ОГЛАВЛЕНИЕ

Принцип равенства сторон и пробелы в гражданском праве
№ 5
03.09.1990
Хахулин В.В., Новошицкий А.Н.
Задача формирования социалистического правового государства неразрывно связана с максимальным обеспечением прав и свобод всех членов общества, установлением взаимной ответственности государства и гражданина, повышением роли и авторитета закона, строгим соблюдением его на практике. «Первостепенное внимание необходимо уделить правовой защите личности, упрочить гарантии осуществления политических, экономических, социальных прав и свобод советских людей»1. В имущественно- стоимостных и связанных с ними личных неимущественных отношениях граждан между собой и с организациями эта роль отводится гражданскому законодательству, в первую очередь. Основам гражданского законодательства Союза ССР и союзных республик и республиканским гражданским кодексам. Планом законопроектных работ намечено внесение изменений и дополнений в Основы гражданского законодательства2. Необходимо, чтобы они полнее регламентировали отношения с участием граждан.
Один из постулатов теории гражданского права со времен Древнего Рима — признание исходного равенства сторон гражданского правоотношения, их независимости и неподчинения друг другу. Отсюда обычно делается вывод о некой автономии субъектов гражданско-правовых связей, их свободе в выборе вариантов поведения, выработке условий заключаемых договоров и т. д. Однако так обстоит дело лишь в случаях, когда сторонами договора являются граждане. Они действительно имеют возможность согласовывать свои позиции, в результате чего и совершается, сделка. Если же одной из сторон сделки оказывается юридическое лицо, и гражданину предписывается проформа договора с условиями, отступить от которых он не может, то вся свобода выработки условий сделки превращается в иллюзию, фикцию. По существу, в подобных случаях свобода в выработке договорных условий сводится к дилемме, заключать договор или не заключать. Трудно представить, например, чтобы пассажир, заключая с железной дорогой или пароходством договор перевозки, мог бы диктовать «свои» условия, не соответствующие типовым. Принципиально едины договоры граждан с организациями по обязательному страхованию имущества, найму жилого помещения, бытовому прокату и т. п.
На отсутствие равенства сторон в выработке условий договоров и свободы волеизъявления граждан с организациями указывал еще более ста лет назад В. Ансон3. Если уже в то время, при относительно неразвитой структуре договорных связей частных лиц с организациями, были основания говорить о нарушении принципа равенства сторон, то сегодня можно смело утверждать, что в нашей практике равенство гражданина и организации превратилось в легальную фикцию. Более того, неравенство, известное подчинение одной стороны договора другой стало даже преобладающим, поскольку в подавляющем большинстве случаев граждане вступают в договорные контакты не друг с другом, а именно с организациями и предприятиями торговли, бытового обслуживания, транспорта и т. д. Могут возразить, что и другая сторона (организация) в подобных случаях в неменьшей мере чем гражданин должна следовать условиям типового договора или правилам, регулирующим заключение и исполнение договора. Однако в эти условия или правила (чаще всего — ведомственные или утвержденные после предварительного согласования с заинтересованным ведомством) заблаговременно и в наилучшем виде включено «свободное волеизъявление» изготовителя товаров, розничного продавца, перевозчика и т. д. Гражданину — потребителю товаров и услуг, ничего не остается, как согласиться на предлагаемые (точнее, «навязываемые») договорные условия. Таким образом, вместо подлинного равенства контрагентов заключаемого договора и свободного их волеизъявления на поверку обеспечивается свобода усмотрения лишь одной стороны — социалистической организации4.
К архаичным особенностям Основ гражданского законодательства и гражданских кодексов относится традиционная архитектоника их правовых институтов. Многие правовые нормы мало чем отличаются от институций Юстиниана и других источников римского частного права, рассчитанных на регламентацию отношений между гражданами, но не между гражданами и организациями. Например, почти все нормы главы «Купля-продажа» ГК РСФСР регулируют отношения между гражданами. Там, в частности, предусматривается: покупатель вправе требовать от продавца безвозмездного устранения дефектов, соразмерного уменьшения цены, расторжения договора и возмещения убытков и т. д. Нормы же гражданских кодексов должны быть сориентированы и на регламентацию отношений между гражданами и организациями, поскольку такие отношения стали преобладающими.
Чуть ли не в каждой статье, относящейся к розничной торговле, содержится оговорка о действии специальных правил. Эти оговорки вынуждают покупателя приспосабливаться к таким вариантам поведения, которые на случай ненадлежащего исполнения обязательства, в том числе при продаже некачественного товара, наиболее удобны продавцу—предприятию торговли, изготовителю и т. д., т. е. всегда юридическим лицам (контрагентам гражданина), но не покупателю. Многочисленные нормы-отсылки, содержащиеся в республиканских гражданских кодексах, по существу прикрывают (маскируют) пробелы законодательной регламентации гражданско-правовой сферы и легализуют ее подмену суррогатом права. Пропагандируемое таким путем мифическое равенство сторон гражданских правоотношений в действительности оборачивается узаконенным ведомственным произволом.
