ОГЛАВЛЕНИЕ

Коммерческие суды и торговый процесс в России
№ 4
04.07.1994
Архипов И.В.
Коммерческие суды и торговый процесс являются историческими прототипами современных арбитражных судов и арбитражного процесса. В дореволюционной России коммерческое судоустройство и торговый процесс традиционно составляли значительную часть торгового права. При общем отрицательном отношении официальной юридической науки к торговому праву после 1917г. в связи с переходом к нэпу все-таки наметилась тенденция к его возрождению.1 Огосударствление экономики в по следующие годы привело к окончательному забвению основных институтов торгового права, зато интенсивно развивалась идея хозяйственного права, которое можно с известной долей условности назвать торговым правом для государственных организаций. Торговое право, обслуживающее рыночные отношения, подвергалось осуждению советских юристов.2
В настоящее время научный и практический интерес к торговому праву возрождается.3 Однако законодательная практика основывается главным образом на зарубежном опыте, в то время как исторический опыт российского законодательства остается невостребованным.
Историю торговой юрисдикции на Руси принято отсчитывать еще с XII в. Уставная грамота церкви Иоанна Предтечи на Опоках в Новгороде 1135г. определяла, что в суд по купеческим делам не могут вмешиваться посадник и бояре, поскольку это компетенция тысяцкого и самих купцов.4 В дальнейшем интерес к торговым судам возрастает по мере развития рыночных отношений. Новоторговый устав 1667г. предусматривал создание специального судебного приказа по купеческим делам, учреждал таможенные суды. При Петре I торговую юрисдикцию имели бурмистерские палаты, ратуши, Коммерц-коллегия. Указом 26 августа 1727г. был учрежден таможенный словесный суд. И только в XIX в. появляются самостоятельные коммерческие суды с достаточно четко определенной компетенцией. 10 марта 1808г. был утвержден устав коммерческого суда в Одессе.5 Первоначально суд состоял из назначаемых правительством чиновников и набираемых купечеством судей. Но в 1827 г. вес судьи стали избираться из купцов.8 Аналогичные суды затем были учреждены в Таганроге, Феодосии, Архангельске и других городах.
Обособление и окончательное становление системы коммерческих судов связано с именем М. М. Сперанского, под руководством которого были разработаны Общее положение о коммерческих судах и Устав судопроизводства торгового, утвержденные 14 мая 1832 г. и внесенные затем в том X! Свода законов. При создании Устава судопроизводства торгового авторы умело завуалировали источники кодификационных разработок. Сделав ссылки на старое российское законодательство, они фактически основывались на французском и немецком. В соответствии с новым уставом коммерческие суды были открыты в Санкт-Петербурге, Москве, Новочеркасске и других городах. В дальнейшем законодательная база деятельности коммерческих судов изменялась незначительно.
Коммерческие суды достаточно высоко оценивались русскими юристами. Один из признанных авторитетов торгового права, Г. Ф. Шершеневич, например, писал: «За кон 14 мая 1832 г. . . .обеспечил купечеству такой суд, какого не имело остальное население, не только со стороны организации, но и со стороны условий и форм судопроизводства».7 Проведение в 1864 г. судебной реформы не затронуло коммерческих судов, но в известной степени затмило для современников достоинства этих учреждений.8 Во второй половине XIX в. начинается достаточно острая полемика по проблемам коммерческих судов. Дело в том, что Комиссия для окончания работ по преобразованию судебной части, учрежденная 11 января 1865г. под председательством государственного секретаря В. П. Буткова, выбказалась против сохранения коммерческих судов и торгового процесса.9 Однако министр юстиции К. И. Пален посчитал необходимым более широко обсудить вопрос о коммерческих судах. В итоге были собраны отзывы министерств, купеческих обществ, юристов, которые в большинстве своем вы сказались за сохранение коммерческих судов. В соответствии с этим в Министерстве юстиции 14 января 1871 г. была создана Комиссия для преобразования коммерческого судопроизводства. Председателем комиссии был назначен В. В. Фриш, членами — К. Ф. Головин, Г. Н. Мотовилов, Г. К. Репинский, А. А. Книрим, Н. А. Тур, Н. Ф. Депп. Комиссия разработала проект Устава торгового судопроизводства и опубликовала его в 1872 г.10 Она предложила создать систему коммерческих судов из двух звеньев. Первым звеном являлись существовавшие коммерческие суды и торговые отделения окружных судов в городах, где коммерческие суды еще не были созданы, вторым звеном — судебная торговая палата в Санкт-Петербурге. За образец была принята система коммерческих судов Германии.
