ОГЛАВЛЕНИЕ

Правовое регулирование труда руководителей — участников хозяйственных обществ
№ 2
05.04.1999
Акопов Д.Р.
В Концепции реформирования предприятий и иных коммерческих организаций,1 разработанной по поручению Правительства РФ и утвержденной Постановлением Правительства РФ от 30 октября 1997 г., отмечается, что неэффективность деятельности предприятий в немалой степени обусловлена низким качеством управления, невысоким уровнем ответственности руководителей предприятий за последствия принимаемых решений, за сохранность и разумное использование имущества предприятия, а также за финансово-хозяйственные результаты их деятельности. Отчасти это связано с тем, что существующее законодательство, регулирующее труд руководителя организации, содержит пробелы, противоречия и не вполне учитывает специфику данного вида деятельности.
В настоящее время среди ученых-юристов нет единства мнений о природе отношений между руководителем организации и ее собственником (или уполномоченным органом в случаях, когда собственником является сама организация).
Большинство специалистов в области трудового права2 считают, что отношения между собственником имущества и руководителем целиком соответствуют отношениям, опосредуемым не гражданско-правовыми, а трудовыми договорами (контрактами). Э.В. Мартиросян, напротив, полагает, что по своему положению руководитель организации является доверительным управляющим и его отношения с собственником должны регулироваться гражданским законодательством.3 Существует также точка зрения,4 что опосредование отношений собственник имущества—руководитель предприятия возможно на основе как трудовых, так и гражданско-правовых договоров в зависимости от фактического характера этих отношений.5 Такая модель, заложенная, в частности, в законах «Об акционерных обществах» от 26 декабря 1995 г.6 (далее — Закон об АО) и «Об обществах с ограниченной ответственностью» от 8 февраля 1998 г.7 (далее — Закон об ООО), предусматривает, что руководство текущей деятельностью общества может осуществляться единоличным (или единоличным совместно с коллегиальным) исполнительным органом, а может быть передано по договору управляющей организации или индивидуальному предпринимателю (управляющему). Причем, как разъяснили руководители Управления правового регулирования труда и социальных вопросов Минтруда России,8 в первом случае заключаются трудовые договоры (контракты), а во втором — гражданско-правовые договоры.9 Этот подход отражен и в принятом в третьем чтении Государственной Думой Законе «Об особенностях регулирования труда руководителя организации»,10 согласно ст. 2 которого его действие не распространяется на случаи, когда управление организацией передается по договору другой организации (управляющей организации) или индивидуальному предпринимателю.
С точки зрения автора, строить отношения с директором на основе гражданско-правового договора в принципе возможно, но необходимо иметь в виду, что предметом гражданско-правового договора может быть только результат труда (не обязательно овеществленный), но ни в коем случае не живой труд. Трудовые отношения, неизбежно «сопряженные с временным подчинением личности работника воле и власти нанимателя»,11 недопустимо регулировать нормами гражданского права. Следовательно, если управление организацией передано управляющему по гражданско-правовому договору, собственник (или уполномоченный орган) не имеет права вмешиваться в текущую деятельность руководителя,12 он может лишь периодически контролировать оговоренные в контракте показатели работы организации. Для руководителя, которому управление передано по гражданско-правовому договору, не существует ни трудовой дисциплины, ни нормы рабочего времени и вообще ничего, что вытекает из хозяйской власти работодателя, которая в данном случае отсутствует.13 Видимо, такой характер отношений государства с руководителями государственных унитарных предприятий имеют в виду авторы Концепции реформирования предприятий и иных коммерческих организаций, поскольку, как указано в разделе 4, для «государственных унитарных предприятий, основанных на праве хозяйственного ведения, регулирующее воздействие государства ограничивается утверждением устава предприятия, назначением его руководителя и заключением с ним контракта, а также контролем за его деятельностью посредством периодической отчетности».14 Собственно говоря, в условиях отказа от отраслевого принципа управления текущее руководство деятельностью директора просто некому осуществлять: большинство отраслевых министерств ликвидировано, а Мингосимущество, которое заключает контракт с директором, решает совершенно иные задачи.15
В хозяйственных же обществах передача управления индивидуальному предпринимателю (управляющей организации) предусмотрена скорее как исключение: так, согласно ст. 42 Закона об ООО такая возможность должна быть прямо предусмотрена уставом общества.
