ОГЛАВЛЕНИЕ

Зарубежное законодательство о коммерческой тайне
№ 3
02.08.1999
Рачковский В.В.
Анализ законодательства, посвященного коммерческой тайне, а также юридической практики ее защиты в развитых странах имеет как теоретическое, так и практическое значение, потому что в настоящее время законодательство Российской Федерации нередко ориентируется на иностранную практику защиты коммерческой тайны. Кроме того, при разрешении споров в арбитражном суде, международном коммерческом арбитраже и других органах немало случаев применения иностранного права. В литературе неоднократно и вполне справедливо указывается на разнообразие терминов, используемых при регулировании вопросов коммерческой тайны,1 например: производственная тайна, деловая конфиденциальная информация, промышленная тайна, торговый секрет, секрет фирмы, ноу-хау и т. д. Такое разнообразие можно объяснить тем, что в большинстве стран отсутствуют нормативные акты, посвященные защите информации, а нормы о коммерческой тайне включены в самые различные акты или же существуют лишь в виде судебных прецедентов. Настоящая статья посвящена обзору законодательства о коммерческой тайне и практике ее защиты в ряде стран, обладающих определенным опытом регулирования вопросов коммерческой тайны.
Великобритания. Отношения, связанные с коммерческой тайной, регулируются в данной стране в основном договорами между работодателем и наемным работником; в рамках же гражданско-правовых отношений применяются «соглашения о конфиденциальности» между контрагентами. Государственные служащие, например налоговые инспекторы, полицейские и т. п., как правило, обязуются не разглашать информацию, ставшую им известной в силу исполнения служебных обязанностей. Возложение такой обязанности осуществляется посредством подписания государственным служащим специального соглашения. Подобным образом вопрос коммерческой тайны регулируется в целом ряде стран — бывших колоний Великобритании, например в Австралии, Индии. В Австралии бoльшая часть отраслей права, в том числе и гражданское, испытала сильнейшее влияние права Великобритании. Законодательство Австралии не имеет специального закона о коммерческой тайне, однако предусматривает гражданско- и уголовно-правовую ответственность для лиц, виновных в разглашении или незаконном использовании конфиденциальной информации.2
Германия. В законодательстве и научной литературе этого государства употребляется термин «ноу-хау», который может иметь и техническое и коммерческое содержание. К технической сфере ноу-хау относят чертежи, результаты опытов, статистические расчеты, формулы и рецептуры, списки деталей, данные о производственных улучшениях и т. д., к коммерческой — картотеки клиентов, поставщиков, данные об организации производства, данные о финансировании, методы рекламы и т. д. В немецкой практике также распространены соглашения работодателей с работниками о неразглашении последними конфиденциальной информации. Однако не только работники могут нести ответственность за разглашение ноу-хау, за соучастие в разглашении информации отвечают и третьи лица (пособничество и подстрекательство). Обязанность соблюдения режима секретности информации устанавливается и для контрагентов ее обладателя. Например, ст. 90 Германского торгового уложения гласит, что «торговому представителю не разрешается использовать либо сообщать другим коммерческие и производственные секреты, которые ему доверены или стали ему известны в связи с его деятельностью для предпринимателя».3
Законодательство Германии устанавливает обязанность должностных лиц государственных контролирующих органов соблюдать режим конфиденциальности информации и предусматривает ответственность за ее разглашение, вплоть до уголовной. Процессуальное законодательство Германии предусматривает гарантии сохранения конфиденциальности ноу-хау в процессе судебного разбирательства. Эти гарантии аналогичны установленным ч. 1 ст. 9 АПК РФ. Суть их состоит в изъятии из принципа гласности разбирательства дел судом: «Слушание дела в закрытом заседании допускается ... при удовлетворении судом ходатайства участвующего в деле лица, ссылающегося на необходимость сохранения коммерческой и иной тайны».4 Уголовное наказание, предусмотренное процессуальным законодательством Германии за разглашение торгового секрета, варьируется от штрафа до лишения свободы до 1 года, что не исключает также возмещение причиненных убытков.
Под влиянием немецкого права, и в частности Германского гражданского уложения, всегда находилось гражданское право Австрии, где нормы о коммерческой тайне (в законодательстве Австрии применяется термин «закрытая информация») не объединены в специальный нормативно-правовой акт, а содержатся в отдельных законах, например в Австрийском торговом кодексе 1938 г. и ряде других актов. Информация считается закрытой, если обладает следующими признаками (критерии охраноспособности):
1) имеет определенную коммерческую ценность для ее владельца;
2) установлена ответственность для работников компании за разглашение закрытой информации;5
3) круг лиц, имеющих доступ к информации, максимально ограничен;
4) хранится в особых условиях;
5) охраняется при помощи специальных мер.
