ОГЛАВЛЕНИЕ

Договор аренды транспортных средств
№ 2
05.04.1999
Вавилин Е.В.
Новый ГК РФ обозначил два основных имеющих место в практике вида договора аренды транспортных средств: 1) с предоставлением услуг по управлению и технической эксплуатации (с экипажем), 2) без предоставления услуг по управлению и технической эксплуатации (без экипажа). Исходя из этого, законодатель разделил § 3 главы 34 ГК РФ на две части. Указанные содержательные условия, разграничивающие два вида договора аренды транспортных средств, по-видимому, могут комбинироваться сторонами в зависимости от конкретной практической целесообразности и необходимости. В договоре аренды транспортного средства с экипажем можно выделить договоры с условиями технического обслуживания и договоры без технического обслуживания (лишь с предоставлением услуг по управлению); аналогично, в договоре аренды транспортного средства без экипажа — без предоставления технического обслуживания и с предоставлением услуг по техническому обслуживанию (но без предоставления услуг по управлению). В частности, лизинг автотранспортных средств, как правило, представляет собой «так называемую форму лизинга с полным набором сервисных услуг»,1 характеризующуюся наличием комплексной системы ремонта, страхования, технического и гарантийного обслуживания на базе собственных ремонтных служб арендодателя либо привлекаемых им на контрактной основе специализированных сервисных хозяйствующих субъектов.
Подвиды рассматриваемых договоров аренды транспортных средств с экипажем и без экипажа требуют внимания как в теории, так и в законодательстве. Актуальность их для гражданского оборота подтверждается не только практическими примерами, но и наличием предшествующего нормативно-правового регулирования.2 Однако в практике применения сторонами выделенных подвидов договора аренды транспортных средств возникнет вопрос: какими положениями, в том числе и ГК РФ, следует руководствоваться при этом? Отсутствие в ГК РФ общих норм, рассчитанных на любые договоры аренды транспортных средств, а не только на два его вида, приводит к необходимости выбора между различными, как правило, взаимоисключающими и коллизионными вариантами.
Первый вариант — существующее нормативно-правовое регулирование исключительно только названных в ГК РФ рассматриваемых видов договора признать пробелом в праве по отношению к другим его разновидностям, а следовательно, влекущим применение гражданско-правовых норм, регулирующих сходные отношения (аналогия закона), при заключении вышеуказанных подвидов договора аренды транспортных средств, не предусмотренных Кодексом.
Второй вариант — недопустимо использование в практике иных вариантов договора аренды транспортных средств, чем те, которые прямо указаны в § 3 главы 34 ГК РФ. Данный вариант противоречит общим началам и смыслу гражданского законодательства, в частности принципу свободы договора, а значит, неприемлем. «Стороны могут заключить договор, как предусмотренный, так и не предусмотренный законами или иными правовыми актами» (п. 2 ст. 421 ГК РФ).
Третий вариант — обозначение в отраслевых транспортных кодексах и уставах разновидностей договора аренды транспортных средств, необходимых для применения в соответствующей области. Это — один из реальных и не противоречащих ГК РФ вариантов, однако не реализуемых в указанных нормативно-правовых актах: новые Воздушный кодекс РФ и Транспортный устав железных дорог РФ не содержат ни одной нормы, прямо регулирующей аренду соответствующих транспортных средств.
Четвертый вариант — применение общих положений об аренде. Последний вариант предпочтительнее других, так как имеет легальное основание. Статья 625 ГК РФ предусматривает применение к договорам аренды отдельных видов имущества общих положений об аренде (§ 1 главы 34 ГК РФ) в случае, когда иное не установлено правилами Кодекса об этих договорах.
Асимметрический, полярный подход законодателя к регулированию отношений передачи транспортных средств во временное владение и пользование, выражающийся в четко обозначенных критериях наличия или отсутствия полного комплекса услуг арендодателя по управлению и техническому обслуживанию, несомненно, ограничивает, нормативно сужает потенциально возможное сочетание условий договора аренды транспортных средств и противоречит концепции полисистемного развития цивилистики в целом.
