ОГЛАВЛЕНИЕ

Заключение биржевых сделок
№ 4
02.08.1993
Рогачев И.А.
В ходе подготовки к проведению совместных биржевых торгов с участием Товарно-фондовой биржи (далее — ТФБ) «Санкт-Петербург» и Пермской товарной биржи возник вопрос: будут ли действительными сделки, заключаемые брокерами, находящимися в территориально разделенных торговых залах, т. е. в условиях, когда письменный договор купли-продажи, которым оформляется большинство биржевых сделок, не может быть достаточно быстро подписан брокерами обеих сторон? Как оформлять сделки, заключаемые брокерами, находящимися в территориально разделенных торговых залах, чтобы каждая из сторон в случае возникновения спора смогла защитить свои интересы в арбитражном суде?
Предлагалось два пути решения проблемы. Согласно первому варианту обе биржи наделяли бы друг друга правом заверять действительность договора — соответственно со стороны продавца и со стороны покупателя. Предусматривалось подписание брокером каждой стороны одного экземпляра договора, который с другой стороны заверялся бы биржей. Таким образом, каждая из сторон имела бы по экземпляру договора, подписанному самой стороной (ее брокером) и заверенному от лица другой стороны биржей. В соответствии со вторым вариантом предлагалось обмениваться факсовыми копиями подписанного каждой из сторон договора. При этом также не исключалась возможность заверения действительности договора биржами.
При решении проблемы оформления договора купли-продажи исходили из того, что в любом случае он должен быть подписан обеими сторонами и должен существовать либо в виде одного документа с подписями обеих сторон, либо двух идентичных по содержанию документов, один из которых подписан одной стороной (ее брокером), а второй — брокером другой стороны.
Однако при внимательном изучении проблемы возник вопрос о том, когда биржевую сделку следует признать совершенной. В момент, когда на торгах зафиксировано согласие продавца — продать, а покупателя — купить товар или только после подписания договора купли-продажи?
В соответствии с Законом Российской Федерации «О товарных биржах и биржевой торговле» биржевой сделкой признается зарегистрированный биржей договор (соглашение), заключаемый участниками биржевой торговли в отношении биржевого товара в ходе биржевых торгов. Из определения вытекают несколько признаков биржевых сделок.
Во-первых, они заключаются участниками биржевой торговли, т. е. лицами, обладающими правом торговать на бирже. Это право приобретается по различным основаниям. Им обладают члены биржи и посетители — постоянные и разовые, — а также лица, заключившие с членом биржи договор аренды (уступки) права на участие в биржевой торговле.
Во-вторых, биржевые сделки заключаются в отношении биржевого товара, под которым понимается неизъятый из обращения товар «определенного рода и качества», за исключением недвижимости и «интеллектуальной собственности», допущенный в установленном на бирже порядке к биржевой торговле. Такие товары и условия совершения сделок в отношении них могут значительно отличаться друг от друга. В Законе оправданно выделены сделки в отношении «реального» товара2 и в отношении стандартных контрактов на поставку биржевого товара. Условия торговли «реальным» товаром и стандартными контрактами существенно различаются.
В-третьих, сделки заключаются в ходе биржевых торгов, которые Закон определяет как гласную публичную процедуру, проводимую в заранее определенном месте и в определенное время по установленным биржей правилам.
В-четвертых, биржевые сделки подлежат регистрации на бирже. При этом порядок регистрации и оформления устанавливается биржей.
Применительно к рассматриваемому вопросу главной особенностью биржевых сделок является то, что они заключаются в ходе биржевых торгов, т. е. в торговом зале биржи после публичного объявления предложения на покупку или продажу товара и публичного обсуждения (торга).3 Публичность здесь носит «закрытый», ограниченный характер. А это значит, что право участвовать в обсуждении объявленного предложения распространяется только на участников буржевой торговли в лице их брокеров.
Исследуя процесс биржевой торговли «реальным» товаром, мы, ориентируясь на практику ТФБ «Санкт-Петербург», опишем вариант, когда товар выставляется на продажу (вариант, когда выставляется предложение на покупку товара, выглядит так же, только в роли предлагающей стороны выступает покупатель).
