ОГЛАВЛЕНИЕ

О соотношении принципов социалистической законности и публичности в советском уголовном судопроизводстве
№ 2
05.03.1990
Названова Л.А.
Лариса Александровна Названова в 1984 г. с отличием закончила юридический факультет Красноярского университета, в течение трех лет работала там же ассистентом кафедры уголовного процесса и криминалистики. В настоящее время она — аспирантка кафедры уголовного процесса и криминалистики Ленинградского университета. Работает над кандидатской диссертацией, посвященной реализации принципа публичности в досудебных стадиях советского уголовного процесса. На основе изучения и анализа следственной и судебной практики, действующего законодательства и литературы формулирует интересные выводы по теме диссертации, о чем свидетельствует и настоящая статья.
Доктор юридических наук, профессор В. 3. Лукашевич
О соотношении принципов социалистической законности и публичности в советском уголовном судопроизводстве
Названова Л.А.
Вопрос о соотношении общеправового принципа социалистической законности и принципа публичности связан с необходимостью определения места последнего в системе принципов уголовного судопроизводства и его права на самостоятельное существование.
Сама идея о выделении принципа публичности в советском уголовном судопроизводстве признается не всеми. Негативное отношение к этому принципу строится на отождествлении его с принципом социалистической законности либо на поглощении последним принципа публичности. Тождественность принципов законности и публичности и в силу этого отсутствие у последнего собственного содержания — основной аргумент противников принципа публичности в советском уголовном судопроизводстве.1 При этом принцип социалистической законности определяется как обязанность суда, прокурора, следователя и органа дознания быстро и полно раскрыть преступление, изобличить виновных и обеспечить справедливое их наказание. Другой неотъемлемой чертой этого принципа считают то, что обязанность правоохранительных органов вести активную и инициативную борьбу с преступностью реализуется путем точного и неуклонного исполнения ими закона и обеспечения прав и законных интересов граждан.2
Между тем ст. 2 Основ уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных республик (далее — Основ) и соответствующие статьи УПК союзных республик отмеченные выше элементы включают в содержание задач уголовного процесса. Отождествление же задач уголовного судопроизводства и его принципов вряд ли приемлемо. Сама задача, определяемая через цель, и требование выполнять ее — не одно и то же.
Если понимать задачу как ближайшую цель,3 то последняя категория оказывается определяющей в раскрытии содержания задачи.
В философии цель определяется как «предвосхищение в сознании результата, на достижение которого направлены действия».4 Выражая активную сторону человеческого сознания, цель должна сообразовываться с объективными законами развития общества, реальными возможностями окружающего мира и самого субъекта. Цель может стать силой, изменяющей действительность, только во взаимодействии с определенными средствами, необходимыми для ее практической реализации.
Понятие же принципа лежит в иной плоскости. Принцип—это руководящая идея, основное правило поведения или деятельности. Уже в ранней античной философии принцип рассматривали как выражение необходимости или закона явлений.5 Иными словами, принцип — это закономерность, выраженная в форме требования, правила, которое способствует ее реализации, точнее, через которое эта закономерность реализуется. Следовательно, понятие задачи надлежит отнести к сфере целеполагания, а понятие принципа — к сфере долженствования. С учетом этого их отождествление вряд ли корректно.
Не дает основания для такого смешения и уголовно-процессуальный закон. Ст. 2 Основ закрепляет задачи, стоящие перед уголовным судопроизводством, а ст. 3 определяет правовое средство, обеспечивающее реализацию этих задач, — установление обязанности соответствующих государственных органов возбудить уголовное дело в каждом случае обнаружения признаков преступления, направить все усилия на установление виновных и их наказание.
Итак, принципы уголовного судопроизводства и задачи, стоящие перед ним, не могут совпадать ни по содержанию, ни по функциональной нагрузке.
В свою очередь, вряд ли достаточно определять принцип социалистической законности в уголовном судопроизводстве как выполнение правоохранительными органами обязанностей по возбуждению, расследованию, рассмотрению и разрешению уголовных дел. При таком его толковании граница между законностью и публичностью действительно становится незаметной либо исчезает вообще. Попытаемся уяснить смысл двух рассматриваемых принципов.
Очевидно, что любой принцип судопроизводства — требование правового характера, отражающее определенную необходимость, существующую в данной сфере деятельности. Для того чтобы эта необходимость находила свое разрешение, принцип формулируется в виде правового требования, предъявляемого к деятельности.
