ОГЛАВЛЕНИЕ

Новое политическое мышление и международное право
№ 2
05.03.1990
Лукашук И.И.
На рубеже XXI в. человеческая цивилизация вступила, пожалуй, в самый критический период развития. Научно-техническая революция открыла перед ней, с одной стороны, перспективы всестороннего прогресса, а с другой — разверзла бездну катастрофы. Интернационализация общественной жизни обрела реальный характер, происходит глобализация социальных процессов, что требует коренных перемен в международной жизни, и прежде всего налаживания достаточно надежного управления не только конкретными взаимоотношениями государств, но и всей системой международных отношений.
Доминирующее в мире политическое мышление, как и мировая политика в целом, ныне отстает от требований современности. Такое мышление и соответствующая политика привели к двум мировым войнам, множеству менее крупных войн, к «холодной войне», которая поставила человечество на грань гибели. Подобное положение не могло, разумеется, не получить критической оценки в разных социальных кругах.1 Генеральный секретарь ООН X. П. де Куэльяр констатирует, что «политическое мышление все еще не поспевает за широкомасштабными и удивительно быстрыми переменами, происходящими на протяжении последних четырех десятилетий».2
Многие ученые не только констатируют опасность недостаточной управляемости мира, но и доказывают возможность и необходимость исправления сложившегося положения. В ряде докладов Римского клуба поставлена и обоснована проблема, как сделать мир более управляемым.3 Правда, пути ее решения не всегда достаточно обоснованы. Ныне даже ученые, весьма далекие от политологии и юриспруденции, считают международное право одним из главных средств урегулирования мировых проблем.4
Таким образом, универсальная система международных отношений, существующее политическое мышление, включая международно-правовое сознание, международная мораль созрели для перемен. Жизненно важным для человечества стало формирование нового политического мышления, отвечающего современным реальностям и способного обеспечить достаточно высокий уровень управления международными отношениями.
Новая политическая философия восходит к ленинской концепции справедливого, демократического мира, изложенной в Декрете о мире 1917 г. Ядро этой концепции составила идея всемирной системы международных отношений, основанной на справедливых, демократических принципах мирного сосуществования государств с различным социальным строем. Более точное следование ленинской концепции на протяжении всей истории советской внешней политики существенно ускорило бы создание безопасного мира.
Становление элементов нового мышления происходило и в годы второй мировой войны, что сыграло важную роль в организации сотрудничества и достижении победы антигитлеровской коалиции. Важным этапом на этом пути явилось создание ООН, задача которой — сделать мир более безопасным и управляемым.5 Особенно активен процесс развития и утверждения нового мышления в наше время. В нем участвует все более широкий круг социальных сил во всем мире.
Новое мышление — не умозрительная концепция. Оно представляет собой философию действия, нацеленную на спасение человечества. Речь идет о методологии ведения международных дел в ядерно-космическую эру. Это мышление содержит основные черты модели безъядерного, ненасильственного мира, или, по словам М. С. Горбачева, «первоначальный проект возможного нового устройства жизни в нашем общем планетарном доме».6 При этом указываются основные цели и принципы, институты нового миропорядка, а также методы и средства его построения.
Прежде всего необходимо отказаться от сложившейся в прошлом политики силы, пренебрежения международным правом. В современном мире, несмотря на существующие между государствами различия и противоречия, невозможно «жить по тысячелетним традициям «кулачного права»».7 Решающим критерием нравственно дозволенного и недозволенного, юридически правомерного и неправомерного стал мир: в отношениях между государствами должны утверждаться такая мораль и такое международное право, высшими ценностями которых являются мир и сотрудничество, т. е. мирное сосуществование. В наши дни самые различные социальные круги мирового сообщества рассматривают как тесно взаимосвязанные сосуществование, взаимозависимость, справедливость.8 Новый мировой порядок должен опираться на общечеловеческий консенсус, создать условия для решения гораздо более сложных, чем в прошлом, задач. А это требует нового объема и качества взаимодействия государств, и как результат — нового объема и качества регулирования такого взаимодействия.9 Это одна из основных глобальных проблем, стоящих перед человечеством. В ней ключ к решению других общечеловеческих проблем, выхода из тупика стихийного, недостаточно контролируемого развития всемирной системы.
