ОГЛАВЛЕНИЕ

Уполномоченный Бундестага ФРГ по обороне как пример деятельности военного омбудсмена
№ 4
02.11.1998
Трумпель К.Б.
В развитых демократических странах, таких, как Швеция, Дания, Германия, Норвегия, Финляндия и др., большое внимание уделяется проблеме соблюдения и защиты прав и свобод человека и гражданина. Законодатели перечисленных стран создали достаточно эффективные механизмы осуществления этих прав. В то же время, теоретически признавая недопустимость какого-либо сокращения основных прав, они понимают, что на практике существуют области человеческой жизнедеятельности, в которых сама специфика работы и службы требует определенного ограничения таких прав, что должно компенсироваться системой льгот и привилегий, а также парламентским контролем за деятельностью государственных учреждений в данных областях.
Примером такого контроля является институт военного омбудсмена, принятый во многих странах и добившийся наибольших успехов, по всеобщему мнению, в Федеративной Республике Германия. Именно поэтому автор исследования решил рассмотреть деятельность военного омбудсмена на примере функционирования Уполномоченного Бундестага ФРГ по обороне.
Уполномоченный Бундестага ФРГ по обороне призван «для охраны основных прав»1 граждан в военной форме и является «вспомогательным органом Бундестага при осуществлении парламентского контроля».2 Он является инстанцией, рассматривающей петиции солдат и осуществляющей парламентский контроль в Вооруженных Силах Германии (Бундесвере). Данный институт был введен в правовую систему ФРГ 19 марта 1956 г. в результате второго изменения Конституции ФРГ по настоянию Аденауэра (в то время Канцлера ФРГ).3 Статья 45b была призвана обеспечить действенный парламентский контроль над Вооруженными Силами, что было вызвано настоятельным стремлением Бундестага при создании нового военного законодательства поставить Бундесвер в рамки демократического парламентаризма на основе идеи «гражданина в военной форме».4 Указанное стремление было непосредственно связано с проблемой демилитаризации ФРГ в 1955–1956 гг.
После краха гитлеровской диктатуры в Германии многие боялись политического фактора Вооруженных Сил как прямой угрозы восстановленным в то время правам человека и гражданина. По этой причине с учетом зарубежного опыта были предусмотрены такие институты парламентского контроля над Бундесвером, как Комитет по делам обороны и Уполномоченный Бундестага по обороне (военный омбудсмен). В то же время парламент мог использовать образцы предшествующего немецкого законодательства только лишь в самом ограниченном объеме.
Исходя из этого, комиссия депутатов Бундестага и представителей правительства ФРГ в 1954 г. работала над изучением указанного вопроса в других государствах, таких, как Швеция, Финляндия, Норвегия и Дания, где уже достаточно длительное время успешно функционировал данный институт и, следовательно, был накоплен немалый опыт работы военного омбудсмена. В своей работе комиссия учитывала тот факт, что правовую защиту военнослужащих в целом должно было гарантировать обширное, препятствующее злоупотреблениям властью военное законодательство. При этом Уполномоченный Бундестага по обороне должен представлять собой своего рода мост между парламентским контролем и правовой защитой личности, так как он должен выступать не только с контрольной функцией, но и в качестве инстанции по приему петиций (жалоб) от военнослужащих.5 К июню 1957 г. анализ результатов работы комиссии был доложен Бундестагу, и 26 июня 1957 г. парламент ФРГ принял Закон «Об Уполномоченном Бундестага по обороне (о представителе Вооруженных Сил в Бундестаге)». Данный Закон определяет конкретный порядок деятельности военного омбудсмена Германии.
Омбудсмен по военным делам – это реально действующий и необходимый институт правового государства. Его основными чертами являются:
— во-первых, независимость от органов исполнительной власти, и прежде всего от Министерства обороны и иных органов военного управления;
— во-вторых, строгая подчиненность закону;
— в-третьих, наличие реальных властных полномочий, правовых рычагов и механизмов воздействия на органы военного управления в целях восстановления нарушенных прав и интересов военнослужащих.