Необходимость в строгом соблюдении закона в уголовно-процессуальной деятельности проявляется наиболее остро. И это понятно: последняя связана с активным вмешательством в сферу прав и законных интересов граждан. Именно поэтому уголовно-процессуальная деятельность детально регламентирована законом.
Определения принципа социалистической законности многочисленны. Безусловными элементами принципа социалистической законности должны быть признаны: закон в традиционном его понимании; органы, осуществляющие тот или иной вид государственной деятельности, и отдельные граждане, вовлекаемые в нее; требование строгого соблюдения и исполнения закона указанными субъектами. Исходя из этого, принцип социалистической законности нужно определить как требование строгого соблюдения и исполнения законов различными государственными органами, организациями и гражданами.
По своему характеру и значению принцип социалистической законности — общеправовое начало, которое воплощается в функционировании всей системы принципов вообще, где все вместе и каждый в отдельности направлены на осуществление законности. Очевидно, принцип социалистической законности охватывает собой все принципы процесса и соотносится с ними как общее и отдельное. «Принципы процесса не дополняют законность, а выражают и конкретизируют ее, составляют ее содержание. Нарушение любого из них означает нарушение законности, а не чего-либо иного».6
Однако вряд ли приемлем вывод о том, что принцип социалистической законности не является отдельным принципом уголовного процесса.7 Нелогично, признавая законность общеправовым началом, отрицать ее существование в качестве отдельного принципа в уголовном процессе. Если принцип признается общеправовым, значит, он проявляется в любой отрасли права и в любой сфере деятельности, осуществляемой на его основе. Иная логика рассуждений может привести к отрицанию самостоятельности любого принципа уголовного судопроизводства.8
Нельзя отрицать определяющее значение общеправового принципа социалистической законности для уголовного процесса, который построен и функционирует наоснове строжайшего соблюдения законов. Однако это не означает, что в советскомуголовном судопроизводстве не существует самостоятельного принципа публичности,недооценка которого может привести к негативным последствиям.
Принцип публичности — многоаспектная категория, испытывающая влияние различных социальных факторов. В основе принципа публичности лежит объективная необходимость борьбы с правонарушениями в уголовном судопроизводстве, а также борьбы с преступностью как видом антисоциального поведения. Необходимость организации и осуществления борьбы с преступными посягательствами на нормальное функционирование различных групп общественных отношений определяет активный, целенаправленный, инициативный характер деятельности по возбуждению, расследованию, рассмотрению и разрешению уголовных дел по каждому совершенному преступлению. В конечном итоге необходимость существования принципа публичности как требования, предъявляемого к субъектам уголовно-процессуальной деятельности, определяется конкретной степенью общественной опасности совершаемых преступлений для государства, общества, отдельных его членов.
Социальную обусловленность принципа публичности и уголовном судопроизводстве определяют факторы, которые вызывают необходимость существования всего уголовного процесса, всей уголовно-процессуальной деятельности. К ним относятся: реальная общественная опасность преступлений, необходимость обеспечения неотвратимости ответственности и наказания за совершенное преступление и защиты прав граждан, обеспечения их безопасности. Эти факторы в совокупности определяют характер уголовно-процессуальной деятельности как активной, целенаправленной. Смысл принципа публичности не в формальном соблюдении требований закона, а в активной защите общества, отдельных его членов от преступных посягательств специально созданными для этого государственными органами, действующими на основе и в рамках закона.
Задачи, возложенные государством на правоохранительные органы, объективно ставят их в положение активных субъектов уголовно-процессуальной деятельности. Гарантия их активности — требование возбуждения уголовного дела в каждом случае обнаружения признаков преступления, его расследования, разрешения и наказания виновных (ст. 3 Основ). Однако эти положения определяют лишь основную идею, общую формулу принципа публичности; содержание же его раскрывает целый комплекс статей утоловно-процессуального закона, в которых находит отражение активный характер процессуальных действий в любой стадии уголовного процесса.
