ОГЛАВЛЕНИЕ

Доклад на Российском совещании руководителей органов юстиции 9 декабря 1997г.
№ 1
05.01.1998
Степашин С.В.
Как известно, в скором времени мы отметим славный юбилей — 200-летие образования Министерства юстиции России, которое было учреждено в сентябре 1802 г. Много всего было в истории нашего ведомства, переживали и трудные времена, и времена расцвета. Участвовали в правовых и судебных реформах. Порой от реформ и страдали. В свое время «великий реформатор» Н.С. Хрущев, преобразовывая порядки в стране, даже упразднял Министерство юстиции... За ненадобностью. Сейчас мы находимся на переломе, но, к счастью, начинается он с подъема. Как я уже говорил, все было в российской юстиции. Но чего точно никогда не было за все неполных 200 лет?
Не было ни разу случая, чтобы на совещании Министерства присутствовал Председатель Правительства России. Позвольте, уважаемые коллеги, сердечно поблагодарить Виктора Степановича за то, что он проявляет к нам внимание и помогает решать наши проблемы. А проблемам этим «несть числа».
Первая среди них — участие в правовом обеспечении законодательной деятельности Президента Российской Федерации и Правительства России. Более того, в соответствии с Положением о Министерстве юстиции России на нас возложена координация нормотворческой деятельности центральных органов федеральной исполнительной власти. Нам предоставлены большие полномочия, и мы должны оправдать высокое доверие.
В 1996—1997 гг. Министерство участвовало в разработке таких актов, как Гражданский кодекс, Кодекс об административных правонарушениях, Уголовло-исполнительный кодекс и др. Многие акты были связаны с судебной реформой. Ныне проводится подготовка актов по реформированию уголовно-исполнительной системы, которые, несомненно, сделают пенитенциарную систему цивилизованной. Практически это — новое направление реформирования. Таким образом, юстиция обеспечивает три крупные реформы в государстве: правовую, судебную, а теперь и уголовно -исполнительную.
Родился 2 марта 1952 г. в городе Порт-Артуре в семье офицера Военно-Морского Флота. До назначения на должность главы Министерства юстиции С.В. Степашин занимал должность начальника Административного департамента аппарата Правительства РФ, являясь членом Совета Обороны. Окончил Высшее политическое училище МВД СССР. Военно-политическую академию им. В.И. Ленина. Он кандидат исторических наук и доктор юридических наук, профессор (тема диссертации: «Правовые аспекты безопасности России»). До 1990г. преподавал в Высшем политическом училище МВД СССР в Ленинграде. В 1990 г. был избран депутатом Верховного Совета РСФСР (возглавлял Комитет по вопросам обороны и безопасности). В 1992 г. был назначен заместителем Министра безопасности РФ, одновременно занимал пост начальника управления Министерства безопасности РФ по Санкт-Петербургу, а вскоре стал первым заместителем главы Министерства безопасности. В 1994 г. назначен директором Федеральной службы контрразведки, затем — до лета 1995 г. — возглавлял Федеральную службу безопасности. Женат, имеет сына.
В соответствии с Положением проекты нормативных актов федеральных органов государственной власти подлежат экспертной оценке Министерства юстиции и вносятся разработчиками после нашего одобрения. Что касается экспертных заключений на проекты законов, которые рассматриваются Думой, то Министерство принимает участие и перед первым и перед вторым чтениями — это колоссальный объем деятельности.
Готов план законопроектных работ Правительства на 1998—1999 гг. 40 министерств и ведомств представили свои предложения. 56 предложений вошли в проект Перспективной программы законопроектных работ Правительства.
Одной из важных функций Министерства юстиции является осуществление государственной регистрации нормативных актов федеральной исполнительной власти.
В Послании Президента Российской Федерации Федеральному Собранию «Порядок во власти — порядок в стране (О положении в стране и основных направлениях политики Российской Федерации)» говорилось о необходимости укрепления дисциплины в ведомственном нормотворчестве. а также проведении ревизии массива ведомственных нормативных актов с целью приведения их в соответствие с законодательством Российской Федерации. Поручение ведомствам было дано постановлением Правительства Российской Федерации от 12 марта 1997 г. Министерство юстиции России контролирует эту работу и обобщает ее результаты для докладов в Правительство Российской Федерации, проводит проверку работы федеральных органов исполнительной власти по отбору и направлению нормативных правовых актов на государственную регистрацию.
