ОГЛАВЛЕНИЕ

Судебная культура
№3
01.05.1989
Макарова З.В.
В письме «О «двойном» подчинении и законности» В. И. Ленин указывал на неразрывную связь законности с культурностью.[1] Он считал важным «научить бороться культурно за законность, ничуть не забывая границ законности в революции».[2] В постановлении ЦК КПСС от 20 ноября 1986г. «О дальнейшем укреплении социалистической законности и правопорядка, усилении охраны нрав и законных интересов граждан» обращено внимание на необходимость повышения четкости, культуры в работе правоохранительных органов.[3] В докладе «Октябрь и перестройка: революция продолжается» М. С. Горбачев отметил: «Развернувшиеся в стране новые процессы по-новому ставят и вопросы общей, политической и правовой культуры, я бы сказал, культуры социалистического демократизма. Именно с недостатком этой культуры во многом связаны такие пороки, как бюрократизм и злоупотребление властью, чинопочитание, бесхозяйственность и безответственность.[4]
Развитие социалистического демократизма непосредственно связано с деятельностью правоохранительных органов, протекающей в условиях все расширяющейся гласности и открытости. Возрастает роль культуры в борьбе за законность, ее значение в судопроизводстве, особенно в судебном процессе. Соблюдение требований судебной культуры позволяет провести судебное разбирательство в соответствии с правовыми и нравственными нормами, с учетом духа времени, целеустремленно и организованно, и тем самым обеспечить на должном уровне гласность судопроизводства и его воспитательно-предупредительное воздействие.
Тем не менее уровень культуры судебного процесса на практике не всегда высок. О недостаточном профессиональном и культурном уровне иных судейских работников шла речь на Пленуме Верховного Суда СССР, состоявшемся в декабре 1986г.[5] В каждом пятом заявлении в Министерство юстиции РСФСР граждане отмечают, что написать жалобу их вынудили неправильное или неэтичное поведение судьи, его несдержанность при разбирательстве дела или в разговоре, неуважительное отношение к высказанным просьбам и ходатайствам; на низкую культуру и бюрократизм в деятельности судов и отдельных судей обращалось внимание при отчетах судей и в избирательных бюллетенях.[6]
Отсутствие должной культуры в работе суда приводит прежде всего к нарушению принципа гласности. Так, в некоторых судах невозможно узнать, где, когда и какое слушается дело: списки дел, назначенных к разбирательству, не вывешиваются. Изучая работу судов г. Куйбышева и Куйбышевской области, автор настоящей статьи столкнулась с рядом негативных явлений, которые указывают на низкий уровень судейской культуры. Так, некоторые уголовные дела рассматривались в кабинетах, а не в залах судебных заседаний, во время судебного разбирательства судьи разговаривали по телефону, отвлекались для решения оперативных дел с работниками канцелярии и др. Допрашивая свидетелей, некоторые судьи часто перебивают или обрывают их, не учитывая при этом естественное волнение человека, дающего показания. В результате люди теряются, забывают сказать то, что может повлиять на установление объективной истины. Обвинительные заключения и приговоры читаются порой невнятно, поэтому присутствующие в зале судебного заседания многого не понимают, а это снижает уровень гласности и воспитательное воздействие процесса. К сожалению, немногие судьи в состоянии создать в зале судебного заседания торжественную обстановку во время рассмотрения дела и провозглашения приговора.