Продавец товара заключает договор поручения па продажу товара с брокерской организацией, являющейся участником биржевой торговли на данной бирже. Брокер, представляющий эту брокерскую организацию по доверенности и непосредственно участвующий в торгах на данной, бирже (в дальнейшем — брокер-продавец, в отличие от брокеров-покупателей — представителей других участников биржевой торговли), подает заявку на продажу товара, предлагаемого продавцом, и дает в заявке необходимый, т. с. предусмотренный правилами биржевой торговли, минимум информации о товаре и об условиях продажи. Эта информация в ходе торгов доводится до брокеров-покупателей, участвующих в торгах.4 Заинтересовавшиеся брокеры и покупатели обсуждают объявленное предложение. Обсуждение представляет собой торг по принципу «тот, кто дал наибольшую цену за товар, становится покупателем». При этом брокеру-продавцу могут задаваться уточняющие вопросы. Обсуждение заканчивается после трехкратного повторения ведущим торги наибольшей цены, предложенной брокером-покупателем, и объявления о продаже товара по этой цене, причем, как правило, называется брокер-продавец и брокер-покупатель. Таким образом, происходит фиксация биржевой сделки. Затем она оформляется документально — в виде договора купли-продажи, в котором излагаются все условия сделки, ранее фигурировавшие в заявке и согласованные при обсуждении. Договор регистрируется биржей. После этого сделка считается заключенной, оформленной и зарегистрированной.
В российском законодательстве после 12 июня 1990 г. не появилось специальных норм, которыми был бы урегулирован процесс заключения биржевых сделок. Поэтому в этой части действуют Основы гражданского законодательства Союза ССР и республик (ОГЗ),5 порядок применения которых установлен Постановлением Верховного Совета Российской Федерации № 3301-1 от 14 июля 1992 г.6 В ОГЗ в ст. 29 биржевые сделки фактически выделены в особую категорию. Указано, что порядок их заключения устанавливается законодательством о биржах и биржевыми уставами. При этом в ч. 2 п. 1 ст. 29 говорится, что биржевые сделки могут оформляться маклерскими записками. Поясним, что это такое.
Маклерские записки предусматривались дореволюционным российским Уставом торговым, где подробно регламентировался порядок их составления и выдачи. Записка должна была составляться маклером, при посредстве которого была заключена сделка, с указанием всех подробностей «постановленных между ними (сторонами.— И. Р.) условий, как то: имена продавца и покупщика, звание товара, количество его и доброта; за какую цену продан; когда деньги получать и когда товар принять».7 Записка должна была составляться «в двух видах» и утверждаться подписями продавца и покупателя. Третья запись делалась в маклерской книге. Для облегчения работы маклера ему предоставлялась возможность подробно фиксировать все условия сделки только в книге, а сторонам выдавать краткие записки с проставлением соответствующей отметки в книге. Для «курсовых» (спекулятивных) сделок из-за большого их количества делалось исключение, и маклерам разрешалось выдавать сторонам краткие записки только за подписью маклера.8 На маклера, таким образом, возлагалась ответственная функция регистрации и оформления совершенной сделки. Там, где это было возможно, стороны должны были подписывать составляемый маклером документ, а там, где требовалась быстрота оформления, совершение сделки подтверждалось одной только подписью маклера.
В настоящее время фигура маклера в ее первоначальном понимании (как посредника между сторонами) из биржевого торгового процесса, исчезла. Сегодня маклером часто именуется специалист биржи, ведущий торги и фиксирующий согласие продавцов и покупателей на покупку (продажу) товара на предлагаемых условиях. Фактически роль маклера выполняет биржа в лице ее сотрудника—она сводит стороны (хотя сама не участвует в сделке ни в качестве стороны, ни в качестве посредника) и регистрирует заключенную сделку. Поскольку на нее возложены такие функции, ее деятельность лицензируется и специально контролируется государством (как и деятельность дореволюционного биржевого маклера).
Таким образом, под маклерской запиской следует понимать документ, в котором маклер (специалист, ведущий торги) отмечает факт заключения сделки и указывает ее стороны. О подписании этого документа сторонами сделки закон не говорит. И по технологии биржевых торгов, особенно когда речь идет о фьючерсной торговле или торговле ценными бумагами, где движущая сила торгового процесса — игра на изменении курса и сделки заключаются мгновенно и в большом количестве, такая маклерская записка (а также любой другой предусмотренный биржевыми правилами документ, фиксирующий совершение сделки) и должна являться единственным документом, свидетельствующим о заключении сделки. Основные условия сделки отражаются в заявке на покупку (продажу), а не вошедшие в заявку могут фиксироваться в маклерской записке, в книге регистрации сделок, в компьютерной базе.
Приходя торговать на биржу, все участники биржевой торговли заранее решают подчиняться действующим на пей правилам, а значит, и установленному порядку заключения сделок. Проблема же гарантий соблюдения прав участников торговли должна решаться но на основе строго регламентированной процедуры оформления, а с помощью системы гарантийных взносов, страхующих участников торговли от потерь при отказах от регистрации зафиксированной сделки (оформления договора), несвоевременном исполнении обязанностей по сделкам и других нарушениях. При этом все условия, обеспечивающие исполнение обязательств по сделке, должны содержаться не в договоре, а в правилах торговли и являться «стандартными», постоянными условиями договора.
