ОГЛАВЛЕНИЕ

Россия после коммунизма: становление демократического общества
№ 2
01.03.1993
Собчак А.А.
Сегодня, на рубеже веков, мир снова пришел в движение. Рушатся идеи, учреждения и государства, казавшиеся незыблемыми. Возникает необходимость новых концепций развития человечества с учетом тех громадных изменений, которые произошли в сфере производства, в условиях повседневной жизни людей, но еще не произошли в их головах.
Сегодня разрыв между массовой психологией и мировоззрением людей во многих странах мира и новыми техническими возможностями становится все более глубоким и опасным. Особенно остро эта проблема стоит в странах бывшего социалистического лагеря после крушения социалистической системы. Это проблема осознания фундаментальных идей и принципов построения нового общества, это проблема создания новой системы ценностей, это, наконец, проблема преодоления тех идеологических стереотипов, которые десятилетиями втирались в кожу и сознание людей. Если говорить о России, то она никогда не имела подлинней демократической власти. Сначала монархия и самодержавие, затем, после революции 1917 года, диктатура пролетариата, вылившаяся в жесточайшую диктатуру коммунистической партии и ее правителей. Но именно поэтому идеи демократии и конституционализма всегда волновали российскую интеллигенцию, русских мыслителей и политиков прошлого и настоящего.
Сегодня Россия вновь стоит перед выбором, потому что дальнейшее движение к демократическому обществу невозможно без создания принципиально новой правовой основы этого общества, без принятия новой демократической конституции. Не случайно именно вокруг этого вопроса в России сегодня развернулись самая ожесточенная политическая борьба и дискуссии.
Понятия конституции и демократии неразрывно связаны, так как только конституционный строй дает необходимые гарантии для подлинно демократического устройства общества. Неудивительно поэтому, что Россия никогда не имела настоящей конституции.
Падение монархии в 1917 году было предопределено как раз тем сопротивлением, которое она оказывала введению конституционного правления. Первые конституционные проекты в России восходят к временам Александра I, декабристов. Известно также, что за три дня до убийства политическими террористами императора Александра II ему на стол был положен готовый проект конституции России. Но убийство царя и наступившая вслед за этим политическая реакция надолго отодвинули принятие конституции.
Первой по сути дела конституцией в России был Манифест Николая II от 17 октября 1905 года, в котором были введены политические права и свободы, многопартийность, гласность и создание Государственной думы как выборного представительного парламента при монархе.
После Октябрьской революции 1917 года наступило, казалось бы, изобилие конституционных проектов и принятых конституций. За семидесятилетнюю историю коммунистического правления было принято несколько конституций. Однако все они были мало похожи на конституции в точном смысле этого слова, поскольку вместо фундаментальных правовых положений, определяющих устройство гражданского общества и защиту прав человека, содержали набор многочисленных призывов, лозунгов и деклараций, что позволяло безнаказанно осуществлять жесточайший террор и беззаконие в условиях действия этих конституций.
Последняя по времени Конституция 1977 года, принятая при Брежневе, действует и до сих пор. И хотя количество поправок в эту Конституцию перевалило все мыслимые пределы (только за последние 2 года в нее было внесено более 260 изменений и дополнений), эта Конституция, естественно, не может стать основой для создания нового демократического строя, как не может стать новой одежда, сколько бы заплат на нее не было поставлено.
Именно поэтому сейчас судьба России, да и всех бывших социалистических стран, зависит в первую очередь от того, как скоро будут приняты новые конституционные законы и какими они будут.
Сегодня мы имеем уникальную возможность воплотить в нашей новой Конституции и законодательстве самые передовые либерально-демократические идеи, что позволит создать социально сбалансированное, процветающее общество.
Прежде всего новая Конституция России, как и конституции других бывших социалистических стран, должна стать конституцией свободы— свободы личности, обеспечения прав свободы человека. Центральным разделом любой конституции сегодня должен быть раздел, посвященный не устройству государства и не системе государственных властей, а правам личности, правам человека, исходя из основного принципа равновеликости и равнозащищенности прав личности и прав государства.