В Послании Президента подчеркивалась и необходимость юридической помощи Министерства юстиции России ведомствам для исправления несоответствий в представляемых ими актах. Такая помощь оказывается. Ведется работа по подготовке для публикации информации о зарегистрированных актах. Отчеты о государственной регистрации нормативных правовых актов федеральных органов исполнительной власти ежеквартально представляются Президенту Российской Федерации и Правительству.
Другой не менее важной задачей, стоящей перед Министерством юстиции, является экспертиза конституций и нормативных правовых актов субъектов Федерации. Экспертные заключения Министерства юстиции носят рекомендательный характер, поэтому субъекты не всегда на них реагируют. Здесь у органов юстиции есть резерв для предупреждения подобных ситуаций. Полагаю, было бы необходимым, чтобы наши органы на местах участвовали в подготовке проектов нормативных актов и визировали бы окончательный текст проекта. Это, безусловно, поможет снять часть противоречий.
С июля 1995 г. в Министерство юстиции поступило около 9 тысяч нормативных правовых актов, принятых в субъектах Федерации. Более трети из них не соответствуют Конституции Российской Федерации и федеральным законам. Как видите, в некоторых местах все еще актуальна пословица: «Законы не для меня и моих знакомых». Нами подготовлено около 500 заключений, 230 из них направлены в субъекты Федерации. К сожалению, обратной связи с ними нет.
Наибольшее количество заключений о несоответствии Конституции России и федеральным законам дано в 1995—1997 гг. по нормативным правовым актам следующих субъектов Федерации: Республика Карелия — 30 заключений, Алтайский край — 43, Ставропольский край — 31, Хабаровский край — 37, Свердловская область — 48, Тюменская область — 33 заключения и т. д.
Типичными противоречиями являются издание актов по предметам исключительного ведения Российской Федерации (как правило, это — вопросы федеральной государственной собственности, судоустройства, прокуратуры, гражданского и гражданско-процессуального законодательства) и искажение смысла федеральных законов (они переписываются субъектами с «поправками» к требованиям современной жизни). Кое-где забыли простую истину: «Уставы ломать — добра не видать».
Органы законодательной власти некоторых субъектов Федерации ставят вопрос о правомочности нашей экспертизы, считая, что Министерство юстиции посягает на их право законотворческой деятельности. Такой подход представляется мне некорректным, так как функция экспертизы осуществляется федеральными органами государственной власти в целях выработки мер по обеспечению соответствия конституций субъектов, законов и иных правовых актов Конституции России и федеральному законодательству.
Важно разработать механизм приведения нормативных актов субъектов в соответствие с Конституцией Российской Федерации и федеральным законодательством.
Уже сегодня Министерство юстиции готовит проект запроса от имени Правительства в Конституционный Суд в отношении некоторых нормативных актов субъектов на предмет их соответствия федеральным законам и Конституции Российской Федерации.
В 1997 г. проводилась проверка деятельности Министерства юстиции Российской Федерации Главным контрольным управлением Президента Российской Федерации, из материалов которой видно, что возможности территориальных органов юстиции в проведении юридической экспертизы нормативных правовых актов субъектов Российской Федерации не используются должным образом. Надо решительно покончить с этим явлением. Тем более что в поручении Президента Российской Федерации от 6 октября 1997 г. в качестве основных задач деятельности нашего Министерства определены и такие, как государственный учет правовых актов Российской Федерации, ведение Государственных реестров правовых актов субъектов России и федеральных органов исполнительной власти, обеспечение контроля за их соответствием Конституции Российской Федерации и федеральному законодательству, подготовка Свода законов Российской Федерации, обеспечение систематизации и кодификации законодательства.
Должен сказать, что реализация этих задач возможна только на базе современных информационных технологий, подразумевающих внедрение в работу органов и учреждений юстиции мощных аппаратно-программных комплексов и высокопроизводительных средств телекоммуникации и передачи данных.
