ОГЛАВЛЕНИЕ

Способы осуществления права собственности трудового хозяйства
№4
01.06.1992
Мисник Н.Н.
Законодательство Российской Федерации, равно как и законодательство бывшего Союза ССР, наделяет трудовое хозяйство весьма широкими возможностями для осуществления права собственности на принадлежащее ему имущество.1 Эти возможности могут быть условно разделены по трем крупным направлениям.

Первое из них в наиболее четком виде сформулировано в Законе СССР от 6 марта 1990г. «О собственности в СССР».2 Согласно п. 2 ст. 8 «имущество трудового хозяйства, в том числе произведенная продукция и полученные доходы являются общей долевой собственностью членов семьи и других лиц, совместно ведущих хозяйство, если договором между ними не предусмотрено иное». Осуществление по своему усмотрению правомочий владения, пользования и распоряжения имуществом членами трудового хозяйства подчиняется в данном случае нормам об общей собственности, для которых характерна множественность субъектов, и не предполагает создание юридического лица как особого субъекта права. Поэтому такой способ осуществления права собственности достаточно элементарен.

Понятие «трудовое хозяйство» употребляется здесь в узком смысле. Под «трудовым» понимается хозяйство, ведущееся в сфере промышленного производства, торговли, бытовых услуг и т, д., т. е. не занятое производством сельскохозяйственной продукции. Условно его можно обозначить термином «рабочее», т. е. некрестьянское хозяйство.

Наряду с этим Закон СССР «О собственности» (п. 3 ст. 6J придает понятию «трудовое хозяйство» и иной, более широкий смысл, относя к трудовым хозяйствам также и крестьянские. Правовой режим имущества, принадлежащего крестьянским хозяйствам, существенно отличается от того, которому подчиняется имущество рабочего хозяйства. «Имущество крестьянского хозяйства принадлежит его членам на праве общей совместной собственности, если иное не предусмотрено законодательными актами союзной и автономной республики» (п. 2 ст. 9).

Таким образом, использование имущества любого трудового хозяйства подпадает под действие ст. 46 Основ гражданского законодательства Союза ССР и республик, раскрывающей режим общей (долевой или совместной) собственности.3

Необходимо, однако, обратить внимание на то, что правило п. 2 ст. 8 Закона СССР «О собственности» является диспозитивным. Это означает, что режим права общей долевой собственности — не единственный вариант закрепления имущества за трудовым хозяйством. Он может быть изменен по соглашению сторон. Одним из последствий такого соглашения может быть установление для имущества режима общей совместной собственности. Это приведет к тому, что способ осуществления права собственности трудового хозяйства, не выходя за рамки, закрепленные в законе (без образования юридического лица, наделенного правом полного хозяйственного ведения), вместе с тем изменит свою правовую окраску, подчиняясь уже нормам об общей совместной собственности.

Правило п. 2 ст. 9 данного Закона не является диспозитивным. Но и оно допускает альтернативу закрепленному в нем режиму имущества крестьянского хозяйства. Режим права общей совместной собственности также может быть изменен, но уже не договором между участниками крестьянского хозяйства, а законодательными актами республик.

Владение, пользование и распоряжение трудовым хозяйством своим имуществом по своему усмотрению в соответствии с нормами об общей собственности, без образования юридического лица с правом полного хозяйственного ведения закреплено и в Законе Союза ССР «Об общих началах предпринимательства граждан в СССР».4 Граждане могут заниматься предпринимательством как с образованием, так и без образования юридического лица (ч. 3 ст. 4).

