ОГЛАВЛЕНИЕ

Гражданское общество: сущность и основные принципы
№ 3
01.05.1995
Матузов Н.И.
Словосочетание «гражданское общество» условно, так как «негражданского», а тем более «антигражданского» общества не существует. Любое общество состоит из граждан и без них немыслимо. Только догосударственное, нецивилизованное (родовое) общество нельзя было назвать гражданским, во-первых, в силу его незрелости, примитивности, неразвитости, а во-вторых, потому, что в то время вообще не было таких понятий, как «гражданин», «гражданство».
Не могло быть, строго говоря, гражданским и рабовладельческое общество, поскольку оно не признавало значительную часть своих членов в качестве свободных и равноправных. То же самое можно сказать о феодальном обществе. Но это внешняя, формальная сторона вопроса.
Термин «гражданское общество» имеет в литературе особое содержание и в современной трактовке выражает определенный тип (состояние, характер) общества, его социально-экономическую, политическую и правовую природу, степень развитости, завершенности. Иначе говоря, под этим понятием подразумевается общество, отвечающее ряду выработанных историческим опытом критериев. Гражданское общество—это более высокая ступень в развитии социальной общности, мера его зрелости, разумности, справедливости, человечности.
Эпитет «гражданское», несмотря на его условность, несет в себе обширное и богатое содержание и толкуется учеными по-разному. Основной смысл рассматриваемого термина заключается в том. что как не всякое общество, населенное гражданами, является гражданским, так и не любое государство, где действует право, выступает правовым. Например, советское общество никогда не было и не могло быть ни правовым, ни гражданским, равно как и российское еще не стало таковым. Современная Россия, однако, провозгласила цель стать гражданским и правовым обществом.
Понятие «гражданское общество», будучи давно известным, оказалось тем не менее для нашей науки относительно новым и неразработанным. И если концепция правового общества, выдвинутая в России официально в середине 1980-х годов, все это время активно обсуждалась (появились уже и монографические исследования), то о гражданском обществе заговорили относительно недавно, и главным образом в журнальной периодике.1
В новой же российской Конституции даже не содержится термина «гражданское общество», хотя отдельные элементы гражданского общества в ней все же закреплены (частная собственность, рыночная экономика, естественные права человека, политический плюрализм и др.). В этой связи заметим, что первый («румянцевский») проект Конституции РФ содержал специальный раздел, посвященный гражданскому обществу, но в действующем же Основном Законе такой раздел (глава) отсутствует.
Нет в Российской Федерации, к сожалению, и каких-либо фундаментальных трудов на этот счет. Между тем гражданское общество и правовое государство логически предполагают друг друга — одно немыслимо без другого. Представления о гражданском обществе прошли длительную эволюцию, поэтому приведем ретроспективный взгляд на проблему.
Генезис этой идеи уходит в далекое прошлое — к «Политике» Аристотеля, «Государству» Платона, другим древнегреческим учениям. Она получила продолжение в эпоху Возрождения, в грудах Г.Гроция, Т.Гоббса, Дж.Локка, Ш.Монтескье, Ж.-Ж.Руссо, но сам термин «гражданское общество» стал устойчиво употребляться лишь в XVIII столетии, так как до этого времени государство и общество рассматривались как единое целое.
Однако и позднее принципиального различия между обществом и государством не проводилось. Разделить их было непросто, ведь государство — форма организации общества. Из этого, конечно, не следует, что общественные и государственно-властные структуры, механизмы полностью и во всех случаях отождествлялись. Философы новой формации — Гумбольдт. Кант. Гегель. Маркс, Энгельс, Вебер и др. - разграничивали эти явления, хотя четкой теории еще не было. Очевидным было только хронологическое несовпадение названных категорий. Если государство возникло всего лишь шесть тысячелетий тому назад и в глобальном плане представляет собой сравнительно молодое образование, то общество насчитывает уже свыше полутора миллионов лет, а по последним данным науки — гораздо больше. В данном случае рассматривается период, когда же существовали и государство и общество, но долгое время считалось, что эти категории — одно и то же. Понадобилось время, чтобы теоретики увидели разделяющие их грани и убедились в том, что одно есть часть другого.
