ОГЛАВЛЕНИЕ

К вопросу о материальных последствиях преступлений в сфере экономики
№ 1
04.01.1999
Тюнин В.И.
Одной из проблем науки уголовного права является проблема установления оптимальных критериев, позволяющих отнести последствия того или иного деяния к уголовно значимым. Решение этого вопроса имеет два аспекта. Первый лежит в практической плоскости и предполагает необходимость отграничения уголовно наказуемого деяния от малозначительного. Второй носит теоретический характер и связан с поиском и описанием единиц измерения вреда, причиненного преступлением.
В отношении определения вреда, носящего материальный характер, в литературе нет единого подхода. Прежде всего это касается описания последствий в преступлениях против собственности. Предполагалось, что данный вопрос будет решен в новом Уголовном кодексе РФ (далее — УК). Оправдались ли эти надежды и насколько?
В УК в разделе VIII «Преступления в сфере экономики» большинство преступлений имеют указание на последствия материального характера. В статьях главы 21 «Преступления против собственности» наступление материального ущерба является неотъемлемым признаком девяти составов преступлений. В главе 22 «Преступления в сфере экономической деятельности» в 14 статьях из 32 содержится указание на последствия материального характера. В главе 23 «Преступления против интересов службы в коммерческих и иных организациях» такие последствия предусмотрены в трех статьях из четырех. В указанных уголовно-правовых нормах употребляются следующие термины, характеризующие материальные последствия, достаточно близкие по смыслу: «крупный ущерб», «крупный размер», «значительный ущерб», «существенный вред», «значительный размер», «имущественный ущерб» и «особо крупный размер». В некоторых составах преступлений законодатель использует термин «тяжкие последствия».
Признавая в качестве априорного положение о необходимости максимальной унификации и формализации последствий, имеющих материальный характер, попытаемся установить, удалось ли добиться этого в новом УК.
Из всех перечисленных понятий требованию формализации отвечают следующие: «крупный размер», «особо крупный размер» и «значительный размер». Заметим, что эти понятия характеризуют не только последствия преступления, но в ряде случаев относятся к самому деянию. Причем содержание и количественная сторона категорий, характеризующих деяния и последствия, тесно между собой связаны. Так, например, для установления величины «крупного размера» приобретаемого или сбываемого имущества, заведомо добытого преступным путем, справедливо предлагается ориентироваться на стоимостный критерий, указанный в п. 2 примечания к ст. 158 УК.
Наиболее оптимальным при определении последствий преступлений является применение формализованных критериев. Примером служит состав преступления, описанный в ст. 158 УК, где понятие «крупный размер» хищения раскрыто в примечании: крупным размером в статьях главы 21 УК признается стоимость имущества, в 500 раз превышающая минимальный размер оплаты труда, установленный законодательством Российской Федерации на момент совершения преступления.
Поскольку установление последствий, имеющих формально определенные величины, не представляет значительной сложности, обратимся к понятиям, имеющим оценочный характер.
Статья 158 УК содержит признак «значительный ущерб», который в УК РСФСР 1960 г. характеризовал последствия кражи личной собственности граждан. В новом УК этот признак в том же значении употребляется в ст. 159, 160, 161, 167.
При решении вопроса о величине «значительного ущерба» в указанных случаях следует руководствоваться Постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 25 апреля 1995 г., который рекомендует исходить из стоимости похищенного и других существенных обстоятельств: «...материальное положение физического лица… значимость утраченного имущества для собственника или иного владельца».1 Однако в Постановлении ничего не говорится о границах, в которых устанавливается «значительный ущерб». В советское время в теории уголовного права значительным рекомендовалось признавать ущерб, который превышал среднемесячную заработную плату.2 В настоящее время ориентироваться на минимальный размер оплаты труда неверно, учитывая бедственное положение большей части населения страны. Не дает основания исходить при определении значительности ущерба из минимального размера оплаты труда и решение Пленума Верховного Суда РФ по делу Н., в котором сказано, что «уголовная ответственность за хищение чужого имущества не связана с минимальной месячной оплатой труда...».3
Понятие «имущественный ущерб» с точки зрения грамматического толкования — это родовое понятие ущерба, который может иметь стоимостную оценку. Однако практика применения требует более точного определения его размера. Преступление, предусмотренное ст. 165 УК, представляет меньшую опасность для отношений собственности по сравнению с хищениями, о чем свидетельствует отнесение его к категории преступлений небольшой тяжести.