Договор аренды транспортного средства без экипажа — соглашение, по которому арендодатель предоставляет арендатору транспортное средство за плату во временное владение и пользование без оказания услуг по управлению им и его технической эксплуатации. Указанный договор традиционно относится к договору аренды. Статья 14 Кодекса торгового мореплавания Союза ССР обозначает его как «фрахтование судна без экипажа». В мировой теории и практике идентичное по сути понятие имеют термины «димайз-чартер», «бербоут-чартер», «кок-ню» (договор фрахтования неэкипированного, «голого» судна).3 Главным отличительным моментом в их содержании является то, что «фрахтователю передается только судно как имущество без обязательства фрахтовщика обеспечить его снаряжение и укомплектование соответствующим экипажем».4 Существуют разновидности рассматриваемого договора в зависимости от форм технического снаряжения судна (обеспечения его припасами и оборудованием, необходимыми для выполнения им своего основного предназначения) и от форм комплектования экипажа, поступающего в подчинение фрахтователя. Техническое снаряжение судна осуществляет собственник судна либо арендатор, либо собственник и арендатор совместно друг с другом; комплектует экипаж судна арендатор самостоятельно или с арендодателем, или весь экипаж судна формируется арендодателем, но при этом поступает на службу к арендатору, т. е. подчиняется последнему как в области коммерческой, так и навигационно-технической эксплуатации судна.5
Если заключается договор аренды (фрахтования на время) транспортного средства с экипажем, то наряду с основным обязательством, непосредственно связанным с предоставлением транспортного средства в аренду, в договор включаются обязательства по предоставлению арендатору услуг по управлению им и его технической эксплуатации.6 Разграничение в данном договоре двух видов обязательств исключает смешение признаков (элементов) различных договорных институтов (аренды, перевозки, подряда), приводящее к спорным, характеризующим правовую природу договора, выводам.
Можно ли отнести договор аренды (фрахтования на время) транспортного средства с экипажем к так называемому смешанному договору? По-видимому, его можно отнести к договору, который формирует обязательства, входящие в состав двух либо нескольких урегулированных законом типичных договорных отношений.7 Однако рассматриваемый договор вряд ли допустимо признать смешанным в смысле п. 3 ст. 421 ГК РФ (т. е. «договором, в котором содержатся элементы различных договоров, предусмотренных законом или иными правовыми актами»), так как он специально урегулирован Кодексом. Руководствоваться нормами о возмездном оказании услуг или о подряде применительно к договору аренды транспортного средства с экипажем можно только по аналогии.8
Указание в договоре аренды транспортного средства с экипажем на «предоставление услуг по управлению и технической эксплуатации» приводит к выводу о тесном взаимодействии и сотрудничестве арендатора и арендодателя. Без наличия данного объективно обусловленного отношения между сторонами договор становится бессодержательным и, как правило, не может быть реализован на практике. «Каждая сторона при исполнении обязательств должна оказывать другой стороне все возможное содействие в исполнении ею своих обязательств».9
Договоры аренды транспортных средств с экипажем и без экипажа, закрепленные в ст. 632, 642 ГК РФ, наиболее полно по сравнению с предшествующими определениями транспортных кодексов и уставов отражают их гражданско-правовую природу как договоров аренды. Предметом рассматриваемых договоров выступает транспортное средство. Поскольку положения ГК РФ не ограничивают предмет указанных договоров какими-либо видами или типами транспортных средств, предполагается, что они распространяются на любые транспортные средства, не изъятые из гражданского оборота.
Отметим характерные, юридически значимые черты транспортных средств, которые прямо отражаются на содержании рассматриваемых арендных правоотношений, формировании условий договора, ответственности сторон. Транспортные средства: а) обладают (как и иные вещи, которые потенциально могут стать предметом аренды) индивидуально-определенными признаками; б) относятся к источникам повышенной опасности; в) являются сложными техническими устройствами, требующими в эксплуатации специальных знаний и навыков, т. е. соответствующей подготовки; г) являются, как правило, относительно дорогостоящим имуществом; д) некоторые из них отнесены к объектам недвижимости (воздушные и морские суда, суда внутреннего плавания, космические объекты).