Под гражданским обществом стали понимать особую сферу отношений, главным образом имущественных, рыночных, семейных, нравственных, которые должны были находиться в известной независимости от государства. В этом смысле гражданское общество истолковывалось и как цивильное, частное, приватное, т.е. такое, в котором помимо официальных институтов существует неподконтрольный им уклад жизни -— область реализации интересов отдельных индивидов и их объединений, взаимоотношения товаропроизводителей и потребителей. Точнее, речь шла о невмешательстве власти в «гражданские дела» личности, частную жизнь людей, об обособленной социальной среде свободного предпринимательства, инициативы, предприимчивости, где государство должно было выполнять лишь роль «ночного сторожа», «арбитра», «надсмотрщика». Гражданское общество представлялось своего рода синонимом сугубо рыночных отношений и других форм деятельности, не отождествляемых с официальной властью.
По Гегелю, гражданское общество — это прежде всего система потребностей, основанная на частной собственности, а также религия, семья, сословие, государственное устройство, право, мораль, долг, культура, образование, законы и вытекающие из них взаимные юридические связи субъектов. Из естественного, «некультурного» состояния «люди должны вступить в гражданское общество, ибо только в последнем правовые отношения обладают действительностью».2 При этом он подчеркивал, что подобное общество возможно лишь «в современном мире». Иными словами, гражданское общество противополагалось дикости, неразвитости, нецивилизованности и под ним подразумевалось, конечно, классическое буржуазное общество.
Главным элементом в учении Гегеля о гражданском обществе выступает человек, его роль, функции, положение. Согласно гегелевским воззрениям, отдельная личность является для самой себя целью; ее деятельность направлена прежде всего на удовлетворение собственных потребностей (природных и социальных). В этом смысле она представляет собой некоего эгоистического индивида. Однако личность может удовлетворять свои запросы не иначе как находясь в определенных отношениях с другими людьми. «В гражданском обществе каждый для себя — цель, все другие для него ничто. Но без соотношения с другими он не может достигнуть всего объема своих целей».3
Существует мнение, что в марксизме ничего нет о гражданском обществе. Это не совсем так. К.Маркс в своих ранних произведениях довольно часто использовал понятие «гражданское общество», обозначая им организацию семьи, сословий, классов, собственности, распределения, реальную жизнь людей, подчеркивая их исторически обусловленный характер, детерминированность экономическими и иными факторами. В дальнейшем он постепенно заменяет недостаточно четкий термин «гражданское общество» более строгими и широко известными теперь категориями: производительные силы, производственные отношения, базис, надстройка, способ производства, экономическая структура, формация и т.п., составившими впоследствии краеугольные камни марксистского учения и надолго вошедшими в советское и не только советское обществоведение. «Возьмите определенную ступень развития производства, обмена и распределения, — писал К.Маркс, — и вы получите определенный общественный строй, определенную организацию семьи, сословий, классов, определенное гражданское общество. Возьмите определенное гражданское общество, и вы получите определенный политический строй, который является лишь официальным выражением гражданского общества».4 В предисловии «К критике политической экономии» К.Маркс приходит к выводу, что надстроечные явления «не могут быть поняты ни из самих себя, ни из так называемого общего развития человеческого духа, что, напротив, они коренятся в материальных жизненных отношениях, совокупность которых Гегель, по примеру английских и французских писателей XVIII века, называет "гражданским обществом", и что анатомию гражданского общества следует искать в политической экономии».5 Не менее четкий тезис на этот счет мы находим в «Немецкой идеологии»: «Гражданское общество обнимает все материальное общение индивидов в рамках определенной ступени развития производительных сил. Оно обнимает всю торговую и промышленную жизнь данной ступени и постольку выходит за пределы государства и наций... Выражение "Гражданское общество" возникло в XVIII веке, когда отношения собственности уже высвободились из античной и средневековой общности...».6