Рассматриваемый способ осуществления права собственности трудового хозяйства установлен и законодательством РСФСР. Однако это законодательство не прибегает к самому понятию «трудовое хозяйство», хотя Закон РСФСР «О собственности в РСФСР» в п. 1 ст. 11 содержит норму, однопорядковую и. 2 ст. 8 Закона СССР «О собственности»: «Гражданин может использовать имущество, находящееся в его собственности, для предпринимательской деятельности без образования для этой цели юридического лица. Имущество членов семьи и других граждан, используемое ими для совместной предпринимательской деятельности, произведенная продукция и полученные доходы принадлежат им на праве общей долевой собственности, если договором между ними не предусмотрено иное».5 Из приведенного положения закона видно, что здесь вместо термина «трудовое хозяйство» используется то, что им охватывается — «члены семьи и другие граждане, совместно осуществляющие предпринимательскую деятельность».6 Поэтому было бы целесообразно сохранить термин «трудовое хозяйство» как наиболее краткий и весьма точно соответствующий сути обозначаемого им явления. Как видно из п. 1 ст. 11 Закона РСФСР «О собственности», он не содержит отличий в режиме права собственности на имущество рабочего и крестьянского хозяйства. Для обоих этих хозяйств это общая долевая собственность их членов, если договором между ними не установлено иное. В полном соответствии с этим сформулирована ст. 15 Закона РСФСР «О крестьянском (фермерском) хозяйстве»: «Имущество крестьянского хозяйства принадлежит его членам на правах общей долевой собственности. При единогласном решении членов крестьянского хозяйства имущество может находиться в общей совместной собственности».7

Вопрос о способе осуществления права собственности крестьянского хозяйства заслуживает специального рассмотрения. В это понятие различными законодательными актами вкладывается различное содержание. По Закону СССР «О собственности» крестьянское хозяйство — разновидность трудового хозяйства, т. е. множества физических лиц-субъектов права собственности, занимающихся производством, переработкой и реализацией сельскохозяйственной продукции. Республиканский же законодатель по-иному определил природу этого хозяйства: «Крестьянское (фермерское) хозяйство является самостоятельным хозяйствующим субъектом с правами юридического лица, представленным отдельным гражданином, семьей или группой лиц, осуществляющим производство, переработку и реализацию сельскохозяйственной продукции на основе использования имущества и находящихся в их пользовании, в том числе в аренде, в пожизненном наследуемом владении или собственности земельных участков».8 То есть это уже не трудовое хозяйство, не простая совокупность субъектов права общей собственности, а нечто единое в правовом отношении.

Данное определение имеет значительное сходство с определением предприятия (п. 1 ст. 4 Закона РСФСР «О предприятиях и предпринимательской деятельности»).9 Но есть и весьма существенное отличие, свидетельствующее о том, что крестьянское хозяйство не относится к предприятиям: «. . .предприятием является самостоятельный хозяйствующий субъект, созданный в порядке, установленном настоящим Законом. . .». Но Закон о крестьянском хозяйстве предусматривает для этих хозяйств процедуру создания, весьма отличную от той, которая установлена Законом РСФСР «О предприятиях».

Права юридического лица, которые получает крестьянское хозяйство, имеют существенное значение для выяснения способа использования своего имущества коллективом граждан-сособственников (т. е. трудовым хозяйством), образующих людской субстрат этого крестьянского хозяйства. Эти права перечислены в п. 2 ст. 9 Закона «О крестьянском хозяйстве». Перечень их исчерпывающий.

Некоторые из этих «прав» попали в этот перечень по недоразумению. Например, право иметь печать вовсе не является привилегией юридического лица. Ее могут иметь и организации, юридическими лицами не являющиеся (районные суды, прокуратуры и т. д.), и даже физические лица (следователь, врач). К тому же это «право» юридического лица никак не упомянуто в ст. 23 ГК РСФСР. И уж совсем не относится к гражданскому праву указание на то, что «крестьянское хозяйство» учитывается в качестве самостоятельного товаропроизводителя советскими, хозяйственными и общественными учреждениями при разработке программ экономического и социального развития региона. Речь в данном случае идет не о перечне прав, приуроченных к крестьянскому хозяйству как самостоятельному хозяйствующему субъекту, а об административно-правовой обязанности соответствующих учреждений (организаций). Что же касается права открывать расчетный и валютный счета в учреждении банка, то оно является не чем иным, как широко освещенным в советской цивилистической литературе правом на заключение договора банковского счета (ст. 110 Основ), т. е. правом на совершение сделки. Это право полностью охватывается другим правомочием, предоставленным крестьянскому хозяйству: «вступать в деловые отношения с другими предприятиями, организациями, учреждениями и гражданами». По-видимому, это понятие является обобщенным выражением тех отношений, в которые крестьянскому хозяйству как таковому приходится вступать с третьими лицами для обеспечения своей хозяйственной деятельности и защиты своих интересов.

