ОГЛАВЛЕНИЕ

Осуществление преступного намерения и неоконченное преступление
№ 1
04.01.1999
Редин М.П.
Недоведение преступления до конца по независящим от воли лица обстоятельствам либо добровольно — распространенное явление. В связи с принятием и введением в действие нового Уголовного кодекса РФ 1996 года (далее — УК РФ) этот вопрос требует теоретического осмысления и законодательного уточнения, так как проблема ответственности за неоконченное преступление тесно связана с проблемами начала уголовной ответственности, разграничения наказуемого и ненаказуемого в уголовном праве.
Стадии осуществления преступного намерения. Сами по себе эти стадии в уголовном законодательстве, как правильно замечает Н.Ф. Кузнецова, значения не имеют.1  В уголовно-правовой доктрине стадии осуществления преступного намерения являются предметом изучения и нужны для разграничения оконченного и неоконченного преступлений (причем совершаемых только с прямым умыслом), приготовления и покушения как видов неоконченного преступления, оконченного преступления и добровольного отказа от преступления, а также для конструирования в законе и правильного применения в процессе квалификации так называемых преступлений с формальным и усеченным составами.
Непосредственным источником умышленного преступления, как и всякого сознательного поступка человека, является субъективный волевой акт, т. е. решимость совершить или не совершить определенные действия (бездействие).2  Совершаемое конкретным лицом конкретное умышленное преступление всегда выражается вовне в виде действий (бездействия), представляющих собой реализацию преступного замысла. Об этом образно писал Н.С. Таганцев: «Энергичным актом решимости преступная воля из периода замысла переходит в деятельность; но путь, который предстоит пройти преступнику до осуществления задуманного, бывает иногда весьма продолжительным, и его отдельные ступени представляют значительный интерес в учении о юридической конструкции преступного деяния».3 
Следовательно, волевые действия (бездействие) субъекта всегда связаны с процессами мышления, а поэтому в указанных действиях (бездействии) обязательно есть как объективный, так и субъективный моменты. В этих действиях (бездействии) проявляется намерение (замысел) совершить его. «У отдельного человека для того, чтобы он стал действовать, — указывал Ф. Энгельс, — все побудительные силы, вызывающие его действия, неизбежно должны пройти через его голову, должны превратиться в побуждения воли».4  Таким образом, человек осуществляет свою деятельность (в том числе и преступную) посредством действия или бездействия по своему желанию в соответствии с поставленными перед собой целями и избранными для их достижения средствами.5 
Осуществление замысла на преступление означает, что мыслительная деятельность субъекта находит объективное воплощение в определенных действиях (бездействии). Сам процесс реализации преступного замысла всегда проявляется вовне и связан с выполнением лицом двух определенных качественно различных комплексов действий (бездействия), направленных соответственно на подготовку к преступлению и на совершение преступления, т. е. проходит две стадии: стадию подготовки к преступлению и стадию совершения преступления, которые различаются между собой объемом выполнения данного замысла, характером совершаемых при этом действий (бездействия), отсутствием или наличием вредных последствий.
Однако, например, Н.С. Таганцев, по его выражению, отдельные ступени развивающейся преступной деятельности как проявление вовне преступной воли логически сводил к трем типам: 1) воли обнаружившейся, заявившей чем-либо свое бытие, но не приступившей еще к осуществлению задуманного; 2) воли осуществляющейся, т. е. покушающейся учинить преступное деяние, и 3) воли осуществившейся.6  Почти во всех литературных источниках называются три стадии совершения преступления: 1) приготовление к преступлению; 2) покушение на преступление; 3) оконченное преступление.