Как видим, «материальное общение» включает в себя весь спектр рыночных отношений: частное предпринимательство, бизнес, коммерцию, прибыль, конкуренцию, производство и распределение, движение капиталов, экономические стимулы и интересы. Все это обладает известной автономностью, характеризуется своими внутренними связями и закономерностями. «Интерес — вот что сцепляет друг с другом членов гражданского общества. Реальной связью между ними является не политическая, а гражданская жизнь. Не государство, стало быть, сцепляет между собой атомы гражданского общества... Только политическое суеверие способно еще изображать в наше время, что государство должно скреплять гражданскую жизнь, между тем как в действительности, наоборот, гражданская жизнь скрепляет государство».7
Критически анализируя права человека. К.Маркс указывал, что они «суть не что иное, как права члена гражданского общества». Среди них он. как и Гегель, особо выделяет право на индивидуальную свободу. «Практическое применение права человека на свободу есть право на частную собственность». В чем состоит это право? — спрашивает К.Маркс. В качестве ответа он цитирует ст. 16 французской Конституции 1793 г.: «Правом собственности называется право каждого гражданина пользоваться и располагать по своему усмотрению своим имуществом, своими доходами, плодами своего труда и своего усердия». Далее он делает вывод: «Эта индивидуальная свобода, как и это использование ее, образует основу гражданского общества».8
Что же имели в виду авторы «Манифеста Коммунистической партии», провозглашая: коммунисты могут выразить свою теорию одним положением - уничтожение частной собственности?
Известны резко отрицательные суждения о роли частной собственности Ж.Ж.Руссо, других деятелей прежних времен, но они видели в ней позитивные начала, главный стимул и двигатель прогресса. Долгое время мы имели весьма одностороннее представление о частной собственности — в основном как о причине всех зол, бед и несчастий. Но это — лишь доля истины, именно доля, часть. В СССР в литературе и политическом лексиконе на все лады цитировались прежде всего приведенные выше слова из «Манифеста Коммунистической партии». Иные высказывания создателя «Капитала» замалчивались и оставались в тени, например, такие: «Частная собственность, как противоположность общественной, коллективной собственности, существует лишь там, где средства труда и внешние условия труда принадлежат частным лицам. Но в зависимости от того, являются ли эти частные лица работниками или неработниками, изменяется характер самой частной собственности. Бесконечные оттенки частной собственности, которые открываются нашему взору, отражают лишь промежуточные состояния, лежащие между обеими этими крайностями.
Частная собственность работника на ею средства производства есть основа мелкого производства, а мелкое производство составляет необходимое условие для развития общественного производства и свободной индивидуальности самого работника. Этот способ производства... достигает расцвета, проявляет всю свою энергию, приобретает адекватную классическую форму лишь там, где работник является свободным частным собственником своих, им самим применяемых условий труда, где крестьянин обладает полем, которое он возделывает, ремесленник — инструментами, которыми он владеет как виртуоз».9
Следовательно, частная собственность бывает разная, а тем более собственность вообще. Именно поэтому в большинстве стран мира сложилось многообразие форм собственности. На этот путь встала в 1990-е годы и Россия. Американский экономист В.В.Леонтьев заметил: "Неважно, какая форма собственности, важно — как стимулируется труд».10 А это, в свою очередь, зависит от специфики, типа, целей данного способа организации производства.
Таким образом, исторически вопрос о гражданском обществе был поставлен как вопрос о наиболее разумном и целесообразном устройстве человеческого бытия, а точнее — о новом этапе развития цивилизации, новом витке общественного процесса, который должен был получить адекватное официальное признание и выражение. При этом во всех предлагаемых моделях и концепциях четко доминировал главный лейтмотив — собственность и отказ государства от претензий на роль единственного «организатора и координатора», от стремления держать в своих руках все социальные нити и связи.