Однако, признав крестьянское хозяйство субъектом гражданско-правовых отношений, закон совершенно не упомянул о правах хозяйства на его имущество. Членам же хозяйства оно принадлежит на праве общей собственности.

Анализ Закона «О крестьянском хозяйстве» позволяет прийти к выводу, что никакого имущества за крестьянским хозяйством как за самостоятельным хозяйствующим субъектом с правами юридического лица не закреплено. Право на участие в гражданском обороте приурочено лишь к образованию граждан, не обладающему какими-либо имущественными правами. Но вступление в обязательственные отношения с третьими лицами предполагает приобретение не только имущественных прав, но и обязанностей, нести и отвечать самостоятельно по которым крестьянское хозяйство не сможет, так как не имеет для этого необходимой имущественной базы. В результате складывается парадоксальная правовая ситуация: в силу закона исполнение имущественной обязанности, приобретенной крестьянским хозяйством от своего имени, и ответственность за ее неисполнение автоматически возлагаются на членов крестьянского хозяйства. Но ведь в случае неисполнения обязанности кредитор предъявит иск к своему контрагенту, т. е. к крестьянскому хозяйству, а не к фактическим исполнителям обязательства (третьим лицам)—членам крестьянского хозяйства. Самому же хозяйству заведомо нечем отвечать. Статья 24 Закона РСФСР «О крестьянском хозяйстве», закрепляющая полную имущественную ответственность самого крестьянского хозяйства, лишена всякого смысла. Предъявлять иск к его членам кредитор не имеет права, так как не находится с ними, в договорных отношениях.

Теоретически выход из ситуации, сложившейся в результате действия непродуманных формулировок Закона «О крестьянском хозяйстве», с сохранением права собственности за членами крестьянского хозяйства (что в наибольшей мере соответствует потребностям экономической и политической ситуации) возможен в двух направлениях. Первое — отказ от наделения крестьянского хозяйства правами юридического лица и признание его обычным трудовым хозяйством с правом общей собственности его членов на имущество, как это и сделано в Законе СССР «О собственности». Но эта правовая конструкция автоматически влечет неограниченную ответственность членов крестьянского хозяйства по сделкам, заключенным в интересах последнего. Более перспективным, представляется второе направление: признание крестьянского хозяйства юридическим лицом, закрепление за ним на праве полного хозяйственного ведения имущества, переданного его членами, и сохранение за ними права собственности на это имущество. При этом необходимо предоставить членам крестьянского хозяйства право самим устанавливать, в уставе размер ответственности по долгам хозяйства. Такой статус существенно сблизит крестьянские хозяйства с предприятиями, повысит их хозяйственную мобильность. На данный же момент модель крестьянского хозяйства, закрепленная в законе, представляет собой лишь явно неудачную попытку построения некоего субъекта гражданско-правовых отношений с промежуточной правоспособностью (и не отдельные граждане, и не юридическое лицо), правовой нонсенс. Следует присоединиться к мнению тех авторов, которые полагают, что содержащиеся в действующем Законе «О крестьянском хозяйстве» нормы не давали основания признать крестьянское хозяйство юридическим лицом. Такое признание лишь осложняет положение фермера.10

Здесь будет уместно вспомнить, что в советской литературе в свое время высказывалась идея о единой гражданской правосубъектности хозяйственного образования, членами которого являются граждане, совместно занимающиеся сельскохозяйственной деятельностью на базе имущества, находящегося в их общей собственности, и о наличии у этого образования права собственности на это же имущество. Эти высказывания имели место в отношении колхозного двора.11 Ныне идея о единой правосубъектности такого образования нашла свое искаженное отражение в Законе РСФСР «О крестьянском хозяйстве». Однако это еще не свидетельствует о порочности самой идеи, которая может быть проведена в жизнь, но лишь в случае закрепления за субъектом с правами юридического лица вещного права на имущество. Но это отнюдь не означает, что возможна также реанимация идеи об обладании этим субъектом правом собственности на имущество членов крестьянского хозяйства при одновременном сохранении за ними права общей собственности. Подобная ситуация означала бы либо наличие двух одинаковых абсолютных и вещных прав на одно и то же имущество, либо одного такого разделенного права. Ни одна из этих конструкций в данной ситуации не будет работать. Само выделение крестьянского хозяйства в качестве субъекта с правами юридического лица будет оправдано лишь тогда, когда этот субъект получит такое вещное право на имущество, которое отличалось бы от права собственности его членов. Таким правом и должно стать право полного хозяйственного ведения, сформулированное применительно к предприятиям в п. 2 ст. 5 Закона РСФСР «О собственности».

