ОГЛАВЛЕНИЕ

Территориальный коллектив как субъект местного самоуправления (государственно-правовые аспекты)
№4
01.06.1992
Выдрин М.В.
Решение многих проблем в теории и практике местного самоуправления неразрывно связано с исследованием организационных и функциональных проявлений жизнедеятельности территориальных коллективов, изучением различных аспектов статуса данного вида социальных общностей. До недавнего времени в науке и общественной практике было распространено упрощенное представление о жизни людей за пределами их основной работы. Главная роль отводилась производственной сфере.

На регламентацию общественных отношений с участием трудовых коллективов было ориентировано советское конституционное и текущее законодательство. В то же время уровень правовой регламентации статуса территориальных коллективов явно недостаточен. В нормативном регулировании институтов трудовых и территориальных коллективов, производственного и территориального самоуправления сложился дисбаланс. Отмечая это обстоятельство, Ю. И. Скуратов подчеркивает, что линия на ускоренное развитие самоуправленческих начал на производстве не только не исключает, но и предполагает наличие развитой системы институтов территориального самоуправления.1

В основе попыток теоретического осмысления статуса территориальных общностей находятся социальные потребности, обусловленные, во-первых, перестройкой системы управления обществом, требующей строго выверенной деэтатизации социального управления, создания механизмов самоуправления и самоорганизации. Процесс этот связан с широкой политизацией масс, стремлением трудящихся реализовать на практике многочисленные добровольные инициативы, их желанием стать подлинным», хозяевами на своей территории.

Во-вторых, актуальность создания научной теории территориальных коллективов, вызвана соображениями экономического порядка, связанными с формированием местного хозяйства, процессом укрепления экономической самостоятельности местных, органов власти.

Наконец, в-третьих, обращение к данной теме в русле традиций российского общинного самоуправления. Концепция общины, непосредственно связанная с местным самоуправлением и управлением, являлась предметом внимания для русских правоведов дореволюционного периода, была присуща различным буржуазным идейным течениям, марксистско-ленинской теории. В. И. Ленин, подчеркивая значение русской общины в решении местных дел, писал: «Более того: общину, как демократическую организацию местного управления, как товарищеский или соседский союз, мы безусловно будем защищать от всякого посягательства бюрократов. ..».2

До настоящего времени изучение территориальных общностей носило эпизодический, фрагментарный характер. Во внушительном списке монографий, посвященных проблемам коллектива в его широком понимании, исследованию такой его разновидности как территориальный коллектив отводится незначительное место. Более того, территориальный коллектив как самостоятельный тип социальной общности не рассматривается даже в общей классификации коллективов, приведенной в ряде философских работ, В отдельных монографиях ученых-государствоведов предпринимались, попытки исследовать сущность территориальных объединений, но должной разработки они не получили. К примеру, в книгах под редакцией И. П. Ильинского3 и Б. Н. Топорнина,4 работе Б. А. Страшуна «Социализм и демократия»5 рассмотрено функционирование территориальных коллективов в политической системе ряда стран Восточной Европы. Однако упомянутым авторам не удалось избежать некоторых погрешностей, связанных с недостаточной проработкой философской основы природы и сущности территориальных коллективов. В. Я. Бойцов в монографии «Система субъектов советского государственного права»6 посвятил территориальным коллективам отдельную главу. Заслуживает внимания сама постановка автором проблемы: рассмотрение им территориальных коллективов как субъектов советского государственного права и государственно-правовых отношений, анализ их правосубъектности.