Это, на наш взгляд, неверно. Во-первых, следует говорить не о ступенях (стадиях) развивающейся преступной деятельности или совершения преступления, а о стадиях (ступенях) осуществления преступного намерения. Такой вывод вытекает из действующего в российском уголовном праве принципа вины (ст. 5 УК РФ) и законодательного определения приготовления к преступлению (ч. 1 ст. 30 УК РФ), которым признаются приискание, изготовление или приспособление лицом средств или орудий совершения преступления, приискание соучастников преступления, сговор на совершение преступления либо иное умышленное создание условий для совершения преступления (т. е. приготовление к преступлению не является совершением преступления). Во-вторых, подготовительные к преступлению действия (бездействие) являются началом осуществления преступного намерения, но не началом совершения преступления. В-третьих, стадия — это период, ступень в развитии чего-нибудь.7  В-четвертых, понятия «приготовление к преступлению», «покушение на преступление», «оконченное преступление» являются противоречащими друг другу (контрадикторными). Положительное понятие «преступление оконченное» и отрицательное понятие «преступление неоконченное (приготовление к преступлению, покушение на преступление)» исчерпывают весь объем родового понятия «преступление»: любое преступление является или оконченным, или неоконченным (приготовлением к преступлению или покушением на преступление).
В корне неправильным представляется утверждение В.Д. Иванова, что каждая из трех названных стадий совершения преступления (т. е. приготовление к преступлению, покушение на преступление, оконченное преступление) является составной частью посягательства в целом.8  Н.В. Лясс вопреки логике так прямо и пишет: «Умышленная преступная деятельность может проходить три этапа: приготовление, покушение и оконченное преступление».9  Она же дает неправильное определение понятия «стадии преступления». По ее мнению, таковыми являются определенные этапы в развитии умышленного преступления, заключающиеся в приготовлении к совершению преступления, в покушении на совершение преступления и в осуществлении оконченного преступления.10  Б.В. Здравомыслов стадии совершения преступления определяет как этапы подготовки и непосредственного совершения умышленного преступления, различающиеся между собой по характеру (содержанию) совершенных действий и моменту прекращения преступного поведения,11  что также в корне неправильно.
Приходится только удивляться и сожалеть, что указанные алогизмы столь длительное время мирно существовали в науке уголовного права. Однако еще в 1958 г. Н.Ф. Кузнецова (пожалуй, единственная из исследователей) заняла принципиально правильную позицию относительно разграничения, по ее выражению, стадий развития преступной деятельности, т. е. приготовительные действия и исполнение преступления, и видов неоконченного преступления, т. е. приготовление и покушение.12  Но ее позиция не была поддержана,13  и впоследствии Н.Ф. Кузнецова к двум указанным ею стадиям развития преступной деятельности необоснованно присовокупила третью — наступление преступных последствий.14 
О необходимости разграничения понятий «стадии совершения преступления» и «неоконченное преступление» и их критериях писал в 1987 г. В.Н. Кудрявцев.15 В учебном пособии «Новое уголовное право России» Н.Ф Кузнецова справедливо замечает, что в некоторых проектах, например в проекте Уголовного уложения России (Общая часть), институт неоконченного преступления именовался неверно — «стадии совершения преступления».16  Непоследователен в этом вопросе и Н.П. Кузнецов: в одном месте своей работы приготовление к преступлению и покушение на преступление он называет формами неоконченной, предварительной преступной деятельности, в другом — стадиями осуществления преступного намерения,17  хотя в обоих случаях речь идет об одном и том же — о видах неоконченного преступления.
Вопрос о четком разграничении и различении понятий «стадии осуществления преступного намерения» (а не «стадии совершения преступления») и «виды неоконченного преступления» носит скорее не терминологический, а сущностный характер. Неправильное его разрешение привело к неполному, а потому принципиально неверному определению термина «покушение на преступление» (что показано ниже), а также к бесконечным спорам о правильности или неправильности понятий «добровольно оставленное покушение», «добровольный отказ от оконченного или неоконченного покушения».18  Все это длительное время тормозило развитие учения о стадиях осуществления преступного намерения и видах неоконченного преступления в науке уголовного права и, соответственно, совершенствование законодательства об ответственности за неоконченное преступление и практики его применения. К сожалению, в свое время позиция Н.Ф. Кузнецовой не была поддержана, хотя она обоснованно критиковала формулу «добровольный отказ от приготовления или покушения» и правильно утверждала, что большинство советских исследователей допускают в данном вопросе серьезную ошибку.19 
Таким образом, стадии осуществления преступного намерения — это этапы реализации лицом своего замысла на конкретное преступление, проявляющиеся во внешнем его поведении и существенно различающиеся между собой объемом выполнения данного замысла, характером совершаемых при этом действий (бездействия), отсутствием или наличием вредных последствий. А таких стадий две: 1) стадия подготовки к преступлению и 2) стадия совершения преступления. В сжатом виде рассматриваемое сформулируем так: стадии осуществления преступного намерения — это определенные этапы умышленной преступной деятельности лица, заключающиеся в подготовке и совершении задуманного им преступления. В пределах каждой стадии большое значение имеют особенности каждого действия (бездействия), образующего умышленную преступную деятельность, например: начало подготовки или уже завершенная подготовка к преступлению, начало исполнения непосредственно направленных на совершение преступления умышленных действий (бездействия) или их полное завершение и т. д.
