ОГЛАВЛЕНИЕ

Проблемы функционирования специальных органов по делам о правонарушениях несовершеннолетних
№ 3
03.05.1993
Кустова М.В.
Низкая социальная и правовая защищенность членов общества в современных условиях, рост социальной напряженности неизбежно отражаются на социальной позиции и поведении несовершеннолетних. В последние годы четко обозначилась тенденция усиления преступной активности несовершеннолетних.1 На учете в инспекциях по делам несовершеннолетних состоит до полумиллиона подростков, склонных к правонарушениям.3 В то же время мы становимся свидетелями фактически полного исчезновения служб социального контроля и социальной помощи несовершеннолетним.
В сложившихся условиях необходимо использовать все возможности, чтобы предотвратить становление углубленных форм отклоняющегося поведения несовершеннолетних, обеспечить их полную социально-правовую реабилитацию, сознательное соблюдение ими правовых предписаний в будущем. Сложность решения данных проблем связана с возрастными особенностями правонарушителей, без учета которых невозможно обеспечить строгую индивидуализацию в выборе средств и способов воздействия на несовершеннолетних в сочетании с максимальной гарантированностью их прав и законных интересов. Именно понимание существенной специфики этих дел обусловило решение законодателя об отнесении их подавляющего большинства к подведомственности комиссий по делам несовершеннолетних.
Следует отметить, что на разных этапах исторического развития нашей страны существовали различные системы органов для рассмотрения дел о правонарушениях несовершеннолетних. При этом создание той или иной системы органов всегда отражало изменения политики государства по отношению к несовершеннолетним правонарушителям.
Так, создание в России в 1911г. системы специальных детских судов было вызвано требованием усилить роль педагогического, воспитательного фактора в их деятельности.3 Однако решалась эта задача на основе разбирательства «поступков-преступлений, а не личности правонарушителя».4 Педагогические, воспитательные функции суд осуществлял наряду с сохранением в его деятельности «карательного элемента», который признавался «принципиально допустимым и уместным».5
С первых дней установления советской власти главными факторами в борьбе с правонарушениями несовершеннолетних были признаны воспитательная и предупредительная работа.6 В результате Декретом Совета Народных Комиссаров от 14 января 1918г. при Наркомате просвещения и его местных органах были учреждены комиссии по делам несовершеннолетних.7 Заменив собой детский суд, комиссия выступила уже в совершенно иной роли «своего рода педагогического совета».8 Центр тяжести в ее деятельности смещался с решения вопроса о привлечении несовершеннолетнего правонарушителя к ответственности в сторону применения к нему мер медико-педагогического характера. Прежде всего комиссия решала задачи физического оздоровления подростка, устранения недостатков в его воспитании и в конечном счете положительных изменении его личности.9 Таким образом, суть работы комиссии сводилась к обстоятельному изучению личности правонарушителя, выявлению причин и условий, побудивших его к асоциальному поступку, естественным последствием чего становилось осуществление тех или иных педагогических и врачебных мероприятий.10
В литературе тех лет справедливо указывалось на возможность несоответствия применяемых к несовершеннолетнему мер характер) содеянного как на отличие комиссий от детских судов, где «крупному преступлению всегда соответствовал крупный приговор».11 В этом смысле применение к подростку той или иной медико-педагогической меры являлось, скорее, не выражением ответственности лица за содеянное, а оказанием ему необходимой государственной и общественной помощи, без которой была бы невозможна социальная реабилитация. При установлении же невозможности применения к правонарушителю мер медико-педагогического характера дело передавалось в народный суд для привлечения несовершеннолетнего к ответственности на общих основаниях.12
Таким образом, комиссии создавались прежде всего для защиты прав несовершеннолетних и оказания им необходимой социальной помощи с целью предупреждения противоправного поведения. Достижение этих целей обеспечивалось благодаря участию в каждом деле наряду с юристом педагога и врача с соответствующей подготовкой к проведению специальной медико-педагогической экспертизы, гарантирующей правильность принимаемого в отношении того или иного подростка решения. В этом современники видели особую заслугу комиссий по сравнению с особыми детскими судами.13
В середине 30-х годов общая тенденция к усилению судебных репрессий ч ужесточению карательных мер коснулась и политики в отношении детской преступности. Постановлением СНК СССР и ЦК ВКП(б) от 31 мая 1935г. «О ликвидации детской беспризорности и безнадзорности» комиссии по делам несовершеннолетних были упразднены.14-15
Они были образованы вновь при Советax Министров союзных и автономных республик и исполкомах местных Советов народных депутатов лишь в 1961 г. Однако их правовое положение существенно отличалось от статуса прежних комиссий. Выступающие прежде в роли постоянно действующих государственных органов, комиссии по делам несовершеннолетних превратились в такие формирования, вопрос о правовой природе которых до сих пор дискутируется в научной литературе.