Позицию комиссии в печати осветил ее член Н. Ф. Депп, отметив, что коммерческие суды — это суды специальной, а не сословной компетенции, что в них огромную роль играет обычай, и поэтому коммерческие суды должны действовать в смешанном составе (из назначаемых правительством судей-чиновников и представителей купечества).11 Проект комиссии подвергся резкой критике со стороны приверженцев чистых принципов состязательного процесса и судебной реформы 1864 г.12 Проект действительно в целях ускорения процесса и выяснения материальной истины по делу исходил из активной роли суда при поиске доказательств. Это было, пожалуй, единственным отступлением от принципов состязательного процесса. Проект комиссии так и не был реализован, а система коммерческого судопроизводства осталась неизменной.
Полемика о коммерческих судах достигла нового витка в связи с пересмотром судебной системы в целом Комиссией для пересмотра положений по судебной части Н. В. Муравьева. Однако сторонники коммерческих судов остались в явном меньшинстве.13 Большинство юристов считали коммерческие суды пережитком прошлого, а торговый процесс — мало чем отличающимся от гражданского.14
В соответствии с господствующими представлениями количество коммерческих судов стало сокращаться. В 1895г. их было 7, а к началу XX в. осталось только 4 — в Москве, Варшаве, Одессе, Санкт-Петербурге.15 Причем Варшавский коммерческий суд был как бы встроен в систему общих судов и использовал при производстве дел Устав гражданского судопроизводства.
К началу XX в. структура коммерческих судов и торговый процесс по-прежнему регламентировались Уставом судопроизводства торгового 1832г., лишь косметически подновленном за этот период. Система коммерческих судов состояла из двух звеньев: коммерческих судов и 4-го Департамента Сената (впоследствии Судебного Департамента), являющегося апелляционной инстанцией.
Количественный состав коммерческих судов был неодинаков в различных городах, но принцип смешанного комплектования был единым для всех судов. Председатель суда и его товарищ (старший член) назначались императором из числа лиц, избранных купеческим обществом, члены суда по назначению — министром юстиции, члены суда по избранию определялись в собраниях выборных от купечества. Полномочия всех членов коммерческого суда были срочными. Предусматривался институт кандидатов в члены коммерческого суда. Члены по избранию выполняли свои функции бесплатно, назначаемые судьи получали жалованье.
Кроме обычной канцелярии и приставов при коммерческих судах учреждались должности присяжных попечителей, в компетенцию которых входило управление и обеспечение сохранности имущества несостоятельных должников до открытия конкурсного управления.16 Присяжный попечитель получал жалованье в виде процента от суммы, вырученной от реализации имущества должника, а в случае участия в конкурс ном управлении — по соглашению с комитетом кредиторов.
Особенностями отличалось и Представительство в коммерческих судах. По общему правилу в качестве поверенных (представителей) могли выступать только лица, внесенные в список присяжных стряпчих конкретного суда. Кроме них в качестве поверенных могли выступать только должностные лица предприятия истца и ответчика. Присяжные поверенные также должны были просить о зачислении в число присяжных стряпчих, и только после этого им разрешалось вести дела.17 Такие положения, конечно же, нельзя признать прогрессивными и демократическими.
Особым достоинством коммерческих судов было то, что задолго до судебной ре формы 1864г. в них реализовался состязательный процесс. По общему правилу процесс велся устно, но по требованию истца (а в некоторых случаях и ответчика) процесс мог вестись и в письменной форме. В этом случае истец имел больше времени и возможностей собрать и оценить доказательства. Такая инвариантность процесса, на наш взгляд, может быть оценена только положительно, поскольку и та и другая форма имеет свои преимущества. Законом 27 июня 1866г. в Устав судопроизводства торгового был внесен принцип публичности, дополнивший начала гласности торгового процесса.18 Принцип непосредственности был реализован с некоторыми изъятиями. Устав судопроизводства торгового не был полностью избавлен и от формальной оценки доказательств, хотя преобладала все же свободная оценка.
