ОГЛАВЛЕНИЕ

Право гражданина на информацию: необходимость, природа, гарантии реализации
№ 3
01.05.1995
Малько А.В.
Согласно ст.2 Конституции Российской Федерации, принятой на референдуме 12 декабря 1993 г., «человек, его права и свободы являются высшей ценностью». Поддерживая данное, установленное в Конституции положение, заметим все же, что чем привлекательнее для общества провозглашаемые цели, тем сложнее (как показывает практика) они реализуются, «медленнее достигают» интересов конкретной личности.
Не является здесь исключением и конституционное право гражданина на информацию. В чем же заключается предназначение данного права, и каковы основные проблемы его реализации в сегодняшней России?
Стоящие в современный период перед российским обществом проблемы утверждения приоритета человека в экономической, политической и духовной сферах все больше и больше наталкиваются на приобретающие особую актуальность вопросы нормальной циркуляции информации и оптимизации социального управления. Сегодня много говорят и пишут о необходимости перехода к рыночным отношениям, формирования правового государства, складывания демократических традиций, институтов и норм.
Однако всегда важно помнить, что осуществление данных мероприятий не является самоцелью, а выступает лишь средством для достижения главной цели — создания благоприятных условий для развития отдельной личности, а значит, и всего общества. Экономическая, политическая и судебно-правовая реформы должны совершаться ради эффективного взаимовыгодного социального управления и полноценного обмена информацией, что обеспечит в конечном счете свободу и достойную жизнедеятельность человеку. «Тенденция к возрастанию роли информации в жизни общества, — верно пишет А.В.Черных. — служит основанием для вывода о том, что в нынешних условиях наивысшего уровня цивилизации достигает то государство, которое будет располагать наиболее качественной информацией, осваивать ее быстрее, в большем объеме и эффективнее использовать для достижения общечеловеческих целей».
В принципе, и рынок, и демократия, и правовое государство выступают такими экономическими и политико-правовыми формами, которые создают оптимальные на сегодняшний день условия для функционирования общества, для ускоренного развития его информационного содержания. В подобном обществе информация, являющаяся главным социальным капиталом, выступает связующей основой для действенного функционирования экономики, политики, права, залогом прогресса. Причем значимость информации, как показывает практика, будет только расти.
В самом деле, как самоорганизующиеся рыночные отношения могут существовать без полноценной информационной среды, без новых информационных технологий, выполняющих в социальном организме роль нервной системы? Ведь в конечном счете «гений рынка в том. что он афиширует информацию о том. что есть у людей и чего они хотят».2 Как демократические институты и нормы могут реально осуществляться без информационного плюрализма и качественно новых структур в сфере коммуникаций, способствующих принятию оптимальных решений: как личность, гражданское общество могут влиять на государство без концепции наиболее полного обеспечения прав человека, и прежде всего, права на информацию, создающего возможность приблизиться к аксиоматической формуле «правит тот. кто владеет информацией»?
Всякое монопольное распоряжение информацией, что характерно, прежде всего, для тоталитарных государств, бумерангом бьет и по самому государству, заводя общество в экономический, политический и правовой тупик на основе, в том числе, тупика информационного. Ведь ущербность, однобокость, усеченность информации, то есть произвольная дозировка прямой связи, на первый взгляд, выгодная для субъекта управления, в конце концов приводит к ущербной и усеченной, «дозированной» информации, поступающей по каналам обратной связи, что. естественно, выводит важнейшую стадию управления — принятие решений из нормального (реального и эффективного) режима и сводит ее на нет. Опыт нашего общества весьма красноречиво подтверждает это. Ограничение информации на международной арене (так называемый «железный занавес») и внутри страны (излишняя засекреченность, отсутствие истинной статистики и гласности, представление на различных уровнях в основном «выгодной» информации и т.д.) привело к многочисленным ошибкам. Достаточно сказать, что 70% нормативных актов, касающихся прав и свобод граждан СССР, в той или иной степени до последнего времени носили закрытый характер,3 в результате чего человек был лишен возможности в полной мере использовать свои конституционные и иные права и свободы, осложнялась борьба с произволом, создавались препятствия для обжалования неправомерных действий государственных органов и должностных лиц. Подобное состояние дел ущемляло правовой статус личности, ставило его в зависимое положение от государственного аппарата, чиновничества, бюрократии.