Руководство комиссиями было возложено на заместителей председателей или секретарей исполкомов Советов народных депутатов, а ныне — на заместителей глав местных администраций, в системе которых функционируют современные комиссии (ч. 1 ст. 5 Положения о комиссиях). Но, не имея специальной профессиональной подготовки для работы с несовершеннолетними, занимаясь, помимо этой деятельности, ответственной работой в исполнительных органах, указанные лица в силу своей занятости и некомпетентности не способны осуществлять эффективное руководство комиссиями. Представляется, что проблема не может быть решена и путем замещения должности председателя комиссии теми работниками исполнительных органов, которые курируют народное образование и культуру.16
При таком формальном руководстве комиссиями основная нагрузка по организации их работы фактически ложится на ответственного секретаря. Он является единственным освобожденным работником, штатная должность которого обязательна для всех комиссий по делам несовершеннолетних, однако никаких обязательных требований к его образованию и опыту работы в Положении о комиссиях не содержится.
Комиссия работает с детьми и подростками, т. е. с весьма специфичной категорией правонарушителей. При этом она наделена государственно-властными полномочиями по привлечению их к административной ответственности. Поэтому к ее кадрам должны предъявляться самые высокие требования, связанные со знанием как правовых вопросов ответственности несовершеннолетних, так и возрастной психологии отклоняющегося поведения. В связи с этим явно недостаточны весьма неопределенные рекомендации ч. 3 ст. 5 Положения о комиссиях по формированию их состава из представителей широкого круга различных учреждений, органов и организаций.
Традиционно включение в состав комиссий по делам несовершеннолетних руководителей образовательных учреждений, инспекторов по делам несовершеннолетних, работников государственных органов народного образования, а также представителей трудовых коллективов предприятий и учреждений, расположенных на соответствующей территории. Представляется, что подобный состав не может обеспечить независимое рассмотрение дела об административном правонарушении, исключающее личную заинтересованность членов комиссии в том или ином его исходе.
Так, на наш взгляд, недопустимо участие в рассмотрении дела с правом решающего голоса инспекторов по делам несовершеннолетних и других представителей органов внутренних дел, осуществляющих административное расследование дел, оформление соответствующих материалов и их направление в комиссию. Столь же серьезные возражения вызывает и участие в принятии решения по делу представителей администрации или общественности с места учебы или работы несовершеннолетнего. У правонарушителя не должно быть никаких оснований считать вынесенное в отношении него решение предвзятым. В противном случае даже принятие законного и обоснованного решения по делу не позволит достичь воспитательно- предупредительного воздействия слушания дела и высокой эффективности примененной к несовершеннолетнему меры воздействия.
При общественном характере выполнения обязанностей подавляющим большинством членов комиссии существенно снижается возможность частого проведения ее заседаний. Собираясь для коллективного решения вопросов, как правило, лишь 2 раза в месяц, члены комиссии рассматривают при этом в 3—4 раза больше индивидуальных дел, чем народные суды.17 Для большинства заседаний характерна повестка дня из 30 и более вопросов, основная масса которых связана с рассмотрением индивидуальных дел о правонарушениях несовершеннолетних. Очевидно, что в таких условиях на рассмотрение дела комиссией может быть отведено лишь несколько минут. В течение этого времени без предварительного изучения материалов 18 даже специалисту трудно на слух оценить обоснованность предъявляемых подростку обвинений и тем более избрать в отношении него наиболее эффективную меру ответственности.