Обсуждение путей повышения воспитательной роли судебных процессов, эффективности их воздействия на страницах журнала «Социалистическая законность» в 1980, 1986 и 1987гг. показало, что судебная культура продолжает оставаться слабым звеном в деятельности правоохранительных органов.[7] Недопустимо смотреть на культуру как на мелкую проблему, «некую лирику правосудия, которую оставляли в стороне, упуская из виду то, что если мы хотим не только декларировать воспитательную роль суда, но и ощущать ее плоды, необходимо вооружать юристов соответствующими знаниями».[8] Эти так называемые «мелочи» способны свести на нет всю деятельность по осуществлению правосудия, создать искаженное представление о роли суда, профессиональных участниках процесса, сыграть отрицательную роль в воспитании граждан. Невысокий культурный уровень проведения судебных процессов снижает авторитет суда, престиж правосудия.[9]
Уяснение сущности культуры судебного процесса связано с общим понятием культуры. Оно трактуется неоднозначно. Так, в Толковом словаре В. И. Даля культура определяется как образование умственное и нравственное, [10] в Словаре русского языка С. И. Ожегова под таковой понимается совокупность достижений человечества в производственном, общественном и умственном отношении, высокий уровень чего-либо, высокое развитие, умение.[11] В советской научной литературе даются различные определения культуры.[12]
Свой вклад в решение данного вопроса вносят и ученые-юристы. Так, высказано мнение, что культура как целое представляет собой единство частей, которое существует благодаря их диалектическому взаимодействию и взаимопереходам в пределах конкретной структуры (общества),[13] Е. А. Лукашева понимает культуру как способ самоорганизации социальной деятельности людей посредством норм и ценностей.[14] А. Д. Бойков считает, что в самом широком плане культура есть совокупность материальных и духовных ценностей общества.[15] По мнению А. Д. Попкова, культура работы характеризуется целым рядом факторов организационно-технического, правового, эстетического характера.[16] А. Л. Ликас указывает, что под термином «культура» принято подразумевать образование, умелое использование совокупности достижений науки, искусства, литературы, философии, просвещения, права и нравственности, других областей духовной и социальной жизни в решении актуальных проблем коммунистического строительства, задач общественного развития, совершенствование в овладении той или иной отраслью знаний или человеческой деятельности.[17]
Что общего в приведенных определениях культуры? Прежде всего в них сделан акцент на образовательный аспект, совершенство человеческой деятельности, выраженной в материальных, духовных ценностях или нормах, единство ее определенных частей. Важным представляется выделение созидательного характера культуры, который дает возможность человеку создавать ценности, получать умственное, нравственное, эстетическое образование и постоянно совершенствовать его. Следует согласиться и с тем, что понятие культуры — сложное, образующееся из элементов, которые влияют друг на друга и находятся в неразрывном единстве. С учетом этого можно определить культуру как высокий уровень умственного, нравственного и эстетического образования, выраженный в социальной деятельности людей посредством норм и материальных ценностей.
Относительно понятия и структуры судебной культуры также нет единого мнения. Л. Д. Кокорев, Д. П. Котов и В. В. Леоненко определяют судебную культуру как совокупность достижений в области судебной деятельности, степень (уровень) совершенства в овладении судебной деятельностью, проводимой в рамках правовых и нравственных норм.[18] Под культурой судебного разбирательства П. Ф. Пашкевич понимал проведение его на высоком профессиональном, идейно-политическом и нравственном уровне, поскольку уголовное судопроизводство неразрывно связано с правом, политикой и моралью.[19]
Нет и единого обозначения культуры в уголовном процессе. Ее называют судебной культурой уголовного судопроизводства, культурой судебного разбирательства, культурой социалистического правосудия, культурой судебного процесса. Наиболее предпочтителен термин «судебная культура» (по аналогии с «судебной этикой»). Данное понятие, однако, охватывает культуру не только судей я судебной деятельности, но также следователей, прокуроров и адвокатов. Не следует включать в понятие судебной культуры высокую степень совершенства, достигнутую непрофессиональными участниками судопроизводства. От подсудимых, потерпевших, свидетелей можно требовать только выполнения их процессуальных обязанностей. От профессиональных же участников требуется постоянно возрастающий уровень осуществления этих обязанностей, что обеспечивается соблюдением норм закона, а также политических, организационных, этических, эстетических и других требований. Большую роль в повышении культуры судопроизводства играет совершенствование законодательства, специального, нравственного, эстетического образования судей, прокуроров, следователей и адвокатов.
К основным элементам культуры судебного процесса, до мнению большинства авторов, относятся: правовая культура (точное и неуклонное соблюдение норм закона), судебная этика, судебный этикет, научная организация труда. Но главным элементом судебной культуры, определяющим его направленность и результативность, является политическая культура, выступающая «как специфическая форма выражения и реализации коренных классовых политических интересов, представляющих объективное по своей природе явление, непосредственное выражение положения людей в обществе, в системе общественного производства и обусловленных этим положением потребностей».[20] Именно политическая культура позволяет рассматривать дела в соответствии с политическими задачами современности, служит ориентиром для правильного разрешения дела, обязывает строго соблюдать закон, выполнять все обязанности на высоком уровне, принимать только законные и обоснованные решения, стимулирует высоконравственное поведение. Политическая культура тесно связана с правовой и нравственной культурой, ибо в нормах права одновременно выражаются политика государства и нравственные требования общества. Политика, право, мораль, взаимодействуя, оказывают влияние друг на друга. В условиях расширения демократии это становится особенно наглядным. «Демократия основана по природе своей на интересах народа, общества. Она может и должна строиться только на принципах свободы и закона, на высокой культуре человеческих отношений. Эти гуманистические и нравственные ценности социализма надо всемерно укреплять и развивать. Иными словами, нравственность обретает сегодня политическое значение».[21] Эстетические требования, предъявляемые к судебному процессу, находят свое наиболее полное и яркое воплощение в судебном этикете.