Однако и сегодня проблема реализации права на информацию в значительной мере не разрешена позитивно. В специальном Докладе о соблюдении прав человека и гражданина в Российской Федерации за 1993 г. сказано, что «до последнего времени не прекращались попытки законодательной и исполнительной властей по ограничению свободы деятельности средств массовой информации п. соответственно, конституционного права граждан на получение информации».4
К сожалению, за последний год в работе министерств, ведомств, аппаратов всех ветвей власти, как пишет С.А.Ковалев, все более заметно стремление максимально закрыть, засекретить свою деятельность. На местах же это стремление старой адаптировавшейся и сформировавшейся новой номенклатуры отгородиться от собственных граждан и общественности проявляется еще сильнее. Придание все большему количеству ведомств права засекречивать свои документы, создание специальных структур «по защите информации», ужесточение режима доступа к архивным материалам — все это складывается в определенную систему. Тем самым нарушается одно из важнейших прав человека — право на информацию. При этом игнорируется существенный демократический принцип — принцип открытости и публичности власти. Для нас это имеет особое значение, ибо давняя российская традиция недоверия к власти может быть преодолена только одним: общедоступностью информации о работе государственного аппарата во всей возможной полноте.5
Соотношение статусов гражданина и государства должно измениться, власть необходимо перераспределить между гражданским обществом и его политической организацией. Традиционный приоритет должностных лиц перед гражданами в информационном обеспечении должен быть разрушен, ибо сохранение информационного превосходства означает консервирование властного превосходства над отдельной личностью и гражданским обществом. Государство из «хозяина» должно трансформироваться в «слугу» общества, должно стать более открытым для граждан и в информационной сфере, доступ к которой необходимо значительно облегчить, урегулировав его на твердой правовой основе. Вот почему в нынешних реалиях жизненно важно покончить с информационным дефицитом с помощью провозглашения и действенного обеспечения права гражданина на информацию, так как в демократическом обществе такое право — норма.
Право гражданина на информацию — самостоятельное конституционное право, позволяющее человеку свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию любым законным способом.
В литературе, между тем, высказывается точка зрения, согласно которой право гражданина на информацию — лишь составная часть свободы слова и печати. «Сложнее обстоит дело, — отмечают Ю.А.Дмитриев и А.А.Златопольский, — с соотношением содержательных сторон свободы на информацию и свободы слова и печати. Рассматриваемое право включает и возможность беспрепятственно получать информацию. Согласно же сложившемуся пониманию свободы слова и печати оно состоит преимущественно из правомочий, охватывающих различные формы распространения мнений и информации. Необходимо или несколько раздвинуть традиционные рамки правового содержания свободы слова и печати за счет правомочия на получение полной и достоверной информации, или рассматривать право на информацию в качестве самостоятельного субъективного права. Первый вариант представляется наиболее логичным... Таким образом, право на информацию, по нашему мнению, охватывается понятием свободы слова и печати».6 Авторами приводится следующий аргумент в пользу такой позиции — то, что «законодательная практика уже пошла по этому пути».7
Однако есть и другая законодательная практика, причем более высокого уровня, — конституционная. Речь, например, идет о ч.4 ст.29 Конституции РФ, где закреплены не только свобода мысли, слова и массовой информации, но и право на информацию. Есть даже специальный Указ Президента Российской Федерации от 31 декабря 1993 г. «О дополнительных гарантиях прав граждан на информацию»,8 само название которого свидетельствует о самостоятельном статусе права на информацию, и в котором прямо сказано, что «право на информацию является одним из фундаментальных прав человека». Право на информацию не охватывается полностью свободой слова и печати. Оно богаче, содержательнее и имеет собственную субстанцию, играет свою роль в удовлетворении определенных интересов субъектов; поэтому суживание данного «важнейшего права» (как. кстати. пишут сами Ю.А.Дмитриев и А.А.Златопольский)необоснованно.
С другой стороны, существует также точка зрения, согласно которой, наоборот, свобода информации — это «условное обозначение целой группы свобод и прав: свободы слова или свободы выражения мнений; свободы печати и иных средств массовой информации; права на получение информации, имеющей общественное значение; свободы распространения информации».9
Думается, что и такой, излишне широкий, подход к содержанию права на информацию вряд ли оправдан. Конституция РФ далеко не случайно закрепила свободу мысли и слова, свободу массовой информации и право на информацию в разных частях, хотя и одной 29 ст. Тем самым подчеркивается как их взаимосвязь и взаимопроникновение, так и известная автономность, самостоятельность, «суверенность».