Показательно, что меры ответственности применяются к несовершеннолетнему и к его законным представителям, как правило, единогласным решением членов комиссии. Однако это могло бы иметь положительное значение лишь при условии высокой эффективности деятельности комиссий. Но поскольку на практике от 50 до 80% подростков, к которым ранее применялись меры воздействия, вновь становятся на преступный путь,19 отмеченный факт может рассматриваться как дополнительное свидетельство некомпетентности членов комиссии в решении вопросов, связанных с административной ответственностью.
Перегруженные рассмотрением индивидуальных дел, не имеющие специальной профессиональной подготовки и отвечающей объективным потребностям нормативно-правовой базы для своей деятельности, члены комиссий оставляют без должного внимания проблемы социально-правовой реабилитации несовершеннолетних правонарушителей. Практический опыт свидетельствует, что в большинстве случаев при рассмотрении дел об административных правонарушениях комиссии ограничиваются применением к правонарушителям мер ответственности и лишь в редких случаях решают вопросы, связанные с оказанием им необходимой государственной и общественной помощи. Воздействие комиссий на окружающую несовершеннолетнего социальную микросреду выражается, как правило, лишь в привлечении родителей или лиц, их заменяющих, к административной ответственности, даже если материалы дел о правонарушениях несовершеннолетних не позволяют рассчитывать на эффективность этой меры.
Таким образом, превратившись, по существу, в органы, преимущественно наказывающие правонарушителей, комиссии утратили те положительные качества, которые были им присущи в 20-е годы как органам, успешно осуществляющим защиту прав несовершеннолетних и оказывающим им необходимую социальную помощь.
Нерешенность кадровых вопросов работы комиссии, дефекты и организации се деятельности, приводящие к поспешному и некомпетентному разрешению конкретных дел о правонарушениях, никак не согласуются с ее полномочиями по применению к правонарушителям мер государственного принуждения, в том числе с направлением до недавнего времени несовершеннолетних в специальные учебно-воспитательные учреждения.20 Именно такое несоответствие обусловило возникновение в юридической литературе споров о правовой природе комиссий.
Одни авторы высказывают мнение о том, что комиссии по делам несовершеннолетних являются средним, промежуточным звеном между государственными и общественными организациями.21 Другие считают комиссии государственными органами, осуществляющими свои задачи при широком и непосредственном участии общественности.22 Однако вряд ли этот спор может найти свое логическое завершение, ибо он изначально порожден внутренней противоречивостью правового статуса комиссий.
Обращение к этой проблеме вызывает в научной литературе различные суждения о возможных путях ее решения. Первый из них может быть связан с идеей создания судов по делам несовершеннолетних. Ряд авторов видит определенные резервы в деятельности самих комиссий по делам несовершеннолетних, указывая на положительный опыт их функционирования в 20-е годы.23 И, наконец, существует предложение создать на базе комиссий постоянно работающие органы в системе исполнительной власти для осуществления координационной деятельности субъектов профилактики правонарушений среди несовершеннолетних и молодежи. Значительную же часть функций комиссий, связанных с индивидуальной профилактикой правонарушений, предполагается передать инспекциям по делам несовершеннолетних.24
Поддерживая в целом идею о сосредоточении координационных функций комиссий в рамках постоянно действующих органов исполнительной власти, в то же время полагаем, что передача функций комиссий по рассмотрению индивидуальных дел инспекциям менее всего отвечает требованию наиболее полного обеспечения прав и законных интересов несовершеннолетних. Тот довод, что в настоящее время большая часть решений комиссий, касающаяся правонарушений, принимается «на основе информации инспектора по делам несовершеннолетних о правонарушении и правонарушителе и его рекомендаций о желательной мере воспитательного воздействия»,25 свидетельствует лишь о несовершенстве существующего порядка рассмотрения дел.
