ОГЛАВЛЕНИЕ

Обеспечение прав потерпевшего: возможность совершенствования на основе зарубежного опыта
№ 4-5
03.07.1995
Парий А.В., Шадрин В.С.
За последние годы уголовно-процессуальное законодательство России подверглось значительным изменениям и дополнениям, обусловленным происходящими в стране политическими и экономическими преобразованиями. Примечательно, однако, что если в результате происходящего реформирования уголовного процесса совокупность прав, предоставляемых подозреваемым и обвиняемым, существенно приблизилась к мировым стандартам в области обеспечения прав человека, то в отношении потерпевшего от преступления практически ничего не изменилось. К единственно значимым нововведениям можно отнести лишь возможность потерпевшего участвовать в судебных прениях при производстве в суде присяжных и возможность предъявить гражданский иск о компенсации морального вреда при производстве по уголовному делу. Учитывая, что суды присяжных существуют пока лишь в девяти регионах России, а возможность получения материального возмещения за причиненный моральный вред установлена не законодательной, а судебной властью,1 правовой статус потерпевшего и его реализация требуют более кардинального совершенствования.
Необходимость существенного улучшения положения потерпевшего от преступления диктуется появлением таких явлении, с которыми паше общество ранее не сталкивалось: организованная преступность, расслоение общества по имущественному признаку, Миграционные потоки из ближнего и дальнего зарубежья, рост безработицы и т. д. Эти негативные факторы являются новыми для России, но большинство западных стран сталкивается с ними уже давно. Следовательно, необходимо изучать зарубежный опыт по обеспечению прав потерпевших с целью определения, какие из наработок передовой юридической мысли других стран наиболее приемлемы для Российской Федерации. В ряде публикаций последних лет были обращения к зарубежному опыту обеспечения прав потерпевших,2 однако возможности его использования в России еще не изучены и не востребованы.
Уголовно-процессуальное законодательство зарубежных стран рассматривает потерпевшего в качестве активного участника уголовного процесса, имеющего свой интерес и наделенного значительными процессуальными правами для его отстаивания. До недавнего времени процессуальное положение потерпевшего от преступления в большинстве развитых стран было весьма сложным. Причина заключалась в том, что многие западные процессуалисты рассматривали уголовный процесс прежде всего как «борьбу двух противоположных интересов, а именно, с одной стороны, преследующего государства, а с другой — преследуемого. Преследующее государство видит свои интересы в том, чтобы по возможности осуществить материальное уголовное право, по возможности не оставить безнаказанным виновного. Преследуемый же отстаивает свои интересы в сфере свободы, т. е. в том, чтобы по возможности было меньше вторжений в его личную свободу, собственность, жилище, тайну переписки и т. п.».3 Таким образом, вся утоловно-процессуальная деятельность рассматривалась как противоборство прежде всего государства и преступника, а интересы жертвы преступления отходили на второй план. В результате потерпевший от преступления рассматривался правоохранительными органами в первую очередь как источник информации, а принадлежащие ему права должным образом не реализовывались. Неприятные переживания от общения с обвинительной властью вели к реальной опасности того, что некоторые потерпевшие будут колебаться при подаче заявлений в других случаях, и, таким образом, количество сокрытых и безнаказанных преступлений увеличится.4
Вот как оценивали положение потерпевшего в системе уголовного судопроизводства своих стран некоторые процессуалисты: «Противоестественное отношение к потерпевшим распространено во всех частях судопроизводства, а также среди общественных организаций, имеющих дело с потерпевшими»5 (Германия), «потерпевший был забытым элементом в системе. . . Права существовали, по игнорировались, плохо использовались и плохо применялись»6 (Франция), «до сегодняшнего дня потерпевший был "великим неизвестным" права Испании».7 Б большинстве западных стран осознана важность данной проблемы и предпринят ряд мер по улучшению процессуального положения потерпевших от преступления. Отправной точкой в деле совершенствования механизма гарантий прав жертв преступления послужили некоторые международно-правовые документы — это, прежде всего, «Декларация основных принципов правосудия для жертв преступлений и злоупотребления властью», принятая 11 декабря 1985 г. Генеральной Ассамблеей ООН. Декларация заложила общепринятые основы дли своевременного оказания внимания, предоставлении помощи и правовой защиты потерпевшим от преступления, указала направления, на которых следует развивать систему уголовного и социального правопорядка.