Отчуждение от собственности пагубно и неприемлемо для любой личности, любого гражданина, ибо оно означает отрыв человека от питательных экономических корней. Свободные и равноправные индивиды-собственники, материальная, а следовательно, и духовная, личная, политическая, нравственная независимость, достоинство человека — основополагающие ценности того общества, которое именуется гражданским. Все эти грани, свойства и проявления собственности были глубоко раскрыты русскими дореволюционными экономистами, философами и юристами.11 Гражданское общество оправдывает свое название не тем, что состоит из граждан, а тем, что создает надлежащие условия для граждан. Нищая, голодная, отсталая страна с неразвитой экономикой не может иметь статуса гражданского общества.
Многовековую практику других народов необходимо использовать, однако нельзя слепо копировать западный опыт и механически переносить его на российскую почву, на которой он не всегда приживается. Важно не допускать в этом процессе крайностей — ни бездумного подражательства, ни высокомерной замкнутости, ни поспешности.
В настоящее время в России сложился только некий идеальный образ гражданского общества, требующий глубокого научного осмысления. Среди наиболее общих идей и принципов, лежащих в основе любого гражданского общества, независимо от специфики той или иной страны, назовем следующие: 1) экономическая свобода, многообразие форм собственности, рыночные отношения; 2) безусловное признание и защита естественных прав человека и гражданина; 3) легитимность и демократический характер власти; 4) равенство всех перед законом и правосудием, надежная юридическая защищенность личности; 5) правовое государство, основанное на принципе разделения и взаимодействия властей; 6) политический и идеологический плюрализм, наличие легальной оппозиции; 7) свобода слова и печати, независимость средств массовой информации; 8) невмешательство государства в частную жизнь граждан, их взаимные обязанности и ответственность: 9) классовый мир, партнерство и национальное согласие; 10) эффективная социальная политика, обеспечивающая достойный уровень жизни людей. Гражданское общество -— это не государственно-политическая, а, главным образом, социально-экономическая и личная, частная сфера жизнедеятельности людей, реально складывающиеся отношения между ними; это — свободное демократическое правовое цивилизованное общество, где нет места режиму личной власти, волюнтаристским методам правления, классовой ненависти, тоталитаризму, насилию над людьми, где уважаются закон и мораль, принципы гуманизма и справедливости; это — рыночное многоукладное конкурентное общество со смешанной экономикой, общество инициативного предпринимательства, разумного баланса интересов различных социальных слоев.
Регулирующая роль государства сводится к необходимому минимуму: охране правопорядка, борьбе с преступностью, созданию нормальных условий для беспрепятственной деятельности индивидуальных и коллективных собственников, реализации ими своих прав и свобод, активности и предприимчивости, т.е. государство должно выполнять в основном функции по ведению общих дел, но «не мешать» нормальному течению экономической жизни.
В гражданском обществе обязанности граждан перед государством сведены в сущности к законопослушанию и уплате налогов. Но это такие обязанности, которые, с одной стороны, обеспечивают существование и эффективное функционирование самого государства, а с другой — определяют в принципе (вместе с гарантированными правами) четкий и равный социально-правовой статус личности в обществе. Разумеется, в конкретных случаях и отношениях у граждан могут возникать и другие обязанности, связанные с их общественной, трудовой, предпринимательской и иной деятельностью, выполнением служебного, воинского, семейного долга. Но в основном в такой системе преобладают не вертикальные, а горизонтальные связи.
