ОГЛАВЛЕНИЕ

Понятие и сущность субъекта предпринимательской деятельности как участника гражданско-правовых отношений
№ 1
03.01.1994
Брызгалин А.В.
Широкое развитие разнообразных форм предпринимательской деятельности вызвало к жизни фигуру предпринимателя как нового и специфического участника правоотношений. Именно поэтому для правовой теории и практики представляется важным определить сущность и правовую природу данного субъекта, установить специфику его статуса.
Признание лица субъектом предпринимательства должно быть основано на предпринимательском характере деятельности, им осуществляемой. Поэтому лицо, которое использует свое имущество в целях извлечения прибыли, а не для удовлетворения своих личных (домашних, семенных) потребностей, может быть признано предпринимателем в юридическом смысле.
При определении сущности и правовой природы субъекта предпринимательства необходимо отметить, что ему присущи специфические признаки, которые в совокупности отличают предпринимателя от иных участников гражданского оборота, а это свидетельствует о необходимости его специального нормативного выделения.
Это подтверждает и торговое право государств рыночной экономики.
Во-первых, во всех торговых кодексах и уложениях зарубежных стран очерчивается определенная сфера отношений, участником которых должны являться лица, отвечающие определенным требованиям. Единообразный торговый кодекс США, определяя в ст. 2—104 статус субъектов предпринимательства, устанавливает, что таковыми могут являться лишь лица, имеющие особые знания и опыт в области торговой практики.
Во-вторых, субъектами предпринимательства за рубежом являются как индивиды, так и коллективные образования (торговые товарищества), которые, выступая равноправными участниками торгового оборота и одинаково подчиняясь общим правилам, предусмотренным для них, тем не менее терминологически объединены под одним названием, подчеркивающим особый характер их деятельности.
В соответствии с законодательством США, Италии, Германии и других стран такие субъекты имеют свое наименование — коммерсанты (редко — купцы), которое обозначает лишь их принадлежность к предпринимательству безотносительно к их организационно-правовой форме; правовое положение и деятельность таких субьектов подчинены специальному регулированию.
Во французском Законе № 78—23 от 10 января 1978г. «О защите и информации потребителей продуктов и услуг» используются термины «professionals» и «non-piofessionnels», которые в буквальном переводе обозначают соответственно «профессионалы» и «непрофессионалы». Под профессионалами во французской судебной практике и юридической доктрине понимаются лица, которые осуществляют торговую и гражданскую деятельность в виде своей основной профессии или промысла. Под непрофессионалами подразумеваются лица, которые заключают договоры для удовлетворения своих личных потребностей. Таким образом, смысл, который вкладывается в указанные термины во французском законодательстве, точнее передается в русском языке словами «предприниматели» и «непредприниматели».1
В нашей стране тенденция выделения предпринимателя в качестве специфического субъекта гражданского права наметилась в Основах гражданского законодательства Союза ССР и республик, где отношения с участием субъектов предпринимательства регламентируются в специальном порядке, отличном от регламентации отношений с участием просто физических или юридических лиц. В частности, в ч. 3 ст. 5 и ст. 79 прямо используется термин «предприниматель», а в ч. 2 ст. 71; ч. 2 ст. 113; ч. 1 ст. 114 данный субъект обозначается как лицо, осуществляющее предпринимательскую деятельность.
Представляется, что в целях упорядочения делового оборота в нашей стране необходимо определить сущность субъектов предпринимательства, учитывая, что ими могут быть как юридические, так и физические лица.
Одной из основополагающих черт, определяющих специфику предпринимателя как субъекта гражданского права, является то, что это всегда хозяйствующий субъект, осуществляющий деятельность с целью получения прибыли.
Для определения точного и полного юридического понятия субъекта предпринимательства необходимо установить, во-первых, материальные (экономические) предпосылки предпринимателя, во-вторых, форму его существования как явления правового порядка (организационно-правовые предпосылки) и, в-третьих, найти то связующее звено, посредством которого происходят объединение, указанных предпосылок и рождение его нового качества как субъекта.
1. В правовых системах зарубежных стран широко распространен термин «фирма», который условно обозначает контрагента, преследующего коммерческие цели. Под фирмой, в свою очередь, понимается предприятие или определенная хозяйственная единица, которая осуществляет хозяйственную деятельность в области промышленности, торговли, строительства, транспорта, бытового обслуживания, сельского хозяйства с целью получения прибыли.
Таким образом, субъект предпринимательства — это в основном предприятие, категория, которая хорошо известна нашему законодательству.