Основополагающим при рассмотрении дел о несовершеннолетних должен стать принцип независимости органа, принимающего решение по делу. А это, в свою очередь, предполагает наряду с полной компетентностью комиссии в решении вопросов, связанных с административной ответственностью, также полную ее незаинтересованность в исходе дела. Если комиссия по делам несовершеннолетних проявляет свою некомпетентность при привлечении подростков к административной ответственности, то в отношении инспекции известные опасения вызывает подчас ее заинтересованность в принятии того или иного решения по делу.
Очевидно, что при решении инспекцией вопроса о привлечении подростка к ответственности по существу основную роль будет играть та оценка правонарушения и личности правонарушителя, которая уже сложилась б процессе административного задержания и доставления несовершеннолетнего, возбуждения дела и проведения по нему административного расследования. У созданного в рамках того же ведомства, хотя и коллегиального, органа вряд ли может возникнуть принципиально иное мнение по рассматриваемому делу.
Видимо, признавая все же недостаточную демократичность этой формы привлечения несовершеннолетних к административной ответственности, авторы указанной концепции отмечают, что дела, связанные с необходимостью применения к подросткам наиболее строгих мер воздействия, должны передаваться в народные суды.26
Соединение в деятельности одного и того же органа функций административного расследования и рассмотрения дел об административные правонарушениях по существу во многом ослабит гарантии прав несовершеннолетних правонарушителей. При этом не исключена возможность закрепления общего, в том числе и упрощенного, порядка производства по некоторым категориям дел об административных правонарушениях несовершеннолетних. Однако такой порядок может быть установлен лишь тогда, когда характер совершенного правонарушения менее всего связан с проявлением возрастных особенностей правонарушители. Например, не вызывает возражений закрепление в ст. 201 KoAП РСФСР общего порядка рассмотрения дел о правонарушениях несовершеннолетних, связанных с нарушением правил дорожного движения. Вместе с тем, когда характер правонарушения может быть связан с проявлениями возрастной специфики несовершеннолетних, необходимо установление особого порядка привлечения их к административной ответственности.
Уже сегодня должны быть приняты неотложные меры, направленные на повышение эффективности административной ответственности несовершеннолетних и обеспечение их прав и законных интересов. Достигнуть этого возможно лишь путем независимого и высокопрофессионального разрешения дел об административных правонарушениях несовершеннолетних, в котором определяющая роль должна принадлежать юристу, педагогу и психологу. Следует отказаться от практики рассмотрения дел о правонарушениях подростков на общих заседаниях комиссии по делам несовершеннолетних и создать в се рамках постоянно действующую подкомиссию по рассмотрении индивидуальных дел, состоящую из специалистов.
Bo-первых, занятые исключительно работой в комиссии лица указанных профессий могли бы обеспечить предварительное изучение материалов о правонарушениях несовершеннолетних по мере их поступления и, следовательно, качественно готовить дела к рассмотрению по существу. Во-вторых, создание в рамках комиссии постоянно действующего коллегиального органа для разрешения индивидуальных дел позволило бы существенно повысить оперативность привлечения несовершеннолетних к ответственности, что могло бы положительно повлиять на эффективность последней. В-третьих, профессиональная подготовленность юриста, педагога и психолога позволила бы повысить качество рассмотрения дел, обеспечить соблюдение прав и законных интересов несовершеннолетних, а также воспитательную направленность процесса привлечения к ответственности на основе широкого применения вспомогательных приемов и методов.27 И, наконец, в-четвертых, практическое осуществление этого предложения позволило бы конкретизировать ответственность членов комиссии в связи с имеющими место нарушениями прав несовершеннолетних при привлечении их к административной ответственности и низким уровнем индивидуально-профилактической работы комиссии в целом. При этом на остальных членов комиссии могли бы быть возложены обязанности по решению организационных вопросов профилактики правонарушений подростков, которым Положение о комиссиях отводит решающую роль и которые оттесняются в настоящее время на второй план в связи с сильной загруженностью комиссий.