Очевидно, что стадии возможны лишь при совершении умышленных преступлений, т. е. при осуществлении преступного намерения, к тому же характеризующихся лишь прямым умыслом. Это обусловлено тем, что стадии представляют собой определенные этапы реализации преступного умысла на совершение конкретного преступления и осуществления целенаправленной преступной деятельности. Нельзя готовиться к преступлению и начать его выполнять не только по неосторожности, но и с косвенным умыслом. Указанный в прежнем законе (ст. 8 УК РСФСР 1960 года) волевой элемент косвенного умысла в виде сознательного допущения наступления преступного последствия исключает целенаправленную преступную деятельность. Стало быть, наличие совершения преступления с субъективной стороны ограничено преступлениями, совершенными только с прямым умыслом.20  То же самое можно сказать о волевом элементе косвенного умысла в виде сознательного допущения наступления общественно опасных последствий либо безразличного к ним отношения (ч. 3 ст. 25 УК РФ).
Итак, подготовка к преступлению является первой стадией осуществления преступного намерения.
Термин «подготовить» означает сделать что-нибудь предварительно для устройства, организации чего-нибудь,21  а понятие «предварительная деятельность» — нечто предшествующее чему-либо.22  Следовательно, подготовиться к чему-нибудь значит осуществить такую деятельность, которая предшествует чему-либо; или: подготовка к чему-нибудь означает осуществление такой деятельности, которая предшествует чему-либо. Если изыскания филологов переложить на язык уголовного права, то «подготовка к преступлению» — это стадия осуществления преступного намерения, в процессе которой лицо умышленно создает условия для совершения преступления.
Подготовительные действия (бездействие) крайне разнообразны. Однако мы полагаем, что их можно свести к двум группам: 1) приискание, изготовление или приспособление лицом средств или орудий совершения преступления, приискание соучастников преступления, сговор на совершение преступления и т. п.; 2) «поставление» объекта или себя в отношении его в такое положение, чтобы на него можно было воздействовать данными средствами (например, устранение лиц, которые могут помешать преступлению; отравление собак за некоторое время до кражи, и т. д.23 ).
Умышленное создание лицом условий для совершения преступления, прерванное по независящим от воли этого лица обстоятельствам до начала совершения преступления, получило в уголовном законодательстве название «приготовление к преступлению» — одного из двух видов неоконченного преступления. Совершение преступления — это такая стадия осуществления преступного намерения, в процессе которой лицо нападает24  на объект преступления и непосредственно приводит преднамеренное в исполнение.
Рассматриваемая стадия, следовательно, состоит из двух фаз: 1) фазы нападения на объект преступления и 2) фазы непосредственного приведения преднамеренного в исполнение. Именно с момента начала нападения на намеченный виновным объект25  начинается вторая стадия осуществления преступного намерения — совершение преступления. В момент окончания нападения на намеченный виновным объект образуется, по нашему мнению, посягательство на объект преступления.
Вопрос об объеме понятия «посягательство» издавна вызывал острые споры, и относительно его разрешения существуют большие разногласия до настоящего времени. Так, в германской литературе одни ученые отождествляют понятие посягательства с покушением, другие считают понятие покушения более широким, а третьи полагают, что это понятие объемлет и приготовительные действия, непосредственно примыкающие к покушению.26  В последние десятилетия высказано множество мнений относительно понимания рассматриваемого нами понятия (особенно применительно к посягательству на жизнь работника милиции или народного дружинника, предусмотренному ст. 1912 УК РСФСР 1960 года). Единственно правильным, на наш взгляд, является понимание посягательства как всякой деятельности, при помощи которой преднамеренное должно быть непосредственно приведено в исполнение.27 
В процессе осуществления этой стадии преступного намерения образуется либо оконченное преступление, либо покушение на преступление, либо добровольный отказ от преступления. Неоконченная на стадии совершения преступления по независящим от воли лица обстоятельствам деятельность по осуществлению преступного намерения (разумеется, с учетом предшествовавшей совершению преступления подготовки) получила в уголовном законодательстве название «покушение на преступление». Не доведенная по собственной воле до конца преступная деятельность лица по осуществлению преступного намерения, если это лицо осознавало возможность доведения преступления до конца, получила в уголовном законодательстве название «добровольный отказ от преступления». Причем добровольный отказ от преступления возможен как на стадии подготовки к преступлению, так и на стадии совершения преступления.