Трудовые отношения не возникают также в случаях, когда руководитель организации является собственником ее имущества: нельзя нанимать самого себя на работу (как, впрочем, и передавать самому себе управление собственным имуществом). Труд такого руководителя полностью самостоятелен и как таковой вообще не подлежит правовому регулированию. В качестве примера можно привести учреждение, финансируемое собственником — физическим лицом, когда сам собственник и является руководителем.
Гражданский кодекс РФ допускает существование хозяйственных обществ как с ограниченной ответственностью (ст. 87), так и акционерных (ст. 98), состоящих из единственного участника. Если этот единственный участник — физическое лицо и он же является руководителем (исполнительным органом) организации, трудовые отношения между ним и организацией столь же невозможны, как и трудовые отношения собственника с финансируемым им учреждением. Между тем в Законе «Об особенностях регулирования труда руководителя организации» говорится лишь, что его действие не распространяется на случаи, когда руководитель является собственником имущества организации. В то же время юридически участник хозяйственного общества, даже единственный, собственником имущества общества не является. Представляется целесообразным при переработке отклоненного Закона изменить формулировку ст. 2, указав, что его действие не распространяется не только на руководителей-собственников, но и на единственных участников хозяйственных обществ. Иначе на практике будут возникать нелепости, подобные описанным Е. Торкановским,16 — при регистрации АО с одним участником. Регистрационная палата требует наличия протокола собрания учредителей, в котором должно быть указано количество присутствующих, сколько «за», сколько «против» и т. п. Думается, что трудовой договор (контракт), подписанный с одной стороны работником имярек, а с другой — им же (при наличии лишь одного участника), но уже в качестве работодателя — нелепость не меньшая. Так же странно будет смотреться и приказ об объявлении самому себе выговора. Между тем подобные вещи не безобидны: они способствуют формальному отношению к юридическим документам.
Не столь очевидна ситуация, когда руководитель владеет частью капитала организации.
Правовое положение участников капитала организации в трудовых отношениях в настоящее время законодательно урегулировано только применительно к кооперативам — глава VI Закона «О производственных кооперативах», принятого 8 мая 1996 г.,17 а также ст. 40 Закона «О сельскохозяйственной кооперации», принятого 8 декабря 1996 г.,18 четко разграничивают регулирование труда членов производственных кооперативов и наемных работников.
Что же касается участников хозяйственных обществ (акционерных и с ограниченной ответственностью), то действующее законодательство никак не выделяет их из остальной массы наемных работников.
Существует точка зрения, согласно которой это и не требуется, поскольку «лица, осуществляющие трудовую деятельность в интересах корпорации — объединения капиталов,19 будучи при этом акционерами или собственниками, состоят в двух различных отношениях: во-первых, в качестве владельца акции или доли (вклада) эти лица участвуют в имущественных отношениях по поводу реализации прав, вытекающих из факта владения, во-вторых, реализуя свою способность к труду, указанные субъекты вступают в трудовые отношения с данной корпорацией как юридическим лицом. Эти два вида отношений в общем не пересекаются, и факт прекращения или возникновения одного из них вовсе не обязательно влечет за собой прекращение или возникновение второго. Правовое положение акционера как наемного работника ничем не отличается от правового положения наемного работника, не имеющего акций».20 Причем особо подчеркивается, что это относится и к руководителям организаций.21
Данные утверждения представляются все же излишне категоричными. Категоричность объясняется, видимо, тем, что на практике вопрос о взаимосвязи трудовых отношений и отношений членства в организации возникает чаще всего из-за попыток администрации АО отобрать (или принудительно выкупить) при увольнении работника акции, полученные им при акционировании предприятия.22 Это, безусловно, совершенно противозаконно, что и подтвердили Верховный и Высший Арбитражный суды: «Если акционер (участник) хозяйственного общества состоит с последним в трудовых отношениях, то прекращение в установленном порядке указанных отношений само по себе не влечет изменения статуса данного лица как акционера (участника)».23
Согласиться же с тем, что участие в капитале организации вообще никак не влияет на трудовые отношения, можно лишь в том случае, если речь идет о мелком акционере крупного общества (каковыми руководители обычно не бывают). В остальных же случаях значительно более обоснована позиция Л.А. Сыроватской,24 которая считает, что правовое регулирование труда участников организаций имеет существенные особенности, причем средства такого регулирования должны быть дифференцированы применительно к отдельным видам организаций.