Таким образом на данном этапе развития республиканского законодательства право собственности членов крестьянского хозяйства осуществляется по рассматриваемой модели, т. е. без образования юридического лица, наделенного правом полного хозяйственного ведения. Это сближает положения Закона о крестьянском хозяйстве со ст. 9 Закона СССР «О собственности». Однако de lege ferenda необходимо устранить указанные выше несообразности Закона РСФСР «О крестьянском хозяйстве» путем четкого определения самого крестьянского хозяйства и не менее четкого разграничения прав на имущество его самого и его членов.

Весьма важные положения, относящиеся к осуществлению права собственности трудового хозяйства без образования юридического лица на основе норм об общей собственности, содержатся в Законе РСФСР «О предприятиях». Важнейшей новеллой данного закона стало указание п. 3 ст. 2 на то, что «предпринимательская деятельность, осуществляемая без привлечения наемного труда, может регистрироваться как индивидуальная трудовая деятельность. Предпринимательская деятельность, осуществляемая с привлечением наемного труда, регистрируется как предприятие». Следовательно, трудовое хозяйство, не использующее наемный труд, вправе либо создать предприятие, либо зарегистрироваться в качестве индивидуальных предпринимателей-сособственников, составляющих данное хозяйство. Порядок такой регистрации установлен Законом РСФСР от 7 декабря 1991 г. «О регистрационном сборе с физических лиц, занимающихся предпринимательской деятельностью, и порядке их регистрации».12

Есть еще одно важное положение, на которое необходимо обратить внимание. Закон РСФСР «О предприятиях» не связывает «намертво» понятие предприятия с признанием его юридическим лицом. Примером предприятия, не являющегося юридическим лицом, может служить закрепленное ст. 9 этого закона полное товарищество. В случае, если членами трудового хозяйства будет создано полное товарищество, само трудовое хозяйство претерпит метаморфозу: объединение граждан получит статус предприятия, т. е. самостоятельного хозяйствующего субъекта (но не юридического лица), отличного от простого объединения граждан. Хотя полное товарищество и не приобретает прав юридического лица, к нему уже невозможно будет применить нормы, регулирующие индивидуальное предпринимательство. При этом полное товарищество, образованное лишь членами трудового хозяйства, будет не чем иным, как самим трудовым хозяйством, приобретшим новое качество единого хозяйствующего субъекта, но отнюдь не качество субъекта гражданско-правовых отношений. Субъектами же этих отношений по-прежнему будут оставаться граждане — члены полного товарищества трудового хозяйства.

Не наделяя полное товарищество статусом юридического лица, законодатель соответственно не наделяет его и никакими правами на имущество. Согласно п. 2 ст. 9 Закона РСФСР «О предприятиях» имущество полного товарищества принадлежит его участникам на праве общей долевой собственности. А поскольку полное товарищество и есть организационно-правовая форма трудового хозяйства, то в данном случае налицо осуществление трудовым хозяйством права собственности непосредственно, без передачи прав на имущество какому-либо иному

субъекту права.