Принцип публичности отражает социальную заинтересованность государства в обеспечении нормального функционирования общественных отношений, гарантированности общественной безопасности в стране. Принцип публичности в системе принципов уголовного процесса наиболее рельефно отражает настоятельную необходимость активной защиты государства, общества от преступлений. Он ориентирует на решение социально значимой задачи осуществления борьбы с преступностью. А достигается это процессуальными средствами, которые призваны обеспечить раскрытие каждого совершенного преступления, привлечение каждого виновного к ответственности или освобождение от таковой невиновных. В связи с этим очевидна связь принципа публичности с проблемами раскрываемости преступлений. Именно реализация публично-правового начала в деятельности органов предварительного расследования обеспечивает необходимый уровень раскрываемости преступлений.
Принцип публичности как требование активного осуществления борьбы с преступностью связан не только с реализацией действующего законодательства, но в значительной мере определяет тенденции развития будущего процессуального законодательства, пути и способы борьбы с преступностью, средства и методы расследования и разрешения уголовных дел, а также обеспечения возмещения ущерба, причиненного совершенным преступлением.
Более того, поскольку законы могут и не отражать реальных социальных запросов и общественных потребностей, именно принцип публичности определяет социальный заказ в сфере уголовного судопроизводства, тенденции развития уголовно-процессуального законодательства. Принцип же законности сориентирован лишь на действующее законодательство.
О различном содержании принципов законности и публичности свидетельствуют и такие ситуации, когда при соблюдении закона принцип публичности не реализуется. Так, в соответствии со ст. 10 УПК РСФСР и соответствующими статьями УПК других союзных республик при соблюдении требований закона материалы предварительной проверки без возбуждения уголовного дела могут быть направлены для применения мер общественного воздействия, однако ни о каком осуществлении принципа публичности в данном случае речи быть не может, ибо последний предполагает обязательное возбуждение уголовного дела в каждом случае обнаружения признаков преступления. Здесь обнаруживается не просто противоречие между двумя статьями УПК РСФСР (ст. 3 и ст. 10), на что уже обращалось внимание в процессуальной литературе.9 Налицо противоречие между двумя принципами — публичности и законности, которое применительно к ст. 10 УПК РСФСР разрешается в пользу второго. Принципы законности и публичности, имеющие самостоятельное содержание, не должны находиться в противоречии друг с другом. Система принципов уголовного процесса должна быть едина. В данном случае уголовно-процессуальный закон не обеспечивает этого.
Аналогичная ситуация складывается и при возбуждении уголовного дела прокурором по ч. 1 ст. 117 УК РСФСР при отсутствии жалобы потерпевшей. Речь идет о том, что прокурор вправе возбудить уголовное дело по ч. 1 ст. 117 УК РСФСР при наличии обстоятельств, указанных в ч. 3 ст. 27 УПК РСФСР, при отсутствии жалобы потерпевшей, реализуя при этом не что иное, как принцип публичности. Однако реализуется ли он в том случае, если уголовное дело не имеет особого общестственного значения, или отсутствует факт беспомощного состояния, зависимости жертвы от обвиняемого, или есть обстоятельства, в силу которых потерпевший не в состоянии сам защищать свои права и законные интересы, хотя преступление и было совершено, но жалоба не была подана по каким-то иным причинам? При наличии указанных моментов прокурор не будет возбуждать уголовное дело, а в ситуации, когда никакой другой орган сделать это не вправе, принцип публичности остается нереализованным, хотя преступление совершено. Но закон здесь не нарушен, и, следовательно, принцип социалистической законности действует.
Итак, содержание рассматриваемых принципов различно. При этом публичность нельзя трактовать как активную защиту государства, общества от преступных посягательств вне зависимости от интересов отдельной личности, ибо невозможно проявлять заботу о благе государства и общества, игнорируя при этом интересы отдельной личности. Публичный интерес — это не только интерес государства и общества в целом, но и интерес личности.
Нельзя забывать и о том, что в уголовном судопроизводстве имеют место элементы диспозитивности. Они выражаются в правах лица подать заявление в правоохранительные органы в связи с совершенным преступлением, требовать возмещения ущерба, причиненного преступлением, обжаловать решения должностных лиц в уголовном судопроизводстве и т. д. Однако без прочных гарантий реализации процессуального статуса субъектами уголовно-процессуальной деятельности через активное использование предоставленных им полномочий, без механизма реализации принципа публичности, вряд ли возможна четкая и беспрепятственная реализация задач уголовного судопроизводства. Публичность должна иметь доминирующее значение в уголовном процессе, ибо задача раскрытия преступлений и изобличения виновных не может быть предметом волеизъявления частных лиц — это прерогатива государственных органов, призванных осуществлять борьбу с преступностью.