Неравенство гражданина в имущественных и связанных с ними личных неимущественных отношениях с организациями отражает общую тенденцию развития советского законодательства в предшествовавшие десятилетия. Долгие годы в отношениях «государство — личность» предпочтение (часто в ущерб интересам личности) отдавалось государству, государственным интересам, а охрана законных интересов личности и защита ее прав просто декларировались. Ни одна из отраслей советского права не была ограждена от разлагающего влияния застоя. Но гражданское право, будучи антиподом административно-командного регулирования, пожалуй, в наибольшей мере испытало на себе отрицательные последствия волевых деформаций, как в законотворческой, так и правоприменительной сферах. Произошло снижение престижа и статуса названной отрасли права5.
Однако если это в какой-то мере и было оправдано на первых этапах становления социалистического государства и государственности, то сегодня господство административно-приказной системы стало совершенно нетерпимым. Курс на создание правового государства требует глубокого пересмотра сложившихся в прошлом представлений о праве, выработки таких научных положений, в соответствии с которыми было бы осуществлено коренное преобразование всей советской правовой системы. Ее центром должен стать человек, его права и интересы, обеспеченные надежной и легко реализуемой системой гарантий прав и свобод, торжеством закона, независимого от ведомственных актов6.
Одной из причин несоблюдения равенства между гражданами и организациями является отсутствие прямого регулирования законом наиболее распространенных на практике отношений. Гражданские кодексы не содержат прямой регламентации многих вопросов, возникающих на практике в связи с медицинским и библиотечным обслуживанием, внутригородскими перевозками граждан общественным транспортом, розничной торговлей, общественным питанием и другими видами их повседневного обслуживания. Это — пробелы в гражданском законодательстве, обусловленные тем, что не учитывались характерные для современной жизни отношения.
Только устранив эти пробелы, можно обеспечить защиту прав граждан, равенство субъектов гражданских правоотношений.
Пробелы существуют там, где общественные отношения допускают правовое опосредование, нуждаются в нем, но по разным причинам остаются полностью или частично неурегулированными7. Такие пробелы своеобразно санкционируют социальную незащищенность граждан в важнейших областях жизни. Остановимся на некоторых из них.
Общественное питание. Ни в одном республиканском гражданском кодексе нет соответствующей главы. Считается, что отношения в области общественного питания не отличаются от отношений в торговле и регулируются нормами главы «Купля-продажа». Но даже беглый просмотр статей этой главы ГК РСФСР позволяет убедиться в ошибочности подобного мнения. Так, из 18 ее статей к общественному питанию относится лишь ст. 237, в которой дано определение договора купли-продажи и ст. 245, где предусмотрено, что товары должны отвечать требованиям стандартов, технических условий или обычно предъявляемым требованиям. Нормы же общей части ГК касаются гражданских правоотношений вообще. Однако общественное питание настолько специфично, что нуждается в специальном урегулировании, но не в ведомственных нормативных актах, а в гражданских кодексах.
Розничная торговля. Многие статьи главы ГК «Купля-продажа» неприменимы также и к розничной торговле. В гражданских кодексах нужно выделить специальный подраздел, в котором излагались бы права и обязанности по договору розничной купли-продажи (порядок обмена некачественных товаров, устранения недостатков, доставки некачественной вещи в ремонт, проведения экспертизы с целью выявления причин возникновения недостатков и др.), т. е. вопросы, которые часто возникают на практике.
Внутригородские пассажирские перевозки. Глава ГК РСФСР «Перевозка» содержит 13 статей. Пять из них посвящены перевозкам грузов, т. е. отношениям между организациями, одна содержит определение договора перевозки, остальные — отсылочные. Ведь в соответствии со ст. 3 Основ гражданского законодательства регламентация железнодорожных, морских, речных и воздушных перевозок отнесена к компетенции Союза ССР. Все эти перевозки регулируются общесоюзными кодексами и уставами, а автомобильные — уставами автомобильного транспорта союзных республик. В статьях ГК речь идет о пассажирах, сдающих вещи в багаж, за сохранность и современную доставку которого перевозчик несет ответственность. Иными словами, ГК регулируют (если отсылки к другим нормативным актам можно назвать регулированием) отношения по междугородным перевозкам пассажиров и багажа. Правильнее оставить в гражданских кодексах только одну статью, в которой говорилось бы, что перевозки регулируются общесоюзными уставами и кодексами. Если же в гражданских кодексах иметь специальную главу, то в ней нужно воспроизводить многие общесоюзные и республиканские нормы, которые чаще всего используются гражданами. Но независимо от того, как будет решен вопрос о междугородных перевозках, гражданские кодексы должны содержать нормы, упорядочивающие внутригородские пассажирские перевозки, которые сейчас в основном регулируются ведомственными актами. Эти акты в печати не публикуются, поэтому вряд ли можно сказать, что они регулируют отношения перевозчика с пассажиром, поскольку пассажир даже не знает о правах и обязанностях, ни своих, ни перевозчика.
