ОГЛАВЛЕНИЕ

Понятие несостоятельности (банкротства) предприятий
№ 4
01.12.1997
Вавилин Е.В.
Действующее законодательство Российской Федерации содержит два определения несостоятельности (банкротства) предприятий. Статья 1 Закона РФ от 19 ноября 1997 г. «О несостоятельности (банкротстве) предприятий» определяет несостоятельность (банкротство) как «неспособность удовлетворить требования кредиторов по оплате товаров (работ, услуг), включая неспособность обеспечить обязательные платежи в бюджет и внебюджетные фонды, в связи с превышением обязательств должника над его имуществом или в связи с неудовлетворительной структурой баланса должника».1 Другое определение дается в ст. 65 ГК РФ: «Юридическое лицо, являющееся коммерческой организацией, за исключением казенного предприятия, а также юридическое лицо, действующее в форме потребительского кооператива либо благотворительного или иного фонда, по решению суда может быть признано несостоятельным (банкротом), если оно не в состоянии удовлетворить требования кредиторов».
Есть ли противоречия между этими определениями? Как соотносятся они друг с другом? Для того чтобы проанализировать данные вопросы и ответить на них, необходимо раскрыть признаки и содержание несостоятельности.
В теории конкурсного права выделяют два уровня признаков: внутренний и внешний.
Внутренний уровень признаков — это отражение состояния дел на самом предприятии, соотношение его актива и пассива. При несостоятельности данный уровень признаков выражается в недостаточности имущества, а по терминологии некоторых зарубежных государств — в чистой задолженности. Закон РФ «О несостоятельности (банкротстве) предприятий» выделяет следующие внутренние признаки несостоятельности предприятий: 1) отрицательное соотношение актива и пассива, т. е. превышение совокупности обязательств предприятия, состоящих из заемных и привлеченных средств, кредиторской задолженности, над стоимостью имущества предприятия, в состав которого могут входить основные средства, другие долгосрочные вложения (включая нематериальные активы), оборотные средства, финансовые активы; 2) неудовлетворительная структура баланса — такое состояние имущества и обязательств должника, когда за счет имущества не может быть обеспечено своевременное выполнение обязательств перед кредиторами в связи с недостаточной степенью ликвидности имущества должника.
Конкретизируют и дают механизм определения неудовлетворительной структуры баланса Постановление Правительства РФ за № 498 от 20 мая 1994 г. «О некоторых мерах по реализации Закона РФ “О несостоятельности (банкротстве) предприятий”»2 и Распоряжение Федерального управления по делам о несостоятельности (банкротстве) при Госкомимуществе РФ № 70-р от 24 октября 1994 г. «Об утверждении методических рекомендаций по выявлению неплатежеспособных предприятий, нуждающихся в первоочередной финансовой поддержке...».3
За основу оценки структуры баланса предприятия берутся три вида коэффициентов: текущей ликвидности, обеспеченности собственными средствами, восстановления (утраты) платежеспособности. Коэффициент текущей ликвидности выявляет общую обеспеченность предприятия оборотными средствами для ведения хозяйственной деятельности и своевременного погашения срочных обязательств предприятия; коэффициент обеспеченности собственными средствами характеризует наличие собственных оборотных средств у предприятия, необходимых для его финансовой устойчивости; коэффициент восстановления платежеспособности определяет наличие реальной возможности у предприятия восстановить либо утратить свою платежеспособность в течение определенного периода. Если при применении соответствующих финансовых формул коэффициент текущей ликвидности на конец отчетного периода имеет значение менее 2 либо если коэффициент обеспеченности собственными средствами на конец отчетного периода имеет значение 0,1, то структура баланса предприятия может быть признана неудовлетворительной.4 Таким образом в общем виде определяется неудовлетворительная структура баланса.
В ГК РФ определение несостоятельности (банкротства) не дает перечня внутренних признаков несостоятельности, но вводит термин «не в состоянии», указывая тем самым на обязательное наличие их, т. е. на неудовлетворительную структуру баланса либо на превышение пассива над активом в балансе должника.
Внешний уровень признаков — это отражение финансовых отношений предприятия с кредиторами и соответствующими государственными органами (налоговыми органами, бюджетными и внебюджетными фондами). При несостоятельности данный уровень признаков выражается в невыполнении должником своих обязательств. Г.Ф. Шершеневич относил к данному уровню признаков следующие: 1) прекращение платежей по законным требованиям кредиторов; 2) собственное признание должника в своей несостоятельности; 3) исчезновение должника; 4) недостаточность имущества на удовлетворение производимого взыскания.5
Современная правовая теория и законодательство рассматривают второй и третий внешние признаки несостоятельности, выделенные Г.Ф. Шершеневичем, как следствие несостоятельности либо как проявление одной из форм злостного банкротства.