ГК РФ не содержит обобщающего определения транспортного средства. Однако такое определение необходимо. В настоящее время оно встречается применительно к некоторым видам транспортных средств в отраслевых транспортных нормативно-правовых актах, и в частности в ст. 32 Воздушного кодекса РФ. Отсутствие обобщающего юридического определения транспортного средства приводит к довольно широкому толкованию данного понятия, например: транспортное средство — средство, «способное к самостоятельному перемещению в пространстве».10 Пробел в законодательстве вызывает ряд вопросов, и прежде всего такие, как: можно ли отнести к транспортным средствам то или иное имущество, сходное по каким-либо техническим и другим характеристикам с традиционно обозначенными видами транспорта в транспортных кодексах и уставах, либо непосредственно обозначенное законодателем термином «транспорт» (например, «гужевой транспорт», «трубопроводный транспорт»), однако, как правило, не рассматриваемое — в современном буквальном, непрофессиональном понимании — как транспортное средство? Являются ли транспортными средствами устройства, «не оборудованные двигателем и предназначенные для движения в составе с механическими транспортными средствами»11 (например, железнодорожные вагоны, контейнеры, автомобильные прицепы, тележки), или ими можно назвать только самоходные технические устройства (локомотивы, тепловозы, автомобили, космические, воздушные и морские суда и т. д.)?
Особую актуальность поставленным вопросам придает то, что словари12 определяют понятие транспортного средства лишь по функциональному признаку: «транспорт — перевозочные средства»,13 включая тем самым в число рассматриваемых объектов почтовых голубей, вьючных и других животных. По нашему мнению, ГК РФ относит к транспортным средствам исключительно механические транспортные средства, так как в § 3 главы 34 ГК РФ речь идет об их технической эксплуатации и управлении.
Понимание термина «управление» в юридическом определении договоров аренды транспортных средств с экипажем и без экипажа также не позволяет отнести к транспортным средствам устройства, не оборудованные двигателем, т. е. не способные без самоходных транспортных средств к передвижению в пространстве. И лишь в составе с последними, образуя единые на данный конкретный промежуток времени перевозочные средства (например, электропоезд, автопоезд), они могут быть признаны транспортными средствами. Сомнительно поэтому автоматическое отнесение к числу транспортных средств, в частности, грузовых и пассажирских вагонов.14
На неоднозначность данного вопроса указывает и отсутствие в работах некоторых авторов15 родового обозначения транспортных устройств, не оборудованных двигателем, либо применение для их обозначения в юридических научных работах16 словосочетания «перевозочные средства» без определения этого понятия.
По-видимому, не следует отождествлять с юридической точки зрения понятия «средства транспорта», «транспортные средства» и «перевозочные средства». Первое понятие включает как сами транспортные средства, так и другие механизмы и устройства, способствующие транспортировке грузов и багажа и перевозке пассажиров (вагоны, тележки, прицепы и др.). Последние не обладают достаточным набором качественных технических характеристик, позволяющих в полной мере отнести их к самоходным механизмам (устройствам), т. е. перемещающимся и осуществляемым транспортировку грузов с помощью собственной силовой тяги. Понятие «перевозочные средства» является более широким, включающим как средства транспорта, так и немеханические средства передвижения (транспортировки) — «гужевой и вьючный транспорт» и др.
Сказанное позволяет дать ответ и на вопрос: можно ли считать транспортными средствами механизмы, не способные к выполнению своего главного функционального предназначения, а именно передвижения, перемещения, транспортировки пассажиров либо имущества и используемые для иных целей, в частности, в качестве складского помещения? Например, вдоль побережья Волги у саратовских грузовых и пассажирских пристаней стоят малотоннажные речные суда, не функционирующие, как правило, по своему прямому предназначению в качестве перевозочных средств, а используемые как надводные станции (стоянки) катеров и лодок. По-видимому, для регулирования отношений аренды данного вида имущества нельзя использовать ст. 632—649 ГК РФ.
Таким образом, транспортное средство можно определить как техническое устройство, способное к самостоятельному движению в пространстве (самоходное) с целью перемещения (транспортировки) материальных объектов.17
Однако есть ли необходимость дать определение транспортного средства в ГК РФ? Вероятно, законодатель сознательно не охарактеризовал рассматриваемый объект гражданско-правовых сделок. Налицо полисистемный подход, заключающийся в том, что в каждой конкретной области необходимо узкоспециальное определение транспортного средства для отграничения от других видов транспортных средств и наиболее полного и совершенного правового регулирования. Например, Воздушный кодекс РФ дает следующее определение воздушного судна: это — «летательный аппарат, поддерживаемый в атмосфере за счет взаимодействия с воздухом, отличного от взаимодействия с воздухом, отраженным от поверхности земли или воды». Кроме того, законодателем дано и более широкое определение воздушных транспортных средств: это — «самолеты, вертолеты, авиационные, авиационно-космические ракеты, аэростаты, дирижабли, планеры, автожиры, дельтапланы и другие летательные аппараты».18
Правовая характеристика транспортных средств уходит корнями в историю. В частности, одно из первых легальных определений автомобильного транспортного средства дано еще 11 сентября 1896 г. (официальная дата рождения отечественного автомобильного транспорта): это — «самодвижущийся экипаж».19
Полисистемный подход к юридическому определению транспортных средств отражен и в зарубежном законодательстве. В частности, Торговый кодекс Японии определяет морское судно как средство, которое сделано пригодным для плавания с целью использования в торговых сделках.20
И все же, поскольку транспортные кодексы и уставы не могут охватить все возможные транспортные средства, необходимость включения в ГК РФ их обобщающего юридического определения очевидна.