В свете сказанного очевидна актуальность перемен и в международной нормативной системе, под которой понимается совокупность моральных, политических, правовых и других норм, регулирующих межгосударственные отношения на базе единых целей и принципов, закрепленных Уставом ООН.10 Наиболее серьезной перестройке должны подвергнуться системы моральных и политических норм, «правила игры», от которых в значительной мере зависит поведение государств на международной арене.
Будущее сообщество государств мыслимо лишь как сообщество правовое, в котором обеспечены законность, верховенство международного права. Это важный компонент нового политического мышления.11 Фундамент такого сообщества — правовое государство. В постановлении I Съезда народных депутатов СССР «Об основных направлениях внутренней и внешней политики СССР» отмечалось: «Опираясь на международные нормы и принципы ... приведя внутреннее законодательство в соответствие с ними, СССР будет способствовать созданию мирового содружества правовых государств».12 При этом «не требуется изобретать какой-то новый кодекс поведения государств, ибо такой кодекс существует. Это Устав Организации Объединенных Наций».13
Выполнение данной глобальной задачи предполагает прежде всего существенное повышение эффективности действия международного права, достижение качественно нового его уровня, коренное совершенствование механизма действия. В советском Меморандуме о развитии международного права, распространенном на 41-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН, говорится: «Реальности наших дней не только властно требуют строгого соблюдения всеми государствами существующих международно-правовых принципов и норм; они требуют нового правового мышления, ставят задачу дальнейшего качественного развития международного права...»14
Одна из серьезных задач на этом пути — прогрессивное развитие содержания международного права, создание значительного числа новых норм, особенно в сфере обеспечения доверия и безопасности. Тенденцией современного исторического развития является повышение роли права в сфере безопасности. В этом — одна из причин необходимости обеспечения примата права в политике, углубления его взаимодействия с международной моралью, признания социальной ценности права и снижения роли силы в решении мировых проблем.15 Будет пополняться, обогащать свое содержание комплекс основных принципов международного права. Всем народам и человеку должны быть обеспечены, в частности, такие неотъемлемые права, как право на жизнь, свобода выбора своего социально-политического строя. Есть все основания полагать, что в качестве одного из основных принципов окончательно утвердится принцип разоружения.16 Таким образом, развитие международного права будет проходить по линии усиления в нем элементов справедливости и демократизма, а также повышения его эффективности, в первую очередь в сфере всеобщей безопасности.
Новое политическое мышление предполагает замену концепции конфронтации концепцией взаимозависимости и партнерства в решении общих мировых проблем. Оно исходит из того, что завершился период разделенного существования человечества, которое не осознавало своей общности. Ныне человечество стало реальной социально-политической, а в ряде аспектов и юридической категорией.17 Несмотря на растущее многообразие мира и необходимость уважения самобытности каждого нароlа, мир становится все более целостным.18
Сложилась ситуация, в которой народы могут выжить либо погибнуть только совместно. Лишь совместные усилия обеспечат социальный прогресс. Изменилось соотношение между национальными и общечеловеческими интересами. Последние, прежде всего связанные с выживанием человечества, вышли на передний план. В сложившихся условиях правильно понятые коренные национальные интересы должны совпадать с интересами общечеловеческими. Новое мышление исходит из необходимости отказа от национального эгоизма, ограниченного понимания национальных интересов и признания растущего значения интересов интернациональных.19
Все это сказалось на международном праве, которое активно становится на защиту общечеловеческих интересов и противодействует реализации противоречащих им узконациональных, эгоистических интересов. Как справедливо подчеркивает Дж. Фицморис, «национализм — враг международного права».20 Другой авторитет в сфере международного права — Бин Ченг констатирует: «...что мы реально имеем, особенно на глобальном уровне, так это, по существу, конгломерат эгоистических образований, каждое из которых считает свои национальные интересы высшими. На самом деле, где вы найдете политика, который был бы настолько храбр, чтобы поставить на первое место интересы других стран?».21
Важная задача мирового сообщества — развитие сотрудничества в повышении благосостояния всех народов, достижении экономической безопасности. В этом — будущее человеческой цивилизации. Новое мышление исходит из возможности и необходимости добровольной интернационализации усилий во имя решения кричащих социальных проблем на основе уважения принципов международного права.22 В результате международное право должно будет постепенно превратиться в право всеобщего благосостояния.