Разумеется, право гражданина на информацию — весьма не простое субъективное право, состоящее из целого ряда юридических возможностей. Среди них можно выделить право на беспрепятственное ознакомление с нормативными актами. «Право на беспрепятственное ознакомление с любым законом,
— верно замечено В.М.Савицким, — составная часть более широкого права граждан на получение информации».10 Часть 3 ст. 15 Конституции РФ направлена как раз на осуществление данной возможности. «Законы. — сказано в ней, — подлежат официальному опубликованию. Неопубликованные законы не применяются. Любые нормативные правовые акты, затрагивающие права, свободы и обязанности человека и гражданина, не могут применяться, если они не опубликованы официально для всеобщего сведения».
Кроме того, универсальное право гражданина на информацию может включать в себя следующие конкретные правомочия: 1) право знать о создании и функционировании всех конкретных информационных систем, которые в какой-либо степени затрагивают сферу личной жизни гражданина или информацию о ней, а также информацию об иных сферах жизнедеятельности гражданина; 2) право давать согласие на сбор личностной информации для социально-экономических, культурных и иных социальных целей; 3) право проверять достоверность такой информации и оспаривать недостоверную информацию как в административном, так и в судебном порядке; 4) право доступа к такой информации с целью ее проверки, получения необходимых справок; 5) право знать об использовании этой информации в соответствующих целях и соответствующими пользователями систем; 6) право на гражданский код (обозначение гражданина в соответствующей информационной системе);11 7) право на достоверную информацию о состоянии окружающей природной среды: 8) право на достоверную финансовую информацию и другие права.
Впервые на международном уровне о праве на информацию было сказано в ст. 19 Всеобщей декларации прав человека, что в принципе воспроизведено в ч.4 ст.29 Конституции РФ, где установлено, что «каждый имеет право свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию любым законным способом».
Наиболее полная информация для гражданина нужна по той же причине, что и для законодателя и правоприменителя — для принятия решений, но, естественно, на своем уровне. Три основные стадии управленческого процесса -сбор и обработка информации, оценка ее с позиций определенных норм и принятие решения — характерны и для личностной саморегуляции как одной из разновидностей управления. Поэтому человек также стремится иметь максимум ценной информации для принятия приемлемого решения, выгодного для него. Реализация такого стремления — свидетельство свободы гражданина. «Чтобы быть свободным, - пишет А.И.Ракитов, - т.е. принимать решения со знанием дела и обладать необходимыми техническими средствами, а также социальными ресурсами для их реализации, человек должен быть свободен в политическом и юридическом смысле, свободен нравственно и иметь беспрепятственный доступ ко всем видам, формам и уровням информации».12
Отсюда, конституционное закрепление данного права — шаг вперед в расширении информационных возможностей, а значит и свободы личности, в развитии новых информационных отношений между человеком и государством. Вместе с тем, для того, чтобы оно стало живым и действенным правом, необходимы соответствующие гарантии, которые состоят из условий, обеспечивающих беспрепятственное осуществление этого права и составляющих по сути дела механизм его реализации. Остановимся на политических, законодательных и организационно-технических мерах.
Политические гарантии связаны с дальнейшим проведением демократических преобразований (при этом не заимствуя механически опыт Запада), что, несомненно, будет способствовать наиболее полной реализации права на получение информации. В свою очередь, использование персональных компьютеров в политической сфере все больше и больше будет влиять на практику демократии, будет изменять отношение между властью государства и гражданского общества. Компьютеризация обеспечит широкий доступ к информации и тем самым облегчит функционирование общества, привлекая к участию в его управлении любую заинтересованную сторону, обеспечит более полное осуществление народовластия.
Среди законодательных гарантий необходимо выделить потребность в принятии специального закона «О праве на информацию», где важно закрепить основы информационной системы в стране, дать нормативную характеристику информации и ее видов, определить права и обязанности субъектов информационных отношений, юридический режим работы с информацией. Подобные законы есть в США. Германии, Франции и т.д. У нас же, как справедливо пишет В.М.Савицкий, до сих пор никто «не может с уверенностью сказать, позволит ли ему сановный чиновник ознакомиться с необходимыми справками, решениями и т.д. Мы живем в стране, где еще многие сведения упрятаны за семью печатями.