Однако для государств — членов Совета Европы Декларация ООН является отнюдь не единственным международным документом, направленным на улучшение процессуального положения потерпевших от преступления. С 1970 г. Совет Европы, и в частности Европейский комитет по Проблемам Преступности (ЕКПП), провел множество исследований, касающихся потерпевших от преступлений, и принял документы, предусматривающие принципы уголовной политики по этому вопросу.
В начале 1970-х годов ЕКПП исследовался вопрос о компенсации государством потерпевшим от преступления. В итоге изучения была подготовлена и одобрена Комитетом Министров Резолюция (77)278 о компенсации потерпевшим от преступления. Опубликована Резолюция в разъяснительное докладе в 1978г. Она побуждала правительства государств создавать планы по компенсации из общественных фондов тем, кому в результате преступления нанесены серьезные телесные повреждения и иждивенцам лиц, умерших в результате преступлении, когда такая компенсация не может быть обеспечена другими средствами.
Спустя несколько лет после принятия Резолюции (77)27 несколько правительственных и других экспертов обратили внимание на факт, что она не стала обязательным для исполнения документом, и рекомендовали компенсировать вред потерпевшим-иностранцам на условиях взаимности. Однако эти меры не защищали, в частности, огромное количество иностранных рабочих, постоянно проживающих во многих государствах — членах Европейского Сообщества (ЕС).
Дискуссия в Европейском Парламенте показала, что ЕС готово подготовить указания о компенсации потерпевшим от преступления, если Совет Европы не подготовит Конвенцию по этому вопросу. Такая Конвенция была подготовлена избранным Комитетом ЕКПП в рекордные сроки — за полтора года — и готова к подписанию 24 ноября 1983 г.
Согласно ст. 2.1 Конвенции, «когда компенсация не может быть получена из других источников, Государство должно выплатить компенсации: А) тем, кто получил серьезные телесные повреждения или вред здоровью при наличии признаков умышленного насильственного преступления, Б) иждивенцам лиц, умерших в результате такого деяния». Статья 3 обусловливает, что «компенсация должна быть выплачена Государством, на чьей территории было совершено преступление: А) гражданам государств — участников этой Конвенции, Б) гражданам государств — членов Совета Европы, постоянно проживающим на территории, где было совершено преступление».
Таким образом, Конвенция ввела исключение из общего правила взаимности. Оно было необходимо, так как большинство иностранных рабочих приезжали из стран, где не было проектов по компенсации потерпевшим и по экономическим причинам не были готовы создать их в ближайшем будущем. Конвенция предусматривала отказ или уменьшение компенсации в случаях неправомерного поведения просителя. Для эффективного применения Конвенции странам также, предлагалось установить международное сотрудничество. Конвенция вступала в силу 1 февраля 1988 г.
После принятия указанных документов был подготовлен еще ряд рекомендаций, направленных на совершенствование положения потерпевших в системе уголовного судопроизводства стран — членов КС. Так, в 1985 г. была принята Резолюция R (85) 11 по положению потерпевших в рамках уголовного права и процесса, в 1987 г. — подготовлена рекомендация о помощи потерпевшим и предотвращении виктимизации R (87)21, а также проведена работа и по изучению специфических форм виктимизации.
Изучение документов Совета Европы показывает, что его принципы в области защиты прав потерпевших во многом схожи с принципами ООН, содержащимися в Декларации основных принципов правосудия для жертв преступлений и злоупотребления властью. Исследователи отмечают, что документы, подготовленные ЕКПП, более детальны.9 Так, Декларация не рассматривает вопрос о потерпевших-иностранцах. Она также не касается условий отказа от компенсации, форм вреда, подлежащих компенсации, и других условий, затронутых Европейской Конвенцией о компенсации потерпевшим от насильственных преступлений.
Рекомендации Совета Европы и Конвенция компенсации потерпевшим от насильственных преступлений представляют интерес дли Российской Федерации не только из-за возможности использования европейского опыта в области улучшении положения потерпевшего в уголовном процессе, но и из-за предполагаемой возможности вступления России в Совет Европы. В этом случае перед Россией неизбежно встанет вопрос о ратификации вышеуказанной Конвенции.
Необходимо отметить, что, хотя международно-правовые документы в области обеспечения прав потерпевших от преступлений, безусловно, являлись определенным стимулом в этой работе, определяя какие-то основные направления деятельности, во многих странах большое значение имела и внутригосударственная инициатива правительственных и неправительственных организаций.