Гражданское общество начинается с гражданина и его свободы. Само название ГРАЖДАНИН в свое время звучало как синоним независимости, равноправия, достоинства и самоуважения личности. Оно противопоставлялось всевозможным сословным чинам, привилегиям, кастовым различиям, воспринималось как вызов угнетенному положению людей, неравенству и ограничению в правах. Статус «подданных», крепостных был унизительным или по крайней мере ущемленным, не говоря уже о положении рабов. И то же время звание гражданин выражало чувство долга, ответственности, служения народу, обществу («Поэтом можешь ты не быть. Но гражданином быть обязан». — Н.А.Некрасов).
Для гражданского общества характерны и такие два общепризнанных принципа, освященных мировым политико-юридическим опытом, как презумпция невиновности и формула «не запрещенное законом дозволено». Согласно первому каждый человек — честен, добропорядочен и ни в чем не повинен, пока в установленном порядке не будет доказано иное, причем бремя доказывания лежит на тех, кто обвиняет, а не на самом обвиняемом. Второй принцип означает, что свободный гражданин в свободной стране вправе предпринимать любые действия, не противоречащие закону.
Последний принцип уже закладывается в российское «рыночное» законодательство, в частности, он получил отражение в новом Гражданском кодексе РФ (ст.1, 49, 209), в Законе от 14 июня 1995 г. «О государственной поддержке малого предпринимательства в Российской Федерации» (преамбула) и других актах. Соответствующие их положения базируются на конституционной норме, согласно которой «каждый имеет право на свободное использование своих способностей и имущества для предпринимательской и иной не запрещенной законом экономической деятельности» (ст.34).
Гражданское общество — деполитизированное и деидеологизированное общество. Это вовсе не значит, что оно не проводит никакой политики, не исповедует никаких идей, взглядов. Ему чужд лишь идеологический монополизм. Ни одна теория не может претендовать на исключительность, когда она фетишизируется и обожествляется как единственно верная и непогрешимая. В ст. 13 Конституции РФ содержится положение, гласящее, что «никакая идеология не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной». Впрочем, в печати обращалось внимание на то, что указанная статья сформулирована не совсем корректно, ибо у государства все же должна быть общенациональная идея, вокруг которой можно было бы консолидировать все общество. Поэтому процесс деидеологизации нельзя понимать упрощенно. Стремление освободиться от всякой идеологии есть тоже идеология, и она может привести к отрицательным последствиям — разобщенности и даже конфронтации людей, их борьбе между собой. Сама конституция есть не что иное, как система идей, выраженная в концептуальной политико-юридической форме.
Деидеологизированное общество, деидеологизированное государство, деидеологизированный человек — это всего лишь ориентир и метод отхода от партийного государства и партийного общества, от той системы, которая была жестко пропитана одной «всепобеждающей» и непререкаемой идеологией. Но отсюда не следует, что на месте исчезнувшей доктрины останется пустота, вакуум, которые ничем не могут быть заполнены, что у государства нет никакой позиции по идеологическим вопросам, так как у любого государства есть скрепляющие символы, духовная основа, принципы, на которых оно стоит. Гуманные, прогрессивные идеи органически присущи гражданскому обществу, правовому государству. В гражданском обществе создаются Необходимые условия и атмосфера для беспрепятственной реализации основных прав и свобод личности, принципов демократии, равноправия, нравственных и культурных ценностей, идеалов справедливости. Оно предполагает наличие особой (легальной) сферы интересов, строго очерченной и охраняемой законом, в том числе и от произвола самого государства. Закон, олицетворяющий порядок в гражданском обществе, призван властвовать над всеми. А это уже определенная идеология, точнее—духовная опора общества. Идеология, кроме того, это и система представлений о желаемом общественном устройстве и путях его достижения. В России такие цели провозглашены, а следовательно, государственная идеология существует—это идеология реформ, демократических преобразований. Однако в России есть и проблема деидеологизации, т.е. проблема преодоления устаревших партийно-классовых догм и стереотипов, которые на протяжении десятилетий внедрялись в сознание людей и определяли их поведение.