Таким образом, содержание судебной культуры образуют: 1. Политическая культура, т. е. совокупность определенных политических взглядов, ценностей, знаний и навыков, которые дают возможность расследовать, рассматривать и разрешать дела в соответствии с политическим курсом партии и задачами современного развития советского общества и государства. Политическая культура помогает профессиональному юристу правильно применять закон. 2. Правовая культура, а именно: высокое правосознание профессиональных участников уголовного процесса, надлежащий уровень законотворческой деятельности, знание законов и умение эффективно их применять или исполнять. 3. Нравственная культура—соблюдение принципов и норм коммунистической нравственности в процессуальной и внепроцессуальной профессиональной деятельности судьи, прокурора, следователя и адвоката. 4. Эстетическая культура—это внешние атрибуты правосудия, правила поведения профессиональных юристов, форма обращений и приветствий, манеры, одежда. Эстетическая культура имеет важное воспитательное значение, особенно применительно к поведению судьи, прокурора и адвоката в открытом судебном заседании. 5. Организационная культура, т. е. умение вести дело по плану, четко, целеустремленно, с применением научно-технических средств и использованием достижений науки и техники.
Организационная и эстетическая культура выступает как внешнее проявление политической, правовой и нравственной культуры профессионального юриста, по которому люди судят о всей деятельности правоохранительных органов, о правосудии. В этом их значение. Все элементы судебной культуры тесно взаимосвязаны, взаимодействуют между собой. В условиях правовой реформы значение и роль судебной культуры возрастают. Учитывая это, следовало бы ввести в учебный план юридических вузов спецкурс «Судебная культура».



* Кандидат юридических наук, доцент Куйбышевского государственного университета.
[1] Ленин В. И. Полн. собр. соч. Т. 45. С 201.
[2] Там же. Т. 44. С. 465.
[3] Правда. 1986. 30 нояб.
[4] Горбачев М. С. Избранные речи и статьи. Т. 5. М., 1988. С. 412—413.
[5] Ваксберг А. Правде в глаза//Литературная газета. 1986. 17 дек.
[6] Повышать роль председателей народных судов//Советская юстиция. 1987. №19. С. 4.
[7] Социалистическая законность. 1980. №1. С. 47—48; №2. С 41—43; №3. С, 45—46; №4. С. 48—50; №6. С. 42—45; №8. С. 40—50; 1986. №5. С 40—43; №6. С. 40—41; №7. С. 52—54; №9 С 51—54; №10. С. 16—17; №11. С. 22—24; № 12. С. 45—49; 1987. № 6. С. 38—39.
[8] Бойков А. Д. Воспитательная роль правосудия и пути ее дальнейшего повышения // Организация и эффективность правового воспитания / Д. А. Керимов, А. В. Мицкевич, Т. М. Шамба; Под ред. Д. А. Керимова и др. М., 1983. С. 186; Попков А. Д. Этика советской государственной службы. М., 1970. С. 34.
[9] Кравцов Б., Феофанов Ю. Юридические диалоги. Авторитет суда// Известия. 1986. 29 авг.
[10] Даль В. Толковый словарь живого великого русского языка. М., 1979. Т. 2. С. 217.
[11] Ожегов С. И. Словарь русского языка. М., 1986. С. 268.
[12] См., напр.: Кейзеров Н. М. Политическая и правовая культура. Методологические проблемы. М., 1983. С. 35; Основы марксистоко-ленинской теории культуры/Под ред. А. И. Арнольдова и А. С. Фриша. М., 1986. С. 22; Куркин Б. А. Политическая культура // Советское государство и право. 1983. №7. С. 48; Борев В. Ю., Коваленко А. В. Культура и массовая информация. М., 1986. С. 108, и др.
[13] Мораль: сознание и поведение/Под ред. Н. А; Головко. М., 1986. С. 183— 184.
[14] Лукашева Е. А. Право, мораль, личность. М., 1986. С. 46.
[15] Бойков А. Д. Указ. соч. С. 189.
[16] Попков А. Д. Указ. соч. С. 29.
[17] Ликас А. Л. Законность и культура социалистического правосудия//Советское государство и право. 1981. №3. С. 125—126.
[18] Леоненко В. В. Профессиональная этика участников уголовного судопроизводства. Киев, 1981. С. 95; Кокорев Л, Д., Котов Д. П. Судебная этика. Воронеж, 1973. С. 209, 210.
[19] Пашкевич П. Ф. Процессуальный закон и эффективность уголовного судопроизводства. М., 1984. С. 12.
[20] Кейзеров Н. М. Формирование политической культуры развитого социализма//Советское государство и право. 1984. №2. С. 21.
[21] Яковлев А. Н. Перестройка и нравственность//Правда. 1987. 21 июля.



ОГЛАВЛЕНИЕ