В Министерстве эти функции возложены на Департамент правовой систематизации и информации и Научный центр правовой информации. В настоящее время создана и функционирует информационно-вычислительная система юстиции, по которой круглосуточно осуществляется обмен правовой информацией с 82 субъектами Российской Федерации и имеется возможность предоставления информационных ресурсов в режиме удаленного доступа.
В соответствии с постановлением Правительства Российской Федерации от 24 июня 1997 г. «Вопросы Министерства юстиции Российской Федерации» мы совместно с Федеральным агентством правительственной связи и информации при Президенте Российской Федерации (ФАПСИ) должны создать единую систему информационно- телекоммуникационного обеспечения Министерства. Недавно подписано Соглашение между Министерством юстиции и ФАПСИ о создании единой системы информационно- телекоммуникационного обеспечения Минюста России. В рамках этого соглашения готовится совместный приказ министра юстиции и Генерального директора ФАПСИ.
Для реализации задач правовой информатизации системы юстиции создано 43 центра правовой информатизации. От начальников органов юстиции поступают справедливые нарекания на работу ЦПИ. Суть их сводится к отсутствию должного взаимодействия с органами юстиции. Вынужден напомнить присутствующим директорам ЦПИ то, что они назначались приказом министра и соответственно, в случае невыполнения своих функций, моим же приказом могут быть освобождены от занимаемых должностей. С другой стороны, хотелось бы, чтобы начальники органов юстиции видели в ЦПИ не подразделения органа юстиции, которыми они руководят, а самостоятельные учреждения, с коими необходимо строить отношения на конструктивной основе. «Пользуйтесь, но не командуйте», — таково правило мудрости.
Особое внимание руководителям органов юстиции следует обратить на взаимодействие с ЦПИ по вопросам формирования банков нормативных правовых актов субъектов Российской Федерации, сбора и обработки правовой статистики, систематизации законодательства и другим вопросам. Делать это необходимо еще и потому, что в целях обеспечения полной и достоверной информации, нужной для ведения реестра, Министерство юстиции будет являться генеральным заказчиком работ по созданию банка нормативных актов органов государственной власти субъектов Российской Федерации.
Много нерешенных вопросов накопилось и в работе по усилению контроля за деятельностью общественных и религиозных объединений. Здесь надо менять традиционные подходы, при которых все сводилось, как правило, только к регистрации. На первый план выступают контрольные функции Министерства юстиции. В связи с этим готовятся совместные документы, направленные на укрепление взаимодействия с Генеральной прокуратурой и другими органами. Контроль за работой общественных объединений рассматривается как одна из действенных форм государственной политики по недопущению и пресечению создания общественных объединений, цели и деятельность которых направлены на насильственное изменение основ конституционного строя, нарушение территориальной целостности Российской Федерации, создание вооруженных формирований и т. д.
Однако, несмотря на активизацию контроля, пока еще не в полной мере организовано проведение комплексных проверок совместно с федеральными органами исполнительной власти, в том числе с правоохранительными органами. Эта проблема стоит не только перед Министерством юстиции, но и перед органами юстиции субъектов Российской Федерации. Представленная за 1996 г. и первое полугодие 1997 г. информация показала, что ими не всегда соблюдаются форма сведений и сроки отчетности. До настоящего времени нет полных сведений по субъектам Российской Федерации за первое полугодие 1997 г. о выполнении контрольных функций (республики: Бурятия, Адыгея, Карелия, Коми и др.; области: Челябинская, Тюменская, Пензенская и др.). Вместе с тем имеются органы юстиции, которые в достаточной степени и своевременно представляют требуемые сведения (Республика Саха, Иркутская, Пермская, Курганская, Вологодская области и др.).
Хочу еще напомнить и о том, что 1 октября 1997 г. вступил в силу новый Федеральный закон «О свободе совести и о религиозных объединениях». Принятый закон возлагает дополнительные функции на органы юстиции и требует проведения значительной организационной и нормотворческой деятельности.
Особое внимание при реализации нового Закона следует уделить организации контрольных функций в отношении религиозных организаций. Поскольку раньше органы юстиции этим вопросом не занимались, Министерство юстиции готовит и в ближайшее время направит на места инструктивно-методическое письмо о формах и методах осуществления контрольных функций в отношении религиозных организаций. В свою очередь, на местах следует определить перечень организаций, в деятельности которых присутствуют экстремистские и иные противоправные проявления, и совместно с другими надзорными и контрольными органами организовать проверку их работы.