Гражданское общество—это открытое, демократическое, антитоталитарное, саморазвивающееся общество, в котором центральное место занимает человек, гражданин, личность. Оно несовместимо с директивно-распределительной экономикой, навязыванием сверху принудительных образцов жизни и деятельности. Свободные индивиды-собственники объединяются в таком обществе для совместного удовлетворения своих интересов и служения общему благу. Именно в этом смысле гражданское общество противостоит политико-идеологическому, а тем более—авторитарно-бюрократическому, основанному на командных методах управления. Ключевую роль в нем играет семья как исходная модель и опорный институт социального жизнеустройства. Гегель, например, считал первым базисом государства семью, вторым-сословие. Семья, собственность, личность, свобода, право, духовность, порядок, государственность являются краеугольными камнями и вместе с тем фундаментальными ценностями гражданского общества.
Собственность в гражданском обществе выступает главной предпосылкой свободы личности и всего общества. Однако это не означает, чтобы все поголовно и в обязательном порядке были собственниками—многие этого просто не желают, но такая возможность для каждого должна сохраняться. В этом корень вопроса. Гегель указывал, что собственность «есть наличное бытие свободы, она сама по себе—существенная цель».12
Рынок в гражданском обществе действует как самоорганизующая система, но государство участвует в оглаживании и совершенствовании этой системы. Оно должно создавать и уравновешивать баланс интересов между конкурирующими субъектами (индивидуальными и коллективными). Государство—мощный фактор формирования и поддержания рыночной среды, хозяйственной деятельности.
В условиях современной российской действительности, когда рыночные отношения еще складываются, ослабление роли государства было бы ошибкой. В ежегодном Послании Президента РФ Федеральному Собранию РФ 1994 г. говорится, что «в деле реформирования общества не должно быть стихии... Задача заключается в том, чтобы найти разумное соотношение между скоростью реформ и реальной социальной платой за нее, отыскать оптимальные способы участия государства в экономических процессах».13
Та же мысль проводится и в президентском Послании Федеральному Собранию РФ 1995 г., где указывается, что деятельность самого государства в гражданском обществе должна осуществляться в демократических правовых формах, направляться на защиту прав человека, других гуманистических ценностей, а законодательство должно быть по возможности либеральным, способы юридической регламентации—мягкими.14
В первом Послании Президента РФ подчеркивается: «Без развитого гражданского общества государственная власть неизбежно приобретает деспотический, тоталитарный характер. Только благодаря гражданскому обществу эта власть становится на службу человеку, становится защитницей свободы».15
Формирование гражданского общества предполагает разгосударствление многих сторон его жизнедеятельности, но, естественно, не всех. Государству необходимо найти в гражданском обществе «свое место», отказаться от тотального контроля и ответственности за решение всех проблем, переключить внимание на те сферы, где оно действительно необходимо и где обязано выполнять свои изначальные функции: охрана правопорядка, оборона, законотворчество, защита прав граждан, внешняя политика, бюджет, экология, связь, транспорт и т.д. На рынке же должны действовать свободные, но законопослушные собственники, товаропроизводители и товаропотребители.
В период становления капитализма известный американский просветитель Томас Джеферсон заметил: «Лучшее правительство то, которое меньше правит». В некотором смысле это высказывание можно отнести и к государству применительно к экономике, где оно должно меньше командовать, а больше следить за ее нормальным развитием. Но «уход» государства из экономики не означает полного прекращения влияния на нее, самоустранения от миссии главного координатора и арбитра, бросания всего и вся на произвол судьбы, на самотек. Конечно, главная идея гражданского общества—его относительная независимость от государства, но именно относительная, а не абсолютная. Более того, может сохраняться даже монополия государства на отдельные отрасли хозяйствования.