Однако сформулированные предложения направлены в основном на повышение профессионализма органа, рассматривающего дела о правонарушениях несовершеннолетних. Широкое участие в производстве по этим делам неюристов, возможность активного использования вспомогательных, и прежде всего педагогических, приемов и методов несомненно позволят учесть индивидуальные особенности правонарушителя
Вместе с тем незавершенность физического развития и социального формирования подростков обусловливает необходимость существенного повышения защищенности их прав и законных интересов. И поскольку социальная насыщенность производства по делам об административных правонарушениях несовершеннолетних таит в себе опасность определенной потеря юридических гарантий прав личности,28 постольку использование вспомогательных приемов и методов предполагает существенное повышение требований, предъявляемых к системе гарантий, которые обеспечивают правильное правоприменение к соблюдение прав и законных интересов несовершеннолетнего.
Таким образом, предложение о создании в рамках комиссий по делам несовершеннолетних постоянно действующих подкомиссий по рассмотрению индивидуальных дел может рассматриваться лишь как временная мера на период перехода к более демократичной форме производства. Представляется, что требование органического сочетания в производстве высокой юридической гарантированности правильного применения правовых норм о привлечении несовершеннолетних к административной ответственности с возможностью широкого использования педагогических приемов и методов обусловливает необходимость передачи дел об административных правонарушениях несовершеннолетних на рассмотрение специальных судов. Речь идет о судах по делам несовершеннолетних, к компетенции которых могло бы быть отнесено рассмотрение дел о правонарушениях соответствующих субъектов, применение к правонарушителям мер ответственности и обеспечение социальной защиты подростков, живущих в неблагоприятных условиях.
Судебная форма имеет неоспоримые преимущества по сравнению с любой иной не только потому, что принципы правосудия позволяют наиболее полно обеспечивать права и законные интересы граждан в процессе рассмотрения дела. Не менее важным является то обстоятельство, что суд уже своей демократичной формой способен оказать огромное воздействие на правосознание подростка в процессе рассмотрения дела и принятия решения. Так, практика свидетельствует, что судебный порядок применения к несовершеннолетнему принудительной меры воспитательного характера придает ей более дисциплинирующий характер, чем в случае применения этой меры комиссией по делам несовершеннолетних.29
Итак, наиболее эффективным представляется рассмотрение дел об административных правонарушениях несовершеннолетних судами по делам несовершеннолетних в составе народного судьи и двух постоянных членов суда, имеющих специальное педагогическое или психологическое образование. Однако и в этом случае привлечение правонарушителя к административной ответственности далеко не всегда будет достаточным для предупреждения совершения им правонарушений в будущем. Факт совершения подростком административного проступка часто становится проявлением устойчивой антисоциальной направленности его поведения.
Очевидно, что определение путей социальной реабилитации несовершеннолетнего правонарушителя потребует глубокого исследования его личности и окружающей микросреды, проведения в ряде случаев специальных экспертиз и т. д. Поэтому нецелесообразно возлагать на суды по делам несовершеннолетних обязанности по разработке соответствующих программ.30 Вместе с тем при отсутствии четкой правовой регламентации и контроля за указанной деятельностью привлечение к ней представителей различного рода неюридических организаций таит в себе опасность нарушения прав несовершеннолетнего.
Практика со всей очевидностью подтверждает неэффективность возложения обязанностей по определению путей социальной реабилитации правонарушителей на инспекторов по делам несовершеннолетних, не имеющих для этого специальной профессиональной подготовки. По данным некоторых исследователей, лишь 10—11% правонарушителей снимаются с учета инспекцией в связи с исправлением.31 Имея на учете до 40 правонарушителей, инспекторы фактически лишены возможности иногда даже поверхностно изучать особенности их личности. Поэтому следует согласиться с мнением криминологов, предлагающих пересмотреть обоснованность законоположения, возлагающего на инспекции по делам несовершеннолетних задачи по оказанию необходимого воспитательного воздействия на правонарушителей и обеспечению надлежащих условий их обучения.32 При этом к освобожденным от выполнения воспитательных функций инспекциям могли бы быть предъявлены повышенные требования, связанные с качеством выполнения ими задач, характерных для органов МВД. Применительно к производству по делам об административных правонарушениях речь идет о высоком качестве подготовки и оформления материалов дела и своевременном направлении их для рассмотрения по существу.