Предприятие вообще представляет собой в первую очередь экономическую категорию и, "будучи... первичной ячейкой производства, включает в свой состав известную совокупность материальных предметов (здания, сооружения, оборудование, сырье, материалы, инструменты и др.), которые являются вещественными факторами производства в их натуральной форме."2
В связи с этим определение субъекта предпринимательства через понятие предприятия в данном случае — самый оптимальный вариант для установления одной из важнейших сторон его сущности. Это понятие означает специфическое (используемое для целей хозяйственного оборота) обособленное имущество предпринимателя.3
2. Однако предприятие является не только экономической, но и юридической категорией, особенностью которой на современном этапе можно считать ее двойственное значение. Предприятие — не только объект имущественных прав, который может находиться в собственности лица (например, гражданина, ст. 11 Закона «О собственности в РСФСР»), но и субъект гражданского права (ст. 4 Закона РСФСР «О предприятиях и предпринимательской деятельности»). При этом предприятие выступает юридической категорией только тогда, когда определена его организационно-правовая форма.
Признание за предприятием юридической личности без облечения его в какую-либо организационно-правовую форму несвойственно также и правовым системам развитых стран.4 По словам немецкого цивилиста Л. Эннекцеруса, «предприятие — это сумма вещей, прав или фактических отношений (возможности, добрая воля), которые через посредство субъекта прав предпринимателя связаны в организационное единство».5
Отсюда следует, что дальнейшая приверженность представлениям о предприятии как главном субъекте предпринимательства становится препятствием на пути формирования рыночной организации экономики. Об этом говорят и отечественные ученые-правоведы.6
Предприятие и его организационно-правовая форма — две стороны одного явления, которое выступает не только как совокупность материальных элементов (содержание), но и как способ существования и выражения этого содержания, его различных модификаций (форма).
Таким образом, организационно-правовая форма представляет собой юридический способ организационного обособления имущества (предприятия как имущественного комплекса) собственника в хозяйственном обороте.
В связи с этим и субъектами предпринимательства должны признаваться не предприятия как таковые, а соответствующие организационно-правовые структуры (товарищества, общества) как владельцы предприятий. Именно организационно-правовая форма этих предприятий будет иметь значение для определения статуса субъектов предпринимательства.
После определения субъекта предпринимательства через понятие предприятия, облеченного в соответствующую организационно-правовую форму, особый интерес представляет вопрос о юридической личности рассматриваемого субъекта.
И если проблема субъекта предпринимательства, обладающего статусом юридического лица, не вызывает особых дискуссий, то вопрос о субъектах, таким статусом не обладающих, требует особого исследования. Появление в гражданском обороте нетрадиционных для советского права субъектов, таких, как граждане-предприниматели и полные товарищества, объективно требует своей правовой регламентации.
На то, что юридическое лицо — не единственная форма участия в гражданском обороте, указывали еще советские цивилисты. Так, Д. М. Генкин подчеркивал, что юридическое лицо—это только одна, но не единственная форма участия в правоотношении/
И именно здесь необходимо установить то связующее звено между предприятием, его организационно-правовой формой и юридической личностью субъекта предпринимательства.
3. Таким связующим звеном может выступать категория «фирма». По словам В. С. Леденева, «общее понятие „фирмы" определяется как наименование, под которым отдельное лицо, товарищество, акционерное общество, предприятие или юридическое лицо выступают в коммерческих отношениях».8 В этом понятии находит законченное выражение экономическая и юридическая самостоятельность предприятия, независимо от его юридической личности. По словам В. А. Рахмиловича, данный признак как бы суммирует все остальные признаки.9
Возникая на основе материальных и организационно-правовых предпосылок, фирменное наименование является окончательным внешним выражением гражданской правосубъектности предпринимателя (причем не только юридического, но и физического лица, индивидуального предпринимателя, осуществляющего деятельность без образования юридического лица). Субъектом предпринимательства может выступать также группа (совокупность) лиц, действующих совместно и солидарно отвечающих под общей фирмой. Такова в данный момент юридическая природа полных товариществ.
Необходимо отметить, что и зарубежное законодательство знает такую конструкцию, как предприятие без прав юридического лица, но, как показывают тенденции развития этого законодательства, в нем идет постепенный отказ от подобных образований. В частности, в США в соответствии с традиционными принципами общего права товарищество считалось «совокупностью лиц» и не признавалось юридическим липом. В настоящее же время и теория, и практика значительно изменились в направлении постепенного признания товариществ юридическими лицами. В рекомендациях Ассоциации американских юристов по принятию новой редакции Единообразного закона о товариществах предлагается рассматривать товарищества в качестве юридических лиц.10
В странах континентального права, например во Франции, за полными товариществами признается статус юридического лица.11 Такой же подход был свойствен и дореволюционному российскому законодательству, и Гражданскому кодексу РСФСР 1922г. Аналогичной позиции придерживаются и Основы гражданского законодательства Союза ССР и республик (ст. 19). Поэтому то, что ст. 9 Законе РСФСР «О предприятиях и предпринимательской деятельности» отказывает полному товариществу в представлении статуса юридического лица, вызывает недоумение. В литературе уже высказывалось мнение, что такая норма появилась как результат недоразумения.12 В связи с этим не случайным представляется тот факт, что полные товарищества как формы предприятий создаются крайне редко.