Следует отметить, что любая целенаправленная деятельность человека (в том числе общественно полезная) осуществляется по изложенной схеме. Это можно проиллюстрировать примером из области спорта: разминка спортсмена (прыгуна в длину с разбега) в секторе для прыжков, решившего показать определенный результат, — это подготовка; начало его разбега — это начало нападения; момент окончания разбега — это посягательство; попадание ноги прыгуна на толчковую доску, отталкивание от нее, полет, приземление — непосредственное приведение преднамеренного в исполнение.
Понятие оконченного преступления. Основное разграничение преступлений в зависимости от степени осуществления преступного намерения — это деление на оконченное и неоконченное преступления. Особенная часть уголовного законодательства непосредственно связывает уголовную ответственность именно с оконченным преступлением. При оконченном преступлении причинен вред или создана угроза причинения вреда личности, обществу или государству (в том случае, когда закон считает преступление оконченным).
Мнение Н.Д. Дурманова, что об оконченном преступлении можно говорить в двояком смысле: во-первых, в смысле конструкции оконченного преступления в законе, т. е. в соответствующей статье Особенной части УК, и, во-вторых, в смысле определения преступления в судебной практике,28  на наш взгляд, неверно, так как в соответствии с принципом законности преступность деяния, а также его наказуемость и иные уголовно-правовые последствия определяются только уголовным законодательством, а суд лишь применяет закон. Можно и следует говорить о юридическом и фактическом моментах окончания преступления, которые при совершении конкретного преступления далеко не всегда совпадают: это зависит от типа юридической конструкции определенного законом преступления.
Точное определение в Особенной части УК РФ признаков всех оконченных преступлений позволяет в каждом конкретном случае совершения преступного деяния установить степень осуществления лицом его преступного намерения, и прежде всего сказать — совершено или нет оконченное преступление, т. е. в каждом конкретном случае закон в Особенной части УК РФ определяет состав оконченного преступления. Отметим, что прежний УК РСФСР 1960 года не давал общего понятия оконченного преступления. Необходимо иметь в виду, что в понятие оконченного преступления включаются лишь преступления, совершаемые с прямым умыслом.
Уложение Российской Империи о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г. в ст. 12 понятие оконченного преступления трактовало следующим образом: «Преступление почитается совершившимся, когда в самом деле последовало преднамеренное виновным, или же иное от его последствий зло».29  Но это определение, как отмечал Н.С. Таганцев, возбуждало значительные недоразумения ввиду того, что, исходя из текста закона, для признания преступления окончательным было безразлично, последовало ли зло преднамеренное, или же иное.30 
Разъяснения об определении момента окончания отдельных видов преступлений содержатся в постановлениях Пленума Верховного Суда СССР и Пленума Верховного Суда РФ. Так, изнасилование следует считать оконченным преступлением с момента начала полового акта.31  Дача взятки, получение взятки и посредничество во взяточничестве считаются оконченными с момента принятия должностным лицом хотя бы части взятки.32 
В уголовно-правовой литературе учеными даются различные определения рассматриваемого понятия.33  И.С. Тишкевич, например, довольно расплывчато определяет оконченное преступление как «такое умышленное преступное деяние, объективная сторона которого получила развитие, предусмотренное соответствующей статьей особенной части Уголовного Кодекса».34  «Оконченным преступление будет тогда, когда в совершенном деянии имеются все признаки состава того преступления, на совершение которого был прямо направлен умысел виновного», — пишет Н.Д. Дурманов.35  С его мнением солидарны А.Н. Игнатов, Ю.А. Красиков.36  Н.В. Лясс пишет, что «наличие в действих лица признаков состава данного преступления, установленных уголовным законом, образует оконченное преступление».37 