Сторонами в договорах аренды транспортных средств, по общему правилу, могут выступать любые субъекты гражданских правоотношений. В соответствии с ч. 2 п. 1 ст. 2 ГК РФ ими могут выступать физические лица (в том числе, индивидуальные предприниматели), юридические лица всех организационно-правовых форм, Российская Федерация, субъекты Российской Федерации и муниципальные образования, т. е. субъекты всех форм собственности.
К арендатору (экипажу арендатора) транспортного средства законодатель предъявляет, учитывая специфику предмета договора как источника повышенной опасности и как сложного технического устройства, специальные требования. Необходимы официально полученное арендатором (экипажем арендатора) разрешение (сертификат, свидетельство, удостоверение) на управление и техническую эксплуатацию транспортного средства, лицензия на занятие соответствующей предпринимательской деятельностью при коммерческой эксплуатации транспортного средства. Примером могут служить требования, предъявляемые к эксплуатанту21 воздушного судна воздушным законодательством Российской Федерации. В соответствии со ст. 8 Воздушного кодекса РФ22 обязательной сертификации подлежат юридические лица и индивидуальные предприниматели, осуществляющие и обеспечивающие воздушные перевозки и авиационные работы. Только при наличии сертификатов у хозяйствующих субъектов возможна выдача обязательных лицензий (на возмездной основе) на деятельность по выполнению и обеспечению коммерческих воздушных перевозок (внутренних и международных) пассажиров, багажа, грузов и почты (ст. 8, 62 ВК РФ).23 Кроме того, обязательной аттестации подлежит авиационный персонал арендатора.
Близкие по существу требования предъявляются к арендаторам в законодательстве, регулирующем отношения, связанные с арендой судов на морском и внутреннем водном транспорте.
Законодатель не указал ни в ГК РФ, ни в транспортных кодексах и уставах непосредственных обязательных требований, предъявляемых к арендатору. Объяснение этому кроется в необходимости предъявления всех вышеперечисленных требований не только к арендатору как стороне договора аренды транспортных средств, но и к более широкому кругу лиц — эксплуатантам, т. е. лицам, использующим транспортные средства для производственных (направленных на обеспечение собственного производства) или коммерческих (извлекающих доходы от их эксплуатации путем получения оплаты за выполненную транспортную услугу) целей, в частности, при аренде транспортных средств, с участием экипажа арендодателя, собственным экипажем либо непосредственно личным управлением транспортным средством.
Арендодателями могут быть как сами собственники транспортных средств, так и лица, управомоченные собственниками либо законом на заключение соответствующих договоров аренды транспортных средств. Данное положение вытекает из общих норм об аренде ГК РФ (ст. 608 «Арендодатель»).
При сдаче в аренду транспортных средств, относящихся к государственной или муниципальной собственности, в качестве арендодателей выступают специально уполномоченные органы (например, Мингосимущество РФ), государственные и муниципальные унитарные предприятия и учреждения, за которыми рассматриваемый вид имущества закрепляется на праве хозяйственного ведения либо оперативного управления. Права данных хозяйствующих субъектов закреплены общими положениями п. 4 ст. 214, п. 3 ст. 215, ст. 295, 296 ГК РФ и другими нормативно-правовыми актами. В частности, ст. 4 Указа Президента РФ «О регулировании арендных отношений и приватизации имущества государственных и муниципальных предприятий, сданного в аренду»24 предусматривает право государственных и муниципальных унитарных предприятий самостоятельно, без согласования с уполномоченным государственным органом заключать договоры аренды движимого имущества (а значит, и договоры аренды транспортных средств) сроком до одного года. Предприятиям и учреждениям, за которыми имущество закрепляется на праве хозяйственного ведения или оперативного управления, следует учитывать дифференцированный подход законодателя к отнесению тех или иных видов транспортных средств к движимому либо недвижимому имуществу, поскольку в соответствии с п. 2 ст. 295 ГК РФ сдача в аренду объектов недвижимости рассматриваемыми хозяйствующими субъектами возможна только с согласия собственника.