Следующий вопрос, требующий решения, — это приведение в соответствие с Федеральным законом «О свободе совести и о религиозных объединениях» нормативных правовых актов, принятых субъектами Российской Федерации. В настоящее время в 27 республиках, краях и областях приняты собственные законы и иные акты, регулирующие отношения в сфере религиозных прав и свобод человека. Но ни один из них, как показывает проводимая Министерством юстиции экспертиза, не соответствует Конституции России и федеральному законодательству. Такое положение следует исправить в самое ближайшее время.
27 октября Президентом Российской Федерации подписан Указ «О комиссии при Президенте Российской Федерации по противодействию политическому экстремизму в Российской Федерации». Председателем комиссии назначен министр юстиции. В свете этого Указа перед органами юстиции стоят задачи усиления контроля за деятельностью общественных и религиозных объединений, укрепления взаимодействия с органами прокуратуры и ФСБ.
Предметом особого внимания нашей деятельности является и международно-правовая реформа. Объем по заключению международных договоров постоянно растет. На рассмотрении иностранных партнеров находится сейчас более 80 проектов различных договоров. Проработаны и подготовлены к подписанию договоры о правовой помощи и правовых отношениях с Мексикой, Колумбией, Заиром, Мозамбиком, Мадагаскаром, Тунисом и Мали. Подготовлены и направлены в Администрацию Президента согласованные проекты договоров Российской Федерации с Бразилией, Кубой, Турцией и Испанией. Наряду с этим отработаны и представлены на ратификацию договоры о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам с Албанией и Польшей; договоры с Республикой Кипр и с Грузией о передаче для отбывания наказания лиц, осужденных к лишению свободы; Договор с Испанией об оказании помощи по уголовным делам. Значительное внимание в текущем году уделялось проблеме аккредитации представительств иностранных юридических лиц. В настоящее время Министерством юстиции России выданы разрешения на открытие представительств 17 иностранным юридическим организациям. В этом году было принято 49 иностранных делегаций. В сфере исполнения международных обязательств документооборот возрос более чем в 1,5 раза по сравнению с аналогичным периодом прошлого года.
Таким образом, центр тяжести формирования международных отношений в правовой сфере, который находится в ведении Министерства иностранных дел, перемещается в Министерство юстиции. Это требует от нас расширения и углубления международного правового сотрудничества, усиления координирующей роли и активного привлечения к этому процессу органов юстиции на местах.
Особый разговор — о деятельности наших судебно-экспертных учреждений. В настоящее время их у нас — 44, включая Федеральный центр судебной экспертизы и 7 центральных лабораторий. В них трудится более 2 тысяч высококвалифицированных специалистов. От уровня их работы в значительной мере зависит решение задач, которые стоят перед следственными органами и судами. Сегодня эксперты выполняют свыше 240 тыс. экспертиз в год. К сожалению, большинство лабораторий работает на оборудовании 15-летней и больше давности, изношенном и морально устаревшем, и, следовательно, они лишены возможности проводить экспертные исследования на уровне современных достижений науки и техники. По просьбе Министерства Правительство выделило крупную сумму валютных средств на приобретение современной высокоточной аппаратуры, что позволит в будущем году обновить базу Федерального центра судебной экспертизы и некоторых лабораторий.
Кроме того, как известно, в конце октября текущего года Государственной Думой Федерального Собрания Российской Федерации были приняты в первом чтении проекты федеральных законов «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» и «О гарантиях социальной защиты работников судебно-экспертных учреждений Министерства юстиции Российской Федерации». Заложенные в этих законопроектах нормы призваны строго регламентировать деятельность судебно-экспертных учреждений, определить правовые основы, закрепить такие важные принципы, как защита прав и свобод личности, независимость эксперта, объективность и полнота исследований и т. д. Нет сомнения в том, что законопроекты будут приняты законодательными органами и их безусловное исполнение будет в максимальной мере способствовать полноте, всесторонности и объективности экспертных исследований, достоверности даваемых заключений, повышению уровня деятельности судебно-экспертных учреждений, улучшению материального и социального положения сотрудников.