Особого рассмотрения заслуживает вопрос, к какому из способов осуществления права собственности трудового хозяйства следует отнести создание на его базе такой организационно-правовой формы предприятия, как индивидуальное (семейное). Закон РСФСР «О предприятиях» под индивидуальным (семейным) частным предприятием понимает предприятие, принадлежащее гражданину на праве собственности или членам его семьи на праве общей долевой собственности, если иное не предусмотрено договором между ними (п. 1 ст. 8). Данное определение фигурирует под обобщающим заголовком «индивидуальное предприятие». В этом нормативном акте законодатель идет по пути прямого указания на наличие либо на отсутствие статуса юридического лица у той или иной организационно-правовой формы предприятия, но при этом оставляет открытым вопрос о правовом положении индивидуального (семейного) предприятия. Выход из этого положения видится в возможности придания индивидуальному (семейному) предприятию статуса юридического лица по договору учредителей либо односторонним волеизъявлением, если учредителем является один гражданин. Отметим, что если индивидуальное либо семейное предприятие не имеет четкой внутренней структуры, нельзя говорить об организации, а следовательно, и о юридическом лице в полном смысле этого слова.

Отсюда вытекает, что в случае создания на базе трудового хозяйства индивидуального (семейного) предприятия это хозяйство может использовать принадлежащее ему имущество как по первой из рассматриваемых моделей (не создавая юридического лица), так и по второй (создав юридическое лицо с наделением его правом полного хозяйственного ведения).

Вторым способом (моделью) осуществления трудовым хозяйством принадлежащего ему права собственности на имущество можно считать образование на базе этого хозяйства юридического лица с передачей последнему права полного хозяйственного ведения и сохранением за участниками трудового хозяйства права общей собственности на имущество.

Это более сложная модель реализации права собственности. Она не была упомянута в Законе СССР «О собственности». Пункт 1 ст. 8 этого закона называет среди объектов права собственности трудового хозяйства также малое предприятие. Однако здесь под малым предприятием понимается лишь комплекс имущества, необходимый для самостоятельного ведения хозяйства, а не организационно-правовая форма выступления трудового хозяйства в гражданском обороте.

Возможность создания гражданами собственного предприятия
с правами юридического лица, наделенного правом полного хозяйствен
ного ведения, была закреплена союзным законодателем в Законе «О предприятиях в СССР».13 Данный закон, предоставляя всякому собственнику (собственникам) право на создание предприятия, выделяет в числе видов предприятий основанные на собственности советских граждан индивидуальное, семейное предприятия (п. 1 ст. 2). Согласно же п. 2 ст. 10 имущество предприятия может принадлежать ему на праве собственности, либо — полного хозяйственного ведения.

В этом законе не раскрываются понятия индивидуального и семейного предприятия. Под семейным предприятием здесь следует понимать такое, имущество которого принадлежит членам одной семьи. Индивидуальным является то предприятие, имущество которого принадлежит на праве собственности одному гражданину.

Поэтому неверно высказанное в литературе соображение о том, что индивидуальным малым предприятием является предприятие, «создающееся гражданами, членами семьи и другими лицами, совместно ведущими трудовое хозяйство».14 Это высказывание не соответствует закону. Основанием деления предприятий на виды в Законе СССР «О предприятиях» служит не различие между их учредителями, а различие между субъектами права собственности на имущество предприятий. Соответственно этому закон различает предприятия, основанные на собственности советских граждан, коллективной собственности, государственной собственности. Если же пользоваться критерием различия учредителей, то производственные кооперативы, акционерные и другие хозяйственные общества и товарищества, создаваемые гражданами, но являющиеся собственниками принадлежащего им имущества (п. 1 ст. 10 Закона СССР «О собственности»), следовало бы относить к индивидуальным либо к семейным предприятиям.

Ни одно предприятие-собственник не может стать формой выступления трудового хозяйства в гражданском обороте. Такой формой по законодательству СССР является только индивидуальное или семейное предприятие. Ведь для трудового хозяйства характерно прежде всего то, что имущество принадлежит его членам на праве общей собственности. Если же право собственности будет передано созданному ими предприятию, то трудовая активность указанных лиц утратит характер предпринимательства, свойственный трудовому хозяйству, и приобретет характер наемного труда. Следовательно, единственный вариант сохранения трудового хозяйства, выступающего в гражданском обороте «под маской» юридического лица, — это наделение последнего правом полного хозяйственного ведения с сохранением права собственности на его имущество за гражданами, совместно ведущими трудовое хозяйство. Подобный вывод полностью согласуется с ч. 3 п. 2 ст. 11 Основ.

