ОГЛАВЛЕНИЕ

Семья — только в рамках закона
№ 5-6
05.12.1994
Короткова Л.П., Вихров А. П.
Принятая Генеральной Ассамблеей ООН 10 декабря 1946г. Всеобщая декларация прав человека в п. 3 ст. 16 констатирует: «Семья является естественной и основной ячейкой общества и имеет право на защиту со стороны общества и государства».1 Этот тезис дословно зафиксирован в п. 1 ст. 23 Международного пакта о гражданских и политических правах от 16 декабря 1966г., который СССР подписал 18 марта 1968г. и который был ратифицирован Президиумом Верховного Совета СССР 18 сентября 1973г., вступил в силу для СССР 23 марта 1976г.2
Положение о нахождении семьи под защитой государства впервые получило свое юридическое закрепление в Конституции СССР 1977г. и в конституциях бывших союзных республик — ныне стран — членов Содружества Независимых Государств, в том числе Российской Федерации. Соответственно этому тогда же были внесены дополнения в Основы семейного законодательства и аналогично в семейные кодексы союзных республик. Так, Указом Президиума Верховного Совета РСФСР от 4 декабря 1979г. ст. 5 Кодекса о браке и семье Российской Федерации была дополнена нормой о нахождении семьи в РСФСР под защитой государства.3
Защита семьи государством в качестве важного социально-правового института включает в себя экономическую и социальную помощь, а также правовую охрану семьи. Всесторонняя, в том числе правовая, защита семьи входит в число актуальных проблем сегодняшнего дня.
Семья — это сложное социальное явление и поэтому служит объектом исследования многих общественных наук. В соответствии со спецификой своего предмета каждая из них выделяет и изучает особые стороны функционирования и развития семьи, например: правоведение — брачно-семейные отношения в качестве объекта права; социология— как общественный институт, основанный на браке и выполняющий в обществе определенные функции; демография — как первичную ячейку воспроизводства населения; экономика — стороны жизни семьи как потребительской, а иногда и производственной ячейки; философия — общие проблемы жизни человека в семье; этнография— особенности духовной культуры и быта семьи у разных народов.
Что же такое семья, находящаяся под защитой государства? Как ни странно, единого понятия семьи до сих пор в науке у нас не существует, нет и четкого юридического определения семьи. В разных социальных сферах имеется свое определение семьи. Скажем, правоведы определяют семью как круг людей, связанных правами и обязанностями, вытекающими из брака или родства,4 т. е. как человеческую группу, связанную правами и обязанностями, предусмотренными законодательством о браке и семье.5 В юридической литературе было высказано также мнение о необходимости рассматривать понятие семьи в широком и узком смыслах: в широком — семья состоит из многих лиц, происходящих от общего предка, а в узком — включает в себя родителей и их потомков.6 По мнению социологов, семья — это малая социальная группа, члены которой связаны брачными или родственными отношениями, общностью быта и взаимной моральной ответственностью.7 Демографы под семьей понимают совокупность лиц, проживающих совместно, связанных родством или свойством и общим бюджетом.8
Существуют различные определения понятий «семья» и «брак», и сопоставление этих понятий, сформулированных юристами и демографами, показывает их несовпадение.
Так, правоведение исходит из того, что закон охраняет и признает только зарегистрированный брак. В ст. 6 КоБС России четко установлено: «Признается брак, заключенный только в государственных органах записи актов гражданского состояния». Заключение такого брака означает образование семьи. И если брак является основным способом создания семьи, указанной нормой по сути определяется правовой статус семьи.
Следовательно, семья изначально образовывается и пребывает только в рамках закона. Она не может быть определена от тесно связанных с ней явлений юридических, закон служит ей средством защиты, помощи, ответственности. А имеющий юридическую силу официальный брак свидетельствует о стабилизации семьи, об определенности и устойчивости ее. Государство заинтересовано в создании здоровой и прочной семьи. Закон давно не знает таких понятий, как «фактический брак» или «незарегистрированный брак». Состояние в фактических брачных отношениях, в сожительстве не имеет правового значения.