Уполномоченный по обороне избирается Бундестагом при тайном голосовании большинством депутатов. Выдвигать кандидатов вправе Комитет по вопросам обороны, фракции, а также группа депутатов от малочисленных фракций и такое количество депутатов, которое по установленному порядку (в соответствии с Регламентом) по своей численности равносильно фракции. При этом обсуждение кандидатур не проводится.6 Следует отметить, что по поводу того, каким должно быть большинство — простым или квалифицированным, разгорелся спор, в результате которого Бундесрат обратился к Согласительному комитету с предложением предусмотреть для выборов военного омбудсмена большинство в две трети голосов.7
Положения Закона определяют статус Уполномоченного Бундестага по обороне: избранным может быть каждый немец, обладающий правом избрания в Бундестаг, достигший 35-летнего возраста и отслуживший действительную службу в армии не менее одного года. Уполномоченного выбирают на пять лет, допускается переизбрание на новый срок. Отзыв военного омбудсмена возможен по предложению Комитета по вопросам обороны и с одобрения большинства членов Бундестага. Он не имеет права заниматься никакой другой оплачиваемой деятельностью, ремеслом или делом, а также не имеет права принадлежать ни к руководству, ни к попечительскому совету коммерческой организации или иного учреждения для извлечения прибыли и входить в правительство или законодательный орган федерации либо земли. На время своих полномочий омбудсмен освобождается от военной службы.
Так же как федеральный Президент, Канцлер и федеральный министр обороны, Уполномоченный Бундестага по обороне, вступая в должность, принимает присягу перед Бундестагом согласно ст.56 Конституции ФРГ. Данное должностное лицо, которое утверждает Председатель Бундестага, находится на государственно-правовой службе в соответствии с Законом «Об Уполномоченном Бундестага по обороне». Вступление в должность считается осуществленным с момента вручения грамоты о назначении (если присяга была принесена до вручения грамоты, то с момента принятия присяги).
Служба в качестве Уполномоченного Бундестага по обороне заканчивается в трех случаях (не считая смерти): во-первых, с момента назначения преемника; во-вторых, в связи с отзывом; в-третьих, в связи с отставкой по требованию.
Бундестаг вправе по ходатайству Комитета по обороне поручить своему Председателю отозвать омбудсмена. Для принятия такого решения необходимо простое большинство голосов депутатов Бундестага. В то же время Уполномоченный Бундестага по обороне в любое время может потребовать своей отставки, после чего Председатель Бундестага обязан ее принять и объявить об этом парламенту.
Если военный омбудсмен в течение более четырех недель не исполняет свои служебные обязанности, то Комитет по обороне вправе поручить исполнение его полномочий председателю одного из высших военно-дисциплинарных судов. В случае временной неспособности Уполномоченного Бундестага по обороне исполнять служебные обязанности (менее четырех недель) эти обязанности исполняет главный чиновник его ведомства, который получает все права омбудсмена за исключением права в любое время без предварительного уведомления посещать все части, штабы, управления и учреждения Бундесвера.
Поскольку местом пребывания Уполномоченного по обороне является Бундестаг, он подлежит служебному надзору со стороны Председателя Бундестага. Законодатели не предусмотрели создания особого учреждения Уполномоченного Бундестага по обороне, оговорив выделение ему вспомогательных сил, которые подчиняются непосредственно омбудсмену, хотя назначает и увольняет их Председатель Бундестага по представлению Уполномоченного по обороне.
Бюджет Уполномоченного Бундестага по обороне составляется при обсуждении бюджета Бундестага и включается в его структуру. Сам Уполномоченный получает жалованье федерального министра, включая все гарантированные надбавки к основному окладу. К нему соответственно применяются §13—20 Закона ФРГ «О федеральных министрах» от 17 июня 1953 г. в части правовых отношений членов федерального правительства с учетом того, что вместо четырехлетнего периода службы имеет место пятилетний.
Не будучи депутатом Бундестага, военный омбудсмен не вписывается в его структуру, однако, выполняя свои задачи, действует в русле функций немецкого парламента. В качестве вспомогательного органа Бундестага он должен подчиняться указаниям парламента ФРГ и его Комитета по обороне и на основе этих указаний расследовать определенные происшествия. Кроме того, Комитет по обороне может давать подобные указания только в том случае, когда он сам не занимается расследованием данного происшествия. Уполномоченный Бундестага по обороне обязан по требованию Комитета по обороне представить отдельное донесение о результатах расследования.