Дело в том, что участие в капитале дает не только право на получение дивидендов, но и право на участие в управлении делами общества, в том числе и связанными с осуществлением обществом своей работодательской правоспособности. Причем если в трудовых отношениях со всеми остальными работниками от имени организации действует руководитель (исполнительный орган), то в отношениях с ним самим — наблюдательный совет или общее собрание общества. В последнем случае руководитель — владелец доли капитала имеет право непосредственно участвовать в принятии обществом решений, связанных с его деятельностью как работника (в частности, об установлении размера заработной платы, о премировании, наложении дисциплинарных взысканий и т. д.). Так как число голосов, принадлежащих участнику хозяйственного общества, по общему правилу пропорционально его доле в капитале, то в случае большой доли руководителя он сам устанавливает себе заработную плату, выдает себе премии, привлечь же его к дисциплинарной ответственности вообще невозможно.
Законодательство о хозяйственных обществах предусматривает особенности правового положения владельцев крупных долей капитала. Глава XI Закона об АО «Заинтересованность в совершении обществом сделки» специально посвящена ситуациям, когда другой стороной заключаемой от имени общества сделки является, в частности, акционер, владеющий совместно со своим аффилированным лицом (лицами) 20 или более процентами голосующих акций общества. Решения по таким сделкам принимаются советом директоров (наблюдательным советом) общества большинством голосов членов, не являющихся заинтересованными. В определенных случаях данный Закон предусматривает принятие решения общим собранием акционеров — при этом голосуют незаинтересованные акционеры. Таким образом, правомочия по управлению обществом заинтересованных в сделке лиц как бы «замораживаются». Аналогичные положения содержатся в ст. 45 Закона об ООО.
Представляется целесообразным ввести подобные нормы в трудовое законодательство, т. е. предусмотреть, что если исполнительным органом общества является владелец крупной доли капитала, то он не имеет права голоса в высших органах общества при решении вопросов, связанных с оценкой обществом его действий как работника (об установлении размера заработной платы, о премировании, наложении дисциплинарных взысканий и т. д.).25 Пока же это не сделано, представляется допустимым применение к трудовым отношениям руководителя — крупного акционера по аналогии положений главы XI Закона об АО и ст. 45 Закона об ООО.
Трудовой договор, где в качестве работодателя выступает общество, а в качестве работника — владелец контрольного пакета акций этого общества, всегда будет содержать элемент фиктивности. Однако предлагаемая мера позволит хоть в какой-то степени защитить интересы рядовых акционеров и избежать нелепостей, описанных выше.
Особо следует остановиться на обществах, состоящих из небольшого числа участников. Здесь трудовые отношения и отношения, вытекающие из владения капиталом, переплетаются еще туже.
Обычно считается, что «в рамках трудового правоотношения юридическое лицо и его служащие определяют взаимные права и обязанности, в то время как в отношениях членства участники определяют свои взаимные права и обязанности»,26 т. е. предполагается, что юридическое лицо автономно, обособлено от своих участников. Однако такая обособленность не может быть полной: поведение юридического лица определяется совокупной волей конкретных людей — его участников. Именно благодаря этому юридическое лицо и может выступать как субъект права, ведь право есть регулятор волевого поведения людей, ничего другого оно делать не в состоянии. Права и обязанности юридического лица неизбежно трансформируются в конечном счете в права и обязанности конкретных людей. Поэтому отношения участников между собой и их отношения с юридическим лицом как целым тесно связаны, а иногда (в особенности при малом числе участников) не отделимы друг от друга.
Таким образом, сама постановка вопроса о трудовых отношениях между участником и организацией как целым не вполне корректна. На самом деле сторонами правоотношения здесь являются: участник имярек — с одной стороны и все остальные участники — с другой. Недаром в учредительных документах иногда предусматривается, что договор с директором подписывается остальными учредителями (а не от имени общества в целом!).27
При большом числе участников этим различием можно пренебрегать и рассматривать в качестве сторон правоотношения участника и организацию как целое.
На практике, однако, очень часто встречаются ООО, состоящие из двух-трех участников. Говорить здесь о трудовых отношениях участника с организацией как целым вообще нельзя. В этом случае, как совершенно справедливо предлагает Л.А. Сыроватская,28 условия, обычно вырабатываемые сторонами при заключении трудового договора (контракта), необходимо закреплять в учредительном договоре.