Практически во всех странах работа по улучшению процессуального положения потерпевших начиналась с осознания факта, что функционирование собственной системы отправления правосудия не отвечает требованиям удовлетворения нужд потерпевших, вследствие чего необходимо изменить позиции законодателей и практических работников в отношении потерпевших. Только после этого можно было работать над распространением информации, касающейся норм, которые необходимо установить, над проведением необходимых исследований и изысканием необходимых средств и ресурсов. Как правило, данный этап заканчивался либо внесением необходимых изменений в уголовно-процессуальное законодательство, либо в форме отдельного закона, либо в виде изменений и дополнений в уголовно-процессуальном кодексе.
Однако даже самое совершенное законодательство не гарантирует идеального применения, что вызывает необходимость во втором этапе, заключающемся в совершенствовании исполнения законодательных новелл. На этом этапе создаются специальные организации, целью которых является помощь потерпевшим от преступлений в уголовном судопроизводстве, привлечение внимания общества к нуждам и проблемам жертв преступных посягательств, сбор средств о фонды, созданные для компенсаций потерпевшим от преступлений.
Так, например, во Франции в 1982 г. на официальную комиссию (Milliez) была возложена задача доклада о ситуации с потерпевшими. В том же году было создано специальное учреждение для того, чтобы проводить верную политику в пользу потерпевших, названную «Предотвращение преступности и защита потерпевших». В 1983 г. были приняты первые инструкции и созданы первые службы по обеспечению помощи потерпевшим. Был принят новый закон, улучшающий систему компенсаций и способствующий участию потерпевших в уголовном процессе как «гражданской стороны», создан специальный бюджет для помощи в организации служб содействия потерпевшим. Это было весьма символичным моментом в понимании того, что что-то должно измениться.
Поэтому когда Декларация ООН была обсуждена и принята, некоторое количество программ уже действовало во Франции. Через законодательство была провозглашена идея, что потерпевший должен иметь специальные права в системе правосудия. Если потерпевший пострадал в результате действий преступника, то хотя общество и не ответственно за это, оно могло бы помочь ему как потерпевшему, чтобы другая сопутствующая проблема не сделала эту ситуацию еще хуже.
В результате во Франции в течение 10 лет предпринимались огромные усилия для того, чтобы улучшить ситуацию с потерпевшими, сначала в системе уголовного правосудия, а позже — в других сферах, касающихся социальной помощи потерпевшим. Усилия, прилагаемые в последние несколько лет, вращались вокруг двух основных концепций: усовершенствование защиты прав, эффективности этих прав и мобилизации солидарности в пользу потерпевших.
В настоящее время во Франции действуют около 100 региональных организаций помощи потерпевшим вообще, а кроме того — сотни служб, направленных на помощь отдельным категориям потерпевших: от изнасилований, от дорожно-транспортных происшествий, от терроризма и т. д. Создан специальный фонд для реституций и компенсаций потерпевшим в случае, если преступник не установлен либо не платежеспособен, ведется работа по дальнейшему совершенствованию законодательства в этой сфере.10
За последнее десятилетие немало сделано для улучшения положения потерпевших и в ФРГ. С 1 января 1987 г. вступил в силу новый закон о потерпевших от преступления. Причина, приведшая к принятию этого закона, заключалась в том, что «ситуация с потерпевшей стороной или жертвой преступления в уголовном процессе требовала изменений во многих аспектах и улучшений в многочисленных пунктах. . . Уголовное право и уголовный процесс до сегодняшнего дня пренебрегали интересами потерпевших и оказались не в состоянии должным образом считаться с их независимой ролью в уголовном судопроизводстве. Поправки к законам не изучались должным образом с позиций их влияния на соблюдение интересов потерпевших».11
Принятые поправки закона, связанные с защитой жертв преступления, были нацелены на усовершенствование прежде всего в области развития защиты личности и упрощения процедуры получения компенсации за убытки. Положение в судопроизводстве потерпевшей стороны, которое всегда было открыто только для потерпевших от определенных преступлений, в германском уголовном процессе развивалось таким путем, что иск потерпевшего позволял занять положение, равное положению прокурора в судопроизводстве.
Таким образом, в настоящее время потерпевший от преступления в ФРГ имеет право:
— присутствовать в зале суда на протяжении всего судебного разбирательства, в отличие, например, от свидетеля:
— отводить судью или эксперта свидетеля как заинтересованных в исходе дела;
— задавать вопросы свидетелям и другим участникам; — предъявлять жалобы и возражения на руководство процесса судьей, председательствующим в суде;
— отводить вопросы, заданные свидетелям, и побуждать суд принять решение;
— представлять доказательства, например, вносить предложении о вызове свидетелей и зачитывании документов;
— представлять заявления (включая право поддерживать ходатайства обвинения совместно с государственным обвинителем);
— обжаловать в апелляционном порядке оправдательный приговор суда.