Возможный путь решения проблемы видится в создании при судах по делам несовершеннолетних специальных структур, занимающихся под контролем суда социальным исследованием правонарушителей и окружающей их микросреды, а также разработкой на этой основе программ социальной реабилитации несовершеннолетних. В качестве таких вспомогательных органов могли бы выступать психолого-педагогические центры.33
Создание психолого-педагогических центров при судах по делам несовершенно-летных позволило бы сосредоточить в рамках единой системы всю основную деятельность по индивидуальной профилактике отклоняющегося поведения подростков. Поэтому реализация этого предложения существенно повысила бы ответственность указанных органов за состояние работы по борьбе с правонарушениями. Неоспоримым преимуществом при этом стало бы рассмотрение дел обо всех фактах противоправного поведения несовершеннолетнего в рамках одного и того же органа, способного квалифицированно оценить недостаточную эффективность применявшихся ранее к подростку мер ответственности и оказания ему помощи и внести на этой основе необходимые коррективы в программу социального восстановления его личности.
Таким образом, реальный учет специфики дел о правонарушениях несовершеннолетних возможен лишь в условиях особой юрисдикционной системы, сочетающей признаки судебных и административных органов. Речь идет, в частности, об участии в деятельности суда по делам несовершеннолетних в качестве его постоянных членов специалистов в области превентивной педагогики и психологии отклоняющегося поведения, а также о создании под контролем суда специальных вспомогательных структур в целях социального обследования несовершеннолетних и работы над программами социального восстановления их личности. Это позволит достичь органического сочетания в производстве по делам об административных правонарушениях несовершеннолетних максимальной индивидуализации в выборе меры ответственности правонарушителя и путей его социальной реабилитации с высокой степенью гарантированности его прав и законных интересов. Тем самым будет обеспечено вынесение не только юридически, но и педагогически обоснованных решений с учетом их роли в общей системе факторов и условий, влияющих на процесс социализации личности несовершеннолетнего.
* Кандидат юридических паук, ассистент С.-Петербургского государственного университета.
1 Гордеев В. О преступности и судимости в СССР // Вестник Верховного Суда СССР. 1991. № 3. С. 20.
2 По неписанным законам улицы... /Под ред. К. Е. Игошева, Г. М. Миньковского. М., 1991. С. 25.
3 Василевский Л. М. Детская преступность и детский суд. М., 1923. С, 18.
4 Грибоедов А. С. Медико-педагогическая экспертиза и комиссии по делам несовершеннолетних. М., Пг., 1924. С. 5.
5 Василевский Л. М. Детская преступность и детский суд. С. 60.
6 Барило Т. С. Комиссии по делам несовершеннолетних. Киев. 1976. С. 8. 7Декрет о комиссиях для несовершеннолетних//СУ РСФСР. 1918. № 16 Ст. 227.
8 Василевский Л. М. Детская преступность и детский суд. С. 91.
9 Грибоедов А. С. Медико-педагогическая экспертиза... С. I.
10 Там же.
11 Василевский Л. М. Детская преступность и детский суд. С. 91.
12 Декрет о делах несовершеннолетних, обвиняемых в общественно опасных Действиях//СУ РСФСР. 1920. № 13. Ст. 83.
13 Грибоедов А. С. Медико-педагогическая экспертиза... С. 4.
14-15 СЗ СССР. 1935. № 32. С, 252.
16 Вместе с тем именно такой путь решения проблемы предлагают некоторые исследователи (см., напр.: Пронина В. С., Столбов Б. А. Положения о комиссиях по делам несовершеннолетних; Комментарий. М., 1988. С. 22).