Согласно Регламенту высшим должностным лицом по отношению к служащим, работающим с военным омбудсменом, является Председатель парламента.8 Однако, несмотря на то что Уполномоченный по обороне подчиняется Бундестагу и его Комитету по обороне, он все-таки является независимым лицом: никто не может оказывать влияние на его работу (за исключением случаев, изложенных в §2 п.1 Закона), тем более органы исполнительной власти. Только Бундестаг и его Комитет по обороне могут устанавливать общие направления работы военного омбудсмена, требовать его присутствия на своих заседаниях для выступления с отчетом, а также ответов на запросы.
Омбудсмен осуществляет расследование в соответствии со своими должностными обязанностями, когда ему согласно его компетенции в соответствии с §3 абз.4 Закона в результате сообщения депутатов Бундестага, жалоб военнослужащих или иным способом становятся известны обстоятельства, которые позволяют сделать заключение, что имело место нарушение основных прав военнослужащих или же принципов внутреннего руководства (идеологического воспитания). В данном случае Уполномоченный Бундестага по обороне не зависим от каких бы то ни было указаний, если речь идет о защите основных прав военнослужащих и соблюдении принципов внутреннего руководства, и сам решает, должен ли он действовать. Поводом для этого могут быть как жалобы военнослужащих и сообщения депутатов, так и иные сведения (например, сообщения прессы).
Предметом деятельности военного омбудсмена должны быть обязательно конкретное происшествие или же конкретное нарушение. Постоянный контроль за служебной деятельностью Бундесвера за исключением права осмотра ему запрещен. Он не имеет права давать указания или решать служебные вопросы для Бундесвера, что противоречило бы принципу разделения властей. Однако сам по себе факт направления жалобы к Уполномоченному по обороне еще не означает, что он обязан проверить эту жалобу.
Вся деятельность военного омбудсмена отображается в его сообщениях Бундестагу. О результатах проверки по каждому конкретному случаю он докладывает парламенту путем отдельного отчета либо в рамках ежегодного доклада Бундестагу. Кроме того, Уполномоченный Бундестага по обороне в конце календарного года представляет письменное сообщение парламенту о происшествиях в Бундесвере за год. Параграфы 114—115 Регламента регулируют прохождение докладов военного омбудсмена через Бундестаг и Комитет по вопросам обороны и дают ему право на выступление по требованию одной из фракций и при обсуждении доклада (аналогичный порядок предоставления слова возможен также по требованию 5% присутствовавших депутатов).9
Механизм реализации правового института Уполномоченного Бундестага по обороне вводится ст.45b Конституции ФРГ «О задачах Уполномоченного Бундестага по обороне и о законодательном поручении, касающемся этих задач»10 и предусматривает довольно широкие права последнего. В соответствии с возложенными на него обязанностями Уполномоченный Бундестага по обороне обладает следующими полномочиями:
— во-первых, он имеет право требовать от федерального министра обороны и всех подчиненных ему военных и гражданских учреждений и лиц предоставления справок и ознакомления с документами (за исключением случаев, когда это настоятельно диктуется необходимостью сохранения военной тайны. Решение об отказе принимает только сам министр обороны или лицо, его замещающее, которые обязаны изложить Комитету по обороне основания такого отказа);
— во-вторых, он может предоставлять возможность урегулировать дела компетентным органам;
— в-третьих, он вправе передавать материал о происшествии органам уголовного или дисциплинарного дознания;
— в-четвертых, он вправе в любое время и без предварительного уведомления посещать все части, штабы, управления Бундесвера, а также его учреждения и другие места воинского присутствия (во время посещения омбудсмен также вправе требовать предоставления ему необходимого справочного материала и документов);
— в-пятых, он имеет право требовать от министра обороны итоговые доклады по дисциплинарной практике в Бундесвере, а от федерального министра юстиции и министров юстиции земель — статистические сведения об исполнении уголовного судопроизводства, если в них затрагиваются Бундесвер и его военнослужащие (данное право вызвано тем, что задача защищать основные права приводит к необходимости заниматься вопросами дисциплинарной практики и уголовного судопроизводства. Исходя из этого омбудсмену и предоставлена возможность получать статистические отчеты для более полного общего представления о положении дел в Бундесвере, передавать дела о происшествиях в компетентные органы и суды, а также присутствовать на судебных заседаниях и знакомиться с уголовными делами);
— в-шестых, он имеет право присутствовать даже на закрытых процессах по уголовному или дисциплинарному судопроизводству, которые связаны с исполнением им служебных обязанностей (при этом он имеет такое же право знакомиться с делом, как и представители обвинения).
