ОГЛАВЛЕНИЕ

Государственно-правовое регулирование национальных отношений в Канаде
№6
01.12.1992
Белоусова Е.В.
Канада представляет собой федерацию, состоящую из десяти провинций и двух федеральных территорий (не относящихся к субъектам федерации). Она — двунациональное государство, в котором проживают две основные нации—англоканадцы и франкоканадиы, коренное население страны — индейцы, инуиты (канадские эскимосы), метисы, а также значительное количество представителей других национальностей— украинцев, немцев, итальянцев, выходцев из азиатских стран, Южной Америки. В девяти канадских провинциях подавляющее большинство населения составляют англоканадцы, в десятой — Квебеке — сосредоточена основная масса канадцев французского происхождения (франкоканадцы Квебека составляют 80% всего франкока-надского населения страны, причем более 80,5% жителей Квебека являются франко-канадцами). Наличие значительного франкоканадского населения (более чем из 25-миллионного населения Канады 27,5% приходится на долю франкоканадцев), компактно проживающего в Квебеке, стало одной из основных причин создания в стране федеративной формы государственного устройства в 1867 г.
Конституционный Акт 1867 г.,1 остающийся и поныне одним из основных действующих конституционных актов, учитывает культурный, лингвистический и религиозный дуализм в стране и содержит ряд специальных положений, направленных на сохранение и развитие этого дуализма. Наиболее существенное среди них — установление возможности использования наряду с английским французского языка в парламенте и судах Канады, легислатуре и судах Квебека и издание актов этих органов на обоих языках (ст. 133 Акта 1867 г.). Немаловажное значение для сохранения франкоканадской самобытности имеет предоставление провинциям исключительной юрисдикции в вопросах образования и культуры (ст. 93 Акта 1867 г.), а также имущественных и гражданских прав (п. 13 ст. 92 Акта 1867 г.), что позволило Квебеку сохранить французскую систему гражданского права.
Тем не менее, предоставив Квебеку специфические права, Конституционный Акт 1867 г. (так теперь переименован Акт о Британской Северной Америке 1867 г.) рассматривает его лишь как одну из территориальных провинций федерации, не признавая франкоканадцев нацией и отказывая им в праве на самоопределение. Такое положение, сопровождаясь отставанием Квебека от других провинций в социально-экономической сфере, стало главной причиной неоднократно возникавших кризисов канадского федерализма, один из которых наиболее остро проявился в 1960—1970-х гг. В тот период федеральное правительство Л. Пирсона, озабоченное стремительным нарастанием англо-франкоканадских противоречий, образовало в 1963 г. специальную Комиссию по исследованию проблем двуязычия и двух культур.2 Комиссия пришла к выводу, что в целом франкоканадцы находятся в неравном социально-экономическом и культурно-лингвистическом положении по сравнению с англоканадцами. Для ликвидации создавшегося положения была рекомендована концепция двух наций как основа канадского федеративного государства и подчеркивалась необходимость конституционных изменений.3
Основываясь на выводах Комиссии, федеральное правительство П. Трюдо, сменившее в 1968 г. правительство Л. Пирсона, предприняло ряд мер, направленных на сглаживание англо-франкоканадских противоречий. Среди них наибольшее значение имеет принятие федерального Акта об официальных языках 1969 г.,4 провозгласившего английский и французский официальными языками Канады и гарантировавшего им равный статус во всех государственных институтах. С начала 1970-х гг. федеральное правительство стало проводить политику, направленную на привлечение в государственный аппарат франкоканадцев. В 1980-е годы в этой области достигнуты значительные результаты: соотношение численности франкоканадцев в государственных учреждениях стало соответствовать их удельному весу в населении страны.
Федеральное правительство осуществило также комплекс мер, направленных на улучшение социально-экономического положения франкоканадцев и на предоставление большей административной и финансовой автономии Квебеку. В 1965 г. федеральный парламент принял Акт об установленных программах, который предоставил провинциям возможность отказаться от участия в совместных федерально-провинциальных программах с полной финансовой компенсацией со стороны федерации. Воспользовавшись этим правом, Квебек отказался от участия в Пенсионном плане и стал самостоятельно проводить некоторые другие программы: в области пособий многосемейным, молодежи, ссуд студентам и т. д.