Но в таких условиях невозможно создать нормальное гражданское общество».13 Для изменения подобной ситуации важно развить и конкретизировать в предлагаемом Законе ч.2 ст.24 Конституции РФ, где сказано, что «органы государственной власти и органы местного самоуправления, их должностные лица обязаны обеспечить каждому возможность ознакомления с документами и материалами, непосредственного затрагивающими его права и свободы, если иное не предусмотрено законом». Данные обязанности должны быть весьма четко и детально обозначены с тем, чтобы свести к минимуму возможности произвола со стороны чиновников.
Во избежание всяких пристрастных толкований в законе также необходимо установить и систему ограничений права гражданина на информацию. Ведь ясно, что здесь неизбежны определенные границы, рамки, которые в общем виде зафиксированы в Декларации прав и свобод человека и гражданина Российской Федерации. «Ограничения этого права. — сказано в ней, — могут устанавливаться законом только в целях охраны личной, семейной, профессиональной, коммерческой и государственной тайны, а также нравственности».
Однако сама по себе фиксация обязанностей должностных лиц предоставлять информацию гражданам и фиксация системы ограничений не будет выполнять свою полноценную роль без установления юридической ответственности за их нарушения, за препятствия в удовлетворении интересов граждан, за сокрытие либо искажение тех или иных сообщений. Кроме того, вышеназванный закон и закрепленная в нем система правовых ограничений должны базироваться на принципе информационной открытости, который выражается, как установлено в ст.3 Указа Президента РФ «О дополнительных гарантиях прав граждан на информацию», «в доступности для граждан информации, представляющей общественный интерес или затрагивающей личные интересы граждан; в систематическом информировании граждан о предполагаемых или принятых решениях; в осуществлении гражданами контроля за деятельностью государственных органов, организаций и предприятий, общественных объединений, должностных лиц и принимаемыми решениями, связанными с соблюдением, охраной и защитой прав и законных интересов граждан».14
Для упорядочения многих информационных отношений, существующих пока еще стихийно, для определения оптимальной системы ограничений права человека на информацию нужен целый пакет нормативных актов. Один из них уже действует -— это Закон РФ «О государственной тайне» от 21 июля 1993 г.15 Другие еще предстоит принять. Речь идет, в частности, о законах о военной тайне, предпринимательской тайне и т.д. Следует поддержать и высказанные в литературе предложения о необходимости принятия закона об охране тайны личной жизни, где одним из разделов может быть такой: «Защита прав и свобод человека в связи с использованием ЭВМ и других средств информатики». В соответствии со смыслом предлагаемого закона гражданин имеет право определять, какая информация о нем персонального характера может быть доступна для других лиц и для кого именно.16
Согласно ч.1 ст.46 Конституции РФ право гражданина на информацию, так же, как и всякое иное право, можно защищать в суде, что является еще одной существенной законодательно-юридической гарантией. Кроме того, в целях обеспечения закрепленных ст.29 Конституции РФ информационных прав граждан, соблюдения их законных интересов в этой области Президентом РФ был принят Указ «О Судебной палате по информационным спорам при Президенте Российской Федерации»,17 в соответствии с которым создана постоянно действующая Судебная палата по информационным спорам, не входящая в систему федеральных судов Российской Федерации.
Учитывая тенденцию к интеграции российской правовой системы с другими правовыми системами развитых стран, важно создавать общие механизмы реализации права человека на информацию, общие механизмы его защиты. К ним, в частности, можно отнести и положения ч.3 ст.46 Конституции РФ, где установлено, что «каждый вправе в соответствии с международными договорами Российской Федерации обращаться в международные органы по защите прав и свобод человека, если исчерпаны все имеющиеся внутригосударственные средства правовой защиты».