Исковое производство по уставу осуществлялось в трех формах — устной, письменной, сокращенной, кроме этого предусматривался конкурсный процесс.19 Возбуждение дела было менее заформализовано, чем в общих судах. Иск мог быть подан как в письменной, так и в устной форме. Устное заявление делалось в присутствии члена суда и секретаря, который вносил содержание заявления в книгу входящих просьб. В отличие от обычно принятых реквизитов искового заявления в торговом процессе не требовалось делать ссылки на законодательные акты, на которых истец основывал свои требования. Это положение объяснялось тем, что суд мог основать решение не только на законе, но и на торговом обычае.
Не требовалось от истца и определения цены иска. Размер исковых требований уточнялся в ходе судебного разбирательства. Поэтому, по общему правилу, не было пошлин за подачу иска. Это ставило истца в более выгодное положение по сравнению с обычной системой взыскания пошлины в предварительном порядке. За необоснованный иск устанавливался штраф, который взыскивался после рассмотрения дела. Если же дело рассматривалось в письменной форме, т. е. истец не был заинтересован в быстром его рассмотрении, то пошлины взыскивались в обычном порядке.
Процесс не тормозился из-за оставления искового заявления без движения. Суд был вынужден играть более активную роль.
Еще одной примечательной особенностью рассмотрения дела в коммерческом суде была возможность допроса ответчика в месте его нахождения (в случае невозможности явки в суд).20 Это опять-таки преследовало цель ускорения процесса.
Письменный процесс состоял в двухкратном обмене бумагами (иск, ответ, возражение, опровержение). Содержание «обменных бумаг» докладывалось в суде, но стороны в судебном заседании не могли заявлять новых доказательств и опровержений, давая лишь пояснения. Затем составлялась записка, состоящая из содержания «бумаг» и ссылок на законодательные акты или обычаи, по которым следовало ре шить дело. Стороны могли делать свои пояснения к записке. После этого суд при ступал к вынесению решения.21
Упрощенный порядок применялся при взысканиях по векселям. Эго был наиболее быстрый процесс, завершавшийся в одной заседании. Неявка сторон не останавливала производства по делу и вынесения решения. При упрощенном порядке применялись нормы Устава гражданского судопроизводства.22 По заявлению истца, а в не которых случаях и ответчика, упрощенный процесс мог быть обращен к обычному устному порядку.
Таким образом, по инициативе сторон могла быть реализована одна из трех возможных форм процесса. Такая гибкость, безусловно, удовлетворяла интересы участников процесса; суд не диктовал своих условий, а приспосабливался к требованиям сторон.
Обжалование решений коммерческих судов допускалось только в порядке апелляции. В соответствии с этим все решения делились на окончательные и неокончательные. На окончательные решения апелляция не могла быть подана. К окончательным относились: все решения с суммой иска до 3000 руб. (1500 руб. в Одесском суде); решения по делам независимо от суммы иска, если стороны договорились за кончить дело без апелляции и заявили об этом суду; все решения в порядке упрощенного судопроизводства.23
Наиболее слабым звеном в торговом процессе было определение подведомственности коммерческих судов. Устав судопроизводства торгового относил к их ведению все споры по торговым оборотам, споры между товарищами, споры между «хозяева ми и приказчиками», дела по аварии и кораблекрушению, дела о несостоятельности. Самую большую сложность составляло определение торгового характера сделок. В этом вопросе воспроизводились положения Французского торгового кодекса, в котором давался перечень сделок, составляющих торговый оборот. При этом общего определения не было. По тому же пути шел проект Устава судопроизводства торгового 1872 г., в котором, правда, была сделана попытка сформулировать принципы для определения торгового характера сделки.24
Устав судопроизводства торгового к торговым сделкам относил все виды собственно торговли (оптовая, розничная, мелочная); торговлю «фабричную и заводскую»; торговлю банкирскую; торговлю транспортную; содействие торговле со стороны комиссионеров, маклеров, экспедиторов, т. е. под торговыми понимались практически все виды деятельности по извлечению прибыли. Именно по этому пути шла практика. 4-й Департамент Сената стал понимать под торговым оборотом такие действия, которые хотя и не являются по существу торговыми, но становятся таковыми вследствие того, что осуществляются в виде промысла.25 По тому же пути шел проект Устава судопроизводства торгового 1872 г., который определял торговые сделки как «возмездное приобретение движимости со спекулятивною целью».26
