В. Научно-технические средства в уголовно- процессуальной деятельности адвоката // Актуальные проблемы укрепления социалистической законности и правопорядка. Куйбышев, 1982. С. 112—117.
5 Анненков С., Пономаренков В. Представление доказательств в уголовном процессе // Законность. 1997. № 3. С. 56.



ОГЛАВЛЕНИЕ