Крайне неудачно также проведенное Законом РСФСР «О предприятиях и предпринимательской деятельности» разделение предпринимателей в зависимости от использования ими наемного труда, а также ограниченное определение конкретных организационно-правовых форм (ст. 6—15 вышеуказанного Закона).
Следует выделять две основные формы предприятий: !) единоличные предприятия, не являющиеся юридическими лицами (граждане-предприниматели); 2) предприятия, являющиеся юридическими липами (коммерческие организации).
К первой группе предприятий относятся единоличные предприятия (граждане-предприниматели) и крестьянские (фермерские) хозяйства. Хотя Закон РСФСР «О крестьянском (фермерском) хозяйстве» от 22 ноября 1990г.13 и наделил крестьянское хозяйство статусом юридического лица, ряд ученых возражают против подобной конструкции, указывая, что в связи со спецификой предпринимательства в сельском хозяйстве данная форма не всегда целесообразна.
Ко второй группе предприятий относятся предприятия — юридические лица, деление которых осуществляется в зависимости от количества участников предприятия, характера их ответственности по обязательствам последнего и вида собственности на предприятия. В частности, это индивидуальные (семейные) частные предприятия, товарищества (полные, смешанные, с ограниченной и дополнительной ответственностью), производственные кооперативы, арендные и коллективные предприятия, акционерные общества (как открытого, так и закрытого типа), предприятия общественных организаций, хозяйственные объединения предприятий (концерны, ассоциации, консорциумы и т. д.), государственные, муниципальные, дочерние предприятия.
Предложенный вариант наиболее полно отражает все возможные организационно-правовые формы предприятий по действующему в России законодательству (Закону «О предприятиях и предпринимательской деятельности» и Основам гражданского законодательства Союза ССР и республик), а также соответствует тем традициям, которые сложились в зарубежных странах.
Для упорядочения делового оборота в Российской Федерации необходимо, во-первых, внести в Закон «О предприятиях и предпринимательской деятельности» соответствующие изменения и дополнения, а во-вторых, разработать отдельное и специальное законодательство, касающееся предприятий конкретной организационно-правовой формы, как это принято во всем мире, а также сделано в некоторых государствах СНГ, о частности о Казахстане (Закон «О хозяйственных товариществах и акционерных обществах» от 21 июня 1991 г.).
Таким образом, па основе выделения сущностных признаков субъекта предпринимательской деятельности необходимо дать ему полное и законченное определение. Субъект предпринимательства (предприниматель) — это предприятие, осуществляющее предпринимательскую деятельность в установленной законом организационно-правовой форме под своим фирменным наименованием.
Кандидат юридических наук, преподаватель кафедры гражданского права Уральской государственной юридической академии.
1 Кулагин М.И. Гражданское, торговое и семейное право капиталистических стран: Сборник нормативных актов, Обязательственное право. М., 1989. С. 22.
2Якушев В. С. Юридическая личность государственного производственного предприятия. Свердловск, 1973. С, 5.
3 В связи с этим представляется неудачным определение, данное банку как учреждению в Законе «О банках и банковской деятельности в РСФСР», так как банк создается в виде организации корпоративного типа, которая занимается хозяйственной деятельностью с целью получения прибыли (см.: Ефимова Л. Коммерческий банк: предприятие или учреждение//Хозяйство и право. 1992. № 7. С. 101).
4 См.: Гражданское и торговое право капиталистических стран / Под ред. В. П. Мозолина и М. И. Кулагина. М., 1980. С. 52—53.
5Эннекцерус Л. Курс германского гражданского права. М., 1957. Т. 1. С. 67.
6 Суханов Е. А. Система юридических лиц//Советское государство и право. 1991. № 11. С. 42—43.
7 Генкин Д. Правовое положение государственного социалистического предприятия//Советское государство и право. 1965. №9. С. 72.
8 Леденев В. Российский коммерсант в международной торговле. М., 1992. С. 8.
9Рахмилович В. А. Понятие, значение и признаки юридического лица//Советское гражданское право. Т. 1. Общая часть. М., 1965. С. 111.
10 Сыродоева О. Проблемы юридической личности в законодательстве США// Правоведение. 1992. № 4. С. 33.
11 Морандьер Ж. Гражданское право Франции. М., 1958. Т. 1. С. 163.
12 Суханов Е. Указ. соч. С. 47.
13 Ведомости Съезда народных депутатов РСФСР и Верховного Совета РСФСР. 1990. № 26. Ст. 324.



ОГЛАВЛЕНИЕ