Российское законодательство безразлично относилось к личности торгующего. «Купцом» (в современной терминологии — предпринимателем) мог быть любой подданный Империи. Поэтому в законодательстве для определения торгового характера сделок критерий личности торгующего не использовался. Однако некоторые юристы сочувственно относились к формулировкам Германского торгового уложения 1897г., которое к торговым сделкам относило сделки купцов. Но купец рассматривался именно как предприниматель. Интересно отметить, что русские юристы чутко уловили, что подобное определение не является возвратом к сословности в торговой деятельности, а отражает процесс вовлечения в предпринимательскую деятельность широких масс. Г. Ф. Шершеневич, например, писал, что Германское торговое уложение встало «не на средневековую сословную точку зрения, а на точку зрения капиталистическую — и это единственный способ спасти на время самостоятельность торгового права».27 Однако его предсказания о скором и повсеместном слиянии торгового и гражданского права, коммерческих и общих судов оказались несостоятельными. Торговое право, как система норм, регулирующих имущественные отношения в процессе предпринимательской деятельности, существует в большинстве государств, а в России переживает второе рождение.
Рамки статьи не позволяют детально остановиться на характеристике, достоинствах и недостатках торгового процесса в России, однако ряд выводов все же можно сделать. Во-первых, коммерческие суды были не сословными, а специальными судами, предназначенными для рассмотрения дел, вытекающих из торгового оборота, предпринимательской деятельности. После общей судебной реформы 1864 г. купеческое сословие требовало сохранения коммерческих судов не из сословного эгоизма, а из вполне осознанного преимущества судов, специализирующихся на рассмотрении конкретного рода дел. Во-вторых, коммерческие суды осуществляли свою деятельность с участием купечества. Совершенно верно характеризовал эти суды В. Садовский как наиболее близко стоящие к «суду совести».28 Участие представителей общественности, да еще и компетентных в данных делах, неизмеримо повышало авторитет коммерческих судов.
В-третьих, в коммерческих судах задолго до судебной реформы 1864г. был реализован устный, состязательный процесс. В целом он был более быстрым, незаформализованным, гибким как по сравнению с дореформенным, так и по сравнению с общим гражданским процессом по Уставу гражданского судопроизводства 1864г.
В-четвертых, коммерческие суды в своей деятельности опирались не только на законодательство, но и на торговые обычаи, исходили из презумпции доброй воли при заключении договоров. Поэтому они своевременно реагировали на изменения в практике предпринимательской деятельности, выясняли не формальную, а материальную истину.
Детальное изучение истории коммерческих судов и торгового процесса представляет не только чисто научный, но и практический интерес. Даже беглый анализ позволяет высказать ряд предложений по реформированию арбитражного процесса.29 К ним прежде всего можно отнести следующие:
— послесудебный порядок взыскания госпошлины (конечно, если государство действительно желает защищать интересы предпринимателей, а не преследует чисто фи скальный интерес);
— необязательность только письменной формы искового заявления и указания цены иска;
— инвариантность процесса по выбору истца (устный или письменный);
— использование в качестве источника права обычаев, складывающихся в процессе предпринимательской деятельности;
— участие представителей предпринимательских кругов (в качестве судей или заседателей) в рассмотрении дел, что придало бы суду дополнительный авторитет.
* Кандидат юридических наук, доцент кафедры истории государства и права Саратовского юридического института. 1 Торговая энциклопедия. Т. 1. Советское законодательство по торговому обороту/Под ред. М. А. Мебель. М., 1925; Торговый свод СССР (проект). М., 1923; Гордон В. М. Система советского торгового права. Харьков, 1924.
2 Гойхбарг А. Г. Основы частного имущественного права. М., 1924. С. 37—40; Братусь С. Н. К проблемам хозяйственно-административного права//Советское государство и революция права. 1930. № 11. С. 146—167.