Государственность нужна гражданскому обществу, вопрос, однако в том—какая, с какими функциями. Прежде всего она необходима для создания организационно- правовых основ жизни. Ни в одной стране мира рынок не свободен от государственного регулирования, он тоже функционирует в правовом пространстве. Рынком управляет не только невидимая рука экономических стимулов и интересов, но и вполне осязаемые властные структуры, призванные направлять эти механизмы в нужное русло. Централизованное воздействие в гражданском обществе сохраняется, но не путем приказных и волевых методов, а через налоги, кредиты, льготы, пошлины, тарифы, законы, поддержку базовых отраслей производства, политическую стабильность, противодействие безработице, создание рабочих мест, борьбу с коррупцией, криминальным бизнесом, выработку общих ориентиров и приоритетов и т.д.
Государство, однако, не может уподобиться роли бесстрастного «регулировщика» на перекрестке, которого не интересует, куда люди идут и едут—лишь бы не нарушали правила движения. Оно призвано «курировать» науку, культуру, образование, здравоохранение, социальную сферу, содействовать осуществлению прав человека. Российское государство в новой Конституции РФ определяется как социальное и этим указывается на его характер и назначение.
Генеральный Секретарь ООН Бутрос Гали в своем докладе на 48-й сессии Генеральной Ассамблеи (май. 1994) отметил, что сильное гражданское общество необходимо для обеспечения длительного и успешного развития мирового сообщества. Правительства государств должны осуществлять руководство и оказывать содействие этому. Одна ко они являются не единственной движущей силой прогресса. Правительства обязаны принимать меры к тому, чтобы в рамках рыночной экономики учитывались социальные и экологические факторы и чтобы особое внимание уделялось мероприятиям, способствующим развитию человека во всех сферах жизни общества. Образование, здравоохранение, жилищное строительство и социальное обеспечение также относятся к числу конкретных областей, требующий вмешательства государства. Стабильную экономику и стабильный политических порядок нельзя построить в нестабильном обществе. Для того чтобы полностью реализовать свой потенциал, люди должны активно участвовать в выработке своих собственных целей, а их голоса должны быть услышаны в директивных органах. Демократию Бутрос Гали определил как «благое управление», справедливость- как «один из устоев общества».16
В России гражданское общество формируется на основе отечественной специфики, сложившихся культурно-исторических традиций, таких, как православие (при полном уважении других религий), соборность, патриотизм, жертвенность, сопереживание, приверженность моральным ценностям, стремление к коллективным формам жизни, национальному согласию, социальной справедливости. Церковь отделена от государства, но не отделена от общества и народа и служит их духовной и нравственной опорой.
В любом случае гражданское общество—это развитое, стабильное, благоустроенное общество с достаточно высоким уровнем жизни людей. Бедное, нищенское, отсталое общество недостойно статуса гражданского, ибо в нем не сложились те условия, предпосылки и институты, которые делают страну процветающей, мирной, прогрессивной.
Гражданское общество существует, развивается, функционирует в диалектическом единстве и противоборстве с государством. В их отношениях могут быть коллизии, несогласованность, которые должны разрешаться в рамках установленных конституцией процедур. Само собой разумеется, что в гражданском обществе обязательно наличие полноценного профессионального парламента, умеющего вырабатывать нужные законы и контролировать их исполнение. Кроме того, должны безотказно действовать четкие легитимные механизмы принятия наиболее ответственных решений, затрагивающих судьбы страны.
Гражданское общество и государство призваны не противостоять друг другу как антиподы, а гармонично взаимодействовать на основе уважения права. В таком обществе исключаются война законов и властей, нетерпимость, произвол чиновников, использование силовых приемов в политической борьбе, правовой нигилизм, вмешательство бюрократических структур в частную жизнь людей.