Омбудсмен также может заслушивать лиц, подавших жалобы, свидетелей и экспертов. Судьи и учреждения администрации федерации, земель и общины согласно закону обязаны оказывать ему всестороннюю служебную помощь. При этом Уполномоченный имеет право по материалам своих расследований ставить вопрос о возбуждении уголовных или дисциплинарных дел, о принятии административных и организационных мер. Кроме того, Уполномоченный Бундестага по обороне вправе обратиться за содействием к Комиссии по обороне, которой в соответствии с п.2 ст.45а Конституции ФРГ предоставлены права следственной комиссии и которая по предложению одной четвертой части ее членов обязана произвести расследование.11 Таким образом, военный омбудсмен обладает достаточно широкими полномочиями, которые призваны обеспечить четкое функционирование данного института.
Естественно, что на практике исполнение данных полномочий невозможно без действенной помощи иных учреждений и институтов Германии. Именно поэтому закрепленная в ст.35 Конституции ФРГ12 обязанность всесторонней правовой и ведомственной помощи была еще раз подтверждена в Законе «Об Уполномоченном Бундестага по обороне», который подтвердил положение о том, что учреждения «федерации, земель и общин обязаны оказывать помощь представителю Вооруженных Сил при проведении необходимого расследования».13 Более того, административные учреждения и учреждения юстиции федерации и земель обязаны сообщать военному омбудсмену о начале судопроизводства, о заявлении публичной жалобы, о проведении расследования в дисциплинарном судопроизводстве, о его окончании и результатах, если факты происшествий были направлены в эти учреждения представителем Вооруженных Сил.
Каждый солдат имеет право обратиться к Уполномоченному Бундестага по обороне, минуя служебные инстанции, по адресу: Бонн, ул. Кобленца, 111. При этом Закон запрещает наказывать военнослужащих по службе или причинять им иной ущерб в связи с фактом обращения к представителю Вооруженных Сил. Таким образом в Германии реализуется гражданское право солдата подавать жалобу не по инстанции, как петицию. Следует отметить, что служащие Бундесвера, которые не являются военнослужащими, не имеют такого права.14
Жалоба обязательно должна быть адресной. Анонимные жалобы к расследованию не принимаются. Омбудсмен сам решает: объявить фамилию жалобщика или нет. Более того, в том случае, если жалобщик желает остаться неизвестным и его пожелание не противоречит должностным обязанностям Уполномоченного, он просто обязан в соответствии с Законом отказаться от сообщения имени обратившегося. Право принятия решения об объявлении содержания жалобы также принадлежит Уполномоченному лично.
Уполномоченный Бундестага по обороне даже после окончания службы обязан сохранять в тайне обстоятельства дел, ставшие ему известными в связи с исполнением служебных обязанностей. Он также не имеет права без разрешения высказываться о подобных делах ни перед судом, ни перед внесудебным органом или же делать заявления в прессе. Разрешение дает только Председатель Бундестага с согласия Комитета по обороне. Такое ограничение не относится к сообщениям по судебному делопроизводству, а также к фактам, которые по своему значению со всей очевидностью не требуют сохранения тайны. При этом остается в силе обусловленная Законом обязанность уведомлять об уголовно наказуемых деяниях, выступать при нанесении ущерба свободному демократическому порядку в целях его сохранения. В таком разрешении выступать в качестве свидетеля может быть отказано только в том случае, когда выступление может нанести ущерб благу федерации, одной из немецких земель или серьезно помешать исполнению общественных задач либо значительно затруднить их выполнение. Разрешение о сообщении данных экспертизы не допускается, если оно может привести к нежелательным для служебных интересов последствиям. Данная обязанность омбудсмена сохранять в тайне сведения, ставшие ему известными по службе, тесно связана с §61—62 Закона ФРГ «О чиновниках». Сам же факт, что разрешение на публичное выступление дает с согласия Комитета по обороне лично Председатель Бундестага, говорит об учете фактора необходимости сохранения военной тайны.