Российское законодательство так же, как и союзное, последовательно закрепляет рассматриваемую модель осуществления права собственности трудового хозяйства. «В случае закрепления гражданином своего имущества за созданным им предприятием он приобретает права, предусмотренные пунктом 2 статьи 5 настоящего Закона»,15 т. е. право собственности в отношении имущества предприятия сохраняется за гражданином, а предприятие получает право полного хозяйственного ведения.

Широкие возможности для реализации второго способа использования трудовым хозяйством права собственности на принадлежащее ему имущество предоставляет Закон РСФСР «О предприятиях». Данный Закон, как и союзный Закон «О предприятиях», выделяет такую организационно-правовую форму предприятия, как индивидуальное (семейное) частное предприятие, допуская, кроме того, еще два вида предприятий, являющихся юридическими лицами, имущество которых принадлежит на праве собственности не им, а их участникам. Это смешанное товарищество и товарищество с ограниченной ответственностью (акционерное общество закрытого типа). Трудовое хозяйство, сохраняя за собой право собственности, может создать не только индивидуальное (семейное) предприятие, как сказано ранее, но также два указанных вида товариществ, наделив их правом полного хозяйственного ведения. Однако осуществление права собственности трудовым хозяйством будет иметь место лишь тогда, когда его члены будут участвовать собственным трудом в деятельности указанных товариществ. Особенно это относится к создаваемым трудовыми хозяйствами обществам с ограниченной ответственностью, которые являются «не персональными, а имущественными объединениями, для участников которых необязательно личное участие в делах товарищества».16 Последнее высказывание относится равным образом к членам-вкладчикам смешанных товариществ.

Вопрос о выборе формы предприятия члены трудового хозяйства решают самостоятельно. Этот выбор обусловлен целями и задачами,

которые стоят перед трудовым хозяйством, а также его субъектным составом. Наиболее существенные различия, влияющие на избрание формы предприятия, заложены российским законодателем между индивидуальным (семейным) предприятием, с одной стороны, и смешанным товариществом и товариществом с ограниченной ответственностью, с другой.


Первое отличие заключается в том, что указанные товарищества обязательно являются юридическими лицами. Индивидуальное же предприятие может получить статус юридического лица лишь в том случае, когда члены трудового хозяйства условились об этом в учредительном договоре.

Второе отличие выявляется при рассмотрении данных форм предприятий с точки зрения их субъектного состава. Во-первых, для индивидуального предприятия достаточно одного участника, которым может быть только гражданин (учредитель, собственник, работник) (п. 1 ст. 8 Закона РСФСР «О предприятиях»). Для любого же вида товариществ необходимо объединение нескольких лиц (п. 1 ст. 9, 10, 11). Правда, согласно Положению об акционерных обществах, утвержденному постановлением Совета Министров РСФСР № 601 от 25 декабря 1990г., возможно образование акционерного общества с одним учредителем (п. 33).17 Но в этом случае едва ли уместно говорить о товариществе. Во-вторых, даже если индивидуальное предприятие представляет собой объединение членов семьи, т. е. нескольких лиц, то это будут лишь физические лица, в то время как нормы, регулирующие субъектный состав товариществ, предусматривают возможность участия в них не только физических, но и юридических лиц. Более того, возможны товарищества, состоящие только из юридических лиц.

Третье отличие индивидуального предприятия от товариществ видится в характеристике права. собственности членов этих предприятий на его имущество. Имущество полного, смешанного товариществ, товарищества с ограниченной ответственностью принадлежит его членам на праве общей долевой собственности. Этот режим не может быть изменен договором между ними. Собственности на имущество индивидуального предприятия по договору между его участниками — членами семьи — может быть придано иное качество, нежели общая долевая собственность.

Четвертое отличие — в характере ответственности собственников по долгам предприятия. Во всех формах товариществ именно ответственность служит решающим критерием их разграничения, что отражено в самих названиях товариществ (например, товарищество с ограниченной ответственностью). Разумеется, в любом товариществе характер ответственности его членов (полная, ограниченная и т. д.) устанавливается императивно. В отличие от этого собственник индивидуального предприятия несет ответственность по обязательствам предприятия в пределах, определяемых уставом предприятия (п. 3 ст. 8 Закона РСФСР «О предприятиях»). То есть члены семьи или гражданин в уставе созданного ими предприятия могут предусмотреть любую ответственность по его долгам: как такую, которую несут члены одного из товариществ, так и любую другую (например, дополнительную, так как товарищество с дополнительной ответственностью законодательством РСФСР прямо не предусмотрено), а также определить самостоятельно ее характер с точки зрения взаимозависимости сособственников (долевая, солидарная, субсидиарная).