В ч. 1 ст. 29 УК РФ дано определение оконченного преступления: «Преступление признается оконченным, если в совершенном лицом деянии содержатся все признаки состава преступления, предусмотренного настоящим Кодексом». Н.Ф. Кузнецова считает эту дефиницию неудачной и требующей ограничительного толкования, так как она не учитывает субъективную направленность деяния, и предлагает иное определение: оконченным признается такое преступление, в котором содержатся все признаки состава преступления, совершить которое лицо желало либо соглашалось с неизбежностью его последствий.38 
Общим недостатком приведенных определений является их неприменимость к преступлениям с усеченным составом. Нам же импонирует позиция М.Д. Шаргородского, который считал, что преступление окончено не только тогда, когда виновный довел до конца свое преступное намерение, но и тогда, когда полностью выполнено предусмотренное составом деяние, хотя желаемый результат и не наступил.39  Однако это определение следует изложить несколько иначе: преступление признается оконченным, если в деятельности лица по реализации преступного намерения содержатся все признаки состава преступления, предусмотренного Особенной частью уголовного закона. Соответствующие изменения предлагаем внести в ч. 1 ст. 29 УК РФ.
Понятие неоконченного преступления и его видов. Деятельность лица по реализации преступного намерения в конечном счете может привести к одному из следующих имеющих различное юридическое значение последствий: 1) к оконченному преступлению; 2) к прерыванию подготовки к преступлению по независящим от воли лица обстоятельствам до начала совершения преступления; 3) к прекращению умышленных действий (бездействия) лица, непосредственно направленных на совершение преступления, также по независящим от воли лица обстоятельствам; 4) наконец, к прекращению до ее завершения актом добровольного отказа лица от преступления. Когда в уголовном праве речь идет об ответственности за неоконченное преступление, то имеются в виду второй и третий случаи, т. е. когда деятельность лица по реализации преступного намерения была окончательно прекращена на стадии подготовки к преступлению либо на стадии совершения преступления по независящим от воли лица обстоятельствам соответственно до начала совершения преступления или до момента «наполнения» всеми признаками состава преступления, предусмотренного уголовным законом (т. е. до момента доведения преступления до конца).
Вследствие того, что осуществления преступной деятельности в полном объеме не произошло (было прекращено по независящим от воли лица обстоятельствам на стадии подготовки к преступлению либо на стадии совершения преступления), имеется несоответствие между совершенным деянием и умыслом этого лица. В то время как умыслом лица охватывалась вся совокупность действий (бездействия) и причинения вреда (создание угрозы причинения вреда), в действительности не были совершены некоторые действия, а потому не наступили намеченные этим лицом вредные последствия. Основное различие между неоконченным и оконченным преступлением состоит в том, что в неоконченном преступлении умысел только частью находит воплощение во внешних действиях (бездействии) лица и их последствиях, а в оконченном преступлении объективная и субъективная стороны преступного деяния по содержанию совпадают.
Ранее действовавшее уголовное законодательство не давало определения понятия неоконченного преступления, но из ст. 15 УК РСФСР 1960 года можно сделать вывод, что под неоконченным преступлением законодатель понимал приготовление к преступлению и покушение на преступление. В новом УК РФ прямо сказано, что неоконченным преступлением признаются приготовление к преступлению и покушение на преступление (ч. 2 ст. 29). Неверно относить, как Н.Ф. Кузнецова, добровольный отказ от преступления к видам неоконченного преступления.40 
Из изложенного вытекает, что неоконченное преступление включает в себя все случаи выполнения действий (бездействия) по подготовке и совершению умышленного преступления, если эти деяния не выразились в виде оконченного преступления либо добровольного отказа от преступления.