В государственно-правовой литературе территориальный коллектив определяется как «объединение людей, складывающееся в результате объективно необходимого-разделения территории государства на составные части, в каждой из которых обеспечивается функционирование единой государственной власти, а также партийных и общественных организаций».7 По мнению Б. А. Страшуна, территориальные коллективы есть самоуправляющиеся объединения граждан по месту жительства».8 В.Я. Бойцов полагает, что территориальные коллективы представляют собой своеобразные коллективы трудящихся, скрепленные территориальной общностью.9 С. Н. Иванов и А. А. Югов под территориальной общностью понимают «социально организованную группу людей, которая относительно компактно проживает на определенном пространстве и объединена решением задач по месту жительства».10 Несколько особняком стоит определение территориального коллектива, предложенное разработчиками проекта Закона СССР «Об общих началах местного самоуправления и местного хозяйства в СССР» из Комитета Верховного Совета СССР по государственному строительству. Авторы законопроекта рассматривали территориальный коллектив как социалистическое самоуправляющееся содружество с собственной компетенцией и самостоятельной ответственностью, обеспечивающее решение социально-экономических и культурных задач на основе сочетания местных и общенародных интересов.11

Названные выше авторы, за исключением С. Н. Иванова и А. Л. Югова, избегают характеристики основных признаков территориальных коллективов. С. Н. Иванов, А. А. Югов подчеркивают следующие их особенности: связь членов территориального коллектива с местом жительства, численный состав коллектива, его демографический, этнографический составы, социально-классовую и профессиональную структуры.12 Опираясь па отдельные философские категории, характеристику территориальных сообществ следует дополнить некоторыми соображениями.

Во-первых, территориальные коллективы являются социальными общностями, складывающимися в результате взаимодействия людей. В систему социальных общностей включаются: народ, классы, нации, народности, слои и коллективы (трудовые и территориальные). Единство социальных общностей, несмотря на неодинаковый уровень их организации, предопределено совокупностью присущих им признаков, что позволяет рассматривать различные социальные объединения в качестве элементов одной группы. К примеру, В. Я. Бойцов отметил ряд особенностей социальных общностей, которые автор характеризует как объективные: а) самоуправляемость; б) способность непосредственно осуществлять свойственные им социальные функции и в) первичность по отношению к тем субъектам, которые формируются народом, нациями или коллективами трудящихся.13

Во-вторых, в основе формирования территориальных сообществ находятся явления, рассматриваемые материалистической диалектикой как социально обусловленные способом жизнедеятельности людей интересы. В сфере государственного управления общегосударственные интересы всегда доминировали над местными. Наиболее выпукло это положение сформулировано в конституционном законодательстве, подчеркивающем, что местные Советы решают все вопросы местного значения, исходя из общегосударственных интересов и интересов граждан, проживающих на территории Совета. Новейшее законодательство пересматривает иерархию интересов и пытается выработать условия для приоритетной реализации интересов социальных общностей. Применительно к территориальным коллективам это положение сформулировано в законодательстве о местном самоуправлении, предусматривающем, что граждане, проживающие па соответствующей территории, непосредственно решают важнейшие вопросы местного значения, исходя из сочетания местных и государственных интересов.

В-третьих, поселенческие коллективы выделяются не произвольно, они имеют объективную основу—территорию, которая играет интеграционную, формирующую роль. Вместе с тем в образовании территориальных коллективов важное место занимают естественно-исторические, национальные и экономические особенности государства. В связи с этим верным представляется утверждение о том, что территориальная общность образуется в результате экономических (отраслевая структура народного хозяйства, развитость инфраструктуры, особенности транспорта и связи), социально-исторических и природно-географических факторов.14

Четвертое свойство территориальных общностей заключается в том, что они выполняют в обществе специфические функции, обеспечивая обмен, всеми основными видами деятельности людей. В территориальных коллективах присутствуют все элементы структуры общества — производительные силы, классы, социальные группы, быт и культура и т. д. Благодаря этому они могут функционировать как относительно самостоятельные объединения.

Таковы основные признаки территориальных коллективов, указывающие на их характерные особенности и позволяющие сформулировать следующее определение: территориальный коллектив есть социальная общность, складывающаяся в границах совместного проживания граждан, имеющая своей основой общественно необходимую, социально обусловленную деятельность, осуществляемую группой людей, объединенных общими интересами в политической, социально-экономической и культурно-бытовой сферах жизни.