Развитие рыночной экономики привело к существенному повышению спроса на юридическую помощь. Значительно возросла в обществе роль таких важных институтов правовой системы, как нотариат и адвокатура. Появились граждане и организации, оказывающие платные юридические услуги на основании лицензии. За последние четыре года более чем в два раза увеличилось число нотариусов и количество совершаемых ими нотариальных действий, на 70 % выросла численность адвокатуры. Со времени принятия в апреле 1995 г. постановления Правительства Российской Федерации о лицензировании деятельности по оказанию платных юридических услуг выдано около 8 тысяч лицензий.
В настоящий момент правовое положение нотариусов, адвокатов и лицензиатов нуждается в совершенствовании. В этой связи Министерство юстиции в рамках рабочей группы Комитета по законодательству и судебно-правовой реформе Госдумы участвует в доработке законопроектов «Об адвокатуре» и «О внесении изменений и дополнений в Основы законодательства о нотариате». Главная цель — обеспечение конституционного права граждан на получение квалифицированной юридической помощи, государственный контроль за соблюдением законности в деятельности нотариусов, адвокатов и их объединений, повышение роли органов юстиции. Очень важно, чтобы органы юстиции субъектов Российской Федерации, не вмешиваясь во внутренние дела адвокатуры и нотариата, усилили контроль за соблюдением ими действующего законодательства. Однако в ряде регионов проверки не ведутся. Данная работа должна вестись повседневно и сопровождаться всемерной поддержкой нотариату и адвокатуре в организации их деятельности. Особенно это касается вопросов взаимодействия с местной властью и аренды помещений.
Между тем более 80 % органов юстиции даже не планируют работу с коллегиями адвокатов. В Министерство юстиции поступают жалобы на недобросовестное отношение адвокатов к принятым поручениям, необоснованный отказ в юридической помощи. Нередки еще случаи срыва судебных заседаний или следственных действий из-за неявки адвокатов. Обращения работников следствия и суда по этому поводу в последнее время поступали из Калужской, Костромской, Тульской областей, Республики Марий Эл, Санкт-Петербурга.
Не первый год вы, уважаемые коллеги, замечаете, что функции Министерства юстиции и его органов в субъектах Федерации постоянно расширяются. Нынешний год войдет в историю Министерства как год особенный. Его. пожалуй, можно сравнить с 1864 годом — годом Великой судебной реформы России, проведение которой существенно повлияло на структурные изменения Министерства юстиции и расширение его полномочий. Во-первых, произошла серьезная реорганизация аппарата Министерства. В соответствии с постановлением Правительства Российской Федерации от 24 июля 1997 г. «Вопросы Министерства юстиции Российской Федерации» в центральном аппарате создано 12 департаментов — конституционного, социального, экономического, гражданского законодательства, Департамент законодательства о государственной безопасности и правоохранительной деятельности, Департамент судебных приставов и др. Во-вторых, проведенные в Министерстве организационные и кадровые перестановки и изменения потребовали определенного изменения организации работы органов юстиции на местах.
Недавно принят ряд нормативных актов, существенно расширяющих функции органов юстиции, — это федеральные законы «О судебных приставах», «Об исполнительном производстве», «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним». Президентом подписан Указ «О реформировании уголовно-исполнительной системы Министерства внутренних дел Российской Федерации», предусматривающий передачу пенитенциарных учреждений в ведение Министерства юстиции. Работы предстоит достаточно много, поэтому нам нужна общая программа действий по всем наиболее актуальным вопросам деятельности органов юстиции.
Что касается законов «О судебных приставах» и «Об исполнительном производстве», возлагающих на нас как новые, так и прежние функции исполнения судебных решений, то они позволят изменить сложившуюся ситуацию, при которой большинство судебных решений не исполняется или затягивается на неопределенный срок. В 1996 г. исполнителям поступило 9,9 млн. исполнительных документов, что на 25 % больше аналогичного показателя 1995г. В 1997 г. эта тенденция сохранилась. Поэтому одной из важных и не терпящей отлагательств является задача создания службы судебных приставов, формирование которой в соответствии с Законом будет осуществляться поэтапно.