В процессе заключения биржевой сделки можно выделить все те стадии заключения договора, которые предусмотрены законодательством.
Предложение на продажу, объявляемое на торгах, как правило, содержит достаточно полную информацию о характере товара и об условиях, на которых его согласны продать (купить). Это позволяет рассматривать объявляемое предложение как оферту, причем предполагается, что ответ о согласии заключить договор должен быть дан немедленно.
В соответствии со ст. 58 Основ гражданского законодательства для признания предложения офертой необходимо, чтобы предложение выражало намерение лица, делающего его, считать себя связанным им. Такое намерение в данном случае налицо: организация процесса биржевой торговли предполагает, во-первых, что продавец (покупатель), подавая заявку на продажу (покупку), должен указать в ней определенный комплекс сведений о товаре и об условиях его продажи, что он не вправе снять заявку иначе, как в установленном порядке, и товар считается проданным с момента, когда брокер-покупатель (продавец) выразил согласие купить (продать) товар на заявленных условиях, а ведущий торги объявил покупателя и цену продажи.
В ОГЗ указано, что предложение, сделанное неопределенному кругу лиц, рассматривается лишь как предложение делать оферты, если иное прямо не определено в нем. Но при заключении биржевых сделок предложение фактически должно быть признано включающим указание на то, что оно является офертой,—это вытекает из процедуры биржевой торговли, описанной в Законе о правилах биржевой торговли, и распространяется на все предложения, делаемые на биржевых торгах, являясь их постоянным условием. Иными словами, лица, совершающие сделки на бирже, имеют в виду, что хотя они и адресуют предложение неопределенному кругу продавцов (покупателей), в случае его принятия, они тем не менее будут связаны им.
Интересно, что в биржевой торговле могут возникать такие способы заключения сделок, которые невозможны в обычном гражданском обороте. Например, для удобства проведения процедуры обсуждения предложений правилами биржевой торговли предусмотрена следующая форма обсуждения: брокеры-покупатели не произносят каких-либо формул принятия объявленного брокером-продавцом предложения, а принимают его путем объявления собственных предложений (па покупку) на условиях, соответствующих предложению продавца, или на более выгодных условиях (правила признания условий более выгодными устанавливаются биржей). Сотрудник биржи, ведущий торги, следит за объявляемыми предложениями и фиксирует сделку с покупателем, предложившим наиболее выгодные условия.
Описанная процедура расходится с общими положениями гражданского права о заключении договора. Если бы в обычном обороте продавец в ответ на свою оферту получил от потенциального покупателя не акцент, а самостоятельную встречную оферту, хотя и на условиях, полностью совпадающих с условиями первоначальной оферты, договор нельзя было бы признать заключенным, так как «акцептант», отказываясь от исполнения, мог бы сослаться на то, что не дал формального согласия на заключение договора и считал, что делает самостоятельную оферту, а «оферент» — на то, что не получил формального согласия и поэтому не счел договор заключенным. На бирже, однако, такое возможно, если условия, подобные описанным, предусмотрены правилами биржевой торговли.
При обсуждении предложения продавцу (покупателю) могут быть заданы уточняющие вопросы, что можно рассматривать как согласование существенных условий договора. Если применяется описанная выше процедура обсуждения, каждое предложение иных условий рассматривается как самостоятельная оферта, и сделка будет фиксироваться лишь тогда, когда эти условия правил биржевой торговли признают более выгодными либо когда продавец объявит новое предложение на соответствующих условиях, тем самым аннулировав предыдущее.
Следует обратить внимание на то, что законодатель в п. 1 ст. 7 Закона о товарных биржах определил биржевую сделку как зарегистрированный биржей договор, а затем указал, что порядок регистрации и оформления биржевых сделок устанавливается самой биржей. Если применительно к этим процедурам рассмотреть, скажем, маклерскую записку, то окажется, что понятия регистрации и оформления могут фактически дублировать друг друга, освещая одно и то же действие с разных сторон: маклерская записка—это акт регистрации сделки и в то же время способ ее оформления. Логично будет признать, что в Законе под регистрацией сделки подразумеваются те действия биржи, которыми сопровождается фиксация совершенной устно в ходе торгов сделки, а под оформлением—вторичная процедура, проводимая по правилам, устанавливаемым самой биржей (и, следовательно, не влияющая па действительность совершенной сделки).