Кроме того, потерпевший может получить юридическую помощь без достаточных финансовых средств или, по крайней мерс, ссуду от государства для получения адвокатской помощи.
Однако несмотря на то, что права потерпевшей стороны в ФРГ во многом шире, чем в других странах, у немецких исследователей существует опасение, что такое расширение прав «едва ли в полной мере послужит всестороннему уменьшению страхов и потерь потерпевших или их компенсации, потому что, во-первых, такие процедуры не будут терять из виду их первоначальную цель — установление вины обвиняемого, или, на этом фоне, защиты подсудимого; во-вторых, усиление позиций потерпевшего внутри уголовного процесса будет подвергаться ограничению, среди других вещей, экономическими аспектами; и, в-третьих, вполне возможно, что нравственные страдания, причиненные потерпевшему преступлением, будут приниматься в расчет в ограниченной степени».12
Проблемы, связанные с обеспечением прав потерпевших, не обошли и Соединенные Штаты Америки, тем более что преступность в этой стране всегда являлась одним из самых злободневных вопросов общественной жизни. Еще в 70-х годах начали формироваться общественные ассоциации, деятельность которых была направлена на помощь жертвам преступлений. В 1980 г. при президенте США была создана специальная комиссия, которая выработала соответствующие рекомендации с целью разрешения проблем защиты интересов потерпевших в общенациональном масштабе. Осуществление этих рекомендаций возложено на Общенациональную Ассоциацию Шерифов, насчитывающую 3200 человек. Она функционирует при поддержке Управления по правовым исследованиям, оказанию правовой помощи и статистики Министерства юстиции США.
В результате этой деятельности в 1982 г. был принят федеральный Закон о защите потерпевших и свидетелей, а в 1984 г. — Закон о потерпевших от преступлений. Осуществление закона О защите потерпевших и свидетелей от 1982 г. обеспечивается соблюдением правил справедливого обращения с потерпевшими и свидетелями, которые Министерство юстиции опубликовало в июле 1983 г.
Большое внимание в Законе о потерпевших от преступлений уделяется вопросам компенсации потерпевшей стороне. Благодаря этому закону в Государственном бюджете США была создана специальная расходная статья, оформившаяся позже в Фонд помощи потерпевшим. В данном Законе закреплено требование, чтобы каждый штат отдавал приоритет по оказанию помощи трем определенным категориям потерпевших: от изнасилований; от бытовых преступлений; потерпевшим-детям, в отношении которых совершены насильственные преступления.13
Следует добавить, что программы национального уровня, ориентированные на службы помощи потерпевшим, пока есть только в США, Великобритании, ФРГ, Франции, Нидерландах и Ирландии. В некоторых странах Европы существуют отдельные частные организации, предоставляющие помощь определенным категориям потерпевших (в частности, жертвам сексуального и бытового насилия).
Таким образом, государственные и общественные организации зарубежных стран действовали в следующих основных направлениях:
— расширение процессуальных прав потерпевших от преступлений;
— улучшение информированности потерпевших об имеющихся у них правах;
— ужесточение контроля над деятельностью сотрудников правоохранительных органов, касающейся потерпевших;
— существенное расширение возможностей потерпевшей стороны на получение компенсаций за вред, причиненный преступным деянием ;
— обеспечение безопасности и конфиденциальности потерпевших;
— создание специальных внеправительственных (или действующих совместно с правительственными) организаций, основной задачей которых была бы деятельность по помощи жертвам преступлений;
— создание в обществе климата, способствующего осознанию нужд потерпевших и деятельности по помощи им;
— пропагандирование необходимости международного сотрудничества в этом вопросе.
Несмотря на предпринимаемые меры, вопрос о должном обеспечении прав потерпевших от преступлений за рубежом остается открытым. Многие страны испытывают трудности с финансированием проектов, связанных с выплатой компенсаций потерпевшим. Ряд проблем вызывает необходимость реформирования системы уголовного судопроизводства. Однако уже принятые меры являются важным показателем того, что потерпевший от преступления перестает быть фигурой второго плана в уголовном процессе.