Одна из установок нового политического мышления в том, что ядерная война не может быть средством достижения политических, экономических либо каких-бы то ни было иных целей, хотя бы тот или иной член мирового сообщества или даже все сообщество считали эти цели различными. Тем не менее запрет применения ядерного оружия и даже всех видов его испытаний пока не получил конвенционного закрепления в международном праве. Правда, соответствующие положения нового мышления все чаще находят выражение в важных международных актах.23
Проблема ускорения совершенствования международного права и активизации его функционирования встает и в связи с возрастанием динамизма международной жизни. По-новому звучит задача упреждающего регулирования, профилактики неблагоприятного развития событий. В качестве примера можно указать на одну из самых насущных проблем — проблему урегулирования существующих конфликтных ситуаций, ограничения их разрастания и предотвращения новых. Важную роль в их решении призвано сыграть международное право.
Опыт последних десятилетий показал не только бесплодность, но и опасность попыток решения конфликтов военным путем. Надежным может быть лишь политическое урегулирование, неотъемлемый элемент которого — урегулирование правовое. Касаясь этого вопроса, М. С. Горбачев указывает, что в подобных ситуациях необходимо «создание такой международно-правовой обстановки вокруг очага конфликта, которая, во-первых, не давала бы возможности поступления извне горючего материала, во-вторых, гарантировала нераспространение этого очага на другие страны и регионы...».24
Рассматриваемая проблема имеет еще один немаловажный аспект. Поскольку одним из условий эффективного функционирования международного права является доверие, постольку существенное значение приобретает такой фактор, как предсказуемость политического поведения государств. Значение этого момента подчеркивается государственными деятелями различных стран.25 Если доверие и предсказуемость важны для функционирования международного права, то, с другой стороны, добросовестное следование нормам международного права делает политическое поведение государств более предсказуемым и упрочивает взаимное доверие.
Вставшие перед человечеством глобальные проблемы могут быть решены лишь в условиях безъядерного, ненасильственного мира. Главный путь к безъядерному миру пролегает через всеобъемлющую систему международной безопасности, которая создается совместными усилиями государств. Выдвинутая СССР концепция системы безопасности — не абстрактная идея. Она вырастает из реальностей сегодняшнего дня, из того, что уже достигнуто в предотвращении войны, и учитывает имеющийся уровень международно-правового регулирования, а также возможности международного права в будущем.26 К числу достигнутого прежде всего относятся: создание системы ООН, выработка основных принципов международного права, широкого договорно-правового комплекса, сдерживающего гонку вооружений, развитие движения неприсоединения и механизмов регионального регулирования и т. д.
Концепция всеобъемлющей безопасности исходит из преемственности в отношении сложившихся институтов по поддержанию мира и потому не требует ломки существующего международно-правового порядка. Система безопасности будет строиться и функционировать на базе ООН, ее Устава, которые станут более надежными инструментами регулирования международных отношений в интересах безопасности. Тем самым повысится эффективность функционирования международного права, пожалуй, в наиболее сложной для правового регулирования области.
Существует и обратная их зависимость. Всеобъемлющая система международной безопасности может надежно функционировать лишь в условиях международной законности. Группа правительственных экспертов, созданная ООН для исследования концепций безопасности, пришла к выводу, что для обеспечения всеобщей безопасности особое значение имеет «поддержание правопорядка в международных отношениях на основе строгого соблюдения Устава Организаций Объединенных Наций...».27
Таким образом, новое политическое мышление предполагает повышение авторитета ООН и ее специализированных учреждений, в частности морально-политической силы резолюций, принимаемых в ООН на основе консенсуса. В этих целях целесообразно создать контрольный орган для наблюдения за реализацией государствами-членами принимаемых резолюций.