Как правило, арендодателями выступают крупные транспортные организации. Данное обстоятельство вызвано, помимо других объективных причин, высокой степенью монополизации в рассматриваемой области общественной деятельности, отнесением некоторых транспортных отраслей к числу естественных монополий (в частности, железнодорожный, трубопроводный транспорт25).
По договору аренды транспортного средства правомочия владения и пользования транспортным средством переходят от арендодателя (наймодателя) к арендатору (нанимателю). В правовой литературе единодушно подчеркивается, что передача имущества в пользование составляет конститутивный элемент договора аренды.26 Применительно же к правомочию владения до недавнего времени проблема либо вовсе не поднималась на том, в частности, основании, что указание на владение отсутствует в легальных определениях имущественного найма (аренды), в том числе в транспортных кодексах и уставах, либо владение не рассматривалось в качестве полноценного характеризующего качественного элемента договора имущественного найма (аренды). Однако тесная органическая связь «владения» и «пользования» в рассматриваемом гражданско-правовом институте была подмечена верно: передача права пользования вещью происходит на основе передачи арендатору права владения вещью и последующего претерпевания арендодателем фактического использования вещи арендатором.27
Заметим, что «для современного развития экономических отношений возможна такая аренда, при которой имущество предоставляется арендатору только в пользование».28 Это и отражено в определении договора аренды в ст. 606 ГК РФ.
Применительно к аренде транспортных средств закрепление правомочия владения (лизгольд29) в определении ГК РФ (ст. 633, 643) имеет принципиально важное значение. Эта конструкция разрешает многие вопросы, например, по определению правовой природы договора аренды транспортного средства с экипажем, разграничению договора фрахтования на время (тайм-чартера) и договора фрахтования (чартера). Только обладая правом владения, арендатор (непосредственный владелец или, применительно к данному случаю, судовладелец) может, к примеру, отказать в выдаче транспортного средства собственнику до окончания срока договора аренды, поскольку он имеет право на владение по отношению к собственнику.
Не поддержана законодателем точка зрения, в соответствии с которой при фрахтовании транспортного средства на время с предоставлением услуг по управлению и технической эксплуатации собственник продолжает владеть транспортным средством при посредстве экипажа, члены которого остаются служащими собственника.30 По-видимому, учитывая, что экипаж, управляя транспортным средством, реализуя цель предназначения транспортного средства (в рассматриваемом случае — коммерческую эксплуатацию транспортного средства), действует не в интересах собственника, а по воле и в интересах арендатора (т. е. фактически служит арендатору), законодатель в ГК РФ указал на переход правомочия владения от собственника к арендатору при аренде транспортного средства как с экипажем, так и без экипажа.
Предоставление услуг по управлению и технической эксплуатации транспортного средства — особенность договора аренды транспортного средства с экипажем, которая накладывает на его содержание свою специфику, но не противоречит конститутивным элементам аренды.
* Аспирант Саратовской государственной академии права.
1 Газман В. Лизинг автотранспортных средств // Хозяйство и право. 1997. № 11. С. 92.
2 Договор на аренду грузовых автомобилей автохозяйств Министерства автомобильного транспорта Казахской ССР, утв. Министерством автомобильного транспорта Казахской ССР 13 марта 1965 г. // Левенсон Д.С. Договор аренды транспортных средств. М., 1969. С. 7.
3 Калпин А.Г. Чартер (природа, структура отношений, сопоставление со смежными морскими договорами). М., 1978. С. 146, 153.
4 Смирнов В.Т. Сущность договора тайм-чартер и область его применения // Советское государство и право. 1969. № 7. С. 47.
5 Калпин А.Г. Чартер (природа, структура отношений, сопоставление со смежными морскими договорами). С. 146.
6 Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части второй (постатейный) / Руководитель авт. колл. и отв. ред. О.Н. Садиков. М., 1996. С. 206.
7 Новицкий И.Б., Лунц Л.А. Общее учение об обязательстве. М., 1950. С. 102.
8 Гражданское право: Учебник: В 2 ч. Ч. 2 / Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. М., 1997. С. 179.
9 Цыбуленко З.И. Сотрудничество социалистических предприятий при исполнении хозяйственных обязательств. Саратов, 1988. С. 15.
10 Гражданское право: Учебник. С. 178.