Среди организационно-технических мер нужно выделить проблему коммуникаций в нашей стране в качестве ведущей, ибо если нет демократических структур в области коммуникаций, то нет и гарантий для осуществления права на получение и распространение информации, а потому нет и демократии. Развивая на основе новых информационных технологий соответствующую инфраструктуру, можно превратить провозглашенную в Конституции идею в реальность. «Индивид, — пишет А.И.Ракитов, — вооруженный компьютером и имеющий свободный доступ ко всем открытым базам данных и знаний, по уровню информированности не только не уступает, но может превосходить государственных чиновников или служащих фирм. Наличие интегрированных систем связи открывает, по существу, неограниченные возможности для предпринимательской инициативы, контактов и взаимодействий, что само по себе представляет объективное социально-экономическое основание реальной демократии. Особенно мощным фактором являются механизмы самоорганизации информационных систем и горизонтальных сетей».18
В принципе, уже сейчас создаются некоторые предпосылки для этого. Например, действуют отдельные региональные банки данных, предназначенные для информационного обслуживания населения, но пока, правда, в большей степени по бытовым вопросам: распределению жилья, учету автомобилей, трудоустройству и т.д. Между тем, по справедливому мнению И.В.Котелевской, «давно уже необходимы банки данных о населении, содержащие прежде всего сведения, не изменяющиеся на протяжении всей жизни человека, а возможно, и обновляемые. Польза здесь обоюдная: облегчить ответы на запросы, устранить дублирование, обмениваться сведениями, передавать их, экономя силы и время».19 Возможность с помощью персонального компьютера получить конкретную информацию в конкретной базе данных устраняет многих посредников в таком процессе, зачастую лишает подобных посредников бюрократических привычек и проволочек. И в этом смысле компьютеризацию можно рассматривать как удар по бюрократизму, ведь отсутствие информации, а точнее ее недоступность для граждан в ходе реализации их прав — питательная среда для всевозможных бюрократических извращений. Новые информационные технологии, демонтируя монополизм государственных структур на информацию, делают осуществимым на деле принцип равной доступности к ней всех заинтересованных сторон.
Право гражданина на информацию — своего рода право—гарантия, ибо установление и реальное претворение в жизнь данной юридической возможности будет означать существенное достижение в повышении правовой защищенности личности вообще. Только свободная циркуляция информации в социальных связях позволит гражданину не зависеть так жестко, как это было раньше, от государственных структур и наряду с экономической самостоятельностью (право собственности) будет создавать более полные гарантии удовлетворения его интересов.
Действительно, информация играет первостепенную роль в реализации прав и свобод человека. Например, право собственности не может зачастую полноценно осуществиться в условиях неопределенности, отсутствия необходимых знаний. Так, сейчас, при проведении приватизации, многие инвестиционные фонды, коммерческие банки предлагают населению свои акции, обещают привлекательные дивиденды. Но кто подскажет, насколько оправдан риск будущего акционера, который вынужден вкладывать свой приватизационный чек, свои деньги невесть во что? Кто убережет потенциальных акционеров от «будущих» АО МММ, «Тибетов» и прочих?
Практически во всех странах мира регулярно, в отличие от нашей, публикуются рейтинги банков. Читатель открывает газету и видит, что изменилось за последнее время, кто есть кто. Все сразу становится ясно. Нужна ли в нашем обществе такого рода информация? Думается, что да.20
Если взять права потребителя, они тоже не могут претворяться в жизнь без достаточных и достоверных сведений о качественных и некачественных товарах, без рекламы и антирекламы, без правдивой информации в области сравнительного тестирования однотипных товаров, сертифицирования продукции, услуг и т.п. В этих целях Международная конфедерация обществ потребителей организовала специальную информационную службу, где формируется банк данных о качестве продукции, ее производителях и импортерах и т.д.21
Закон РФ «О защите прав потребителей» в ст.6, 7, 8 обязывает продавца и изготовителя доводить до потребителя в наглядной и доступной форме информацию не только о цене товара, но и о его основных потребительских свойствах, сроках хранения. Более того, важно внести в данный Закон дополнение, в соответствии с которым отсутствие достоверной и полной информации о товаре должно влечь приостановление реализации такого товара — до предоставления предусмотренной законодательством информации по предписанию органов государственного управления, которые осуществляют защиту прав потребителей.22
От своевременной, полной и достоверной информации зависит и реализация права на благоприятную окружающую среду (ст.42 Конституции РФ). Более конкретно это закреплено в ст. 12 («Полномочия граждан в области охраны окружающей природной среды») Закона РФ «Об охране окружающей природной среды»,23 где сказано, что граждане имеют право «требовать от соответствующих органов предоставления своевременной, полной и достоверной информации о состоянии окружающей природной среды и мерах по ее охране».