К числу нормативных актов, регулирующих осуществление права собственности трудового хозяйства, относятся также постановления правительств СССР и РСФСР.

В соответствии с Законом СССР «О предприятиях» (п. 3 ст. 2) любое предприятие, независимо от форм собственности, может быть отнесено к числу малых в зависимости от численности его работников и объема хозяйственного оборота. В развитие этой нормы Совет Министров СССР 8 августа 1990г. принял постановление №790 «О мерах по созданию и развитию малых предприятий».18 В нем четко определена предельная численность работников на малых предприятиях различных отраслей хозяйства. Республикам же предоставлено право уменьшать указанную предельную численность и самим определять объем хозяйственного оборота. На данный момент российскими нормативными актами не определен объем хозяйственного оборота как критерий относи-мости к малым предприятиям. А вот предельная численность работников малых предприятий непроизводственной сферы снижена до 15 человек (по постановлению № 790—25 человек).19

Предприятия, создаваемые трудовыми хозяйствами, будут в основном малыми. Особое внимание в уставе такого предприятия следует уделять вопросам собственности, распределения доходов, что позволит собственнику обезопасить себя «от возможных конфликтов с работниками как в части управления, так и в части распределения прибыли».20

И первая и вторая модель использования права собственности трудового хозяйства носит вещно-правовой характер. При реализации второй модели на базе трудового хозяйства создается субъект гражданско-правовых отношений с правами юридического лица, Само трудовое хозяйство с ним не сливается, так как члены хозяйства сохраняют за собой вещное право на имущество предприятия, отличное от вещного права последнего. Для трудового хозяйства это будет право общей собственности, а для образованного им юридического лица — право полного хозяйственного ведения. Такая конструкция позволяет трудовому хозяйству, сохраняя право собственности на имущество создавать вокруг себя для решения различных задач достаточно разнообразные правовые ореолы в виде юридических лиц; индивидуальное (семейное) частное предприятие (ст. 8 Закона РСФСР «О предприятиях»)., смешанное товарищество, товарищество с ограниченной ответственностью.

Третий вариант осуществления права собственности трудового хозяйства рассчитан, в отличие от первых двух, на подключение обязательственно-правовых отношений. Если рассмотренные варианты отражают как статику отношений собственности, т. е. состояние закрепленности за субъектами имущества на праве собственности, опосредуемое категорией владения, так и динамику, выражающуюся в процессе непосредственного пользования и распоряжения имуществом самим трудовым хозяйством или созданным на его основе юридическим лицом с правом полного хозяйственного ведения, то третий вариант опосредует лишь динамику отношений собственности. Этот способ немыслим без двух первых и осуществляется на их основе. Он состоит в том, что либо трудовое хозяйство непосредственно, либо созданное на его базе юридическое лицо с нравом полного хозяйственного ведения распоряжаются собственностью трудового хозяйства, вступая для этой цели во взаимоотношения с третьими лицами. Установление этих взаимоотношений— юридический факт, необходимый для осуществления права собственности. Осуществление же правомочия распоряжения, в свою очередь, является тем юридическим фактом, который необходим для реализации возникшего правоотношения. Подобный способ осуществления права собственности опосредуется уже не нормами о праве собственности, а нормами обязательственного права. Однако первые, закрепляя статику отношений собственности, лежат в основе такого использования.

Если юридическое лицо с правом полного хозяйственного ведения вступает в гражданские правоотношения с третьими лицами по поводу пользования и распоряжения имуществом, собственником которого является трудовое хозяйство, то происходит реализация не только права собственности последнего, но и указанного вещного права самого юридического лица.

Важнейшее место среди гражданско-правовых норм приобретает в данном случае институт договора, которым будут определяться взаимоотношения между трудовым хозяйством или созданным на его базе юридическим лицом и их контрагентами.