17 Аналогичные данные были получены и в результате исследований других авторов (см., напр.: Управление профилактикой правонарушений несовершеннолетних/Под ред. Э. Я. Стумбиной. Рига, 1989. С. 60; Устинова В. В. Предупреждение безнадзорности и правонарушений комиссиями по делам несовершеннолетних. Минск, 1988. С. 23).
18 Ответственный секретарь является, как правило, единственным членом комиссии, знакомящимся с материалами дела до их вынесения на ее рассмотрение.
19 См., напр.: Тузов А. П. Мотивация противоправного поведения несовершеннолетних. Киев, 1982. С. 115; Миллер А. Л. Противоправное поведение несовершеннолетних: Генезис и ранняя профилактика. Киев, 1985. С. 68; Криминология. М., 1988. С. 244.
20 В соответствии с п. 11 ст. 50 Закона Российской Федерации «Об образовании» направление учащихся в эти образовательные учреждения отнесено к исключительной подведомственности суда (Ведомости Съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховною Совета Российской Федерации, 1992. № 30. Ст. 1797).
21 См., напр.: Болдырев Е. В. Меры предупреждения правонарушений несовершеннолетних в СССР. М., 1964. С. 101; Володарский П. Г. Практическое пособие для комиссий по делам несовершеннолетних. М., 1964. С. 12.
22 Устинова В. В. Деятельность местных Советов депутатов трудящихся по предупреждению правонарушений несовершеннолетних: Автореф. канд. дис. М., 1969. С. 6; Барило Т. С. Комиссии по делам несовершеннолетних. С. 37.
23 См., напр.: Беличева С. А. Резервы совершенствования деятельности комиссий по делам несовершеннолетних//Советское государство и право 1987. № 9. С. 134—138.
24 Управление профилактикой правонарушений несовершеннолетних. С. 64.
25 Там же. С. 64—65.
26 Юндзис Т. Э. Что мешает обеспечению единства действий по предупреждению правонарушений несовершеннолетних //Профилактика правонарушений несовершеннолетних в Латвийской ССР. Рига, 1988. С. 91.
27 Явление использования вспомогательных методов и форм в уголовном процессе называют социальной насыщенностью правосудия по делам несовершеннолетних, которая признается безусловно прогрессивным явлением современности (см.: Мельникова Э. Б. Правосудие по делам несовершеннолетних: История и современность. М., 1990. С. 70—71).
28 На это обращалось внимание при исследовании проблем уголовного процесса по делам несовершеннолетних (см.: Там же).
29 Болдырев Е. В. Применение комиссиями по делам несовершеннолетних мер воздействия к правонарушителям и их родителям//Предупреждение преступности несовершеннолетних. М., 1965. С. НО.
30 В странах, где созданы системы специальных судов по делам несовершеннолетних, имеются, как правило, специальные службы, которые занимаются оказанием суду помощи по социальному исследованию личности правонарушителей. Такое исследование судья поручает, например, чиновнику службы пробации или агенту полиции, который может использовать помощь психологов, психиатров и т. д. (см.: Мельникова Э. Б. Правосудие по делам несовершеннолетних... С. 62—63).
31 Управление профилактикой правонарушений несовершеннолетних. С. 150.
32 Там же. С. 156.
33 В научной литературе можно встретить предложения по созданию психолого-педагогических центров, например, в системе комиссий по делам несовершеннолетних, которые обеспечивали бы социально-психологическую диагностику личности несовершеннолетних и давали бы соответствующим органам рекомендации относительно эффективности применяемых к ним мер воздействия (см.: Долгова А. И. Социально-психологические аспекты преступности несовершеннолетних. М., 1981. С. 146). Имеется также отечественный и зарубежный опыт (Югославия, Германия) по созданию научно-исследовательских центров и медико-педагогических консультаций по вопросам, воспитания несовершеннолетних.



ОГЛАВЛЕНИЕ