Медицинское обслуживание. В гражданских кодексах союзных республик нет ни одной нормы, касающейся медицинского обслуживания. Вместе с тем по предмету и методу регулирования отношения типа «лечебное учреждение — пациент являются гражданско-правовыми8, поэтому нормы, их регулирующие, должны содержаться в гражданских кодексах.
Требуют также правового упорядочения широко распространившиеся в последние годы отношения граждан с колхозами и совхозами по выращиванию и откорму сельскохозяйственных животных с обязательством возврата их хозяйствам-собственникам, по уходу за больными в соответствии с договором и т. п.
Для укрепления правового статуса гражданина в различных отношениях с юридическими лицами в Основы гражданского законодательства должна быть включена норма-принцип о том, что любое нормативное предписание, ущемляющее предусмотренные законом права граждан, недействительно, а предприятия или организации, предлагающие гражданину услуги по удовлетворению его повседневных потребностей, не вправе навязывать свои условия соглашения. Кроме того, в ст. 2 Основ следует конкретизировать, что отношения граждан между собой строятся на началах равенства. Восполнение пробелов законодательного регулирования в отмеченных областях будет способствовать упрочению правового статуса личности, повышению уровня социальной защищенности советских людей в отношениях с различными предприятиями и организациями.
В общей теории права принципы права относят к командному отсеку механизма правового регулирования9, характеризуют их в качестве глубинных элементов правовой системы и активных ее центров, способных не только направлять функционирование всей правовой системы и отдельных ее отраслей, но и обнаруживать пробелы в праве10. Дефекты системы гражданско-правового регулирования имущественных отношений граждан с социалистическими организациями, связанные с ограниченностью действия принципа равенства сторон на почве пробельности гражданского законодательства в известной мере могут быть отнесены и к большому количеству отношений юридических лиц между собой. Тому можно найти множество объяснений. В то же время отсутствие равенства субъектов хозяйствования в имущественных связях характерно для тех сфер их деятельности, которые на уровне закона прямо не регулируются. Известно, например, в каком выгодном положении по отношению к своей клиентуре находятся энергоснабжающие организации, железнодорожный перевозчик. Ни та, ни другая хозяйственные сферы Основами гражданского законодательства и гражданскими кодексами не регулируются. Пробелы в гражданском законе и здесь восполняются подзаконными, в том числе ведомственными нормативными актами, чем в известной мере и объясняется привилегированность избранных хозорганов, приоритет их правового статуса. Отмеченная зависимость неравенства партнеров в названных хозяйственных отношениях от пробелов законодательной регламентации отдельных областей хозяйственной деятельности подводит к выводу о необходимости их ликвидации. Беспробельность законодательства в сфере правового регулирования хозяйственных отношений послужит необходимой предпосылкой последовательного проведения нынешней экономической реформы, весь смысл которой состоит в том, чтобы поставить участников товарного оборота в равные условия хозяйствования с целью обеспечения им одинаковых возможностей для выявления преимуществ различных форм собственности и определения перспектив их всемерного практического использования.
В современных условиях практику правового регулирования гражданско-правовых отношений необходимо либо привести в соответствие с провозглашенным и пропагандируемым принципом равенства субъектов, обеспечив им подлинное равноправие в действительности, либо, признав принцип равенства субъектов лишь для однотипных субъектов товарно-денежных отношений, отказаться от его квалификации как общеотраслевого, поскольку в качестве общего принципа не может рассматриваться такой, проявление которого избирательно.
* Кандидат юридических наук, доцент Донецкого государственного университета.
** Кандидат юридических наук, доцент того же университета.
1 Материалы XIX Всесоюзной конференции Коммунистической партии Советского Союза. 28 июня—1 июля 1988 г. М., 1988. С. 146.
2 О плане подготовки законодательных актов СССР, постановлений Правительства СССР и предложений по совершенствованию законодательства СССР на 1986—1990 годы: Постановление Президиума Верховного Совета СССР и Совета Министров СССР от 28 августа 1986 г. № 1051 // СП СССР. 1986. Отдел первый. №31. Ст. 162.
3 Ансон В. Договорное право. М., 1984. С. 16.
4 Здесь не затрагиваются вопросы о договорах, заключаемых на основе различного рода плановых предпосылок, когда принцип равенства сторон и в отношениях между организациями подвергается деформациям, превращается в фикцию.
5 Алексеев С. С. Несколько мыслей о нашей юридической науке // Советское государство и право. 1989, № 5. С. 77.
6 Там же. С. 78.
7 Лазарев В. В. Применение норм права. Казань, 1972. С. 109.
8 Малеина М. Н. Гражданско-правовой договор на оказание медицинской помощи // Правоведение. 1989. № 2. С. 30.
9 Явич Л. С. Право развитого социалистического общества. Сущность и принципы. М., 1978. С. 33.
10 Алексеев С. С. Общая теория права: В 2 т. Т. 1. М., 1981. С. 262.



ОГЛАВЛЕНИЕ