ОГЛАВЛЕНИЕ

Терминология права, терминологические словари и принципы их составления
№ 3
02.05.1994
Хижняк С.П.
Нет необходимости подробно говорить о значении словарей в современном обществе в эпоху бурного развития науки, а вместе с ней и естественного языка, служащего не только потребностям повседневного общения, но и средством накопления научных знаний, средством общения специалистов различной профессиональной ориентации.
В настоящее время существуют сотни профессиональных языков или подъязыков. Под термином «подъязык» будем понимать один из множества вариантов реализации общенародного языка, используемый определенной группой его носителей в условиях официального и неофициального общения.1
Ядром лексики того или иного подъязыка науки является терминология, представляющая собой относительно замкнутую систему, состав которой определяется сферой научной области специалистов, пользующихся этим подъязыком. Терминосистемы возникают на определенном этапе развития общества в ответ на его запросы и как особая форма реагирования языка на процессы познавательной и профессиональной деятельности. Таким образом, ряд представителей общества «оказывается в уникальной ситуации, позволяющей воздействовать на язык как на национальном, так и на международном уровнях».2
Общеизвестно, что расчленение действительности на отдельные объекты (элементы) осуществляется при помощи языковых единиц, поскольку лексическая система языка адекватна структуре мышления. В языке отражается общественный опыт его носителей, их мировоззрение. Специфика отражения действительности особо четко проявляется в социальных терминосистемах, одной из которых является терминология права.
Система понятий любой отрасли науки обусловлена характером познавательной деятельности специалистов, отождествлением и разграничением в ходе этой деятельности явлений окружающей действительности, их классификацией. Поскольку любое явление действительности, в том числе и действительности правовой, представляет собой совокупность различных компонентов, которые находятся во взаимосвязи, то цель научной классификации — установление взаимосвязи между отдельными явлениями действительности на основе общности или различий составляющих их компонентов. Расчленяя и объединяя части, стороны предмета, специалист оперирует терминами, организуя их, как и понятия, в четкую классификационную схему. Вот почему создание терминологических словарей можно рассматривать как основу базы данных той или иной науки. Именно она показывает характер изменений в системе научных понятий, точки возникновения языковых новаций, которые в свою очередь отражают направление изменений в научной и профессиональной сферах.
Все существующие словари делятся на энциклопедические и лингвистические. Среди последних выделяют толковые, двуязычные и т. п. Разновидностью толковых словарей являются одноязычные терминологические словари. Юристы располагают и энциклопедическими, и лингвистическими юридическими словарями.
Основное различие между энциклопедическими и терминологическими толковыми словарями заключается в характере словников: в словнике энциклопедического словаря представлены существительные, как нарицательные, так и собственные (имена выдающихся людей, например), в терминологические словари имена собственные не включаются. Это несходство объясняется и содержательными различиями энциклопедических и толковых словарей. Первые сообщают сведения о предметах, людях и явлениях, а также объясняют научные понятия; вторые призваны дать научные дефиниции терминов. Если энциклопедические словари могут вводить в словник разносистемные термины (например, термины-историзмы, отражающие процесс развития отечественного права; термины, обозначающие понятия других правовых систем, и 1. п.), то терминологические словари обычно представляют терминологию в ее синхронном срезе, отражающем системные связи терминов. Именно такие словари служат целям упорядочения терминосистемы, регистрации всех терминов, в том числе и многокомпонентных, описательных терминов, которые обычно не регистрируются энциклопедическими словарями.
Исследователь англо-американской юридической терминологии Ч. Дж. Филлмор считает, что семантика юридических терминов основана на условных определениях, иногда доведенных до абсурда. В качестве примера он приводит курьезный случай, имевший место при собеседовании с присяжным в уголовном суде в Беркли (штат Калифорния). Приведем его здесь без английского текста:
«Прокурор, проводивший собеседование, задал предполагаемому присяжному следующий вопрос: «Признаете ли Вы бесспорным принцип американского законодательства, в соответствии с которым лицо является невиновным до тех пор, пока не Судет доказана его вина?»
Последовал ответ: «Я полагаю, что лицо следует рассматривать как невиновное до тех пор, пока не будет доказана его вина, но было бы смешно утверждать, что лицо является невиновным до тех пор, пока не будет доказана его вина».
Реплика прокурора: „Принцип, который я имею в виду, в точности гласит, что лицо является невиновным до тех пор, пока не будет доказана его вина. Вы признаете или не признаете этот принцип?"
Ответ: «Но если лицо является невиновным, было бы неправильно доказывать его вину. Тогда зачем вообще вести судебный процесс?»».3
Данный пример показывает, насколько важна адекватная интерпретация понятий средствами языка, установление четкой, логически непогрешимой дефиниции. Кстати, для сравнения, термин «презумпция невиновности» в «Юридическом энциклопедическом словаре» определяется более четко: «...положение, согласно которому обвиняемый (подсудимый) считается (курсив наш. — С. X.) невиновным, пока его вина не будет доказана в установленном законом порядке».4
Для того чтобы дефиниция была точной и отражала бы все системные связи термина в терминосистеме, необходимо помнить о том, что значение слова и термина всегда складывается из составляющих, которые в лингвистике обозначаются термином «сема». Наличие общих сем в значении термина обусловливает соотнесенность терминов по роду и виду, что является важным критерием систематизации и упорядочения терминосистем.