Во втором ежегодном Послании Президента РФ Федеральному Собранию отмечается: «Россия знает, что такое право силы. Осознать силу права только предстоит. ...Важно понять, что уважение к праву в обществе укоренится лишь тогда, когда право будет уважаться властью. Нет важнее задачи, чем утверждение в стране авторитета права. Десятилетиями, даже столетиями в России существовало неуважение к закону не только со стороны граждан, но и власти. И сейчас ее представители нередко переступают через закон. Именно поэтому необходимо начать всемерное укрепление механизма властвования в рамках права. Переступить через грань, за которой произвол становится системой,—значит открыть прямую дорогу к установлению в России полицейского режима».17
Ничто так не показывает бессилие власти, как постоянное проявление ее силы. Еще В.С. Соловьев предупреждал: «Если Россия не откажется от права силы и не поверит в силу права, если она не возжелает искренне и крепко духовной свободы и истины, -она никогда не сможет иметь прочного успеха ни в каких делах, ни внешних, ни внутренних».18 Звучат эти слова весьма современно.
Суммируя все изложенное и учитывая высказанные в литературе мнения, можно кратко определить гражданское общество как совокупность внегосударственных и внеполитических отношений (экономических, социальных, культурных, нравственных, духовных, семейных, религиозных), образующих особую сферу специфических интересов свободных индивидов-собственников и их объединений. Внегосударственные и внеполитические отношения в данном случае следует понимать не в смысле их некоей абсолютной «стерильности», «рафинированности», исключающих всякие посторонние «примеси», а как относительную самостоятельность, автономность, «застрахованность» от произвольного вмешательства государства, волюнтаристского диктата, конъюнктурных лозунгов политики. Это такие отношения, которые могут существовать и развиваться в известной независимости от властных структур. В то же время гражданское общество и правовое государство—не отсеченные и не изолированные друг от друга части, а взаимообусловленные, хотя и не отождествляемые системы. Связи между ними жестко детерминированы, так как государство—форма организации общества, и уже поэтому они неразрывны.
Становление гражданского общества в России—магистральная и долговременная задача, решение которой зависит от множества факторов и условий. Необходимо, прежде всего, чтобы сформировались те предпосылки, о которых говорилось выше. Несмотря на кризисную ситуацию, сложившуюся в стране, весь ход осуществляемых ныне реформ ведет в конечном счете к становлению гражданского общества. Признание естественных прав человека, свободы личности, многообразия форм собственности, идей правового государства, политического плюрализма, развитие частной инициативы—это существенные шаги на пути к гражданскому обществу.
* Доктор юридических наук, профессор Саратовской государственной академии права, заслуженный деятель науки Российской Федерации.
1 Гаджиев К. Гражданское общество и правовое государство //Мировая экономика и международные отношения, 1991. N 9; Одинцова А. В. Гражданское общество: взгляд экономиста //Государство и право. 1992. N 8; Кочетков А.П. О формировании гражданского общества //Социально-политические науки. 1992. N 1; Черниловский З.М. Гражданское общество: опыт исследования //Государство и право. 1992. N 6, и др.
2 Гегель. Работы разных лет. Т.2. М., 1973. С.50. 3 Гегель. Философия права. М., 1990. С. 228.
4 Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т.З. С.64.
5 Там же. Т. 13. С.6.
6 Там же. Т.З. С.35.
7 Там же. Т.2. С. 134.
8 Там же. Т. 1. С.400-401.
9 Там же. Т.23. С.770-771.
10 Независимая газета. 1995. 21 янв.
11 Русская философия собственности. XVI1I-XX. СПб., 1993.
12 Гегель. Соч. Т.7. М., 1934. С.72-73.
13 Российская газета. 1994. 25 янв.
14 Там же. 1995. 17янв.
15 Там же. 1994. 25 янв.
16 Бутрос Гали. Развитие и международное экономическое сотрудничество //Государство и право. 1995. N 1.С.9-11.
17 Российская газета. 1995. 17 февр.
18 Соловьев В. Оправдание добра. СПб.. 1896. С.24.



ОГЛАВЛЕНИЕ