На данный момент формируется служба судебных приставов в Министерстве и субъектах Российской Федерации. Первоочередное направление — обеспечить с 1 января 1998 г. деятельность судебных приставов-исполнителей, прошедших аттестацию. Руководители многих органов юстиции своевременно организовали эту работу и подготовились к аттестации. Это сделано в Республике Чувашия, в Красноярском крае, Тверской, Воронежской, Тамбовской областях, Санкт-Петербурге и др.
Успех дела во многом будет зависеть от взаимодействия службы судебных приставов с местной администрацией, органами внутренних дел, налоговой полицией и особенно с судами. Должен сказать, что мы находим полное понимание и поддержку со стороны руководителей Верховного и Высшего Арбитражного Судов, подавляющего большинства судейского корпуса страны. И это понятно, ибо цель у всех нас общая — поднять авторитет государства и правосудия, защитить интересы взыскателя.
Большие задачи стоят перед нами в связи с реформированием уголовно-исполнительной системы. Для Министерства юстиции это дело не новое. С 1895 г. Главное тюремное управление находилось в ведении Министерства юстиции, которое и осуществляло центральное управление тюремной системой Российской Империи. Эта функция оставалась за Министерством юстиции долгое время.
В соответствии с Указом Президента от 8 октября 1997 г. в ноябре создана правительственная комиссия по реформированию уголовно-исполнительной системы Министерства внутренних дел Российской Федерации, которая должна разработать предложения по решению правовых, организационных, финансовых и кадровых вопросов, связанных с передачей исправительных учреждений в ведение Министерства юстиции. В Указе Президента также предусмотрено внесение в Государственную Думу проектов соответствующих нормативных актов. Такие проекты в Министерстве юстиции подготовлены, они касаются изменений и дополнений в Уголовно-исполнительный и Уголовно-процессуальный кодексы Российской Федерации, федеральные законы «Об учреждениях и органах, исполняющих уголовные наказания в виде лишения свободы», «Об оперативно-розыскной деятельности», «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений» и в ряд других; около 20 постановлений Правительства нуждаются в изменении. Должен сказать, что льготы и социальные гарантии работникам ГУИНа и членам их семей будут сохранены. Что касается содержания под стражей обвиняемых, то здесь мы намереваемся шире пользоваться институтом залога, подписки о невыезде, с тем, чтобы «разгрузить» переполненные изоляторы, учитывая нормы международного права, а также рекомендации Совета Европы.
Как видите, изменению подвергается большое количество законов. Но этого бояться не надо. В свое время М. Монтень произнес успокоительную фразу:«Ничто так не подвержено постоянным изменениям, как законы».
На предварительном этапе Министерство юстиции готово сделать все от него зависящее для того, чтобы процесс передачи уголовно-исполнительной системы завершился в оптимальный срок. Затягивание этого процесса на продолжительное время, с нашей точки зрения, не только дестабилизирует уголовно-исполнительную систему, но, что гораздо более опасно, способно вызвать осложнение оперативной обстановки в местах лишения свободы.
Полагаю, что правительственная комиссия должна начать самую активную работу с тем, чтобы выйти на решение вопросов, жизненно важных для нормального функционирования уголовно-исправительных учреждений в Министерстве юстиции. В частности, важно обеспечить бюджетное финансирование уголовно-исполнительной системы именно через ГУИН МВД уже с 1 января 1998 г. с тем, чтобы Министерство юстиции в преддверии передачи уголовно-исправительной системы могло бы осуществлять контроль за расходованием средств, выделяемых из бюджета.
В связи с передачей ГУИНа на территориальные органы юстиции возлагается организация взаимодействия с управлениями исполнения наказаний на местах, оказание им помощи в вопросах комплектования.
Не менее сложная задача поставлена перед органами юстиции Правительством России в связи с принятием им постановления «О мерах по реализации Федерального закона "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним"», в котором наше Министерство определено как уполномоченное ведомство, отвечающее за обеспечение «прозрачности» рынка недвижимости. В настоящее время готовится проект Примерного положения об учреждениях юстиции по регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним. В соответствии со ст. 1 Закона субъекты Российской Федерации могут создавать регистрационные округа, на территориях которых действуют учреждения юстиции, в границах, как правило, совпадающих с границами административно-территориальных единиц, т. е. предусматривается вероятность создания не одного, а нескольких учреждений юстиции.