Сожительство, как брачное состояние без регистрации, не порождает семейно-правовых последствий и свидетельствует о легкомыслии в брачных отношениях, об аморфности и ненадежности их, о безответственности перед семьей и обществом, а в конечном счете — о неприятии признаваемой законом и государством семьи. Так что понятия и термины «семья» и «сожительство» не тождественны. К сожалению, даже в юридической науке до сих пор нет единства во взглядах на применение этих понятий и терминов. Одни авторы прямо говорят о брачном состоянии без регистрации как о сожительстве не состоящих в браке мужчины и женщины,9 а другие — все-таки как о семье вне правового регулирования.10
А вот демография безоговорочно считает сожительство семьей, в число официально оформленных семей включает и сожительство, аналогичным образом в число реальных браков наравне с зарегистрированными браками включает фактические брачные отношения, т. е. сожительство. К примеру, инструкции о порядке проведения переписей населения в указаниях к записи ответа на вопрос «Состояние в браке» неизменно требовали, что таковое «отмечается лицом, состоящим в браке в настоящее время, независимо от того, зарегистрирован брак или нет».
Отсутствие единства в определении семьи и брака порождает нелепую ситуацию. С одной стороны, юристы уже полвека настойчиво разъясняют населению, что законом признается только зарегистрированный брак, а счетчики для переписи населения упорно уверяют каждое лицо с 16-летнего возраста, что браком считается как зарегистрированный брак, так и незарегистрированный, т. е. и сожительство. Правовая норма здесь всенародно игнорируется, а брак и семейная жизнь людей изображаются попросту неупорядоченными. С другой стороны, не парадокс ли: государство и закон признают и охраняют только зарегистрированный брак и официально оформленную семью, а государственная статистика в число их навязывает сожительство, существующее у нас с 1944г., так сказать, вне закона.
Бесспорно, брачные отношения могут существовать и существуют независимо от регистрации. Демографию интересует реально существующий союз мужчины и женщины, но в то же время демографы обязаны неукоснительно соблюдать законодательные нормы, регламентирующие брак и правовой статус семьи. Правовой нигилизм демографов объясняется консерватизмом, последствиями того, что оценка роли семьи в советской стране не всегда была одинаковой.
С первых дней Октябрьской революции в основу социалистического семейного права была положена концепция «свободы любви», отрицавшей значение семьи и считавшей ее временной, отживающей категорией. В отличие от церковного брака признавался лишь гражданский светский брак, оформленный в государственных органах. Такого рода требования диктовались отнюдь не заботой об укреплении пролетарской семьи, а задачей освобождения семейно-брачных отношений от влияния церкви, проводилась так называемая секуляризация брака. Упразднение церковного брака изменило взгляд населения на институт брака, что породило существование числа незарегистрированных браков. Например, при всероссийской переписи населения 1923 г. таких браков было примерно около 100 тыс. на каждые 100 млн. населения.11
С 1926 по 1944 г. к зарегистрированному браку уже официально приравнивался незарегистрированный брак, т. е. фактические брачные отношения или фактический брак, а в общепринятом у нас названии — «сожительство». В жизнь интенсивно внедрялся замысел по созданию советской семьи на принципах коммунистической морали. С этим идейным постулатом и действовавшим тогда семейным законодательством у демографической статистики никаких расхождений не было: она вела единый учет браков зарегистрированных и фактических, официально оформленных семей и сожительств.
Но с 8 июля 1944г. и по настоящее время закон охраняет и признает только зарегистрированный брак, только официально оформленную семью. Однако с того времени понятия о браке и семье, роль семьи и престиж ее в корне изменились.
Собственно говоря, демография до сих пор действует сообразно архаичному, данному еще в 1926г. в юридической печати, разъяснению: «Если мужчина и женщина, достигшие брачного возраста, по обоюдному согласию находятся в половом сожительстве, то независимо от того, зарегистрировано ли их сожительство в ЗАГСе, или нет, они являются по отношению друг к другу мужем и женой».12 Сейчас эту трактовку демографы лишь чуть облагородили — неблагозвучное словосочетание «половое сожительство» заменили в демографической литературе на более приличное — «фактический брак»,13 а при переписях населения — на «незарегистрированный брак».
Беда еще и в том, что эту теорию об однозначности официально оформленного брака и незарегистрированного брака исподволь воспринимают и другие общественные науки, например филология. Возьмем для сравнения издания разных лет одного популярного толкового «Словаря русского языка» С. И. Ожегова. В издании 1968 г. общепринятый и воем понятный термин «брак» автор точно обозначает — «супружеские отношения, законно оформленные».14 А в более поздних посмертных изданиях редакторы искусно «подправили» автора: брак теперь истолковывают туманно — как «семейные отношения между мужчиной и женщиной; супружеские отношения», и в назидание вписали пример — «незарегистрированный брак».15 С изъятием авторского пояснения «законно оформленные» и внесением примера, прямо противоположного законно оформленному браку, получилось, что понятием «брак» вроде бы охватывается и сожительство.