Углубленное развитие демократических процессов в стране предполагает четкое закрепление в конституционном законодательстве политико-правового статуса территориальных коллективов. При этом конституционный институт территориальных коллективов должен рассматриваться не только как необходимая правовая предпосылка функционирования территориального самоуправления граждан. Такой узкий взгляд на сложную природу социальных общностей был бы ущербным, поскольку границы «жизненного пространства» территориальных коллективов более сложного уровня организации гораздо шире. Они должны расцениваться как ячейки всего гражданского общества, являющиеся важнейшей частью политического процесса, носителями политических функций. Поэтому назначение Конституции и государственно-правового законодательства состоит в создании политического и правового режима функционирования территориальных коллективов на всех уровнях политико-государственной организации общества.

Конституционное обеспечение статуса территориальных коллективов объективно предопределено рядом факторов. Среди них, наиболее характерно то, что коллективы жителей обладают свойствами первичного социального субъекта власти и управления на местном уровне.

Ведущим фактором в проблеме легализации конституционно-правового статуса различных по масштабу территориальных общностей служит их роль в формировании всей системы органов государственной власти: от высших до местных. В этой сфере правомочии территориальных коллективов значительное место занимают их права по созданию системы организационно-правовых субъектов местного самоуправления (местных Советов народных депутатов, местных общественных организаций, органов территориального общественного самоуправления), деятельность которых вторична.

Идея придания территориальным коллективам конституционного статуса непосредственно связана с совершенствованием конституционного закрепления системы самоуправления народа, определением ее параметров. Поэтому появление конституционных норм о территориальных коллективах есть последовательный и необходимый процесс, означающий углубленный подход к проблемам самоуправления. Целесообразность закрепления в конституционном законодательстве статуса территориальных общностей определяется необходимостью иметь исходную правовую базу, на основе и в рамках которой должна производиться конкретизация их правового положения. На этом уровне должна быть сформулирована общая конструкция статуса территориальных коллективов, которая включает в себя: а) определение природы территориальных общностей (целесообразно указать на их место в гражданском обществе, политической системе, показать их социальное назначение); б) характеристику основных видов территориальных коллективов; в) указание на их важнейшие социально-политические функции; г) характеристику правомочий, ответственности и гарантий деятельности территориальных коллективов.



В одном из проектов Конституции Российской Федерации была предпринята попытка закрепления статуса территориальных коллективов. В нем содержится сам этот термин, предусматривается возможность объединения населения в первичные территориальные коллективы или их союзы. Такие коллективы и союзы могут быть наделены правами юридического лица. Вместе с тем функционирование коллективов по месту жительства ограничено рамками местного самоуправления, ибо соответствующие нормы, закрепляющие основы их статуса, размещены в главе «Местное самоуправление». Однако важно отразить значение территориальных коллективов как субъектов всего гражданского общества, поскольку роль социальных общностей всегда первична в отношениях с элементами политической системы, что вполне отвечает конституционной идее полновластия народа. Важно отметить решающее значение территориальных сообществ в образовании органов государственной власти и управления.


2. Мало исследован вопрос о видах территориальных коллективов. Следует отметить существующие в литературе классификации территориальных общностей. Так, А. И. Кирюшин рассматривает территориальные коллективы а) в рамках населенного пункта (город, поселок, деревня); б) в границах административно-территориальных единиц (районов, областей, краев); в) в пределах крупных экономических районов.15 И. П. Ильинский различает первичные (село, поселок, город без районного деления); региональные (район, округ, область) территориальные коллективы.16 По мнению С. Н. Иванова и А. А. Югова, все существующие территориальные коллективы по степени организационной оформленности целесообразно разделить на три вида. К первому относятся коллективы самого крупного уровня — макроколлективы, рассматриваемые авторами в качестве больших групп людей, проживающих в границах отдельных самостоятельных государств или национально-территориальных образований. Второй вид — территориальные коллективы, которые составляют граждане, проживающие в пределах административно-территориальных образований: краев, областей, городов, районов, городских поселков. Третий вид — территориальные микроколлективы, состоящие из населения, проживающего внутри административно-территориальных единиц на отдельных территориях, не имеющих официально установленных границ.17