В период создания ведомства военного омбудсмена в ФРГ имело место определенное недоверие в отношении руководства Вооруженных Сил со стороны законодателей. Поэтому был предусмотрен усиленный контроль с целью постоянно держать Бундесвер в поле зрения парламента и быстро реагировать на те нарушения, которые, как предполагалось, могли быть допущены. Такое отношение, естественно, привело к ответной негативной реакции со стороны Министерства обороны ФРГ, которая была усилена первоначально имевшимися ошибками и недостаточным подбором кадров. Только к концу 60-х годов эти предубеждения и связанные с ними трения стали уменьшаться. Постепенно Уполномоченный Бундестага по обороне наряду со своей деятельностью по осуществлению контроля во все возрастающем объеме стал выступать непосредственным выразителем интересов Бундесвера в целом и тем самым взял на себя функции посредника между Вооруженными Силами Германии и ее парламентом (Бундестагом).15 Он все более переходил, с одной стороны, от перепроверки отдельных происшествий к изучению общей ситуации в Вооруженных Силах, докладывая о конкретных результатах своей деятельности парламенту и вынося проблемы с положением дел в армии на суд общественности, а с другой — стал намного чаще заниматься именно делами военнослужащих в Бундесвере, а не общими вопросами самого Бундесвера, выступая фактически в качестве Уполномоченного по правам военнослужащих.16
В процессе выполнения своих обязанностей Уполномоченные Бундестага по обороне неоднократно и своевременно информировали законодателей ФРГ о состоянии дел в армии. Так, омбудсмен Ш.Грольман в своем годовом отчете в апреле 1960 г. привел многочисленные примеры обращения, унижающего человеческое достоинство, злоупотреблений служебным положением, издевательств над подчиненными, плохого материального обеспечения, ущемления материальных прав военнослужащих и милитаристского воспитания в Бундесвере. Он отмечал жестокое обращение с подчиненными, превышение власти, недопустимые методы обучения, а также дисциплинарное наказание солдат, посмевших обратиться к нему с жалобами.17 Другой Уполномоченный Бундестага по обороне — Ш.Хейе — в июне 1964 г. опубликовал серию статей в мюнхенском журнале «Quick», где критиковал муштру и издевательства в Бундесвере.18 К таким выступлениям омбудсменов ФРГ побуждала забота об укреплении мощи западногерманской армии, чему, по их мнению, мешала система издевательств и других нарушений прав военнослужащих.
Ш.Хейе, в частности, писал о том, что «вырастает армия, оснащенная современным оружием, но воспитанная в духе вчерашнего дня...».19 Он говорил, что воспитание и муштра осуществлялись в Бундесвере по старым методам, господствовавшим в казармах, на учебных плацах и в военно-уголовных лагерях Германии, а придирки и издевательства таковы, «что в результате их можно было бы приручить и зверей».20 Ш.Хейе признал, что идея о гражданине в военной форме является вообще иллюзорной для Бундесвера. «Там просто продолжается то, — подчеркнул он, — что мы прекратили с окончанием последней войны».21
Несмотря на растущее противодействие как со стороны чиновников, преследующих узкопартийные интересы, так и со стороны военного руководства (если раньше жалоба военнослужащего в одной из директив трактовалась как попрание чести других военнослужащих, в частности начальников, и обосновывалась возможность привлечения за подачу жалобы к ответственности, то теперь командиры Бундесвера внушают подчиненным, что жалобу следует рассматривать как «противопоставление себя коллективу, воинскому товариществу и т.д.»22), Уполномоченный Бундестага по обороне играет все более ощутимую роль в жизни немецкой армии. Благодаря этому институту Бундестагу и правительству ФРГ удалось излечить немало армейских «болячек», что играет определенную роль в укреплении боеспособности Бундесвера (заслугой омбудсменов можно считать и тот факт, что за 20 лет военное жалование увеличилось в шесть раз23).