Ориентируясь на термин «значительный ущерб» (ч. 2 ст. 158 УК), некоторые ученые полагают, что следует считать ненаказуемым деяние, предусмотренное ч. 1 ст. 165 УК, если ущерб не достигает значительного.4 Если признать эту точку зрения верной, то решение вопроса в практическом плане будет затруднено отсутствием формально определенного критерия «значительный ущерб». Кроме того, в теоретическом плане не совсем корректно сравнивать понятия «имущественный ущерб» (ст. 165 УК) и «значительный ущерб» (ст. 158 УК).
Выделяя «значительный ущерб» в качестве признака, характеризующего последствия преступлений главы 21 УК, следовало бы определить его нижний предел, который должен быть более 1/10 части минимального размера оплаты труда, установленного законодательством Российской Федерации на момент совершения преступления (ориентиром здесь служит существующая следственная и судебная практика по применению ст. 158 УК).
Размер имущественного ущерба в ст. 165 УК, на наш взгляд, должен превышать один минимальный размер оплаты труда. Такой же размер ущерба должен быть установлен и для ч. 1 ст. 158 УК, за исключением случаев причинения ущерба гражданину. В свою очередь это потребует установления в ст. 49 Кодекса РСФСР об административных правонарушениях ответственности за хищение не только государственного имущества, но и любого чужого имущества.
В VIII разделе УК ряд статей содержат признак «крупный ущерб». В статьях главы 21 УК крупный ущерб может быть приравнен к крупному размеру, поскольку чаще всего он имеет стоимостный критерий. Не случайно ст. 89 УК РСФСР 1960 г. (в редакции Закона от 5 декабря 1991 г.) наряду с крупным размером предусматривала крупный ущерб, который превышал 50 минимальных размеров оплаты труда.5
Крупный ущерб в статьях главы 22 УК РФ по своему объему и содержанию отличается от ущерба в преступлениях против собственности. К сожалению, в главе 22, так же как и в главе 21, понятие «крупный ущерб» является оценочным. В ст. 171 ущерб, например, может заключаться в причинении вреда потребителю, другим предпринимателям, государству. Что касается величины крупного ущерба, то ее предлагают дифференцировать, исходя из того, кто является потерпевшим.6
Представляется, что употребление термина «крупный» в словосочетании «крупный ущерб» дает основание формализовать этот вид ущерба независимо от того, в каком составе преступления он используется. Логично это сделать в примечании к первой статье той главы, где он употребляется, например к ст. 169 главы 22 УК.
Относительно статей главы 22 в научной литературе высказана точка зрения, что крупный ущерб должен составлять сумму, превышающую 500 минимальных размеров оплаты труда.7 На наш взгляд, крупный ущерб может быть суммарным, причем отдельным потерпевшим вред может быть причинен в меньшем размере (ст. 185, 195, 196 и др.).
Если же преступлением причинен вред, который нельзя измерить в стоимостном выражении, то следует использовать понятие «иные тяжкие последствия», как это сделано в ст. 196 УК.
Понятие «тяжкие последствия» тоже является оценочным. Эти последствия не должны подвергаться стоимостной оценке. Сюда относится причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью людей, приостановка или дезорганизация работы предприятия, учреждения, организации и т. п.8 В преступлении, предусмотренном ст. 197, тяжкие последствия могут выразиться в крахе предприятия-контрагента, «обанкротившейся» организации или предпринимателя.