Важнейшую роль в организации значения слова играют так называемые «архисемы». Именно они образуют узловые пункты в классификации слов.8 Архисемам подчинены уточняющие, дифференциальные семы, которые создают индивидуальность значения слова. Таким образом, семная структура значения носит иерархический характер.
Например, сопоставим значения терминов «должник» и «кредитор»: должник — «сторона в обязательстве, обязанная совершить в пользу другой стороны — кредитора, определенное действие (передать имущество, выполнить работу, уплатить деньги и др.) или воздержаться от определенного действия»;6 кредитор — «сторона в обязательстве, к-рая имеет право требовать от другой стороны — должника — исполнения обязанности совершить определенное действие (передать имущество, выполнить работу, уплатить деньги и т. п.) либо воздержаться от определенных действий».7
В данных дефинициях можно выделить архисему «сторона в обязательстве», которая присутствует в дефинициях обоих терминов и предопределяет их отнесенность к одному классификационному ряду. Остальные семы — уточняющие. Из них только одна является общей для этих терминов — «либо воздержаться от определенных действий», остальные дифференцируют значения данных терминов. Такой анализ значения, называемый компонентным, с успехом может применяться для проверки адекватности дефиниции термина, по сравнению с остальными терминами (родовыми и видовыми).
Таким образом, любую систему понятий и терминов можно формализованно представить в виде схемы, состоящей из вертикальных и горизонтальных рядов. Первые отражают дифференциацию родовых понятий на видовые и подвидовые, вторые — дифференциацию видовых понятий внутри определенного класса понятий.
Установление родо-видовых отношений предполагает выявление интегральных и дифференциальных семантических признаков. В этом случае дифференциальный признак «можно рассматривать как модель, по которой строится видовое отличие и по которой это видовое отличие модифицируется».8 Степень дифференциации бывает различной. Дифференциация может проходить в несколько этапов, в каждом из которых интегральный признак обрастает все новыми дифференциальными признаками. Чем больше дифференциальных признаков получает понятие, тем дальше оно отодвигается от ядра понятийного поля. Эта дифференциация понятий отражается и на языковой структуре термина, который при обозначении видового (подвидового) понятия часто приобретает вид составного термина (например: преступление — преступление против общественного порядка и т. п.).
Следуя при моделировании терминополя (системы понятий терминологии) на логико-понятийной основе за научной классификацией, необходимо учитывать и то, что объекты действительности внутри каждой отрасли знания могут быть классифицированы по нескольким основаниям и все эти классификационные признаки необходимо учитывать при построении дефиниции того или иного специального понятия.
Таким образом, главным для формирования значений терминов может считаться фактор логический — связь терминов с определенными понятиями как формой мышления, отражающей явления действительности (денотаты).
Все сказанное свидетельствует о том, что задачи, стоящие перед лексикографами, имеющими дело с профессиональным подъязыком, сложны и многообразны, а сама лексикографическая работа по составлению толкового терминологического словаря распадается на ряд довольно трудоемких этапов, первый из которых — разработка требований к словарю. Сюда относятся такие аспекты, как определение информационной области (вся терминосистема или подсистема, отражающая терминологию частной отрасли данной науки), выбор системы словарных помет.
Следующий этап — подбор наиболее представительного и надежного корпуса текстов, соответствующих избранной информационной области, составление словника.
Наиболее сложным представляется определение семантического инвентаря, под которым понимается «определенным образом упорядоченный перечень всех семантических объектов определенного класса, зафиксированных с помощью некоторого метаязыка с заданной точностью и эксплицитностью... Как подсказывает практика, в инвентарях могут фиксироваться семантические единицы и их классы, семантические отношения, семантические комплексы и последовательности семантических комплексов».9
Упорядоченный семантический инвентарь способствует более эффективной реализации следующего этапа — построения дефиниций терминов. После полного оформления словарных статей рекомендуется еще раз прибегнуть к их системному анализу и упорядочению.10
* Кандидат филологических наук, доцент Саратовского юридического института. 1 Варенникова Л. И., Массина С. А. Виды специальной лексики и их экстралингвистическая обусловленность//Язык и общество. Вып. 9. Саратов, 1993. С. 4.
2 Динес Л. А. Экстралингвистическая обусловленность некоторых терминообразовательных процессов // Там же. С. 25.
3 Филлмор Ч. Дж. Об организации семантической информации в словаре//Новое в зарубежной лингвистике. Вып. XIV. М, 1938. С. 51—52.
4 Юридический энциклопедический словарь. М., 1984. С. 286.
5 Г а к В. Г. К проблеме семантической синтагматики // Проблемы структурной лингвистики. М., 1972. С. 371.
6 Юридический энциклопедический словарь. С. 93.
7 Там же. С. 154.
8 Канделаки Т. Л., Самбурова Г. Г. Вопросы моделирования систем значений упорядоченных терминологий//Современные проблемы терминологии в науке и технике. М., 1969. С. 26.
9 Городецкий Б. Ю. Проблемы и методы современной лексикографии//Новое в зарубежной лингвистике. Вып. XIV. М., 1983. С. 13.
10 Там же. С. 11.



ОГЛАВЛЕНИЕ