С 1971 г. между федеральным правительством и Квебеком заключаются постоянно обновляемые соглашения, предоставляющие этой провинции более значительные полномочия в вопросах иммиграционной политики, а в 1978 г. иммиграционные службы Канады и Квебека достигли соглашения, по которому иммиграционные представительства Квебека за рубежом получили право самостоятельно отбирать иммигрантов, желающих поселиться в Квебеке. Ранее эта деятельность осуществлялась с санкции федерального правительства.
Политика федерального правительства, направленная на экономическое выравнивание менее развитых регионов (среди которых Квебек), также способствует улучшению экономического положения франкоканаддев. Основным средством осуществления этой политики служат «выравнивающие субсидии», главная цель которых — перераспределяя налоги, собранные в «богатых» провинциях, в пользу более бедных, обеспечить уровень жизни в таких провинциях, соответствующий общеканадскому. Той же цели служат и федеральные ассигнования Квебеку, которые составляют 3 млрд долларов ежегодно.
Одновременно с введением новой федеральной политики по франкоканадскому вопросу правительства провинций, имеющих франкоканадское меньшинство, также осуществили мероприятия в области регулирования национальных отношений. Так, легислатура Нью-Брансуика — провинции с наибольшим франкоканадским меньшинством в пропорциональном отношении (33%)—вслед за федеральным парламентом в 1968 г. приняла Акт об официальных языках Нью-Брансуика, объявивший английский и французский официальными языками провинции и закрепивший возможность их применения во всех государственных институтах провинции.5 В 1981 г. Законодательным собранием этой же провинции был принят Акт о равенстве двух лингвистических сообществ, официально признающий существование и равенство в Нью-Брансуике двух лингвистических общин.6 При всем прогрессивном значении этот Акт, однако, гарантирует не равенство двух наций, а лишь равенство «лингвистических общин».
Использование двух официальных языков в Канаде получило в 1982 г. конституционный статус: в Акте о Канаде 1982 г. (другое официальное наименование — Акт о Конституции Канады 1982 г.)7 провозглашаются два официальных языка в государственных институтах Канады (ст. 16 (1)) и провинции Нью-Брансуик (ст. 16 (2)).
Определенные результаты в решении лингвистической проблемы достигнуты и в Манитобе, где с 1987 г. допускается возможность использования французского языка наряду с английским в законодательных и судебных органах провинции и издание документов этих органов на обоих языках. Такое положение было закреплено в Акте о Манитобе 1870 г., но впоследствии было отменено, а затем в 1987 г. введено вновь.
Таким образом, в Манитобе и Нью-Брансуике—провинциях со значительным франкоканадским меньшинством — гарантированы определенные лингвистические права, но их объем и правовой базис неодинаковы. В Нью-Брансуике французский наряду с английским является официальным языком, и функционирование всех провинциальных и местных служб на обоих языках предусмотрено Актом о Конституции 1982 г. и провинциальными законами. В Манитобе конституционные права франко-канадцев в лингвистической области базируются на положениях Акта о Манитобе 1870 г. и провинциальных законах.
Некоторые лингвистические гарантии установлены и в другой канадской провинции, но с незначительным франкоканадским меньшинством — Саскачеване. В 1988г. здесь принят закон, предусматривающий возможность использования французского языка в законодательных и судебных органах провинции, но освобождающий провинциальные власти от обязанности перевода законодательства провинции на французский язык. Правительство другой канадской провинции — Альберты, также имеющей незначительное франкоканадское меньшинство, заявило об аналогичном намерении. Что касается Онтарио — провинции с наибольшим франкоканадским меньшинством в количественном отношении (460 тыс.), хотя и составляющем всего 5,6% населения провинции, — то в отличие от вышеназванных провинций лингвистические права франкоканадского населения юридически не закреплены, за исключением положений Хартии прав и свобод 1982 г. (являющейся составной частью Конституции 1982 г.), отнесенных к вопросам образования. Речь идет о возможности обучения в школах на французском языке определенных категорий учащихся.
Составной частью политики двуязычия, проводимой федеральным и провинциальными правительствами, является расширение преподавания французского языка в англоязычных провинциях. В 1970 г. на основе соглашения между федеральным и провинциальными правительствами были определены планы обучения второму языку (французскому — в англоязычных провинциях и английскому — в Квебеке) на школьном и университетском уровнях. С тех пор они регулярно продлеваются на очередной пятилетний срок.