Одно из направлений развития мирового правопорядка — более широкое использование всех средств мирного урегулирования споров вплоть до Международного Суда, возможности которого должны использоваться полнее. Государствам следует признать обязательность его юрисдикции на взаимосогласованных условиях, отражающих реальности современного института мирного урегулирования споров. Пионерами в этом деле, естественно, должны быть постоянные члены Совета Безопасности, на которых лежит главная политико-правовая, а также морально-историческая ответственность за обеспечение безопасности.
Растущая взаимозависимость государств уже сегодня вызвала к жизни довольно сложный механизм управления международными отношениями. Наиболее значительное развитие он получил на региональном и квазирегиональном уровнях. Однако региональные органы и организации, основательно регулируя сотрудничество между участниками, не уделяют должного внимания интересам государств- нечленов. Наряду с региональными нужно развивать и универсальные механизмы управления сотрудничеством. Их задача не ограничивается учетом только национальных интересов государств. Особенно велика будет их роль в обеспечении всеобщих интересов.
Особое значение для управления международными отношениями с помощью институтов международного права приобретает контроль, в первую очередь международный. В развитии данного института международного права наступает новый этап. Даже в такой специфической области, как национальная безопасность, международно-правовые нормы при обеспечении надлежащего контроля смогут функционировать достаточно надежно.
Существенно расширится компетенция контрольных органов. Они смогут глубже проникать в национальную сферу, о чем свидетельствует, в частности, система контроля, предусмотренная Советско-американским договором 1987 г. о ликвидации ракет средней и меньшей дальности.
Неизбежно возрастет и роль средств принуждения к тем, кто не желает считаться с международным правом, что станет важным фактором повышения уровня его функционирования. Существенное значение, в частности, могут иметь военные наблюдатели и вооруженные силы ООН, а также более активное использование санкций, предусмотренных Уставом ООН. Важным фактором функционирования международного права будет становиться право национальное и весь механизм его имплементации. Каждое государство призвано совершенствовать механизм имплементации международных норм, закрепить основные принципы международного права в качестве конституционных основ своей внешней политики. Необходимо приводить национальное законодательство и практику его применения в соответствие с общепризнанными принципами и нормами международного права, а также с международными договорами, в которых данное государство участвует.
Условие безопасного мира, справедливого, демократического правопорядка— обеспечение прав человека. В результате интернационализации права человека становятся предметом заботы всего мирового сообщества. Касаясь этого вопроса, М. С. Горбачев заявил: «Мы готовы активно сотрудничать со всеми другими странами, обмениваться опытом, скрупулезно выполнять взятые на себя обязательства».28
Правовое государство должно на деле обеспечивать верховенство права не только внутри страны, но и в международных отношениях. В этом главный смысл положения нового мышления о примате права в политике. Касаясь данного вопроса применительно к социалистическому государству, В. С. Верещетин и Р. А. Мюллерсон обоснованно подчеркивают: «...социалистическое правовое государство — это и международно-правовое государство».29 Важное значение в этом плане имело бы наделение государственных органов, осуществляющих конституционный надзор, компетенцией решать вопросы, связанные с несоответствием предписаний национального права нормам права международного.
Взаимозависимость демократизма и законности в международных отношениях общеизвестна: если демократизм содействует эффективности международного права, то законность гарантирует демократизм. Уважение норм международного права — важный критерий демократизма.30 Все это свидетельствует о том, что примат права в политике — веление времени. Без этого невозможно проложить путь в безъядерный, ненасильственный мир. Но, с другой стороны, примат права в политике и демократизм могут быть надежно обеспечены только в таком мире.
Демократизация международной жизни — многоплановое явление. Она означает суверенное равенство всех государств, равное право на выбор своей социально-политической системы, равноправное участие в решении международных проблем, прежде всего тех, которые затрагивают их законные интересы. Уважение законных интересов всех государств, несмотря на их многообразие, стремление к согласованию друг с другом и с общечеловеческими интересами, — одно из требований нового политического мышления. Сбалансированность интересов при решении международных проблем должна прийти на смену баланса сил. В решении этого вопроса важное место принадлежит различного рода международным механизмам и институтам.