На наш взгляд, наиболее предпочтительным является вариант создания единого регистрационного округа в границах субъекта Российской Федерации и соответственно одного учреждения юстиции.
Проектом Положения предложена схема, согласно которой учреждения юстиции, исходя из необходимости создания эффективной системы регистрации, могут образовывать свои обособленные подразделения — филиалы на территории отдельных муниципальных образований внутри регистрационного округа, осуществляющие полномочия учреждения по государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним.
Регистратор прав, возглавляющий учреждение юстиции, может иметь заместителей регистратора и руководителей филиалов, на которых распространяются все положения Закона, касающиеся полномочий, порядка назначения и освобождения от должности регистратора. Поскольку такая должность в системе регистрации прав не предусмотрена Законом, Министерством юстиции России подготовлен проект федерального закона о внесении соответствующих изменений в статью 15 Закона.
Не вызывает сомнений необходимость участия на местах органов юстиции в реализации функций Министерства юстиции как федерального органа исполнительной власти в системе государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним.
Поэтому проектом Положения предусмотрено, что учреждения юстиции входят в систему органов Министерства юстиции Российской Федерации, на основании чего представляется целесообразным совмещение должности регистратора прав на недвижимость с должностью заместителя начальника (министра) отдела, управления юстиции в субъектах Российской Федерации, что, по нашему мнению, даст положительный эффект в проведении единой государственной политики в деле становления единообразной на всей территории Российской Федерации системы государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним, а также будет способствовать координации деятельности всех государственных органов в сфере юстиции по реализации стоящих перед ними задач.
Как видите, функций прибавилось, а вместе с ними появилось и великое множество проблем, которые, безусловно, будут преодолены. А преодолевать их будем мы с вами. Эрудиция, богатый опыт, добросовестное отношение к делу — вот те черты, которые присущи подавляющему большинству сотрудников юстиции в центре и на местах. К сожалению, встречаются и такие, которые работают по старинке, не повышают свой теоретический уровень, полагаясь на авось да небось. Хочу напомнить им, что авось, небось да как-нибудь до добра не доведут.
Если объективно оценить работу с кадрами, то должен сказать, что она имеет много недостатков. До настоящего времени продолжает оставаться большая сменяемость, или, как мы говорим, текучесть кадров. За последние два года сменилось около трети руководителей органов юстиции, а их заместителей — еще больше. Причины разные. В основном материальная необеспеченность. К счастью, эти вопросы решаемы. С 1 января 1998 г. зарплата местным органам юстиции будет увеличена. Понимаю, что новые задачи и функции требуют соответствующего кадрового обеспечения, этот вопрос мы будем решать, опираясь на помощь Правительства.
Еще одна важная проблема — учеба кадров, особенно руководящего звена. Вопрос обучения сейчас решается на государственном уровне. Принятые Президентом России меры, изложенные в его Указе по вопросам обучения руководящих кадров, мы будем реализовывать. Необходимые условия для подбора и воспитания кадров создаются. Определено правовое положение работников территориальных органов юстиции как государственных служащих.
И о самом больном вопросе — о финансировании. Как известно, финансирование осуществлялось в основном только по разделам «заработная плата», «начисления на зарплату», «другие выплаты социального характера». Расходы на текущее содержание удовлетворялись на 30 - 40 %.
Мы знаем, и это вытекает из ваших докладов, что в результате недофинансирования сложилась драматическая ситуация, вследствие которой функционирование ряда органов и учреждений юстиции находится на грани остановки, особенно тяжелое положение сложилось в судах, которые нередко приостанавливают отправление правосудия.
При рассмотрении бюджетной заявки Министерством финансов проектировка Минюстана 1998 г. фактически тоже значительно сокращена.
