ОГЛАВЛЕНИЕ

Что такое гражданское законодательство
№ 3
01.05.1995
Толстой Ю.К.
Обратившись к заголовку статьи, иной читатель подумает, что автор высасывает из пальца проблему, которой на самом деле нет. Между тем, как мы вскоре убедимся, вопрос этот далеко не праздный. От его правильной постановки и разрешения во многом зависит бесперебойность гражданско-правового регулирования в нынешних непростых условиях, когда происходит ломка прежней правовой системы и мучительное становление новой, которая должна быть основана во многом на иных исходных принципах.
В Конституции РФ, принятой 12 декабря и вступившей в силу 25 декабря 1995 г. ответа на вопрос, что следует понимать под законодательством вообще и гражданским законодательством в частности, мы не находим. Зато с достаточной определенностью решен вопрос, к чьему ведению гражданское законодательство относится. Статья 71 Конституции РФ, определяя пределы ведения Российской Федерации, относит к ее ведению также и гражданское законодательство. Речь при этом идет о том, что гражданское законодательство относится к исключительному ведению Российской Федерации. Такой вывод надлежит сделать путем систематического толкования ст.71 и 72 Конституции. В ст.72 к совместному чтению Российской Федерации и субъектов федерации отнесены такие родственные гражданскому законодательству отрасли законодательства, как трудовое, семейно- брачные, земельное, лесное, водное, горное и ряд других. Из этого следует, что гражданское законодательство относится не к совместному ведению Российской Федерации и ее субъектов, а именно к исключительному ведению Российской Федерации.
Подход законодателя к этой чрезвычайно сложной и деликатной проблеме понятен, если мы хотим не на словах, а на деле восстановить порушенное экономическое пространство, хотя бы в пределах Российской Федерации обеспечить свободное беспрепятственное движение товаров, капиталов и услуг, то ни в коем случае нельзя допускать того, чтобы гражданское законодательство располагалось между субъектами федерации, число которых доходит чуть ли не до 90. Ясно, что если на пути передвижения товаров, капиталов и услуг будут опрометчиво возведены искусственные барьеры в виде отличающихся друг от друга правовых положений, т.е. если мы пойдем по пути насаждения партикуляризма в законодательстве, то ни о каком восстановлении единого экономического пространства не может быть и речи.
Но здесь, как всегда, мы, по-видимому, впали в крайность. Поставим риторический вопрос: можно ли полностью отказаться от появления на региональном уровне гражданско-правовых норм, которые, не отступая от исходных начал правового регулирования, заложенных на федеральном уровне, должны обеспечить их конкретизацию и привязку применительно к местным условиям? Однако при нынешней редакции соответствующих норм Конституции подвести теоретическую базу именно под такое решение этого весьма сложного вопроса далеко не просто. Этим исключения, связанные с подходом к гражданскому законодательству и определением его содержания, не заканчиваются.
Но чтобы подвести читателя к сути возникающих здесь проблем, оставим на время Основной Закон нашего государства и обратимся к Гражданскому кодексу. Какое содержание вкладывает он в понятие «гражданское законодательство»? Наиболее развернутые положения на сей счет содержатся в ст.3 ГК. Напомним суть этих положений.
Понятие «гражданское законодательство» Кодекс ограничивает только федеральными органами. Основополагающее место среди них занимает ГК. Нормам ГК, заложенным в нем принципам правового регулирования должны соответствовать гражданско-правовые положения, содержащиеся во всех правовых актах, в том числе и в федеральных законах, иными словами, по ГК должны «сверять часы» (в частности, относящихся к гражданскому праву) все правовые акты, имеющие касательство к нормам гражданско-правового регулирования. Это имеет особое значение для смежных отраслей законодательства, в актах которых нередко оказываются вкрапленными гражданско-правовые нормы.
Помимо законов, которые охватываются понятием законодательства, в ст.3 ГК речь идет об указах Президента, постановлениях Правительства, актах министерств и иных федеральных органов исполнительной власти, которые могут содержать нормы гражданского права. В ст.3 указы Президента и постановления Правительства охватываются понятием «правовые акты». По-видимому, это понятие можно употреблять и в отношении актов министерств, и иных федеральных органов исполнительной власти. Тем более его можно относить к федеральным законам, которые в ряду других правовых актов занимают главенствующее положение.