Несомненно, что наработанный за рубежом опыт необходимо использовать и на российском правовом пространстве. Но это не должно быть слепым копированием какой-либо, пусть даже самой совершенной, программы по обеспечению прав потерпевших. Российский уголовный процесс обладает достаточным потенциалом для того, чтобы предпринять необходимые шаги в этом направлении. Реформируя законодательство в России, необходимо придерживаться сложившихся правовых традиций, поскольку стабильность законодательства — одна из гарантий воспитания высокого общественного правосознания. Так, к безусловным плюсам российского уголовно-процессуального законодательства относится освобождение от государственной пошлины гражданского иска, и было бы неосмотрительно отказываться от этой важной гарантии обеспечения прав потерпевших только на том основании, что и уголовном судопроизводстве Англии, Франции и Германии по определенному кругу дел от уплаты потерпевшим пошлины зависит возбуждение дела. Таким же неверным шагом было бы и «изобретение велосипеда» в такой важной сфере уголовного процесса, как улучшение процессуального положения потерпевшей стороны.
В ближайшее время необходимо использовать зарубежный опыт, во-первых, в расширении и улучшении реализации законодательно закрепленных прав потерпевших с учетом наработок отечественных процессуалистов; во-вторых, в решении вопроса о государственной компенсации потерпевшим, когда преступник не установлен или неплатежеспособен, хотя бы по наиболее общественно значимым преступлениям; в-третьих, в создании специальной организации, единственной задачей которой было бы оказание помощи потерпевшим с наделением ее процессуальными правами (в качестве примера можно привести деятельность Государственного комитета по антимонопольной политике, который наделен правом выступать в качестве представителя истца по делам о защите прав потребителей, и помимо выполнения процессуальных функций ведет и широкую разъяснительную работу в средствах массовой информации); в-четвертых, в предоставлении органам местного самоуправления права принимать с учетом местной специфики свои нормативные акты (с безусловным соблюдением Конституции РФ), направленные на обеспечение прав потерпевших от преступления. Только комплексный подход к затронутой проблеме может послужить если не полному, то хотя бы частичному ее разрешению в России.
* Адъюнкт Высшей следственной школы МВД РФ. Волгоград.
** Кандидат юридических наук, профессор Высшей следственной школы МВД РФ, Волгоград.
1 Постановление № 10 Пленума Верховного Совета РФ «О некоторых вопросах применения законодательства о компенсации морального вреда" // Бюллетень Верховного Суда РФ. 1995. № 3.
2 Тихонов Л. Потерпевший: уголовно-процессуальный аспект // Советская юстиция. 1993. № 19. С. 26—27; Квашис В., Вавилов Л. Поможем жертвам преступлений // Российская юстиция. 1994. № 4. С. 48 -49.
3 Kern Е. Strafverfihrensrecht. Munchen; Berlin, 1960. S. 3.
4 Указанная проблема более чем актуальна и для России. Так, согласно данным, полученным в результате мониторинга общественного мнения, проведенного в Волгоградской области по заказу и методике НИМИ МВД РФ в марте 1995 г.. 27,4% из опрошенных стали жертвами преступления за последние шесть месяцев, и подавляющее большинство из них (64%) в правоохранительное органы не обращались, причем неверие в возможность получения действенной помощи и боязнь новых неприятностей были основными причинами такого необращения.
5 Schadler Wolfram. The situation of crime victims in the Federal Republic of Germany // Changing Victim Policy: The United Nations Victims Declaration and Recent Development in Europe. HEUNI publication. N 16. Helsinki. 1989. P. 141,
6 Marie-Pierre Liege'de. Conerete Alternatives toward the Implentation of Fundamental Principles of Justice for Victims in France // International Protection of Victims. Nouvelles Etudes Penales. Vol. 7. 1988. P. 395.
7 Fely Gonzales Vidosa. Improving the position of the victim of crime in Spain // Changing Victim Policy: The United Nations Victims Declaration and Recent Development in Europe. HEUNI publication 16. Helsinki, 1989. P. 209.
8 Compensation of victims of crime. Council of Europe. Strasbourg, 1978.
9 Tsitsoura Aglaia. Victims of crime — Council of Europe and United Nations Instruments // Changing Victim Policy: The United Nations Victims Declaration and Recent Development in Europe. HEUNI publication N 16. Helsinki, 1989. P. 202.
10 Рiffaut Gina. Conereate achievemtnts toward the implementation of the fundametal principles of justice for vicfims // Changing Victim Policy: The United Nations Victims Declaration and Recent Development in Europe. HEUNI publication N 16. Helsinki, 1989. P. 113—134.
11 Goverment White Paper. 10/5305. P. 8.
12 Sсhаdler Wоlfram. Op. cit. Р. 144.
13 См. подр.: Акрамходжаев Б. Т. Обеспечение прав и законных интересов потерпевших от преступлений (обзор практики США) // Бюллетень Главного следственного управления МВД СССР. № 3. 1991. С. 93—98.



ОГЛАВЛЕНИЕ