11 Правила дорожного движения Российской Федерации, утв. Постановлением Правительства РФ «О Правилах дорожного движения» от 23 октября 1993 г. // Собрание актов Президента и Правительства РФ. 1993. № 47. Ст. 4531.
12 Ожегов С.И. Словарь русского языка / Под ред. Н.Ю. Шведовой. 18-е изд. М., 1987. С. 787; Словарь иностранных слов. 15-е изд., испр. М., 1988. С. 608.
13 Словарь иностранных слов. С. 503.
14 Левенсон Д.С. Договор аренды транспортных средств. С. 44; Цимерман Ю.С. Правовой режим основных и оборотных средств государственного промышленного предприятия. М., 1967. С. 95.
15 См., напр.: Астановский Г.Б., Смирнов В.Т. Контейнерные перевозки на железнодорожном транспорте. М., 1976.
16 См., напр.: Ляндерс В.Б. Право и эффективность использования вагонов и контейнеров. М., 1989.
17 Гражданское право: Учебник. С. 177, 178.
18 Закон РФ «О государственном регулировании развития авиации» от 10 декабря 1997 г. // СЗ РФ. 1998. № 2. Ст. 226.
19 Постановление Министра Путей Сообщения князя М.И. Хилкова «О порядке и условиях перевозки тяжестей и пассажиров по шоссе ведомства путей сообщения в самодвижущихся экипажах» от 11 сентября 1896 г. // Собрание Узаконений и Распоряжений Правительства, издаваемое при Правительствующем Сенате. № 113. 1896. 27 сент. СПб., 1896. С. 4271—4274.
20 Торговый кодекс Японии (п. 1 ст. 684) / Пер. с англ. А.А. Лыхо. М., 1993. С. 193.
21 Эксплуатант — гражданин или юридическое лицо, имеющее воздушное судно на праве собственности, на условиях аренды или на ином законном основании, использующее указанное воздушное судно для полетов и имеющее сертификат (свидетельство) эксплуатанта (п. 3 ст. 61 Воздушного кодекса РФ).
22 См. также: Приказ Министерства транспорта РФ «Об обязательной сертификации эксплуатантов воздушного транспорта в Российской Федерации» от 10 декабря 1993 г. // Российские вести. 1994. 24 фев.; Положение Министерства транспорта РФ «О системе сертификации на воздушном транспорте Российской Федерации» (ПР ССВТ 01-95) от 19 июля 1995 г. // Там же. 1996. 19 мая.
23 См. также: Постановление Правительства РФ «Федеральные авиационные правила лицензирования деятельности в области гражданской авиации» от 24 января 1998 г. // Российская газета. 1998. 6 фев.
24 Ведомости Съезда народных депутатов РФ и Верховного Совета РФ. 1992. № 43. Ст. 2429.
25 См.: Закон РФ «О естественных монополиях» от 17 августа 1995 г. (ст. 4) // СЗ РФ. 1995. № 34. Ст. 3426; Закон РФ «О федеральном железнодорожном транспорте» от 25 августа 1995 г. (ст. 1) // СЗ РФ. 1995. № 5. Ст. 3505.
26 Калпин А.Г. Чартер (природа, структура отношений, сопоставление со смежными морскими договорами). С. 126; Левенсон Д.С. Договор аренды транспортных средств. С. 13; Победоносцев К. Курс гражданского права. Ч. 3. СПб., 1896. С. 433—434; Саватье Р. Теория обязательств. М., 1972. С. 250; Brox H. Handels- und Wertpapierrecht. Mьnchen, 1994 (11. Auflage), и др.
27 Шапп Я. Основы гражданского права Германии: Учебник. М., 1996. С. 77.
28 Коммерческое право: Учебник: В 2 ч. Ч. 1 / А.Ю. Бушев, О.А. Городов, Н.С. Ковалевская и др.; Под ред. В.Ф. Попондопуло, В.Ф. Яковлевой. СПб., 1997 (1998). С. 273. — См. также: Гражданское право: Учебник: В 2 т. Т. 2 / Под ред. Е.А. Суханова. М., 1993. С. 129.
29 «Лизгольд (от англ. Leasehold) — владение на правах аренды» (Лозовский Л.Ш., Райзберг Б.А., Ратновский А.А. Универсальный бизнес-словарь. М., 1997. С. 640).
30 Иванов Г. Коносамент. София, 1973. С. 25.



ОГЛАВЛЕНИЕ