Стремление вместить все многообразие территориальных сообществ в систему территориальных коллективов и подогнать под понятие «коллектив» неоправданно. Между социальными общностями более высокого уровня и территориальными коллективами много принципиальных различий, которые могут быть положены в основу следующей классификации:

а) первичные коллективы жителей микрорайонов, районов в городах, городов в целом, жителей сельской местности. Этот уровень образуют городские и сельские территориальные коллективы, складывающиеся в рамках населенных пунктов. К этой же группе относятся монофункциональные поселения (коллективы военных городков, поселения закрытого типа);

б) региональные коллективы административно-территориальных единиц (районов, городских агломераций);

в) территориальные общности крупных административно-территориальных образований (краев и областей), национально-территориальные общности, образуемые населением самостоятельных государств и отдельных национально-территориальных образований.

Территориальные коллективы и общности, во-первых, отличаются количественными параметрами, т. е. численностью проживающего в них населения. За исключением отдельных нормативных актов, в законодательстве не установлена минимальная численность территориальных коллективов. Тем не менее, при решении вопросов об отнесении населенных пунктов к категории городов и поселков городского типа законодательство определяет нижний предел численности территориального коллектива. Аналогично решается вопрос при решении вопроса о выдвижении кандидатов в народные депутаты Советов различных звеньев. Правовое положение территорий поставлено в зависимость от численности населения в ряде зарубежных стран. Так, в Англии Актом о муниципальных корпорациях 1888 г. были созданы на территории крупнейших городов новые единицы управления, насчитывающие 45—50 тыс. жителей, — «города-графства».18

Во-вторых, в пользу необходимости разграничения понятия «территориальный коллектив» и «территориальная общность» говорит еще одно обстоятельство. Самые крупные территориальные общности — народ, отдельные нации и народности—складываются в границах самостоятельных государств или национально-территориальных, образований. В отличие от всех остальных территориальных коллективов они обладают особым свойством — народным и национальным суверенитетом, в силу которого, определяют свой политический статус, осуществляют экономическое и социальное развитие. В исконных местах своего проживания они создают государственность с присущими ей атрибутами. Административно-территориальные образования в рамках которых формируются территориальные коллективы, обладают иным статусом. Они являются прежде всего частью территории государства, складываются с учетом особенностей хозяйственного профиля.

В-третьих, особенность, отличающая территориальные общности от коллективов, состоит в особой государственно-правовой связи населения с территорией проживания, заключающейся в гражданстве. Гражданство выступает правовой предпосылкой участия каждого члена территориальной общности в управлении государственными и общественными делами. Иная связь членов территориального коллектива с местом своего проживания — местом жительства. Она выражается в существовании специфического института прописки и фиксируется путем внесения соответствующей отметки в паспорте.

В-четвертых, территориальные коллективы и общности функционируют на различных «этажах» политико-государственной организации общества. Если первые действуют на уровне местного самоуправления, то вторые на высших ступенях государственного управления.

3. Важнейшим компонентом конституционного статуса территориальных коллективов выступают принадлежащие им функции. Для них свойственны следующие функции:

— интегративная, заключающаяся в укреплении межличностных связей, объединении усилий людей в интересах всех и каждого;

— функция социального контроля за деятельностью и поведением членов коллектива. Прав Б. А. Страшун, когда подчеркивает, что вне связи с производством человек становится во многом социально бесконтролен. Процесс этот усиливается, так как традиционные соседские связи разрушаются.19 Вместе с тем социальный контроль не должен целиком регламентировать поведение личности;

— производственная функция, служащая целям удовлетворения повседневных нужд и потребностей;

— воспитательная функция, связанная с формированием политической сознательности и активности членов коллектива;

— политическая функция, призванная, с одной стороны, представлять разнооб разные интересы населения по месту жительства, а с другой—обеспечивать реализацию гражданами конституционною права участвовать в управлении государственными и общественными делами. Конституционные нормы должны отразить возрастающую роль территориальных коллективов в принятии управленческих, юридически значимых решении как через систему местного самоуправления, так и путем усиления. их причастности к законотворчеству высших представительных органов.