В настоящее время в Германии сложилась развитая система военного управления, которая в целом позволяет осуществлять достаточно эффективный парламентский контроль за соблюдением прав человека в Вооруженных Силах страны.
В 1975 г. в своем годовом отчете военный омбудсмен Ф.-Р.Шульц, указал, что за 15 лет существования института Уполномоченного его задачи значительно изменились и расширились. Исходя из этого он внес предложение по улучшению деятельности Уполномоченного, отметив необходимость усиления его положения как органа Бундестага, расширения его полномочий при проверках: права заслушивания подавших петиции, свидетелей и экспертов, разрешения обращаться к нему военнообязанным, призванным на сборы, а также придания ему права отказа от дачи свидетельских показаний аналогично депутатскому.24 Просьба Ф.-Р.Шульца имела вполне веские основания25 с учетом того, что он был избран на эту должность в марте 1970 г., посетил в том же году войска 64 раза и получил 7142 жалобы (при 4500 в среднем с 1965 по 1967 г.)26 и смог в ходе своей деятельности добиться уменьшения общего количества нарушений с 10 896 в 1973 г.27 до 6748 — в 1975 г.
Данная просьба была удовлетворена парламентом, и уже в 1976 г. значительное снижение жалоб и заявлений явилось свидетельством возросшей эффективности деятельности омбудсмена по предупреждению нарушений со стороны органов военной администрации. Так, вновь назначенный Уполномоченный Бундестага по обороне К.В.Беркхан отмечал, что число заявлений от военнослужащих за 1976 г. составило 7319 (против 6673 — в 1974 г. и 6748 — в 1975 г.).28 При этом число личных просьб — а одно заявление может содержать несколько подобных просьб — значительно снизилось: с 13 418 в 1975 г. до 1200 в 1976 г.29 Уменьшилось также и число жалоб на нарушение Закона об основных правах: с 879 в 1975 г. до 613 в 1976 г., причем авторами основной части жалоб были солдаты (соответственно — 693 и 436).30
Главным содержанием жалоб являются проблемы внутреннего руководства, проблемы, входящие в комплекс боевой подготовки, воспитания и внутренней службы, с одной стороны, и религиозного воспитания — с другой. По первому комплексу в 1976 г. было подано 535 заявлений (в 1975 г. — 1546), по второму — 3588 (против 5577).31 Уменьшилось число заявлений и по вопросам уголовного и дисциплинарного права: 224 — в 1976 г. против 652 — в 1975 г.32
Первоначально ведомство военного омбудсмена сводилось фактически лишь к его личности. В помощь ему был предусмотрен очень небольшой штат сотрудников. Однако вследствие значительного роста рабочей нагрузки — рассмотрение ежегодно до 7000 заявлений (что порождает соответственно более 40 000 различных документов)33 — его ведомство в настоящее время превратилось в развитую структуру, в которой занято 62 сотрудника. При этом Уполномоченный имеет пять референтов — компетентных руководящих чиновников.34
Таким образом, Уполномоченный Бундестага ФРГ по обороне является реально действующим органом защиты прав и свобод военнослужащих Бундесвера. Он работает по указаниям парламента, Комитета по обороне или на основе личной инициативы, по информации от членов Бундестага, жалобам военнослужащих и сообщениям из других источников о нарушениях основных прав военнослужащих или принципов внутреннего руководства.