На Межведомственной комиссии по формированию проекта федерального бюджета 1998 г. удалось увеличить расходы на содержание территориальных органов юстиции. Впервые предусмотрены целевые ассигнования на пошив служебного обмундирования работникам местных органов юстиции. Увеличено финансирование на содержание федеральных судов общей юрисдикции, на выплату пайкового довольствия.
Есть надежда, что в 1998 г. наконец будет создан Судебный департамент при Верховном Суде РФ и функции организационного и ресурсного обеспечения судов перейдут к нему. Сегодня в Государственной Думе завершается подготовка закона о Судебном департаменте к рассмотрению во втором чтении. Видимо, в новый год нам придется входить с грузом судебных проблем и обязанностей по отношению к судебной системе.
На создание службы судебных приставов выделено 294 649,3 млн. рублей.
Проект Федерального бюджета на 1998 г. находится в Государственной Думе, куда нами внесены поправки к проекту закона «О федеральном бюджете на 1998 год» в части изменения бюджетной классификации по финансированию судебно-экспертных учреждений, минуя Министерство науки, а также по финансированию службы судебных приставов непосредственно Министерством юстиции, и в части увеличения расходов на содержание территориальных органов юстиции на 30,0 млрд. рублей.
Заканчивая доклад, акцентирую ваше внимание на следующем. Недавно Президенту Российской Федерации Б.Н. Ельцину мною направлена информация «О совершенствовании деятельности Министерства юстиции Российской Федерации и органов юстиции Российской Федерации». Б.Н. Ельцин одобрил наши предложения.
Что необходимо отметить в связи с этим?
Во-первых, Министерство юстиции является головным федеральным органом исполнительной власти в сфере нормотворчества, все проекты нормативных документов, т. е. указов Президента, распоряжений и постановлений Правительства, подлежат обязательной экспертной оценке Министерства юстиции Российской Федерации и вносятся разработчиками после нашего одобрения. Министерство юстиции является координатором правовой науки, обеспечивает оперативное управление или координацию деятельности соответствующих научных и учебных организаций.
Во-вторых, Министерство юстиции РФ будет осуществлять сбор, ведение Государственного реестра и анализ правовых актов субъектов Федерации. В случае выявления правовых актов субъектов Российской Федерации, принятых в противоречие с Конституцией России, обеспечивает принятие соответствующих мер и подготовку предложений для Президента Российской Федерации, иных органов государственной власти по устранению нарушений Конституции России.
В-третьих, на Министерство юстиции России возлагается исполнение уголовных наказаний, а также исполнение судебных актов и актов других органов, предусмотренных законодательством об исполнительном производстве.
В-четвертых, Министерство юстиции России осуществляет государственную регистрацию нормативных правовых актов федеральных органов исполнительной власти, ведет Государственный реестр этих актов, а также обеспечивает контроль за их соответствием Конституции и федеральному законодательству. Решение задачи обеспечения единства правовой системы требует введения предварительного согласования с Министерством юстиции России нормативных правовых актов, подлежащих государственной регистрации.
В-пятых, Министерство юстиции России осуществляет государственный учет правовых актов Российской Федерации, во взаимодействии с Главным государственно-правовым управлением Президента Российской Федерации и ФАПСИ содержит эталонный банк правовых актов, готовит Свод законов Российской Федерации, обеспечивает систематизацию и кодификацию законодательства, правовую информатизацию в Российской Федерации.
В-шестых, Министерство юстиции России является головным федеральным органом исполнительной власти, на который законодательством возложена государственная регистрация прав на недвижимость и сделок с ним.
По некоторым из этих позиций уже приняты федеральные законы, указы Президента РФ и постановления Правительства РФ, по другим идет подготовительная работа. На нашем совещании требуется коллективное обсуждение и выработка мер по проведению предусмотренного реформирования системы юстиции с тем, чтобы выполнить стоящие перед нами государственные задачи. Полагаю, что обсуждение доклада пройдет конструктивно, с отражением как имеющихся недостатков в работе органов юстиции, так и положительных моментов в их деятельности. Для нас представляют большую ценность ваши критические замечания и предложения по совершенствованию работы органов юстиции, по укреплению нашего взаимодействия с органами судейского сообщества. Впереди огромная работа.
* Министр юстиции РФ, член Совета Безопасности.



ОГЛАВЛЕНИЕ