Немаловажную роль в достижении сбалансированности интересов призвано сыграть и международное право. С его помощью происходит согласование интересов, достигнутый баланс закрепляется в международно-правовых нормах. Они же содействуют сохранению достигнутого согласования интересов и служат инструментом реализации вытекающих из такого согласования положений. Но есть и другая сторона проблемы: эффективное функционирование международного права возможно лишь при условии, что в основе его норм лежит баланс интересов. Демократизм связан со справедливостью. Демократическим может быть лишь справедливый миропорядок, и наоборот.31 Это положение было воплощено в ленинской концепции справедливого, демократического мира. Еще более тесно переплетены демократизм и справедливость в наше время.32
Один из элементов нового политического мышления — возрастание влияния общественности на мировую политику, а следовательно, и на международное право. Эффективно и целенаправленно вмешиваться в мировую политику она способна при условии, если будет обладать необходимой информацией. Гласность в международной жизни — важный фактор активности масс. Однако знания только фактов еще недостаточно для понимания международной жизни. Необходимы определенная подготовка, соответствующий уровень политического и правового сознания для их правильной оценки, который пока низок. Еще более сложно обстоит дело с участием общественности в обсуждении международно-правовых проблем. Беда в том, что не только широкие слон населения, но и многие политики, государственные деятели и даже дипломаты не обладают достаточными познаниями в области международного права. Это неизбежно сказывается на международно-правовом уровне проводимой ими политики, а также функционировании международного права.
Необходимо широкое распространение международно-правовых знаний среди всех слоев населения. Речь идет о знаниях, пронизанных новым политическим мышлением, идеями безъядерного, ненасильственного мира. Уже ученик средней школы должен иметь элементарные представления о правилах мирного сожительства государств. Еще более основательно эти правила следует изучать в высшей школе. Международное право становится все более важным элементом общечеловеческой культуры, так или иначе входит в жизнь каждого человека. Немалую роль в распространении международно-правовых знаний способна сыграть ЮНЕСКО, например, взяв на себя подготовку коллективными усилиями ученых разных стран соответствующей научно-популярной литературы. Нужна широкая кампания по ликвидации международно-правовой безграмотности. Признавая это, Генеральная Ассамблея ООН регулярно принимает резолюции о необходимости более широкого распространения международно-правовых знании. Однако дальше резолюций дело пока не идет.
Жизнь требует осознания широкими слоями населения того, что международное право обеспечивает нормальное функционирование современной системы международных отношений, от чего зависит благополучие каждого человека. Это право составляет неотъемлемую часть механизма управления упомянутой системой, играет важную роль в его функционировании и совершенствовании. Оно содействует формированию планетарного сознания, демократизации и гуманизации взаимоотношений государств. Не случайно, что общечеловеческая ценность международного права неуклонно возрастает.
Свидетельством все более глубокого осознания мировым сообществом растущей роли международного права в современном мире явилось принятие 44-й сессией Генеральной Ассамблеи в 1989 г. резолюции, объявившей предстоящее десятилетие десятилетием международного права. Резолюция принята по инициативе неприсоединившихся стран, поддержанной социалистическими государствами.33 Строгое соблюдение международного права рассматривается как лучшая гарантия сохранения мира и повышения уровня справедливости, что является высшей целью человечества. Предусматривается, в частности, развитие образования обществ в целях лучшего понимания международного права.
* Доктор юридических наук, профессор, ст. научный сотрудник Института государства и права АН СССР.
1 Jaiра1 R. Nuclear Arms and the Human Race: To Die or not to Die. New Delhi, 1986. P. XVII,
2 Куэльяр X. П. де. Послания и заявления, посвященные Международному году мира. Нью-Йорк, 1987. С. 76.
3 См., напр.: Peccei A. The Challenge of the '80s//Through the '80s. Washington, 1980. P. 431.
4 Лихачев Д. Воспитать в себе гражданина мира//Проблемы мира и социализма. 1987. № 5. С. 39.
5 Выступая на 42-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН, Э. А. Шеварднадзе отметил: «Уже в самом факте создания ООН был заключен зародыш нового политического мышления. Уже тогда его принципы вылились в статьи Устава ООН, безусловно, одного из величайших нормативных актов всех времен и народов» // Известия, 1987. 24 сент.