Институт военного омбудсмена, конечно же, не панацея от любого нарушения законности и прав человека в армии. Однако как механизм реализации идеи правового государства он, безусловно, играет весьма важную роль. В этой связи достаточно показательным результатом деятельности омбудсмена звучит вывод бывшего Уполномоченного Бундестага ФРГ по обороне Ф.-Р.Шульца о том, что Бундесвер «стал гораздо привлекательнее для молодежи ФРГ».35
Думается, введение подобного института в российскую правовую систему способствовало бы в немалой степени укреплению законности в Вооруженных Силах России, что могло бы привлечь в нашу армию молодое поколение, придав новый импульс развитию армейского организма. Отрадно осознавать тот факт, что такого же мнения придерживаются участники Второго Всероссийского совещания по социальной защите военнослужащих, состоявшегося в мае 1996 г., которые, рассмотрев проект Федерального закона «Об Уполномоченном по правам военнослужащих», приняли решение выступить с законодательной инициативой в Государственной Думе Федерального Собрания РФ.36
Введение такого института в правовое поле нашего государства становится требованием времени, настоятельной необходимостью в современных условиях, когда нарушение законодательства, регламентирующего права и льготы военнослужащих, стало обычным явлением в среде чиновников различного уровня, как военных, так и гражданских.37
* Юрисконсульт Объединенной системы ПВО государств – участников СНГ.
1 Соколов А.Н. Правовое государство (идея, теория, практика). Курск, 1994. С.173.
2 Федеративная республика Германия: Конституция и законодательные акты / Под ред. Ю.П.Урьяса. М., 1991. С.42.
3 Der Wehrbeantragte des Deutschen Bundestages und die Streitkrafte der BRD // Truppenpraxis. 1974. N12.
4 Handbuch des Staatsrechts der Bundesrepublik Deutschland (Herausgege von Jozef Isenxe und Paul Kirchhof). Heidelberg, 1992. H.52.
5 Der Wehrbeantragte des Deutschen Bundestages und die Streitkrafte der BRD.
6 Grundgesetz mit Grundvertrag, Menschenrechts-Konvention, Bundeswahlgesetz, Bundesverfassungsgeriсhtsgesetz Parteiengesetz. Mьnchen, 1986. S. 652.
7 Der Wehrbeantragte des Deutschen Bundestages und die Streitkrafte der BRD.
8 Федеративная республика Германия: Конституция и законодательные акты. С.251.
9 Там же.
10 Там же. С.42.
11 Там же.
12 Там же. С.38.
13 Grundgesetz mit Grundvertrag, Menschenrechts-Konvention, Bundeswahlgesetz, Bundesverfassungsgerichtsgesetz Parteiengesetz.
14 Das Deutsche Bundesrecht. 114. Siecherung. 1Р/10. S.7—12.
15 См., например, публикации годовых отчетов Уполномоченных Бундестага по обороне Ф.-Р.Шульца (Der Wehrbeantragte — das ungeliebte Kind? // Wehr und Wirtschaft. 1975. N3. S.100) и К.В.Беркхана (Europдisch Wehrkunde. 1977. N5. S.242).
16 Der Wehrbeantragte des Deutschen Bundestages und die Streitkrafte der BRD.
17 Соколов А.Н. Реакционная сущность военного законодательства Федеративной Республики Германия. Минск, 1978. С.22.
18 Quick. 1964. H.25—27.
19 Indem.
20 Indem.
21 Indem.
22 Neues Deutschland. 1964. 12. Dez.
23 Соколов А.Н. Реакционная сущность военного законодательства Федеративной Республики Германия. С.52.
24 Der Wehrbeantragte — das ungeliebte Kind?
25 Die Welt. Ausgabel. N2.66. 1975. 19. Mдrz. S.1—2.
26 Die Bundeswehr. 1973. N5. S.221.
27 Indem.
28 Europдsche Wehrkunde. 1977. N5. S.242.
29 Indem.
30 Indem.
31 Indem.
32 Indem.
33 Handbuch des Statsrechts der Bundesrepublik Deutschland (Herausgege von Jozef Isenxe und Paul Kirchhof).
34 Indem.
35 MID. 1975. N11.
36 Резолюция Второго Всероссийского совещания по вопросам социальной защиты военнослужащих, граждан, уволенных с военной службы, и членов их семей от 27 мая 1996 г.
37 Прохоров С. Своя рука владыка? // Красная звезда. 1996. 20 янв.; Иванюк И. Страна должна знать своих... антигероев // Там же. 31 янв.; Манушкин А. О чем болит душа у ветерана // Там же. 4 июня;Савенкова О. Как хоронили солдата, погибшего в Чечне // Там же. 21 февр.; и т.д.



ОГЛАВЛЕНИЕ