Закон РФ «О несостоятельности (банкротстве) предприятий» выделяет два вида признаков внешнего уровня: 1) приостановление предприятием своих текущих платежей в течение трех месяцев со дня наступления сроков исполнения требований кредиторов; 2) заведомая неспособность обеспечить выполнение требований кредиторов в течение трех месяцев со дня наступления сроков их исполнения.
Обращает на себя внимание термин «заведомый», которому специального определения законодатель не дает. Этот термин, исходя из лексического смысла, обозначает хорошо известный, несомненный факт. Значит, «заведомая неспособность должника обеспечить выполнение требований кредиторов» может быть установлена только после анализа финансового и имущественного положения должника, т. е. выявления внутренних признаков несостоятельности (банкротства). Кроме того, Закон РФ «О несостоятельности (банкротстве) предприятий» в п. 3 ст. 3 выделяет третий внешний признак несостоятельности: общая сумма требований к должнику должна быть не менее 500 минимальных размеров оплаты труда. Данный признак самостоятельного значения не имеет. Он является дополнительным и обязательным для действительности первого и второго внешнего признака.
Анализ понятия несостоятельности (банкротства) в Законе показывает, что несостоятельным предприятие может быть лишь при наличии одного из внешних признаков и одного из внутренних признаков. При этом возможны различные сочетания внутренних и внешних признаков, например следующие:
1) неудовлетворительная структура баланса должника и задолженность перед кредиторами в сумме более 500 минимальных размеров оплаты труда в течение более трех месяцев;
2) неудовлетворительная структура баланса должника, вследствие чего должник заведомо не способен обеспечить выполнение требований кредиторов в сумме более 500 минимальных размеров оплаты труда в течение трех месяцев со дня наступления сроков их исполнения;
3) превышение пассива над активом в балансе должника при задолженности перед кредиторами в сумме более 500 минимальных размеров оплаты труда в течение трех месяцев;
4) превышение пассива над активом в балансе должника, вследствие чего предприятие заведомо не способно обеспечить выполнение требований кредиторов в сумме более 500 минимальных размеров оплаты труда в течение трех месяцев со дня наступления сроков их исполнения.
Наличие внешнего и внутреннего признаков в отдельности друг от друга не может являться основанием для признания предприятия несостоятельным. Такой же вывод следует и из определения несостоятельности (банкротства) ГК РФ.
ГК РФ дает понятие несостоятельности (банкротства) в самом общем виде, не называя внутренних и внешних признаков, но предполагая их обязательное наличие.
Таким образом, противоречий между двумя определениями, данными законодателем в ГК РФ и в Законе РФ «О несостоятельности (банкротстве) предприятий», нет. Определение, данное в Законе, соответствует определению ГК РФ, конкретно раскрывает признаки и содержание несостоятельности (банкротства).
Право некоторых зарубежных государств допускает признание должника несостоятельным при наличии не только сочетания внутренних и внешних признаков, но и при существовании хотя бы одного из них. Например, новое германское законодательство 1994 г. определяет в качестве оснований для возбуждения дел о несостоятельности неплатежеспособность, угрозу неплатежеспособности и чистую задолженность.6 По любому из перечисленных оснований немецкий суд обязан принять решение о признании должника несостоятельным и о передаче прав по распоряжению имуществом должника коллективу кредиторов или специальному уполномоченному.
Неплатежеспособность, по праву Германии, выражается, как правило, в прекращении платежей, т. е. отражает внешний признак несостоятельности. Его характеристика близка к той, которая принята в российском законодательстве. Угроза неплатежеспособности имеет место тогда, когда должник будет не в состоянии выполнить предъявленные платежные требования в момент наступления срока оплаты. Определение будущей неплатежеспособности основывается на соотношении получаемых и исходящих выплат. Объективным инструментом оценки является финансовый план, включающий наличность ликвидных средств, кредиторскую и дебиторскую задолженности. В финансовом плане должно быть отражено развитие финансового положения хозяйствующего субъекта до момента наступления срока оплаты всех существующих обязательств.