По мнению автора, строить отношения между таким ООО и его руководителем на основе трудового договора (контракта), как, впрочем, и договора о передаче управления организацией, между ним и обществом имеет смысл, только если руководитель не является одним из учредителей. В противном случае необходимо законодательно предусмотреть, что правовое положение руководителя (в том числе срок, на который избирается руководитель, его право распоряжаться имуществом общества, условия оплаты труда руководителя, ответственность за причиненные убытки, а также основания для освобождения его от должности) нужно определять непосредственно в учредительных документах, как это предусмотрено29 для председателей производственных кооперативов (напомним, что председателем кооператива может быть только его член). Следует особо подчеркнуть, что речь здесь идет о предложениях, сделанных de lege ferenda. В рамках действующего законодательства договор с руководителем ООО необходимо заключать обязательно (а не ограничиваться, как это чаще всего бывает на практике, протоколом об избрании), поскольку при отсутствии письменного договора с руководителем суды30 исходят из того, что данные отношения регулируются трудовым законодательством, и применяют ч. 3 ст. 18 КЗоТ — фактическое допущение к работе считается заключением трудового договора независимо от того, был ли прием на работу оформлен надлежащим образом. В результате оказывается, что с директором заключен стандартный трудовой договор (контракт), причем если срок, на который избран (назначен) директор не указан, значит, это — трудовой договор (контракт), заключенный на неопределенный срок, и прекращен он может быть только по основаниям, предусмотренным КЗоТом. Его даже нельзя расторгнуть по основаниям, предусмотренным контрактом, — ввиду отсутствия таковых.
Многое из описанного выше относится не только к руководителям, но и к другим работникам-учредителям. Однако на практике владельцы крупных пакетов акций и учредители ООО из малого числа участников редко бывают рядовыми работниками, поэтому рассмотренные особенности наиболее ярко проявляются именно в отношениях с руководителями.
Таким образом, участие руководителя в капитале хозяйственного общества существенно влияет на характер отношений, связанных с его трудом. В больших обществах учесть особенности, связанные с участием руководителя в капитале, можно, распространив на трудовые отношения нормы главы XI Закона об АО, т. е. «замораживая» вытекающие из владения капиталом права руководителя выступать на стороне общества в отношениях, где он выступает как работник. Для обществ же, состоящих из нескольких человек, необходимо законодательно предусмотреть, что правовое положение руководителя-учредителя, в том числе и в части регулирования его труда, определяется учредительными документами общества.
* Старший преподаватель юридического факультета Ростовской государственной экономической академии.
1 СЗ РФ. 1997. № 44. Ст. 5078.
2 Трудовое право России: Учебник для вузов / Отв. ред. Р.З. Лившиц, Ю.П. Орловский. М., 1998. С. 24; Нуртдинова А.Ф., Чиканова Л.А. Соотношение трудового и нового гражданского законодательства // Новый Гражданский кодекс России и отраслевое законодательство. Институт законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве Российской Федерации. Труды 59. М., 1995. С. 14; Глазырин В.В. Особенности регулирования труда в акционерных обществах // Законодательство и экономика. 1997. № 3—4 (145—146).
3 Мартиросян Э.В. Правовая природа отношений между руководителем организации и собственником ее имущества // Государство и право. 1996. № 10. С. 48—53.
4 Панин С., Александрова З. Контракты директоров должны быть пересмотрены // Экономика и жизнь. 1996. № 4. С. 38.
5 Возможность различного характера отношений руководителя с организацией признает и В.В. Глазырин, который считает, что договоры с руководителем могут быть двух видов: обычным трудовым договором и предпринимательским контрактом, однако, по его мнению, последний также должен быть разновидностью трудового договора (контракта), а не гражданско-правовым договором (см.: Глазырин В.В. Проблемы правового регулирования труда в негосударственных организациях // Правовое регулирование труда в условиях перехода к рыночной экономике. Институт законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве РФ. Труды 60. М., 1995. С. 8—18).
6 СЗ РФ. 1996. № 1. Ст. 1.
7 Российская газета. 1998. 17 февр.
8 Панин С., Александрова 3. Контракты директоров должны быть пересмотрены.