Как видим, живучей оказалась отвергнутая полвека назад теория о «свободе любви» без обременительного зарегистрированного брака и без оформления семьи, ведь это ее отголоски дошли до наших дней. И разве не показательно, что для открытого определения «незарегистрированного брака» демографы никаких критериев не дают, вопрос о нем при переписях населения решается исключительно на основании ответов самих сожителей,16 ну, а те свои интимные отношения оценивают каждый по-своему. Какова ценность и достоверность таких сведений, наглядно показывает путаница в итогах всесоюзных переписей населения: в 1970 г. около 3,1 млн. женщин назвали себя замужними,17 тогда как отсутствовало такое же количество женатых мужчин, в 1979г. число женщин, считавших себя состоящими в браке, уменьшилось — 1 млн 200 тыс.18 А сколько еще было сожительств, где женщины не записали себя состоящими в браке или где сожители обоюдно считали себя состоящими в браке? Высказанный два десятилетия назад горький упрек, что «никто не может сказать, сколько у нас незарегистрированных брачных союзов»,19 остался без отклика по сей день.
«Валовой» обезличенный учет семей и сожительств в статистике дает постоянное увеличение числа семей. К примеру, по данным Всесоюзной переписи населения 1989г. число их за период с 1979 по 1989г. стало больше на 10%.20 Но на сколько процентов увеличилось или уменьшилось число подлинных семей и на сколько число сожительств в целом по Союзу и отдельно по союзным республикам, тоже осталось загадкой. А такие раздельные сведения о семьях и сожительствах крайне необходимы для уяснения реальностей в развитии семьи, для выработки демографической политики.
Ведь ситуация с институтом семьи очень тревожна, о чем ранее предпочиталось умалчивать. Только теперь стали открыто говорить, что число официально зарегистрированных браков падает,21 а количество фактических браков достаточно велико.22
Эти неблагоприятные процессы в развитии семьи являются одним из симптомов кризиса семьи. Не зря социологи сейчас ищут пути решения проблемы кризиса семьи вплоть до признания самостоятельной семейной политики в качестве составной части социальной политики на государственном уровне.23 В совершенствовании законодательства о семье и принятии иных мер по своевременному предотвращению кризиса семьи, безусловно, помогли бы объективные данные о подлинном числе семей и сожительств, о динамике и глубине процессов в каждой из этих категорий на протяжении четырех поколений, но, к сожалению, данные об этом вольно или невольно затушевываются.
Полагаем, настала пора осуществить по крайней мере три мероприятия: I) принять закон о семье; 2) дать определение понятия семьи; 3) четко разграничить учет семей и сожительств.
1. В СССР были попытки законодательным образом влиять на улучшение положения семьи. Однако неполные, часто сменяющиеся постановления ситуацию не улучшали. Чтобы государство взяло под защиту семью на деле, нужен закон о семье, который должен закрепить правовой статус семьи, установить защиту семьи в ранге государственной политики со всеми вытекающими отсюда социально-экономическими, организационными и правовыми гарантиями, а также определить основные принципы охраны семьи.
2. Вопрос о необходимости определить понятие семьи не нов. К примеру, еще в проекте семейного кодекса Украинской ССР 1969г. юристы вполне обоснованно предлагали дать определение понятия семьи, но законодателем оно принято не было.24 И неудивительно, ибо в ту пору действовало категорическое предписание о приведении семейного законодательства союзных республик в соответствие с Основами законодательства Союза ССР и союзных республик о браке и семье (ст. 8 Закона СССР от 27 июня 1968г. об утверждении этих Основ25).
В последние, годы вносились предложения ввести понятие семьи или в виде универсального понятия,26 или в общей, не обязательно правовой, формулировке,27 или хотя бы в виде общего понятия в семейный кодекс.28 Правовое определение понятия семьи должен дать закон о семье и это определение можно сформулировать так: «Семья — основанное на зарегистрированном браке или родстве объединение людей, связанных общностью быта и взаимной ответственностью». Единое понятие семьи поможет выработать наиболее эффективные методы и пути государственной защиты семьи. В развитие общего понятия семьи в семейном кодексе будут отражены особенности правового регулирования брачно-семейных отношений.