В ст. 201 и 202 в качестве последствий преступления предусмотрен признак «существенный вред». В УК РСФСР 1960 г. названный признак употреблялся в главе 7 «Должностные преступления». Пленум Верховного Суда СССР рекомендовал для решения вопроса о существенности вреда учитывать «степень отрицательного влияния противоправного деяния на нормальную работу предприятия, организации, учреждения, характер и размер понесенного ими материального ущерба, число потерпевших граждан, тяжесть причиненного им морального, физического или имущественного вреда и т. п.».9
Практика свидетельствует, что в подавляющем большинстве случаев признак «существенный вред» носит материальный характер, а его минимальный размер десятикратно превышает минимальный размер оплаты труда, установленный законодательством Российской Федерации.10
В настоящее время относительно ст. 201 и 202 УК некоторые авторы полагают, что существенный вред состоит в убытках, имеющих крупный размер, потере рабочих мест, существенном снижении базы налогообложения, создании угрозы неплатежеспособности организации либо в угрозе ее рентабельности, в связанных с устранением причиненного вреда крупных материальных затратах, а также в моральном вреде, затрагивающем деловую репутацию организации.11
На наш взгляд, понятие «существенный вред» может быть формально определенным и распространяться на те случаи, когда вред заключается в причинении материального ущерба (т.е. имеет стоимостное выражение). Такой подход реализован, например, в УК Украины.12
Конструкция уголовно-правовых норм, содержащих оценочные понятия вреда, причиняемого преступлением, вызывает сложности при их применении. Чтобы избежать сложностей, связанных с определением критериев крупного ущерба, следует изменить редакцию некоторых статей VIII раздела УК РФ. Признак «крупный ущерб» необходимо исключить из ряда уголовно-правовых норм (ч. 2 ст. 169, ч. 1 ст. 171, ч. 1 ст. 172, ст. 176, 180, 185, 195, 197 УК). Акцент при конструировании уголовно-правовых норм должен быть сделан на иных криминально-значимых признаках деяния. По образному выражению В.В. Есипова, «материальные последствия преступления, которым придавали первенствующее значение, ныне уступили место психическим элементам».13 Именно такой подход использовали составители Уголовного уложения 1903 г. при конструировании уголовно-правовых норм, являющихся аналогами действующих сегодня норм, касающихся преступлений в сфере экономики. При сохранении уголовно-правовых норм в их нынешнем виде потребуется анализ правоприменительной практики с целью выработки единой позиции в трактовке последствий преступлений. В составах преступлений, где последствия могут быть подвергнуты стоимостной оценке, следует указать их формально определенные величины.
* Кандидат юридических наук, доцент, докторант Санкт-Петербургского университета МВД России.
1 Бюллетень Верховного Суда РФ. 1995. № 7. С. 2.
2 Владимиров В.А. Квалификация похищений личного имущества. М., 1974. С. 184—185.
3 Бюллетень Верховного Суда РФ. 1996. № 3. С. 9.
4 Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации. М.: Вердикт, 1996. С. 269.
5 Ведомости Съезда народных депутатов РСФСР и Верховного Совета РСФСР. 1991. № 52. Ст. 1867.
6 Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации. М.: Вердикт. С. 279; Викулин А.Ю. Понятие ущерба в УК РФ: применительно к гл. 22 // Государство и право. 1998. № 4. С. 102.
7 Научно-практический комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации. Н. Новгород, 1996. Т. 1. С. 565, 566.
8 Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации. М.: Инфра-М-Норма, 1996. С. 220.
9 Постановление Пленума Верховного Суда СССР «О судебной практике по делам о злоупотреблении властью или служебным положением, превышении власти или служебных полномочий, халатности и должностном подлоге» от 30 марта 1990 г. // Бюллетень ВС СССР. 1990. № 3. С. 16.
10 Уголовное право. Особенная часть: Учебник / Под ред. Б.В. Здравомыслова. М., 1995. С. 373.
11 Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации. М.: Инфра-М-Норма. С. 138, 231.
12 Уголовный кодекс Украины (с изменениями и дополнениями по состоянию на 1 февраля 1998 года). Харьков, 1998.
13 Есипов В.В. Уголовное право. Часть особенная. Преступления против государства и общества. 3-е изд. М., 1912. С. 185.



ОГЛАВЛЕНИЕ