Политические права и свободы — право непосредственно участвовать в управлении делами общества и государства, избирательные права, свобода мысли, слова и прочие — тоже сильно зависят от информации. «Информационная открытость, прозрачность, хотя бы минимальная предсказуемость правительственной политики — это важнейшая компонента демократического процесса, без которой от концепции народовластия останутся лишь внешние ритуалы, безразличные избирателю».24
Именно с помощью полноценной информационной среды создается основа для эффективных решений, принятых на референдуме, в процессе которого граждане сами формируют право. Здесь они выступают в роли правотворческого органа, который, естественно, как и всякий иной подобный орган, должен оперировать исключительно достоверной информацией. При ее отсутствии референдум как самый демократический инструмент превращается в средство манипуляции общественным сознанием, то есть в свою противоположность.
Точно так же обстоит дело и с избирательными правами, которые без надлежащей системы информирования «разъедаются» зачастую таким феноменом социально-политической жизни, как популизм.
Таким образом, реально осуществленное конституционное право на информацию выполняет важные функции в жизнедеятельности человека. К тому же по мере движения нашего общества к более устойчивым демократическим нормам и институтам его роль и степень влияния на реализацию других прав и свобод гражданина будет, несомненно, только расти. Незаконно и необоснованно ограничивать такое право — значит ослаблять механизм обеспечения свободы личности в целом. Расширять его и делать более надежным в реализации — значит укреплять юридическое положение гражданина, повышать уверенность человека в собственных силах, содействовать наиболее полному удовлетворению его интересов, в чем, собственно, и заключается главная ценность прав и свобод.
*Доктор юридических наук, профессор Саратовской государственной академии права.
1 Черных А.В. Обеспечение безопасности автоматизированных информационных систем //Советское государство и право. 1990. N 6. С.116.
2 Хьюбер И.У. Чем больше у людей компьютеров, тем свободнее общество //Известия. 1993. 17 нюня.
3 Известия. 1990 1 дек.
4 Российская газета. 1994. 25 авг.
5 Ковалев С.А. Наше будущее — свободные граждане свободной страны//Там же. 9 авг.
6 Дмитриев Ю.А.. Златопольский А. А. Гражданин и власть. М., 1994. С.37.
7 Закон РФ "О средствах массовой информации"// Ведомости Съезда народных депутатов РФ и Верховного Совета РФ. 1992. N 7. Ст.300.
8 Российская газета. 1994. 10 янв.
9 Маклаков В.В., Страшун Б.А.Свобода информации//Конституционное (государственное) право зарубежных стран. T.1. M., 1993. С.102.
10 Савицкий В.М. Без пустопорожней трескотни//Конституционный вестник. 1991. N 9. С.6.
11 Монахов В.И. Государственно-правовые вопросы информационного обслуживания граждан в СССР: Автореф. канд. дис. М, 1983. С.15 16.
12 Ракитов А. И. Философия компьютерной революции. М., 1991. С.71.
13 Савицкий В. М. Без пустопорожней трескотни. С.6.
14 Российская газета. 1994. 10 янв.
15 Там же. 1993.21 сент.
16 Батурин Ю. М. Проблемы компьютерного права. М., 1991. С. 56.
17 Российская газета. 1994. 10 янв.
18 Ракитов А. И . Философия компьютерной революции. С.260- 261.
19 Котелевская И. В. Правовое регулирование информации в условиях перестройки //Правоведение. 1990. N 5. С.27: см. также: Венгеров А.Б. Научно-технический прогресс и право применение в сфере управления //Правоприменение в Советском государстве. М., 1985. С.279 и др.
20 Полуправда, похоже, нам милее//Российская газета. 1993. 15янв. 21 Байтенова А. Антиреклама друг народа//Там же. 24 апр. 22 Кусков В. Информация под прилавком//Там же. 1994. 21 янв.
23 Ведомости Съезда народных депутатов РФ и Верховного Совета РФ. 1992. N 10. Ст.257, 459.
24Ковалев С. Д. Наше будущее свободные граждане свободной страны.



ОГЛАВЛЕНИЕ