Стороны биржевой сделки становятся обязанными по сделке с момента фиксации их согласия заключить сделку, а проще говоря, с того момента, когда ведущий торги произнес слово «продано». Исходя из изложенного, представляется, что, хотя проблема оформления биржевой сделки и носит практический характер (как поведет себя арбитражный суд при рассмотрении требований, основанных на договоре, не подписанном обеими сторонами?), с правовой точки зрения она надумана, и способ оформления сделки значения не имеет главное, чтобы способ этот был предусмотрен правилами биржевой торговли. Для обоснования исковых требований в случае спора по поводу исполнения биржевой сделки нет необходимости предъявлять подписанный сторонами договор. Документом, свидетельствующим о совершении биржевой сделки, может быть любой предусмотренный правилами биржевой торговли акт фиксации сделки (например, регистрационная карточка, оформляемая на бирже, или, допустим, выписка из книги учета совершенных сделок).
Однако если биржевую сделку признать совершенной с момента фиксации согласия сторон, то и требования, связанные с исполнением обязательств по сделке, можно предъявлять независимо от подписания договора купли-продажи. В биржевой же торговле возможна такая ситуация, когда сделка зафиксирована, а брокер, заключивший ее, отказывается от оформления договора купли-продажи. Такое поведение следует признать отказом от исполнения обязательств по сделке, и у пострадавшей стороны появляются все соответствующие права.
Согласно ст. 243 ГК покупатель в данном случае может требовать передачи ему вещи, обусловленной договором, отказаться от договора и взыскать убытки. И хотя в принципе стороны заключенной сделки могли бы обратиться в арбитражный суд с момента ее фиксации ведущим торги, это нецелесообразно осуществлять на практике. Поэтому правила биржевой торговли предусматривают штраф за такое нарушение, как «отказ от регистрации сделки», причем сумма штрафа должна распределяться между пострадавшей стороной и биржей. Сумма штрафа увеличивается пропорционально сумме сделки. Таким образом, возмещение, которое причиталось бы пострадавшей стороне и было бы присуждено ей судом, выплачивается ей в соответствии с правилами биржевой торговли, Это возмещение по своей природе является неустойкой. Несмотря на то, что соглашение о неустойке между сторонами специально не заключалось, она как бы заранее предусмотрена правилами биржевой торговли и является «стандартным», т. е. постоянным и неизменным, условием заключаемых на бирже сделок.
Поскольку правила биржевой торговли предусматривают санкции только в отношении участников биржевой торговли (так как к сторонам биржевой сделки, не являющимся участникам биржевой торговли, биржа не вправе применять санкции), то установление санкций за отказ от регистрации сделки автоматически повлечет включение соответствующих условий в заключаемые договоры поручения. Биржевые посредники, чтобы застраховаться от последствий неисполнительности своих клиентов, должны будут договориться с клиентами об их ответственности в случае, если биржевые сделки будут нарушаться.
Тождествен ли поставленный в начале работы вопрос о моменте, с которого сделку следует считать совершенной, вопросу о том, какой — устной или письменной — является биржевая сделка? Проблема эта довольно сложная. С одной стороны, из всего сказанного логически вытекает устный характер биржевой сделки. Письменная же форма ее определяется закреплением согласия, достигнутого сторонами об условиях сделки, с помощью подписей. Но в случае с биржевой сделкой, как мы уже убедились, может иметь место ситуация, когда ее условия изложены хотя и письменно, но в документе, не подписанном сторонами, либо предполагаются заранее (являются стандартными). Поэтому биржевые сделки нельзя отнести ни к письменным, ни к устным сделкам, и не случайно в Основах гражданского законодательства этим сделкам посвящена особая статья.
Студент С.-Петербургского государственного университета.
1 Ведомости Съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации. 1992. № 18. Ст. 961.
2 Представляется, что под «реальным» законодатель понимает такой товар, который имеется у продавца в наличии на момент совершения сделки или будет иметься у него к моменту исполнения обязательств по сделке и может быть поставлен покупателю в установленный договором срок.
3 На торг выставляется не право стать стороной в сделке, а сам предмет сделки— биржевой товар. Поэтому нельзя рассматривать волеизъявление сторон, фиксируемое на торгах, по аналогии с предварительным договором (договором о заключении договора в будущем).
4 Следует уточнить, что фактически эта информация становится известной покупателям еще до начала торгов, так как планы торгов распространяются заранее. Но предложение на продажу обязательно должно прозвучать (быть объявленным) в ходе торгов, и только с этого момента его юридически можно признать предложением заключить договор (офертой).
5 Ведомости Съезда народных депутатов СССР v Верховного Совета СССР. 1991. № 26. Ст. 733.
6 Российская газета. 1992. 24 июля.
7 Устав Торговый. Издание 1903 г. Ст. 698—704//Свод Законов Российской Империи. Кн. IV, т XI, ч. II. СПб., 1913.
8 Шершеневич Г. Ф. Курс торгового права: В 4 т. СПб., 1908—1912. Т. 2.



ОГЛАВЛЕНИЕ