9 В цивилистической литературе нет единого мнения — является ли управление организацией как юридическим лицом разновидностью управления имуществом или это различные отношения (см.: Гражданское право: Учебник. Ч. II / Под. ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. М., 1997. С.  586—587).
10 Постановление Государственной Думы Федерального Собрания РФ «О Федеральном законе “Об особенностях регулирования труда руководителя организации”» // СЗ РФ. 1997. № 25. Ст. 2851. — Закон отклонен Президентом РФ (Письмо от 7июля 1998 г. № Пр-1118).
11 Таль Л.С. Трудовой договор. Цивилистическое исследование. Ч. 1. Общие учения. Ярославль, 1913. С. III.
12 Как это и предусматривалось п. 2 ст. 3 Закона РСФСР «О предприятиях и предпринимательской деятельности» (Ведомости Совета народных депутатов и Верховного Совета РСФСР. 1990. № 30. Ст. 418), а также Типовым контрактом с руководителем федерального государственного предприятия (утв. распоряжением Госкомимущества РФ от 25 марта 1994 г. № 599-р, в настоящее время отменен распоряжением Госкомимущества РФ от 29 ноября 1996 г. № 1268-р).
13 Подробнее об этом см.: Акопова Е.М., Акопов Д.Р. Особенности правового регулирования труда руководителей государственных унитарных предприятий // Государство и право. 1997. № 6. С. 55—59.
14 См. также Постановление Правительства РФ от 1 октября 1994 г. «Об отчетности руководителей федеральных государственных предприятий, действующих на основании контрактов, заключаемых в соответствии с гражданским законодательством, и представителей государства в органах управления акционерных обществ (товариществ и иных предприятий смешанной формы собственности), акции (доли, паи) которых закреплены в федеральной собственности» // СЗ РФ. 1994. № 24. Ст. 2639.
15 Постановление Правительства РФ от 29 декабря 1997 г. «Вопросы Министерства государственного имущества Российской Федерации» // СЗ РФ. 1998. № 1. Ст. 144.
16 Торкановский Е. Особенности управления акционерными обществами с государственным капиталом // Хозяйство и право. 1997. № 8. С. 31—40.
17 СЗ РФ. 1996. № 20. Ст. 2321.
18 Там же. 1995. № 50. Ст. 4870.
19 Под корпорацией — объединением капиталов понимают организацию, в которой личный труд не является обязательным условием членства. К таким организациям относятся, в частности, хозяйственные общества — акционерные и с ограниченной ответственностью.
20 Курс российского трудового права: В 3 т. Т.1: Общая часть / Под. ред. Е.Б. Хохлова. СПб., 1996. С. 97. — Аналогичную позицию занимают А.Ф. Нуртдинова и Л.А. Чиканова (см. сн. 2). Ранее этот подход был законодательно закреплен ст. 26 Закона «О предприятии и предпринимательской деятельности». В настоящее время данная статья утратила силу (Федеральный закон от 30 ноября 1994 г. // СЗ РФ. 1994. № 32. Ст. 3302).
21 Курс российского трудового права. С. 102.
22 Подробнее об этом см.: Глазырин В.В. Особенности регулирования труда в акционерных обществах.
23 Пункт 23 Постановления Пленума Верховного Суда РФ, Пленума ВАС РФ от 1 июля 1996 г. «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского Кодекса Российской Федерации» // Вестник ВАС РФ. 1996. № 9.
24 Сыроватская Л.А. Трудовые отношения и трудовое право // Государство и право. 1996. № 7. С. 75—82.
25 К договорам о передаче управления обществом индивидуальному предпринимателю или управляющей организации, когда этот предприниматель или организация являются крупными акционерами общества, нормы главы XI Закона об АО и ст. 45 Закона об ООО можно применять непосредственно, ибо такой договор является гражданско-правовой сделкой.
26 Курс российского трудового права. С. 97.
27 Устав ЗАО «Артекс» г. Ростов-на-Дону. 1996 г. (в данном уставе оговорено, что генеральный директор избирается из числа акционеров).
28 Сыроватская Л.А. Трудовые отношения и трудовое право. С. 78.
29 Пункт 3 ст. 17 Закона «О производственных кооперативах» (СЗ РФ. 1996. № 20. Ст. 2321).
30 Решение Первомайского суда г. Ростова-на-Дону от 22 октября 1993 г.



ОГЛАВЛЕНИЕ