4. Закон РСФСР «О местном самоуправлении в РСФСР»20 содержит положение о решении гражданами всех вопросов местного значения и тем самым не предусматривает каких-либо изъятий из компетенции территориальных коллективов. Единственное исключение, вытекающее из смысла закона, состоят в том, что поселенческие коллективы не должны вторгаться в сферу властно-управленческих функций более: крупных территориальных содружеств. Правомочия коллектива по месту жительства реализуются двояко. С одной стороны, через органы государственной власти и управления осуществляется значительная часть прав и обязанностей территориальных коллективов но социально-экономическому развитию территорий, использованию земель, регулированию местной экологической политики, обеспечению законности и др. С другой стороны, конституционные правомочия осуществляются в процессе реализации институтов непосредственной демократии, набор которых в последнее время пополнился. Появились нормативные акты, регулирующие отношения, связанные с проведением референдумов. Относительно новыми формами прямого народовластия стали открытые общественные слушания, опросы общественного мнения, митинги и т. д.

Ответственность социальных общностей регулируется правовыми нормами скупо. В основном она выражается в целевых установках активнее участвовать в общественно-политической жизни, способствовать социально-экономическому развитию территории и т. д. Таким образом, в понятие ответственности территориальных коллективов вкладывается позитивный смысл.

Система конституционных гарантий деятельности коллективов должна конкретизироваться в текущем законодательстве. В этом плане большую роль играет законодательство о местном самоуправлении, закрепляющее экономические, финансовые и юридические основы самостоятельности населения по месту жительства. Самостоятельная и активная роль территориальных общностей возможна в условиях политической стабильности и экономического благополучия граждан. Этим в значительной степени определяется конструктивная деятельность людей.

Особый предмет исследования составляет характер взаимоотношений территориальных коллективов с институтами местного самоуправления. Наиболее значимы их отношения с местными органами власти и управления. Содержание связей «территориальный коллектив — местный Совет» составляет отношения:

а) связанные с формированием коллективами жителей местных представительных учреждений. Данная область включает отношения: по поводу создания системы избирательных комиссий (ст. 20, 23 Закона РСФСР «О выборах народных депутатов местных Советов народных депутатов»);21 при выдвижении собраниями избирателей по месту жительства кандидатов в народные депутаты (ст. 34 упомянутого закона); при реализации права на беспрепятственную агитацию за или против кандидатов в депутаты (ст. 42); по поводу участия в окружных предвыборных собраниях, если они проводятся:

Закон РСФСР «О местном самоуправлении в РСФСР» установил также, что глава местной администрации избирается сроком на пять лет путем всеобщих прямых и равных выборов на территории соответствующего Совета при тайном голосовании (ст. 30). Участие территориальных коллективов в ходе проведения выборов регулируется Законом РСФСР о выборах глав местных администраций.32 Непосредственное избрание населением глав местных администраций связано с изменением статуса органов исполнительной власти на местах. В отличие от прежних исполкомов — органов местных Советов — местная администрация выступает в качестве органа государственного управления, осуществляющего исполнительно-распорядительные функции, и занимает самостоятельное место в системе местного самоуправления (ст. 2 Закона РСФСР о местном самоуправлении);

б) второй блок отношений территориальных коллективов и местных органов власти и управления связан с осуществлением населением по месту жительства управления государственными и общественными делами в повседневной деятельности местных Советов и администраций. Особенность данных отношений состоит в том, что коллективы выступают управляющими субъектами не непосредственно, а через институты государственной власти и управления. Правда, нередко конституционную норму об учете общественного мнения, обсуждении важных вопросов местного значения соответствующие Советы, органы управления трактуют не как обязанность, а как право. В этой связи целесообразно дополнить конституционное законодательство положением о том, что решения о планах экономического и социального развития,

местном бюджете и т. д. не могут быть приняты Советами без их предварительного обсуждения территориальными коллективами;

в) третья группа отношений связана с осуществлением территориальными коллективами функций контроля за органами местного самоуправления. В этой группе преобладают формы непосредственных связей жителей с органами власти и управления. В пределах этой группы реализуются отношения, связанные с проведением отчетов депутатов местных Советов, с реализацией институтов отзыва депутатов и главы администрации, досрочного прекращения полномочий местных Советов и т. д.