В специальной литературе в отношении приготовления к преступлению и покушения на преступление распространено понятие «предварительная преступная деятельность». В отношении покушения на преступление это неверно, так как само понятие «предварительная деятельность» означает нечто предшествующее чему-либо.41  Неправильное отнесение, в частности Б.В. Здравомысловым, к стадиям осуществления преступного намерения оконченного преступления приводит к неверному рассуждению о том, что «предварительная преступная деятельность именно предваряет окончание преступления и осуществляется для этого. Лицо, умышленно совершающее преступление, никогда не ставит своей целью ограничиться приготовлением к преступлению или покушением на него, а стремится совершить оконченное преступление. Но для этого ему в ряде случаев как раз и надо осуществить предшествующее этому этапу приготовление и покушение (либо одно из них)».42 
Равным образом нельзя согласиться с доводами В.Д. Иванова о приготовлении к преступлению, полагающего, что «приготовление и покушение не предшествуют преступной деятельности, а так же, как и оконченное преступление, являются общественно опасной преступной деятельностью. Поэтому приготовление и покушение, являясь преступлением, также как и оконченное преступление, не являются предварительной деятельностью».43  Следовательно, приготовление — это предварительная деятельность, но покушение таковой не является; точнее сказать, подготовка к преступлению — это предварительная деятельность, но совершение преступления таковой не является.
На основании сказанного дадим следующее обобщенное развернутое определение понятия неоконченного преступления: неоконченное преступление — это деятельность лица по реализации преступного намерения, прерванная по независящим от воли этого лица обстоятельствам на стадии подготовки к преступлению либо на стадии совершения преступления.
Приготовлением к преступлению ранее признавалось приискание или приспособление средств или орудий или иное умышленное создание условий для совершения преступления (ч. 1 ст. 15 УК РСФСР 1960 года). Очевидно, что данное определение неудачно: в нем не предусматривался такой существенный признак, как прерванность умышленного создания условий для совершения преступления по независящим от воли лица обстоятельствам до начала совершения преступления.
Иначе определяет приготовление к преступлению новый УК РФ. Согласно ч. 1 ст. 30 «приготовлением к преступлению признаются приискание, изготовление или приспособление лицом средств или орудий совершения преступления, приискание соучастников преступления, сговор на совершение преступления либо иное умышленное создание условий для совершения преступления, если при этом преступление не было доведено до конца по независящим от этого лица обстоятельствам». Это определение представляется также неудачным по следующим обстоятельствам.
Во-первых, употребление в законе примерного перечня уголовно-правовых действий — не самая совершенная конструкция норм не только УК РФ, но и любого другого кодекса. Поскольку охватить все разнообразие видовых приготовительных действий невозможно, было бы лучше использовать обобщенное (родовое) понятие — «умышленное создание условий для совершения преступления».
Во-вторых, фраза «если при этом преступление не было доведено до конца» неточно определяет временные рамки создания условий для совершения преступления (ведь стадия подготовки к преступлению длится лишь до начала совершения преступления).
В-третьих, фразу «по независящим от этого лица обстоятельствам» следует заменить словами «по независящим от воли этого лица обстоятельствам». Ведь признак приготовления и покушения является более широким, чем установлено в законе. Он исключает ответственность не только при добровольном отказе, но и в случаях, когда преступление не было окончено по обстоятельствам, которые зависели от субъекта, но наступили помимо его воли, и поэтому он должен нести ответственность, например, когда преступление не было доведено до конца из-за отсутствия у виновного необходимых знаний, из-за плохой подготовки им преступления и т. п.44 
С учетом приведенных здесь доводов, а также предложений авторов коллективной монографии45  и Н.Ф. Кузнецовой46  необходимо уточнить определение понятия приготовления к преступлению, данное нами ранее:47  приготовлением к преступлению признается умышленное создание лицом условий для совершения преступления, прерванное по независящим от воли этого лица обстоятельствам до начала совершения преступления. Соответствующие изменения предлагаем внести в ч. 1 ст. 30 УК РФ.
Согласно ч. 2 ст. 15 УК РСФСР 1960 года покушением на преступление признавалось умышленное действие, непосредственно направленное на совершение преступления, если при этом преступление не было доведено до конца по причинам, не зависящим от воли виновного. Почти аналогичное понятие покушения на преступление дано в новом УК РФ: «Покушением на преступление признаются умышленные действия (бездействие) лица, непосредственно направленные на совершение преступления, если при этом преступление не было доведено до конца по независящим от этого лица обстоятельствам» (ч. 3 ст. 30).