Италия. В практике этой страны большое внимание уделяется регулированию отношений «работник — работодатель» в плане соблюдения режима коммерческой тайны. Распространено регулирование данного вопроса в рамках трудового контракта. Однако и закон устанавливает запрет для работника конкурировать с работодателем, передавать или разглашать коммерческую тайну, если это может нанести ущерб предприятию. Данный запрет получил название «долг верности» (ст. 2105 ГК Италии 1942 года).
Китай. Законодательство КНР не содержит специального акта о коммерческой тайне, но существует ряд норм, затрагивающих данный вопрос. Так, Положение о коммерческих службах безопасности 1988 года предусматривает возможность создания таких служб, деятельность которых направлена в том числе и на охрану коммерческой тайны.
США. В законодательстве США имеется специальный нормативный акт, посвященный коммерческой тайне, что в международной практике является скорее исключением, чем правилом. Отметим, что основная масса нормативного материала о коммерческой тайне (используется термин «trade secret» — «торговый секрет») приходится на уровень отдельных штатов. Федеральный Единообразный закон о торговых секретах 1979 года (The Uniform Trade Secrets Act) одобрен не всеми штатами, однако законодательство штатов находится под влиянием Федерального закона и в целом соответствует ему. В литературе американское законодательство о защите информации обычно оценивается высоко и считается одним из самых совершенных.6
Помимо Единообразного закона, торговые секреты затрагивает еще целый ряд нормативных актов. Например, ст. 2055 титула 15 гл. 47 Свода законов США «Безопасность потребительской продукции» устанавливает обязанность Комиссии по безопасности потребительской продукции не разглашать сведения, составляющие торговый секрет или иную конфиденциальную информацию лица, ставшие известными Комиссии в связи с ее деятельностью.7 Определение торгового секрета содержится в Единообразном законе (ч. 4 ст. 1 «Определения»): «Торговый секрет (означает информацию, включающую формулу, образец, сборник (компиляцию), программу, прибор, метод, технику или процесс, которая (i) обладает независимой экономической ценностью, действительной или потенциальной, в силу ее неизвестности иным лицам, которые могут получить выгоду от ее обнаружения и использования; и (ii) в отношении которой обладатель принимает меры для поддержания секретности». Таким образом, под торговым секретом понимается информация как совокупность сведений, выраженная в объективной форме в виде формулы, образца и т. д., обладающая двумя необходимыми признаками (критерии охраноспособности). Определение торгового секрета и его необходимые признаки в целом аналогичны определению коммерческой тайны, содержащемуся в ст. 139 ГК РФ.
Субъектами прав на торговый секрет в соответствии с ч. 3 ст. 1 Единообразного закона являются физические лица (natural person), юридические лица (corporation), объединение юридических лиц (business trust), товарищество (partnership), совместное предприятие (joint venture), правительство и правительственный отдел или агентство (government, governmental subdivision or agency), а также любые другие юридические или коммерческие образования. Указание на круг субъектов прав на торговый секрет можно отнести к достоинствам Единообразного закона. Подобный перечень в российском законодательстве можно вывести только с помощью систематического толкования норм ГК РФ, однако в американском перечне субъектов наблюдается необъяснимое смешение субъектов разного рода. Например, содержится указание на коммерческий характер лиц, могущих обладать торговым секретом («коммерческие образования» — commercial entity), и в то же время среди субъектов упоминается правительство и его агентства, конфиденциальная информация которых относится, скорее, к государственной тайне и регулируется нормами публичного права. Единообразный закон предусматривает судебную форму защиты прав лица на торговый секрет. Так, п. А ст. 2 гласит, что «действительное или мнимое незаконное присвоение (торгового секрета. — В. Р.) может быть оспорено в суде». Под «незаконным присвоением» (misappropriation) по ч. 2 ст. 1 Единообразного закона понимается:
«I. Приобретение торгового секрета у лица, которое знало или имело возможность знать, что торговый секрет получен незаконными методами;
II. Использование торгового секрета лицом, не имеющим специального или подразумевающегося разрешения;
III. Приобретение сведений, составляющих торговый секрет, по ошибке или в силу случайности».
К «незаконным методам» (improper means) в соответствии с ч. 1 ст. 1 Единообразного закона относятся кража (theft), введение в заблуждение (misrepresentation), подкуп (bribery), нарушение или подстрекательство к нарушению обязанности поддержания секретности (breach or inducement of a breach of a duty to maintain secrecy), шпионаж с помощью электронных или иных способов (espionage). Не считаются незаконными методами сбора информации обратный инжиниринг (reverse engineering) и независимое получение сведений (independent derivation). Единообразный закон в качестве способа защиты прав лица называет возмещение убытков в ст. 3 «Убытки»: «Убытки могут включать как реальный ущерб от незаконного присвоения (actual loss), так и незаконное обогащение от данных действий (unjust enrichment)». Однако вместо возмещения убытков суд вправе применить возложение обязанности уплатить разумное вознаграждение (royalty) за неразрешенное обнаружение или использование торгового секрета. В случае особо злостного поведения виновного лица — причинителя убытков — суд вправе применить меру ответственности в виде возмещения убытков в двойном размере. Единообразный закон содержит и некоторые процессуальные нормы, направленные на обеспечение секретности информации в процессе судебного разбирательства. Статья 5 Закона предусматривает следующие меры обеспечения секретности: проведение закрытых слушаний дела, опечатывание записей судебного разбирательства (протокола), наложение на лиц, участвующих в деле, обязанностей не раскрывать торговый секрет без предварительного согласия суда. Подобная возможность проведения закрытого слушания дела устанавливается и законодательством России, например ч. 1 ст. 9 АПК РФ.