Взаимоотношения территориальных коллективов с органами общественного территориального самоуправления33 (ОТОС) также многообразны. ОТОС рассматрива ются в качестве самостоятельного института системы местного самоуправления (ст. 2 российского Закона о местном самоуправлении). Они должны обеспечить: переход от организации работы по месту жительства к развитию коллективной деятельности самих жителей; постоянное участие жителей в социальном контроле за деятельностью государственного аппарата; воздействие на формирование мнения территориальных коллективов и т. д.

Закон о местном самоуправлении в РСФСР содержит ряд норм, устанавливающих основы статуса ОТОС (ст. 82—86). Однако не все здесь приемлемо. Например, ОТОС вправе участвовать в работе сессий местных Советов при рассмотрении вопросов, затрагивающих их интересы (ст. 86). Получается, что за эти рамки органы общественного самоуправления выйти не могут, что искусственно сужает их самоуправленческую сферу. Надо предоставить ОТОС право участвовать в работе местных  Советов на сессиях по любым вопросам, представляющим для них интерес.

Взаимоотношения территориальных коллективов и институтов прямой демократии многоаспектны. Власть и управление в советском обществе базировались со значительными отклонениями в сторону власти представителей парода. В основе этого ряд причин. Во-первых, нежелание государственных структур допускать граждан в

самоуправленческую сферу; во-вторых, незначительный уровень политической подготовки населения, что позволяло находить все новые и новые аргументы для упрочения института представительства как главной формы демократии. Именно этими обстоятельствами можно объяснить сужение пределов прямой демократии в законодательной сфере. Более 13 лет не применялись конституционные положения о референдуме, хотя Конституция СССР 1977 г. прямо указывала на необходимость принятия закона о референдуме.

Применение форм непосредственной демократии сейчас расширяется, они получают более полное законодательное регулирование. В их системе особое место занимают выборы органов государственной власти и управления от высших до местных. Прошедшая избирательная реформа создала предпосылки для превращения граждан по месту жительства в активных участников избирательного процесса. Однако всех вопросов она не решила. К примеру, следует законодательным путем снизить квоту

участников собрания избирателен по месту жительства, при которой оно правомочно предоставить право выдвижения кандидатов в депутаты — в порядке гражданской инициативы, представителей в состав избирательных комиссий — органам территориального общественного самоуправления и т. д.

Следует ускорить принятие законодательства о порядке проведения местных референдумов, в котором определить круг вопросов, решаемых посредством этого института местного самоуправления. Так, Закон РСФСР «О местном самоуправлении в РСФСР» предусматривает возможность досрочного прекращения полномочий местного Совета в результате местного референдума, если в поддержку этого решения выступят более половины избирателей, включенных в списки избирателей (ст. 95). Вместе с тем механизм практического решения этого вопроса еще неясен. Будущее законодательство о местном референдуме должно предоставить право группам граждан определенной численности выступить инициатором его проведения.

Территориальным коллективам предоставлены права формировать комиссии по проведению голосования об отзыве народного депутата, требовать проведения голосования об отзыве, создавать инициативные группы по отзыву депутата (ст. 4, 7, 8 Закона РСФСР «О порядке отзыва народного депутата РСФСР»).21

В соответствии с Законом о местном самоуправлении в РСФСР полномочия главы местной администрации могут прекращаться досрочно в результате отзыва избирателями по месту жительства (ст. 35, 95).

Коллективы граждан по месту жительства имеют право требовать проведения •внеочередного отчета депутата местного Совета, если под этим требованием будет собрано не менее 150 подписей избирателей данного округа (ст. 19 Закона РСФСР «О статусе народного депутата местного Совета народных депутатов РСФСР») .25 В практике местного самоуправления должны получить закрепление возможности групп граждан по месту жительства вносить предложения в повестку дня сессий местного Совета, настаивать на проведении открытых общественных слушаний в постоянных комиссиях местных Советов, выражать недоверие главе местной администрации, готовить альтернативные проекты решений местных органов власти и управления по тем пли иным вопросам. Подведем итоги.