Вряд ли правомерно полагать, что принцип публичности преследует цель защиты государства и общества независимо от интересов отдельных лиц. Однако различные элементы публично-правового начала направлены прежде всего на достижение задач уголовного судопроизводства, т. е. на раскрытие преступлений, изобличение виновных и их наказание. Для этого и предпринимаются такие действия, как: своевременное и быстрое реагирование на совершение преступлений, применение мер, препятствующих сокрытию преступлений, мер пресечения, иных принудительных мер обеспечительного характера, мер обеспечения возмещения ущерба, причиненного преступлением, сокращение реальных сроков расследования, усиление прокурорского надзора и т. д. Все эти меры являются конкретными формами выражения принципа публичности.
Публично-правовое начало особенно проявляется в стадиях возбуждения уголовного дела и предварительного расследования. Именно здесь осуществляется основная часть работы по выявлению преступлений, их расследованию и изобличению виновных. Многие стороны реализации публичности в первых двух стадиях уголовного процесса еще подлежат оценке и осмыслению.
Демократизация и гуманизация советского общества ни в коей мере не ослабляют публичного начала в уголовном процессе, ибо задача борьбы с преступностью не только сохраняется, но еще более актуализуется. Общество, как и каждый отдельный человек, всегда нуждается в защите от преступников и их действий. Реализация принципа публичности — это не столько ужесточение уголовной репрессии, сколько надежная гарантия обеспечения неотвратимости ответственности и наказания за совершение преступлений, без которых невозможно совершенствование нравственного здоровья общества. Безнаказанность — свидетельство беззакония, но ни в коей мере не демократичности и гуманности общества.
На апрельском (1989 г.) Пленуме ЦК КПСС отмечено, «что всякое расширение демократии, гуманизация жизни должны идти параллельно с бескомпромиссной борьбой с преступными элементами... Кому-то, может, показалось, что развитие демократии должно создавать для преступников более гуманные условия. На самом же деле в рамках настоящей демократии преступным элементам должно быть гораздо хуже, а гражданам гораздо лучше».10
Современные тенденции в развитии принципа публичности отражают и будут отражать реальное состояние борьбы с преступностью, степень эффективности работы органов и организаций, применяющих неуголовные меры наказания и другие факторы. В условиях формирования социалистического правового государства значение публичности уголовного судопроизводства, обусловленной объективной необходимостью защиты каждого человека, общества, государства от преступлений и обеспечения безопасного их существования и развития, еще более возрастает.
1 См., напр.: Якуб М. Л. Демократические основы советского уголовно-процессуального права. М., 1960. С. 26; Советский уголовный процесс / Под ред. Д. С. Карева. М., 1975. С. 49.
2 Советский уголовный процесс / Под ред. Д. С. Карева. М., 1968. С. 50; Радьков В. П. Социалистическая законность в советском уголовном процессе. М., 1959. С. 28.
3 Элькинд П. С. Цели и средства их достижения в советском уголовно-процессуальном праве. Л., 1976. С. 39.
4 Философский словарь / Под ред. И. Т. Фролова. 5-е изд. М., 1987. С. 534.
5 Там же. С. 382.
6 Советский уголовный процесс. 2-е изд. / Под ред. И. В. Тыричева. М., 1988. С. 39.
7 Там же. — Подобного мнения в свое время придерживался М. С. Строгович (см.: Строгович М. С. Курс советского уголовного процесса. Т. 1. М., 1968. С. 175).
8 Добровольская Т. Н. Принципы советского уголовного процесса. М., 1971. С. 79; Бояринцев В. Н. О законодательном закреплении принципа публичности уголовного процесса // Совершенствование законодательства о суде и правосудии / Отв. ред. В. М. Савицкий. М., 1985. С. 94—95.
9 Кобликов А. С. Уголовно-процессуальные гарантии эффективности правоохранительной деятельности // Советское государство и право. 1984. № 5. С. 59; Бояринцев В. Н. Указ. соч. С. 98.
10 Материалы Пленума Центрального Комитета КПСС, 25 апреля 1989 г. М., 1989. С. 125.



ОГЛАВЛЕНИЕ