С конца 1960-х — начала 1970-х гг. в трех англоязычных провинциях с наибольшим франкоканадским меньшинством — Нью-Брансуике, Манитобе и Онтарио — приняты законы, предоставляющие французскому языку статус «языка преподавания» (возможность ведения обучения на французском языке) и предусматривающие создание специальных «французских» классов и школ при наличии определенной численности учащихся.
Квебек начиная с 1970-х гг. проводит политику, направленную на завоевание большей автономии и признание особого статуса в составе канадской федерации. Наиболее существенными шагами в этом направлении являются принятие Хартии французского языка 1977 г. (Закона № 101), объявившей французский единственным официальным языком провинции,8 и проведение в 1980 г. референдума по вопросу возможность начала переговоров с федеральным правительством о сецессии Квебека из состава федерации (40,5% избирателей провинции проголосовали положительно). Метод проведения и способы постановки вопросов на референдуме представляют особый интерес. На референдуме не ставился вопрос о немедленном выходе Квебека. Квебекская партия, находившаяся в тот период у власти в провинции, передала на рассмотрение избирателей свою программу, в основу которой был положен принцип «суверенитет — ассоциация». В программе, вынесенной на референдум, содержались следующие положения: во-первых, правительство Квебека предлагало вести переговоры с федеральным правительством о новом соглашении с остальной частью Канады, основанном на равенстве двух наций. Во-вторых, это соглашение предоставило бы Квебеку исключительную юрисдикцию в законодательной области в сфере установления налогов и самостоятельных связей с заграницей, т. е., иными словами, суверенитет одновременно с сохранением тесных экономических связей с остальной частью Канады, общего денежного обращения путем создания общего рынка и свободной торговли. И, наконец, программа содержала условие, что любое предполагаемое изменение в политическом статусе провинции в результате таких переговоров должно быть передано населению провинции для одобрения на последующем референдуме. Таким образом, на референдуме 1980 г. жители провинции голосовали не за независимость, а только за то, чтобы предоставить «мандат на переговоры» правительству Квебека о новой форме экономической ассоциации с Канадой.
О достаточно сильных сепаратистских настроениях в провинции в начале 1980-х гг. свидетельствует и тот факт, что Квебек оказался единственной провинцией, отказавшейся одобрить Акт о Конституции 1982 г. Свою позицию квебекское правительство аргументировало тем, что этот Акт не предусматривает права вето со стороны Квебека на поправки к конституции, хотя ранее такой конституционный обычай существовал, и не признает специфический характер Квебека как особого национального сообщества.
Отказ Квебека подписать Акт 1982 г. создал обстановку политической нестабильности в стране, и для урегулирования этого вопроса использовался такой политико-правовой институт, как федерально-провинциальная конференция, состоящая из премьер-министра Канады и премьеров провинций и проводящаяся ежегодно для решения наиболее важных проблем. В июне 1987 г. на федерально-провинциальной конференции была достигнута договоренность об условиях внесения в конституцию страны поправки, признающей за Квебеком статус «особого общества», и подписано соответствующее конституционное соглашение «Мич—Лэйк». Однако это соглашение не было ратифицировано канадским парламентом в связи с отказом подписать его двумя провинциями. Для вступления соглашения в силу необходимо было ратифицировать его всеми десятью провинциями и канадским парламентом до июня 1990 г., но Манитоба и Ньюфаундленд к этому сроку его не подписали. В связи с провалом конституционного соглашения обстановка в Квебеке вновь обострилась, и в настоящее время в Канаде предлагаются различные способы решения франкоканадского вопроса. Правящая либеральная партия Квебека во главе с премьером Р. Бурасса потребовала в течение двух лет решить проблему франкоканадцев на основе конституционного переустройства федерации. Для достижения этой цели необходимо к концу 1992 г. выработать и принять конституционные поправки, гарантирующие Квебеку значительные полномочия в экономической и социальной сфере жизни провинции. В соответствии с планом Р. Бурасса предлагается передать в исключительную юрисдикцию Квебека ряд ключевых вопросов жизни провинции, в том числе сельское хозяйство, коммуникации, энергетику, охрану окружающей среды, промышленность и торговлю, язык, пособия по безработице и общественную безопасность. Некоторые вопросы, такие как внешняя политика, иммиграция, деятельность финансовых учреждений, юриспруденция, транспорт и рыболовство премьер провинции считает возможным оставить в совместной компетенции Квебека и федерации. И, наконец, к исключительной федеральной юрисдикции предлагается отнести оборону, таможенный контроль и валюту (даже если эти вопросы касаются Квебека).