При угрозе неплатежеспособности в соответствии с немецким законодательством исключительно сам должник может подать заявление о возбуждении дела о несостоятельности. Преимущество такого «внутреннего решения» состоит в том, что должник принципиально лучше всех информирован об экономическом развитии; именно он должен заботиться о будущем возврате имеющихся платежных обязательств. Стимулы для должника к своевременному возбуждению дела заключаются, например, в освобождении от остатка долга и в самоуправлении.
Чистая задолженность, по законодательству ФРГ, определяется соотношением между имуществом должника и его долгами. Она принципиально не отличается от соответствующего внутреннего признака («превышение пассива над активом в балансе должника») по российскому законодательству.7
Законодательство Германии, по сравнению с законодательством России, переносит возбуждение дел о несостоятельности на более ранние сроки, так как для начала процесса достаточным является наличие хотя бы одного внутреннего или внешнего признака несостоятельности. В связи с этим временным перемещением при прочих равных условиях увеличивается размер распределяемого между кредиторами имущества. Увеличение размера конкурсной массы приводит к тому, что, во-первых, увеличивается количество рассматриваемых дел по несостоятельности, а во-вторых, увеличение размера конкурсной массы ведет к более высоким квотам погашения долга необеспеченным кредиторам.
Каково соотношение внешних и внутренних признаков несостоятельности друг с другом?
Можно выделить два подхода к решению этого вопроса. Первый подход выражается в формальном движении предприятия к получению статуса банкрота, второй — в рассмотрении сущностного или объективного состояния дел, когда несостоятельность складывается из совокупности недостатков в функционировании хозяйствующего субъекта, следствием чего будет проявление внешних признаков несостоятельности в виде ненадлежащего выполнения своих обязательств.
В соответствии с первым подходом внешний признак (неудовлетворение требований своих кредиторов, приостановление текущих платежей в соответствующие бюджетные и внебюджетные фонды) есть начало в возможности получения статуса банкрота. Как правило, наличия этого признака фактически бывает достаточно, чтобы считать предприятие потенциальным банкротом. Данный вывод объясняется тем, что ко второму критерию, внутреннему, предъявлены жесткие требования, а именно — достаточно неудовлетворительная структура баланса у предприятия. Подтверждением этого служит практика функционирования предприятия, показывающая, что задержка в выполнении обязательств связана чаще всего с внутренними трудностями хозяйствующего субъекта.
Согласно второму подходу в случае, когда предприятие становится убыточным, но внутренние финансовые и имущественные резервы помогают не обнаруживать свое потенциальное банкротство перед кредиторами, т. е. когда внешний уровень признаков отсутствует, ставить вопрос о несостоятельности еще рано.
Таким образом, законодатель косвенным образом ставит внешние признаки в доминирующее положение по отношению к внутренним. Невыполнение должником своих обязательств перед кредиторами на основе нормативно-правовых требований всегда обнаруживает внутренний кризис предприятия (внутренние признаки несостоятельности), а неудовлетворительная структура баланса может длительный период времени не проявлять себя внешними признаками банкротства, при этом дальше ухудшая финансовое состояние предприятия, а значит, уменьшая возможности более полного удовлетворения требований кредиторов.
При рассмотрении теоретических формулировок внешних и внутренних признаков в соприкосновении с практикой необходимо констатировать целесообразность выделения приоритетности внешних признаков несостоятельности: во-первых, внешние признаки всегда более оперативно проявляются перед кредиторами и третьими лицами, в результате чего облегчается процесс признания арбитражным судом неспособности должника к платежу и открытия конкурсного производства; во-вторых, без наличия внешних признаков несостоятельности имеются практические трудности в оценке актива и проверке пассива; в-третьих, проверка актива и пассива предполагает обнаружение всех операций, которые осуществляет предприятие. При этом появляется проблема сохранения коммерческой тайны; в-четвертых, от появления признаков несостоятельной структуры баланса или превышения актива над пассивом в балансе до сроков исполнения требований кредиторов возможны многочисленные правонарушения со стороны должника, в частности сокрытие имущества, расчет с одним или несколькими кредиторами в ущерб оставшимся и т. п.
Таким образом, необходимо последовательно решать вопрос наличия и соотношения в определении несостоятельности (банкротства) предприятий внутренних и внешних признаков.