В этих определениях содержится серьезная ошибка: в них не охвачена оконченная к преступлению подготовка (т. е. умышленное создание условий для совершения преступления). Ведь для превращения возможности в действительность необходимы: а) соответствующие условия и б) действия (бездействие), превращающие возможность в действительность. Та же ошибка содержится и в определении, данном в монографии «Уголовный закон: опыт теоретического моделирования»: покушением на преступление является начало совершения умышленного преступления, не оконченного по независящим от лица обстоятельствам.48 
Представляется необходимым уточнить понятие покушения:49  покушением на преступление признается умышленное создание условий для совершения преступления, сопряженное с умышленными действиями (бездействием) лица, непосредственно направленными на совершение преступления, если при этом преступление не было доведено до конца по независящим от воли этого лица обстоятельствам. Соответствующие изменения предлагаем внести в ч. 3 ст. 30 УК РФ.
Следует признать, что все чаще высказываемые в литературе предложения о необходимости выделения в законе так называемых неоконченного и оконченного покушений являются обоснованными. Здесь можно было бы воспользоваться опытом законодательства Российской Империи. В Уложении о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г. содержался специальный раздел «О наказании по мере покушения на преступление», в котором выделялось неоконченное покушение (ст. 120) и оконченное покушение (ст. 121).50  Однако термины «неоконченное покушение» и «оконченное покушение» представляются неудачными. В.Д. Иванов, например, оперирует терминами «незавершенное покушение» и «завершенное покушение».51  Мы полагаем, что более приемлемо назвать такие покушения соответственно «неполное покушение» и «полное покушение».
Дабы подчеркнуть противоречивость понятий «приготовление к преступлению» и «покушение на преступление» и существенное различие указанных качественно отличных видов неоконченного преступления по характеру и степени их общественной опасности, а также чтобы обеспечить точную квалификацию неоконченного преступления, исходя из систематического толкования ст. 30, 66 УК РФ, считаем, что ч. 2 и 3 ст. 29 УК РФ необходимо сформулировать следующим образом: (ч. 2) неоконченным преступлением признается либо приготовление к преступлению, либо покушение на преступление; (ч. 3) уголовная ответственность за неоконченное преступление наступает по статье настоящего Кодекса, предусматривающей ответственность за оконченное преступление (со ссылкой на ч. 1, 2 либо на ч. 3 ст. 30 настоящего Кодекса).
* Член Воронежской межтерриториальной коллегии адвокатов.
1 Новое уголовное право России. Общая часть: Учебное пособие / Под ред. Н.Ф. Кузнецовой. М., 1996. С. 53.
 2 Иванов В.Д. Понятие и виды стадий преступной деятельности // Правоведение. 1992. № 6. С. 86.
 3 Таганцев Н.С. Русское уголовное право. Часть общая: Лекции: В 2 т. Т. 1. М., 1994. С. 290.
 4 Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 21. С. 310.
 5 Иванов В.Д. Понятие и виды стадий преступной деятельности.
 6 Таганцев Н.С. Русское уголовное право... С. 290.
 7 Ожегов С.И. Словарь русского языка. М., 1986. С. 662.
 8 Иванов В.Д. Понятие и виды стадий преступной деятельности. С. 87.
 9 Курс советского уголовного права. Часть Общая. Т. 1. Л., 1968. С. 539—540.
 10 Там же. С. 539.
 11 Уголовное право. Общая часть: Учебник / Под ред. Б.В. Здравомыслова, Ю.А. Красикова, А.И. Рарога. М., 1994. С. 253—254.
 12 Кузнецова Н.Ф. Ответственность за приготовление к преступлению и покушение на преступление по советскому уголовному праву. М., 1958. С. 39—41.
 13 Курс советского уголовного права... С. 540.
 14 Советское уголовное право. Общая часть: Учебник / Под ред. Г.А. Кригера, Н.Ф. Кузнецовой, Ю.М. Ткачевского. 2-е изд., доп. и перераб. М., 1988. С. 164; Уголовное право. Общая часть. М., 1993. С. 176.
 15 Уголовный закон: Опыт теоретического моделирования / Отв. ред. В.Н. Кудрявцев, С.Г. Келина. М., 1987. С. 93.
 16 Новое уголовное право России... С. 53.
 17 Кокорев Л.Д., Кузнецов Н.П. Уголовный процесс: доказательства и доказывание. Воронеж, 1995. С. 73, 75.