Премьер Квебека Р. Бурасса фактически предъявил Оттаве ультиматум, дав понять, что если предложенный проект не будет принят федеральным правительством, то в провинции будет проведен референдум по вопросу о полной независимости Квебека и выходе его из состава федерации.
В ответ на эти требования премьер-министр Канады Б. Малруни представил в палате общин парламента серию предложений, объединенных в программу под названием «Вместе определяя будущее Канады». Суть этих предложений, вынесенных теперь на общенародное обсуждение, состоит в том, чтобы совместить стремление отдельных провинций страны, и в особенности Квебека, к максимальной самостоятельности с задачей укрепления единства страны в целом. Провинциям, в соответствии с программой, предоставляется значительная самостоятельность. Из сферы компетенции федерации предлагается полностью исключить вопросы, связанные с жилищным строительством, горнодобычей, туризмом, лесным хозяйством и др. Предполагается, что полномочия федерации будут распространяться главным образом на сферу внешней политики и безопасности, а также на некоторые аспекты научно-исследовательской и опытно-конструкторской деятельности. Одно из главных положений программы— предложение о создании совета федерации, куда вошли бы представители федеральных и провинциальных властей. Им планируется поручить проведение межправительственной координации, в первую очередь по вопросам экономического развития. Решения, принятые советом федерации, по замыслу Б. Малруни, прежде чем обретут силу закона, должны быть утверждены федеральным правительством и правительствами по меньшей мере 7 из 10 провинций.
Конкретно в отношении Квебека в программе содержится следующее предложение: в конституцию Канады внести поправку, признающую особый характер провинции, ее язык и культуру и подтверждающую право квебекцев этот характер сохранять и развивать, т. е., другими словами, закрепляющую за Квебеком особый статус в федерации.
Для изучения предложенной программы создана специальная парламентская комиссия, которая к февралю 1993 г. должна представить свои рекомендации правительству. Затем, как планируется, правительство разработает окончательную программу и направит ее в парламент для обсуждения.
Еще одной из национальных проблем Канады, при решении которой используются различные государственно-правовые методы, является проблема правового положения коренного населения страны. Коренное население страны (индейцы, инуиты, метисы), по различным оценкам составляющие от 2 до 7% населения Канады, проживает в основном в Юконе и Северо-Западных территориях страны, а также в канадской Арктике, в северных районах Саскачевана, Манитобы, Альберты, Онтарио и Квебека.
Некоторые вопросы правового статуса коренных народов регулируются п. 24 ст. 91 Акта 1867 г., закрепляющим за федеральным парламентом исключительные законодательные полномочия в отношении индейцев и резервированных за ними земель; Актом об индейцах 1951 г.,9 который разделяет индейцев на различные категории: «статусных» и «нестатусных», а также различными договорами, заключенными между федеральным правительством и отдельными общинами коренных жителей. «Статусными» признаются те индейцы, которые удовлетворяют требованиям Акта об индейцах 1951 г. и зарегистрированы в качестве таковых. Остальные индейцы рассматриваются Актом об индейцах 1951 г. как «нестатусные» и на них его положения не распространяются. Во время переписи населения эта часть жителей Канады регистрируется в основном как метисы.
Отдельные вопросы правового положения коренных народов регулируются провинциальным законодательством. По существующему положению провинциальные законы применяются к коренным жителям, если они издаются по вопросам, находящимся в ведении провинций, и если они не урегулированы законами федерального парламента. Речь идет о системе здравоохранения, социального обслуживания и др. Но при этом провинциальные законы не должны противоречить положениям Акта об индейцах или любым другим актам парламента Канады.
Правовой статус коренного населения, регулируемый перечисленными видами актов, базируется на концепции неотъемлемых прав коренных жителей, хотя их объем и содержание четко не установлены ни в одном правовом документе. Из этой концепции вытекает, что поскольку коренные жители до прихода европейцев на континент обладали определенной совокупностью прав, то данные права продолжают существовать и в настоящее время, если они не аннулированы более поздними договорами или законодательством.