Итак, в качестве собирательного, охватывающего все акты, содержащие нормы гражданского права, начиная от законов и кончая актами министерств и иных федеральных органов исполнительной власти, следует употреблять такое понятие, как «правовые акты». Более узкое содержание вкладывается в понятие «гражданское законодательство», которым охватываются ГК и принятые в соответствии с ним иные федеральные законы, регулирующие отношения, составляющие предмет гражданского права. При таком подходе к понятию «гражданское законодательство» подстерегает одна трудность, связанная с тем. что до принятия Кодекса в это понятие вкладывали более широкое содержание, относя к нему и указы Президента, и постановления Правительства, а до появления института президентской власти — указы Президиума Верховного Совета. При этом речь шла об актах, принятых как на республиканском (российском), так и на общесоюзном уровне. Последние подлежали применению в пределах, ограниченных высшими органами законодательной власти Российской Федерации. Как же быть с этой сложившейся практикой правоприменения в настоящее время?
В соответствии с общим принципом действия закона во времени, согласно которому акты гражданского законодательства не имеют обратной силы, указанные подзаконные акты, принятые как на республиканском, так и на общесоюзном уровне, подлежат применению в части, не противоречащей ГК и другим федеральным законам, и притом не только к отношениям, возникшим до введения ГК в действие, но и к тем, которые возникли после того, как ГК стал действовать. При ином подходе бесперебойность применения гражданского законодательства была бы нарушена. Именно такой подход заложен в ст.4 Закона о введении в действие первой части ГК. С ним надлежит полностью согласиться.
В практике право творчества следует с должной строгостью относиться к отсылкам к законодательству и помнить, что в этих случаях норма соответствующего закона может быть конкретизирована в нормах опять же закона (выступающего, например, в качестве специального по отношению к первому закону). Вот почему, если законодатель считает необходимым отнести решение того или иного вопроса к ведению исполнительных органов власти (Президента, Правительства, Министерства и т.д.), должна быть отсылка не к законодательству, а к правовым актам (еще лучше — с указанием того органа, к ведению которого относится принятие соответствующего акта). Но это, так сказать, рекомендация на будущее.
Вернемся теперь к вопросу о соотношении гражданского законодательства и смежных отраслей законодательства, которые отнесены Конституцией к совместному ведению Российской Федерации и субъектов федерации. Могут ли в актах этих отраслей законодательства, принятых на региональном уровне, содержаться нормы гражданского права (например, в актах трудового, земельного, семейного законодательства) и не будет ли означать такой подход подрыв ст.71 Конституции, которая, подчеркнем еще раз, относит гражданское законодательство к исключительному ведению Российской Федерации? Мы склонны допустить принятие таких норм на региональном уровне в актах трудового, семейного, жилищного и иных отраслей законодательства, которые более других должны быть привязаны к условиям данного региона. Однако это возможно при непременном соблюдении соответствия всех этих актов, в том числе и содержащихся в них гражданско-правовых норм, законам, принятым на федеральном уровне, и в первую очередь ГК. Представляется, что такой путь, не нарушая принципа иерархии правовых актов, принятых на федеральном и региональном уровне, позволяет смягчить допущенную несправедливость, которая выражается в том, что нормы гражданского права в регионах вообще вроде бы не могут появиться, к тому же этот путь полностью соответствует складывающимся в жизни реалиям.
В подкрепление этой позиции можно привести еще один аргумент, надеюсь, он не покажется чересчур умозрительным. Речь пойдет о различии между правом и законодательством. Если право состоит из норм права, то законодательство — из нормативных актов. Наличие в том или ином нормативном акте, тяготеющем по своему основному содержанию к таким отраслям законодательства, которые относятся к ведению Российской федерации и субъектов федерации (например, трудовому или жилищному), гражданско-правовых по своей юридической природе норм, не превращает его в акт гражданского законодательства. Принятие такого акта на уровне субъекта федерации полностью охватывается полномочиями субъекта федерации, очерченными в ст.72. и не вступает в противоречие со ст. 71 Конституции РФ.
* Доктор юридических наук, профессор Санкт-Петербургского государственного университета.



ОГЛАВЛЕНИЕ