3Матвеев Г. К. Экономическая реформа и кодификация гражданского законодательства//Государство и право. 1992. № 5. С. 54; Чанкин В. В. Торговое право: современные тенденции//Государство и право. 1993. № 2. С. 57—64; Попондопуло В. Ф. Понятие коммерческого права//Государство и право. 1993. № 8. С. 72—80.
4 Владимирский-Буданов М. Ф. Хрестоматия по истории русского права. Ярославль, 1871. Вып. 1. С. 234.
5 Полное собрание Законов Российской Империи (далее—ПСЗ РИ). Собрание 1. Т. 30. № 22886.
6 Там же. Собрание 2. Т. 2. № 1459.
7 Шершеневич Г. Ф. Курс русского торгового права. СПб., 1912. Т. 4. С. 11.
8 Сохранение коммерческих судов при проведении судебной реформы до сих пор достаточно часто оценивается как непоследовательность реформы, как сохранение со словных судов (см.: Российское законодательство X—XX веков. М., 1991. Т. 8, С. 83). На самом же деле коммерческие суды являлись не сословными, а специальными, поскольку рассматривали дела различных сословий, занимающихся предпринимательской деятельностью.
9 Журнал Министерства юстиции. 1866. № 12. С. 1.
10 Проект устава торгового судопроизводства. СПб., 1872. С. 2.
11 Депп Н. О торговых судах//Журнал гражданского и уголовного права. 1871. № 1. С. 1—52; 1872. № 3. С. 457—513.
12 Проект устава торгового судопроизводства//Судебный журнал. 1873. № 1. С. 1—24; Рычков В. Еще о проекте устава торгового судопроизводства//Судебный журнал. № 2. С. 47—55.
13 Садовский В. Что делать с коммерческими судами // Журнал гражданского и уголовного права. 1892. № 7. С. 1—30.
14 Гордон И. М. Особенности судопроизводства в коммерческих судах//Журнал Министерства юстиции. 1894. № 2. С. 164; Шершеневич Г. Ф. Несколько слов о коммерческих судах//Там же. 1895. № 4. С. 61; Туткевич Д. В. О наших коммерческих судах//Там же. 1898. № 7. С. 28.
15 Гольмстен А. X. Очерки по русскому торговому праву. СПб., 1895. Вып. 1. С. 16.
16 Функции присяжного попечителя аналогичны функциям конкурсного управляющего по Закону РФ «О несостоятельности (банкротстве) предприятий». Присяжный попечитель назначался судом, исполнял обязанности до созыва собрания кредиторов, которое, в свою очередь, могло предложить попечителю возглавить конкурсное управление. По ст. 19, 22, 23 ныне действующего Закона конкурсного управляющего назначает суд, но кандидатуру его выдвигает собрание кредиторов, которое должен со звать сам управляющий. Получается замкнутый круг.
17 Устав судопроизводства торгового. Ст. 32—38.
18 Журнал Министерства юстиции. 1866. № 8. С. 86.
19 Конкурсный процесс, имеющий самостоятельное значение, в настоящей статье не рассматривается.
20 Устав судопроизводства торгового. Ст. 172.
21 Там же. Ст. 139—150.
22 Устав гражданского судопроизводства // Свод законов Российской Империи. СПб., 1892. Т. XVI. Ст. 365.
23 См.: ст. 49 Устава судопроизводства торгового; Решения гражданского кассационного департамента Сената. 1902. № 109.
24 Заметим попутно, что ст. 20 АПК РФ также далека от совершенства в определении подведомственности арбитражных судов. Введение явно не правовой категории «экономический спор» заставляет законодателя перечислять все виды рассматриваемых дел, тогда как все они подпадают под понятие имущественного спора, возникающего в результате предпринимательской деятельности.
25 Решения 4-го Департамента Сената. 1895. № 1076.
26 Проект Устава торгового судопроизводства. С. 4.
27 Шершеневич Г. Ф. Курс... Т. 4. С. 87.
28 Садовский В. Указ. соч. С. 15.
29 Даже сам термин «арбитражный процесс», на наш взгляд, меньше отражает сущность явления, чем исторические названия «торговый процесс», «коммерческий процесс», «коммерческие суды».



ОГЛАВЛЕНИЕ