В настоящее время организации коренных жителей выдвигают следующие основные требования: признание преимущественных прав коренного населения на владение и пользование землей и минеральными ресурсами в районах их проживания; участие в принятии хозяйственных решений на своей территории и в распределении доходов от се эксплуатации; возможность самостоятельного культурного развития; право на политическое самоуправление на своей территории.
В последние два десятилетия в Канаде ведутся поиски приемлемого для обеих сторон компромисса по урегулированию предъявленных требований и решения на этой основе проблемы коренных жителей. В 1973 г. правительство Канады впервые официально признало «всеобщие требования» коренного населения (требования, основанные на традиционном использовании и занятии земли коренными общинами, где интересы коренных народов не были ликвидированы законом) и дало обещание рассмотреть «специфические требования» (основанные на невыполнении правительством условий договоров или Акта об индейцах). С середины 1970-х гг. между различными коренными общинами и федеральным правительством ведутся переговоры по «земельным требованиям». Центральное место на переговорах занимает вопрос об установлении права абсолютной собственности на определенные земли и о передаче исключительных прав узуфрукта в отношении земель, традиционно используемых для охоты и рыболовства. Другим немаловажным пунктом, стоящим в повестке дня переговоров, является определение размера финансовых выплат, включая компенсацию за природные ресурсы, извлеченные из земель коренного населения, и средства, идущие на развитие социальных программ для коренных народов страны. Третий аспект требований коренного населения затрагивает урегулирование политических прав коренных народов и взаимоотношения между ними и европейской общиной. Этот аспект наиболее сложен. Как правило, федеральное правительство стремится к урегулированию земельных и финансово-экономических вопросов, оставляя в стороне политические. В 1980-х гг. между федеральным правительством и коренными общинами было заключено несколько подобных соглашений, передающих в их собственность определенные территории, включая права на наземные и подземные минеральные ресурсы, и предусматривающих выплаты различных финансовых компенсаций: в частности, соглашения с инувиалуитами (эскимосской общиной), индейцами Юкона и др.
Соглашения по урегулированию земельных требований коренного населения имеют такой же конституционный статус, как и ранее заключенные договоры с индейцами. Это следует из п. 3 ст. 35 Акта о Конституции Канады 1982 г., в котором указывается, что термин «договорные права» охватывает такие права, которые возникают из уже подписанных соглашений или тех, которые могут быть подписаны в будущем. Ранее в п. 1 ст. 35 Акта 1982 г. закреплено, что «договорные права» коренного населения признаются и подтверждаются. Таким образом, новые договорные права, возникающие из подписанных с федеральным правительством соглашений, автоматически приобретают конституционный статус, т. е. становятся конституционными.
Стремясь к урегулированию взаимоотношений с коренными народами, федеральное правительство в настоящее время проводит политику, направленную на содействие сохранению и развитию культуры коренных народов. С 1973 г. правительство признало право коренного населения иметь свои школы, своих учителей и специально разработанные школьные программы, в которых значительное внимание уделяется изучению культуры, обычаев, традиций, языка различных племен и народностей коренных жителей. Аналогичную политику проводят и провинции, на территории которых проживает коренное население, однако процесс принятия соответствующих программ в провинциях идет крайне медленно.
После принятия Акта о Конституции Канады 1982 г. коренные народы приобрели право на участие в конституционном процессе. На конституционной конференции 1983 г., в работе которой участвовали представители коренного населения, было достигнуто соглашение о введении в Акт 1982 г. статьи 35.1. Эта статья предусматривает обязательное проведение конституционной конференции с участием представителей от организаций коренного населения перед внесением поправок в п. 24 ст.9 Конституционного Акта 1867 г., ст. 25, 35 Акта о Конституции Канады 1982 г., в которых речь идет о договорных правах коренного населения. Данное положение можно рассматривать как предоставление особого статуса коренным народам страны. Такой статус существовал в праве и ранее, но не был конституционно закреплен. Об этом свидетельствует наличие Акта об индейцах и другого специального законодательства в отношении коренного населения, договоров, заключенных с коренными общинами, создание для них специальных резерваций. Однако такой «особый статус» не удовлетворяет коренное население, организации которого требуют предоставления права на самоуправление, а также четко установленного перечня прав, внесенного в конституцию.