* Аспирант юридического факультета С.-Петербургского государственного университета. 1 В соответствии с п. 2 постановления Верховного Совета РСФСР «О ратификации Соглашения о создании Содружества Независимых Государств» от 12 декабря 1991 г. до принятия соответствующих законодательных актов РСФСР (ныне РФ) нормы бывшего Союза ССР применяются в части, не противоречащей Конституции РСФСР, законодательству РСФСР и указанному Соглашению (Ведомости Съезда народных депутатов РСФСР и Верховного Совета РСФСР. 1991. № 51. Ст. 1798). Но даже если те или иные вопросы общественной жизни будут урегулированы законодательством государств-членов Содружества, нет оснований для игнорирования правовых норм Союза ССР, регулирующих те же вопросы. Во-первых, в силу сохранившихся между указанными государствами теснейших связей и имеющих место интеграционных процессов неизбежно сближение их законодательства. В области хозяйственной жизни это прямо предусмотрено ст. 41 Договора об экономическом сообществе от 18 октября 1991 г.: «В период действия Договора государства—члены Экономического сообщества согласны сближать нормы своего хозяйственного законодательства с целью создания наиболее благоприятных и равных условий для предпринимательства и свободной торговли на всем пространстве Экономического сообщества» (Российская газета. 1991. 23 окт.). Одним из возможных путей такого сближения является рецепция законодательством государств — членов Содружества норм союзного законодательства. Во-вторых, даже в случае признания норм Союза ССР недействующими по причинам, указанным в приведенном выше постановлении Верховного Совета РСФСР, не стоит сбрасывать со счетов, что нормативные акты бывшего Союза ССР наряду с законодательством республик закрепляют определенные модели правового регулирования одних и тех же, в частности интересующих нас, имущественных отношений, представляя собой плод развития цивилистической мысли, нормативное закрепление определенных теоретических положений, и в качестве таковых вполне могут быть использованы в научном исследовании.

2 Ведомости Съезда народных депутатов СССР и Верховного Совета СССР. 1990. № И. Ст. 164.
3 Там же. 1991. № 26. Ст. 733.

4 Там же. № 16. Ст. 442.

5 Ведомости Съезда народных депутатов РСФСР и Верховного Совета РСФСР. 1990. № 30. Ст. 416.

6 Трудовым можно также считать хозяйство и одного гражданина, осуществляющего предпринимательскую деятельность с применением собственного труда на основе принадлежащего ему имущества.

7 Там же. № 26. Ст. 324; 1991. № 1. Ст. 5.

8 Там же.

9 Там же. 1990. № 30. Ст. 418.

10 Устюкова В. В. Правосубъектность крестьянского хозяйства // Советское государство и право. 1992. № 1. С. 60.

11 Генкин Д. М. 1) Право личной собственности в социалистическом обществе//Труды научной сессии ВИЮН 1—6 июля 1946 г. М., 1948. С. 154; 2) Право личной собственности в СССР. М., 1953. С. 26; Полянская Г. Н. Имущественные правоотношения в колхозном дворе//Советское государство и право. 1947. № 7. С. 10—23.

12 Российская газета. 1992. 15 февр.

13 Ведомости Съезда народных депутатов СССР и Верховного Совета СССР. 1990. № 25. Ст. 460.

14 Киселев А., Пармененков К. Если создается малое предприятие // Хозяйство и право. 1991. № 1. С. 131.

15 Ведомости Съезда народных депутатов РСФСР и Верховного Совета РСФСР. 1990. № 30. Ст. 416.

16 Бибиков А. Малые предприятия: статус и организационно-правовые формы//Хозяйство и право. 1991. № 5. С. 10.

17 СП РСФСР. 1991. Отдел первый. № 6. Ст. 92.

18 СП СССР. 1990. Отдел первый. № 19. Ст. 101.

19 О мерах по поддержке и развитию малых предприятий в РСФСР: Постановление Совета Министров РСФСР от 18 июля 1991 г. № 406//Экономика к жизнь (приложение). 1991. №36.

20 Из практики создания и деятельности малых предприятий // Акционер. 1991. № 4.



ОГЛАВЛЕНИЕ