6 Горбачев М. С. Реальность и гарантии безопасного мира//Правда. 1987. 17 сент.
7 Горбачев М. С. Речь на торжественном собрании во Владивостоке // Правда. 1986. 29 авг.
8 Rendtorf Т. Christian Ethics and Just War Doctrine//German Yearbook of International Law. 1985. Vol. 28. P. 226.
9 Горбачев М. С. Выступление в ООН//Известия. 1988. 8 дек.
10 Lukachuk I. I. Recommendations of International Organisations in the International Normative System //International Law and the International System. Dordrecht, 1987. P. 31—34.
11 Шеварднадзе Э. А. Выступление в штаб-квартире ЮНЕСКО//Правда. 1988. 13 окт.
12 Известия. 1989. 25 июня.
13 Шеварднадзе Э. А. На пути к безопасному миру//Международнаяжизнь. 1988. № 7. С. 10.
14 Советское государство и право. 1986. № 4. С. 138.
15 Генов И. Правото и силата в съвременните междудържавни отношения. София, 1988. С. 7.
16 Премьер-министр Индии Раджив Ганди заявил: «Нам необходим такой международный порядок, при котором разоружение стало бы обязательным» (Правда. 1988. 27 марта).
17 Ушаков Н. А. Проблемы теории международного права. М., 1988. С. 134—140.
18 Anand R. P. International Law and the Developing Countries. New Delhi, 1986. P. 36.
19 Шахназаров Г. Х. Логика ядерной эры//Политические институты и процессы. М., 1986. С. 19, 25.
20 Под национализмом Дж. Фицморис понимает «политику утверждения интересов собственной страны, рассматриваемых как отдельные от интересов других стран или от общих интересов всех государств» (Fitzmaurise G. The Future of Public International Law and the International Legal System in Circumstances of Today // Institute de Droit International: Livre du Centenaire 1873—1973. Bale, 1973. P. 317).
21 Cheng Bin. Aviation, Criminal Jurisdiction and Terrorism...//Contemporary Problems of International Law. London, 1988. P. 31.
22 Горбачев М. С. Выступление на встрече с китайской общественностью в Пекине//Правда. 1989. 18 мая.
23 В Совместном заявлении на высшем уровне, принятом на советско-американской встрече в Москве, участники «вновь торжественно подтвердили свою убежденность в том, что в ядерной войне не может быть победителей и что она никогда не должна быть развязана...» (Правда. 1988. 2 июня).
24 Горбачев М. С. Выступление в Белграде//Правда. 1988. 17 марта.
25 Так, выступая на приеме в честь М. С. Горбачева в госдепартаменте, Дж. Шульц подчеркнул: «Мы должны стремиться к постоянному прогрессу в направлении более открытых, более предсказуемых» отношений (Там же. 1987. 10 дек.).
26 Малинин С. А. Концепция всеобъемлющей системы международной безопасности и международное право//Правоведение. 1987. № 4.
27 Разоружение: Фактологический бюллетень. Нью-Йорк, 1986. № 48. С. 25.
28 Горбачев М. С. Доклад Генерального секретаря ЦК КПСС на XIX Всесоюзной конференции КПСС//Правда. 1988. 29 нюня.
29 Верещетин В. С., Мюллерсон Р. А. Новое мышление и международное право//Советское государство и право. 1988. № 3. С. 4.
30 Выступая на XXVII съезде КПСС, Э. А. Шеварднадзе подчеркнул: «Демократизм внешней политики той или иной страны проверяется степенью совпадения ее действий на международной арене с критериями и нормами, устанавливаемыми преобладающим большинством членов мирового сообщества, с неукоснительным соблюдением международного правопорядка» (Правда. 1986. 2 марта).
31 Дмитриева Г. К. Принцип справедливости в международном праве//Советский ежегодник международного права. 1983. М., 1984.
32 В советско-югославской Декларации говорится: «Демократизация международной жизни — предпосылка и неотъемлемая часть процесса создания более справедливых отношений в мире...» (Правда. 1988. 19 марта).
33 Док. ООН А/44/191, 27 июля 1989; А/44/585, 2 окт. 1989.



ОГЛАВЛЕНИЕ