Для создания такой конституции нам придется отказаться от многих идей, внедренных в наше сознание в коммунистические времена и являющихся сегодня источником многих бедствий и страданий. Одна из таких идей — идея национально-государственной автономии любого народа в рамках единого государства и провозглашение права свободного выхода любого государственного образования из состава федерации. К чему приводят эти идеи на практике, хорошо видно сегодня и в Югославии, и на территории бывшего Советского Союза... Поэтому в основу национально-государственного устройства России как государства многонационального и федеративного должна быть положена идея свободного объединения в федерацию всех народов на основе национально-культурной, а не государственной автономии к строжайшей уголовной ответственности за всякие попытки нарушить, целостность государства, в том числе и путем выхода из его состава того или иного национально-государственного образования. Свобода объединения в государство должна сопровождаться запретом выхода из его состава.
Другая идея связана с коммунистическим толкованием равенства народов и национальностей. Нынешний российский парламент, построенный на основе этой идеи, имеет две равные по составу палаты: палату республик — представительства от территорий, и палату национальностей — представительства от национальных государственных образований. В итоге возникает ситуация всеобщего политического неравенства, так как, например, русское население, составляющее большинство или значительную часть во многих автономных образованиях, не имеет своего представительства в палате национальностей. С другой стороны, все татарское население России, две трети которого проживает за пределами Татарстана, в парламенте России представляют только депутаты от Татарстана. В итоге русские на территориях автономных республик и других государственных национальных образований становятся дискриминируемым меньшинством, а другие нации и народности России испытывают такую же дискриминацию за пределами своих национальных государственных образований. Но есть еще и национальности, представленные миллионами людей, которые вообще никак не защищены и не имеют какого-либо представительства в парламенте. Например, в России проживает свыше 6 миллионов украинцев, более миллиона греков, около миллиона корейцев, около 2 миллионов немцев, но ни одна этих национальностей не имеет своих национально-государственных образований.
В советской коммунистической системе власти налицо было явное преобладание исполнительной власти над законодательной, когда представительные органы и в центре, и на местах выполняли лишь фасадные функции, не осуществляя реальную государственную власть. Второстепенное место в системе государственной власти занимали и судебные органы, которые подчинялись в своей деятельности не столько закону, сколько райкомам, горкомам и другим комитетам коммунистической партии. Поэтому в новой Конституции России мы должны утвердить принцип разделения властей и создать гарантии сосуществования баланса исполнительной, законодательной и судебной власти. В сегодняшней политической жизни России отсутствие такого баланса, противостояние законодательной и исполнительной ветвей власти порождает множество негативных последствий и мешает продвижению вперед по пути политических, экономических и социальных реформ.
Для России сегодня характерны все признаки переходного от тоталитаризма к демократии периода: размытость социальной структуры общества, значительный уровень люмпенизации всех социальных слоев; смешанный характер политической структуры общества, в которой причудливо сочетаются институты и учреждения, унаследованные от прежней системы, и ростки новых институтов и учреждений, в которой идеи многопартийности, плюрализма и гласности носят скорее характер лозунгов и призывов, чем реальных институтов политической системы, поскольку еще не сложились те политические партии и организации, которые могли бы увлечь за собой значительную часть населения.
И, наконец, российская экономика также является и еще долго будет продолжать оставаться смешанной с преобладающим удельным весом государственной экономики, государственных структур.
Поэтому еще предстоит длительная работа по упорядочению политической, экономической и социальной структуры общества. Но это работа, которую необходимо проделать спокойно, без драматизации реальных ситуаций, без нагнетания страстей.
Сегодня в России есть все для успешного преодоления кризиса и движения вперед. Проблема заключается лишь в тактике и скорости осуществления реформ, которые не должны прийти в столкновение с жизненными интересами десятков миллионов трудящихся.
Преодоление политического, экономического и социального кризиса в России и бывших социалистических странах не является их сугубо внутренним делом. Конечно, каждый народ и каждая страна должны решать свои проблемы собственными усилиями, но от степени интеграции в европейскую и мировую политическую и экономическую систему, от уровня сотрудничества с другими странами зависит скорость преодоления последствий коммунистического изоляционизма и степень опасности рецидивов коммунистической или национал- социалистической болезни. A в этом заинтересованы все без исключения народы и государства мира.
* Мэр Санкт-Петербурга, доктор юридических наук, профессор С.-Петербургского государственного университета.



ОГЛАВЛЕНИЕ