3. При законодательном определении понятия семьи станет ясно, что сожительство никоим образом не может считаться признаваемой законом и государством семьей, и. будет отчетливо видно, что учет браков и сожительств, семей и сожительств необходимо вести раздельно. Здесь полезно будет использовать опыт других стран, где статистики различают состоящих в консенсуальном (юридически не оформленном) браке и в законном браке.29
Практически осуществить раздельный учет весьма просто — при переписи населения вопрос «Состояние в браке» уточнять путем подразделения его: в зарегистрированном браке (а проще — в браке) или в фактических брачных отношениях (в сожительстве), и вести учет семей и сожительств раздельно.
Подобный метод учета следует применить при проведении очередной Всероссийской переписи населения 1999г., подготовка к которой уже идет.30 В этом случае можно получить полные и достоверные данные о числе семей и сожительств, строго придерживаясь закона и содействуя правовому воспитанию населения.
Законодательное разрешение обсуждаемой проблемы станет конкретной мерой по правовой защите семьи государством, по повышению престижа семьи и укреплению ее.
* Кандидат юридических наук, доцент Черниговского педагогического института им. Т. Г. Шевченко.
** Кандидат юридических наук, доцент Черниговского педагогического института им. Т. Г. Шевченко.
1 Организация Объединенных Наций. Официальные отчеты первой части третьей сессии Генеральной Ассамблеи. А/810. С. 39—42.
2 Права человека. Основные международные документы: Сб. документов. М., 1989. С. 35—60.
3 Ведомости Верховного Совета РСФСР. 1979. №49. Ст. 1197.
4 Советское семейное право: Учебник/Под ред. В. А. Рясенцева. М., 1982. С. 43.
5 Нечаева А. М. Брак, семья, закон. М., 1984. С. 80.
6 Бакич В. Семейное право Социалистической Федеративной Республики Югославии//Семейное право зарубежных европейских социалистических стран. М., 1979. С. 329.
7 Харчев А. Г. Брак и семья в СССР. М., 1979. С. 75.
8 Вестник статистики. 1991. №2. С. 40 (сноска).
9 Советское семейное право: Учебник. С. 44.
10 Шевченко Я Н. Совершенствование законодательства о семье. Киев, 1986. С. 10.
11 Семья и новый быт. М.; Л., 1926. С. 4.
12 Пролетарский суд. 1926. № 1. С. 13.
13 Демографический энциклопедический словарь/Редкол.: Д. И. Валентей и др. М., 1985. С. 395.
14 Ожегов С. И. Словарь русского языка. 7-е изд. М., 1968. С. 55.
15 Ожегов С. И. Словарь русского языка. 23-е изд., испр. М., 1991. С. 62.
16 Волков А. Г. Семья глазами демографа. М., 1989. С. 12—13.
17 Демографическое развитие семьи: Сб. статей / Под ред. А. Г. Волкова. М., 1979. С. 186.
18 Литвинова Г. И. Право и демографические процессы в СССР. М., 1981. С. 59.
19 Переведенцев В. Спешить ли замуж?//Литературная газета. 1972. 30 авг. С. 12.
20 Вестник статистики. 1991. №8. С. 52.
21 Лахова Е. Забота о каждой семье//Семья. 1992. №4. С. 8.
22 Звягинцева Л. Семья — в рамках закона // Советская юстиция. 1992. № 5. С. 3.
23 Антонов А. И Возродить семейную жизнь // Социологические исследования. 1992. № 10. С. 99.
24 Советское семейное право/Под ред. В. Ф. Маслова и А. А. Пушкина. Киев, 1981. С. 47.
25 Ведомости Верховного Совета СССР. 1968. №27. Ст. 241.
26 Короткова Л. П. Необходимо универсальное понятие семьи//Правоведение. 1980. №1. С. 65.
27 Право и защита семьи государством / Е. Г. Азарова, Ю. А. Королев, Е. В. Кулагина и др. М., 1987. С. 10.
28 Матвеев Г. К. Советское семейное право: Учебник. М., 1985. С. 48 (сноска).
29 Демографический энциклопедический словарь. С. 46.
30 Постановление Верховного Совета Российской Федерации от 22 декабря 1992 года «О неотложных мерах по изучению населения и демографических перспектив Российской Федерации» // Ведомости Съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации. 1993. № 1. Ст. 18.



ОГЛАВЛЕНИЕ