Законодательные ассамблеи и правительства Юкона и Северо-Западных территорий в том виде, в каком они функционируют в настоящее время, не содействуют развитию коренных народов, полномочия их значительно ограничены. Так, территориальные легислатуры имеют более узкую юрисдикцию, чем провинциальные (особенно в отношении земель и природных ресурсов); Законодательная ассамблея территории не может изменить свою конституцию без принятия соответствующего федерального законодательства; ее законы могут быть отменены федеральным кабинетом; территориальные расходы и инвестиции требуют одобрения федеральных властей; управление территориями осуществляется непосредственно федеральным правительством через своего представителя — комиссара, который обычно проводит политику в интересах федеральных властей, а не коренных жителей. Поэтому неудивительно, что вопрос о самоуправлении все настойчивее выдвигается организациями коренного населения.
Он был основным в повестке дня нескольких конституционных конференций: 1983, 1984, 1985, 1987 гг. Однако никакого соглашения по этому вопросу достичь не удалось. Федеральное и провинциальные правительства согласны предоставить коренным народам лишь ограниченную степень автономии, ссылаясь на то, что они уже имеют право на управление делами впутриобщинной жизни. Тем не менее переговоры продолжаются.
Для решения национальных проблем в Канаде применяются различные формы и методы регулирования национальных отношений: государственно-правовые, политико-правовые, организационно-правовые. Наибольшее значение имеет государственно-правовое регулирование, главное место в котором занимает нормотворческая деятельность: принятие конституционных актов, выработка федерального и провинциального законодательства. Вместе с тем в канадской практике существенное место занимают и политические способы решения национальных проблем, чему в значительной мере способствует такой политико-правовой институт, как федерально-провинциальная конференция и ее разновидность — конституционная конференция. Активно используются также двусторонние и многосторонние переговоры между заинтересованными сторонами, и как их результат — подписание определенных соглашений. И, наконец, для урегулирования возникающих проблем в сфере национальных отношений довольно часто практикуется образование специальных парламентских комиссий, выводы и предложения которых обсуждаются в федеральном парламенте и правительстве, а также на федерально-провинциальных конференциях. Все эти формы содействуют ормотворческой деятельности федерального парламента, поскольку до принятия какого-либо конкретного акта по определенному вопросу он предварительно обсуждается в специально созданных парламентских комиссиях и на федерально-провинциальных конференциях, где франкоканадцы Квебека и представители организаций коренного населения имеют возможность излагать и отстаивать свою позицию.
* Кандидат юридических наук, младший научный сотрудник Института законодательства и сравнительного правоведения при Верховном Совете Российской Федерации.
1 Акт о Британской Северной Америке 1867 г.// Конституции государств американского континента / Под ред. Г. С. Гурвича. М., 1959.
2 В канадской политической практике для выяснения причин и выработки рекомендаций по устранению национальных противоречий широко применяется такая организационно-правовая форма, как создание специальных парламентских комиссий: Комиссия по отношениям между доминионом и провинциями 1940 г., Комиссия по исследованию конституционных проблем 1956 г., Комиссия по исследованию проблем использования французского языка и лингвистических прав в Квебеке 1972 г. и др.
3 Rapport de la Commission royale d'enquete sur le Bilinguisme et le Biculturalisme. Ottawa, 1967—1970. Liv. 1—6.
4 The Official Languages Act, 1969. (In: Tetley W. and E Rights in Quebec abd Canada //Law a. 1982. Vol.45. N. 4. Р. 179).
5 The Official Languagts of New Branswick Act, 1969 (In: Tetley W. Language and Educational Rights in Quebec and Canada // Law a. Contemporary Problems. Durham, 1982. Vol. 45. N 4. Р. 186).
6The Equality of Two Linguistic Communities Асt, 1981 (In.: Ор. cit. Р. 186).
7 The Canadian Constitution 1981. La Constitution canadienne 1981//А Resolution adopted by the Parliament of Canada. Dес. 1981. Ottawa, 1981.
8 Projet de la loi 101: Charte de la langue francaise. Sanctionne le 26 aout 1977 // Assemblee National du Quebec. Quebec, 1977.
9 The Indian Act, 1951 //Canadian Indians and the Law: Selected Documents, 1663—1972.Toronto, 1975.



ОГЛАВЛЕНИЕ