1. Территориальные коллективы следует рассматривать как самостоятельные типы социальных общностей, которые вовлечены в широкую орбиту государственно-правовых отношений на различных уровнях политико-государственной организации общества. Самостоятельный статус территориальных коллективов обусловлен сущностью их природы, широкими функциями и сложной структурой.

2. Интерес к проблеме территориальных коллективов закономерен в связи с возрастающей ролью территориального фактора в управленческом процессе. Причина понятна: территория есть основа консолидации социальных субъектов с политическими структурами, база, где завязываются в тугой узел территориальные и отраслевые интересы.

3. Играя особую роль в реализации самоуправленческих процессов на местах, территориальные коллективы одновременно выступают в качестве субъектов гражданского общества, где с их участием возникают различные государственно-правовые отношения. И все же основные самоуправленческие качества территориальных коллективов проявляются на местном уровне. Местное самоуправление выступает почти универсальной формой организации управления, формой саморегулирования жизни территориального коллектива, сокращая дистанцию между субъектами и объектами властвования.

4. Участие территориальных коллективов в местном самоуправлении — процесс неоднозначный. Его нельзя форсировать одними политико-правовыми актами. Здесь нужен достаточно высокий уровень политической культуры, развитость традиций, а главное, необходима материальная основа демократических преобразований

Старший преподаватель Свердловского юридического института.

1 Скуратов Ю. И. Система социалистического самоуправления советского народа. Проблемы конституционной теории и практики. Свердловск, 1987. С. 243.

2 Ленин В. И. Полн. собр. соч. Т. 6. С. 344.

3 Политическая система зарубежных стран социализма / Под ред. И. П, Ильинского. М., 1981.

4 ГДР: Основы государственного строя / Под ред. Б. Н. Топорнина. М., 197Т.

5 Страшун Б. А. Социализм и демократия. М., 1976.

6 Бойцов В. Я. Система субъектов советского государственного права. Уфа, 1972.

7 Политическая система зарубежных стран социализма. С. 140.

8 Страшун Б.А. Указ. соч. С. 24.

9 Бойцов В. Я. Указ. соч. С. 135.

10 Иванов С.Н. Югов А.А. Территориальные коллективы в системе социалистического самоуправления советского народа // «XXVII съезд КПСС и повышение эффективности конституционного регулирования». Свердловск, 1988. С. 94.

11 Данное понятие содержалось в докладе Председателя указанного Комитета Н. Д. Пивоварова на сессии Верховного Совета СССР 18 октября 1989 г. (Известия. 1989. 23 нояб.1.

12 Иванов С.Н., Югов А. А. Указ. соч. С. 94—98.

13 Бойцов В.Я. Указ. соч. С. 90.

14Борщевский Н. В., Успенский С. В., Шкаратак О. И. Город. Методологические проблемы комплексного социального и экономического планирования. М, 1975. С, 98.

15 Кирюшин А.И. Территориальные общности людей в условиях развитого социализма // Научный коммунизм. 1984. № 4.

16 Ильинский И. П. На пороге обновлений // Советы народных депутатов. 1989. № 6.

17 Иванов С.Н., Югов А. А. Указ. соч. С. 94—98.

18Минникес И. В. Местное управление в Великобритании: Автореф. канд. дис. Свердловск, 1988. С. 7.

19 Страшун Б. А. Самоуправление жителей // Социалистическое самоуправление: Опыт и тенденции развития. М, 1986. С. 117.

20 Ведомости Съезда народных депутатов РСФСР и Верховного Совета РСФСР. 1991. № 29. Ст. 1010.

21 Там же. 1989. № 44. Ст. 1306.

22 Там же. 1991. № 45. Ст. 1491.

23 Далее —ОТОС.

24 Ведомости Съезда народных депутатов РСФСР и Верховного Совета РСФСР. 1991. № 21. Ст. 697.

25 Там же. 1990. № 23. Ст. 279.



ОГЛАВЛЕНИЕ