 18 Дурманов Н.Д. Стадии совершения преступления по советскому уголовному праву. М., 1955. С. 190—191.
 19 Там же. С. 190.
 20 Уголовное право... / Под ред. Б.В. Здравомыслова, Ю.А. Красикова, А.И. Рарога. С. 256 (автор главы — Б.В. Здравомыслов).
 21 Ожегов С.И. Словарь русского языка. С. 460.
 22 Словарь современного русского литературного языка. Т. 2. М.; Л., 1961. С. 99.
 23 Таганцев Н.С. Русское уголовное право... С. 293; Познышев С.В. Основные начала науки уголовного права. 2-е изд., испр. и доп. М., 1912. С. 344—345.
 24 Напбсть — выступить против кого-, чего-нибудь с целью разгрома, уничтожения, нанесения ущерба (см.: Ожегов С.И. Словарь русского языка. С. 329).
 25 Познышев С.В. Основные начала науки уголовного права. С. 359; Редин М.П. — Рец.: В.А. Владимиров, Ю.И. Ляпунов. Ответственность за корыстные посягательства на социалистическую собственность // Правоведение. 1987. № 5. С. 111.
 26 Уголовное уложение: Объяснение к проекту редакционной комиссии. СПб., 1895. С. 32.
 27 Там же. С. 31—32.
 28 Дурманов Н.Д. Стадии совершения преступления по советскому уголовному праву. С. 35.
 29 Российское законодательство X—XX веков. Т. 6. Законодательство первой половины XIX века. М., 1988. С. 175.
 30 Таганцев Н.С. Русское уголовное право... С. 324.
 31 Постановление Пленума Верховного Суда РФ «О судебной практике по делам об изнасиловании» (п. 1) от 22 апреля 1992 г. // Бюллетень Верховного Суда РФ. 1992. № 7. С. 7.
 32 Постановление Пленума Верховного Суда СССР «О судебной практике по делам о взяточничестве» от 30 марта 1990 г. // Там же. № 3. С. 10—11.
 33 Курс советского уголовного права. Т. II. М., 1970. С. 412; Советское уголовное право... С. 235; Малыхин В.И. Классификация преступлений. Теоретические вопросы: Учебное пособие к спецкурсу. Куйбышев, 1987. С. 49; Уголовное право... С. 271.
 34 Тишкевич И.С. Понятие приготовления и покушения в советском уголовном праве: Автореф. канд. дисс. Минск, 1953. С. 6.
 35 Дурманов Н.Д. Стадии совершения преступления по советскому уголовному праву. С. 53.
 36 Уголовный кодекс Российской Федерации / Вступ. ст. А.Н. Игнатова, Ю.А. Красикова. М., 1996. С. 4.
 37 Курс советского уголовного права. Часть Общая. С. 577.
 38 Новое уголовное право России... С. 31.
 39 Шаргородский М.Д. Вопросы Общей части уголовного права. Л., 1955. С. 126.
 40 Новое уголовное право России… С. 58.
 41 Словарь современного русского литературного языка.
 42 Уголовное право... С. 256.
 43 Иванов В.Д. Общее понятие и виды стадий совершения умышленного преступления по законодательству Казахской ССР // Тр. Карагандинской ВШ МВД СССР. 1972. Вып. 1. С. 140.
 44 Курс советского уголовного права... С. 555—556.
 45 Уголовный закон: Опыт теоретического моделирования. С. 93.
 46 Уголовное право. Общая часть / Под. ред. Н.Ф. Кузнецовой и др. М., 1993. С. 177.
 47 Редин М.П. Понятие оконченного и неоконченного преступлений в уголовном законодательстве Российской Федерации // Правоведение. 1997. № 1. С. 116—117.
 48 Уголовный закон: Опыт теоретического моделирования. С. 93.
 49 Редин М.П. Понятия оконченного и неоконченного преступлений в уголовном законодательстве Российской Федерации. С. 118.
 50 Российское законодательство X—XX веков. Т. 6. С. 197.
 51 Иванов В.Д. Понятие добровольного отказа от начатой преступной деятельности // Правоведение. 1992. № 1. С. 62.



ОГЛАВЛЕНИЕ