Единообразный закон в ст. 6 устанавливает по данной категории дел исковую давность в три года с момента обнаружения незаконного присвоения торгового секрета. Следует отметить, что по законодательству Российской Федерации к подобным делам применяется общий срок исковой давности в три года, установленный ст. 196 ГК РФ. Течение срока исковой давности по ч. 1 ст. 200 ГК РФ должно начинаться с того дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права.
Таковы, в целом, основные положения Единообразного закона о торговых секретах США 1979 года. Кроме них Закон включает ряд технических норм: ст. 8 «Единообразие применения и толкования», ст. 9 «Краткое наименование», ст. 10 «Применимость», ст. 11 «Вступление в силу», призванных обеспечить единообразное применение и толкование Закона в различных штатах, учитывая, что законодательства отдельных штатов отличаются друг от друга весьма существенно.
Во Франции защита коммерческой тайны при отсутствии специализированного нормативного акта осуществляется на основе применения общих норм гражданского, трудового и уголовного права. Законодательство Франции включает следующие направления защиты коммерческой тайны: 1) в рамках трудовых отношений на работника возлагается обязанность поддерживать режим конфиденциальности информации, работник не вправе конкурировать с работодателем после увольнения; 2) предусмотрена гражданско-правовая ответственность за «злоупотребление доверием», т. е. за разглашение коммерческой тайны лицом, которому она доверена обладателем; 3) предусмотрена уголовная ответственность для государственных служащих и должностных лиц контролирующих органов за разглашение конфиденциальной информации. Аналогичным образом проблема защиты коммерческой тайны решается еще в целом ряде европейских государств, например в Финляндии, Швейцарии и др.
Япония. В законодательстве этого государства нет норм, посвященных ответственности за незаконное использование или разглашение коммерческой тайны. Проблема защиты информации решается на уровне локальных нормативных актов на отдельных предприятиях. Большинство японских компаний имеет «департамент кадров», который контролирует соблюдение режима секретности деловой информации персоналом компании. Локальные акты обычно называются «Кодекс поведения служащего» и включают помимо юридических морально-этические нормы, направленные на воспитание личной преданности работника своей компании. Данные акты, как правило, включают следующие положения: 1) запрет передачи третьим лицам сведений, составляющих коммерческую тайну; 2) запрет работы по совместительству без разрешения руководства компании в случае, если это может привести к утечке конфиденциальной информации. В литературе неоднократно отмечается, что японский бизнес менее всего несет убытков от утечки информации, что связано с системой «пожизненного найма» и воспитанием у сотрудников личной преданности своему делу.8
Защита коммерческой тайны в ряде развитых стран, несмотря на некоторые различия в подходах к решению вопроса, имеет определенные общие тенденции: 1) отсутствие специализированного нормативного акта, посвященного регулированию вопросов коммерческой тайны (США в данном случае можно назвать исключением из общего правила). Необходимость принятия такого нормативного акта, как Единообразный закон о торговых секретах, именно в США обусловлена большой самостоятельностью отдельных штатов в сфере правотворчества, а модельный Федеральный закон обеспечивает единство правового регулирования отношений, связанных с торговыми секретами; 2) повышение ответственности наемных работников за разглашение конфиденциальной информации и уделение большего внимания работе с персоналом; 3) ужесточение ответственности, вплоть до уголовной, для государственных служащих контролирующих органов.
* Аспирант Санкт-Петербургского государственного университета.
1 См., напр.: Коломиец А. Защита информации, составляющей коммерческую тайну: Сравнительный обзор российской и зарубежной практики // Закон. 1998. № 2. С. 59–64.
2 Там же.
3 Цит. по: Германское право. Ч. II. М.,1996. С. 40.
4 СЗ РФ. 1995. № 19.
5 Коломиец А. Защита информации, составляющей коммерческую тайну...
6 См., напр.: Соловьев Э. Коммерческая тайна и ее защита. М., 1997. С. 8.
7 Цит. по: США: Конституция и законодательные акты. М., 1993. С. 452.
8 Соловьев Э. Коммерческая тайна и ее защита. С. 10.



ОГЛАВЛЕНИЕ