Если невыполнение обязательств перед кредиторами не обнаруживает неудовлетворительную структуру баланса или превышение пассива над активом в балансе должника, то должны применяться нормы гражданского права, регулирующие вопросы ответственности за ненадлежащее исполнение обязательств. Когда же задолженность перед кредиторами является следствием недостаточности имущества (актива), в арбитражный суд может быть подано заявление о признании данного должника несостоятельным (банкротом).
В нормативно-правовых актах Российской Федерации наряду с термином «несостоятельность» используются термины «банкротство» и «неплатежеспособность». Кроме того, в теории и практике применяется термин «фактическая несостоятельность».
Имеется ли многозначность в определении данных терминов? Каково их соотношение друг с другом? На современном этапе развития в отечественной правовой теории нет еще фундаментальных исследований по данным вопросам.
Представляется, что «несостоятельность» в гражданско-правовой сфере имеет несколько значений: 1) несостоятельность (банкротство) как неспособность хозяйствующего субъекта «удовлетворить требования кредиторов по оплате товаров (работ, услуг), включая неспособность обеспечить обязательные платежи в бюджет и внебюджетные фонды, в связи с превышением обязательств должника над его имуществом или в связи с неудовлетворительной структурой баланса должника»; 2) несостоятельность как отсутствие должной основательности, убедительности в аргументации в защиту каких-либо положений.
Кроме того, «несостоятельность» как специфический термин законодательства о несостоятельности в научной и практической деятельности можно классифицировать на фактическую и юридически признанную. Данная классификация основана на том, что юридическая несостоятельность хозяйствующего субъекта (т. е. влекущая соответствующие правовые последствия, предусмотренные законодательством о несостоятельности) может быть лишь при наличии решения арбитражного суда либо официального объявления об этом должником в порядке, предусмотренном ст. 51 Закона РФ «О несостоятельности (банкротстве) предприятий», путем опубликования соответствующего объявления в «Вестнике Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации». Никакие другие государственные органы, организации и лица, включая собственников предприятий-должников, не вправе принимать решения о несостоятельности (банкротстве) предприятия.
Фактическая несостоятельность близка, но не равнозначна по смыслу термину «неплатежеспособность», обозначающему отсутствие денежных средств у хозяйствующего субъекта для оплаты финансовых обязательств. Принципиальное различие состоит в том, что неплатежеспособность может быть вызвана временными обстоятельствами, условиями хозяйственной деятельности. В законодательствах некоторых государств такое состояние имущества неплатежеспособного должника называют практической неплатежеспособностью. Проблема ее разрешения, как правило, — вопрос времени, а для принудительного исполнения должником своих обязательств оказывается достаточным применение норм гражданского и гражданско-процессуального законодательства, регулирующих вопросы ответственности за ненадлежащее исполнение обязательств.
Фактическая несостоятельность — состояние абсолютной неплатежеспособности, когда в результате наличия неудовлетворительной структуры баланса или превышения пассива над активом в балансе должник при обычном ведении дела не в состоянии погасить всех своих обязательств, срок платежа по которым уже наступил.
Таким образом, термин «неплатежеспособность» по значению шире термина «фактическая несостоятельность», так как может обозначать как временную («практическую») неплатежеспособность, так и абсолютную, что является равнозначным «фактической несостоятельности».
Характеризуя «неплатежеспособность», необходимо различать невозможность и нежелание платежа. Невозможность платежа относится к способности должника осуществлять платежи. Нежелание платежа основывается на воле должника осуществлять платежи. Несостоятельность как факт неплатежеспособности относится исключительно к способности осуществлять платежи.
Различие между невозможностью и нежеланием платежей означает следующее: должник, сам по себе желающий осуществлять платежи, при недостатке денежных средств для покрытия его платежных обязательств считается несостоятельным. Должник, являющийся платежеспособным на основе находящихся в его распоряжении средств платежа, однако в силу отговорок, чужой воли или других причин платить не желающий, неплатежеспособным с точки зрения законодательства о несостоятельности не считается.
Термин «банкротство» в соответствии с Законом РФ «О несостоятельности (банкротстве) предприятий» применяется в двух значениях: 1) как синоним термина «несостоятельность»; 2) как частный случай несостоятельности, когда неплатежеспособный должник совершает уголовно наказуемые деяния, наносящие ущерб кредиторам; — Закон выделяет два вида такого рода банкротства: а) «умышленное банкротство — преднамеренное создание или увеличение руководителем или собственником предприятия его неплатежеспособности, нанесение ими ущерба предприятию в личных интересах или в интересах иных лиц, заведомо некомпетентное ведение дел»; б) «фиктивное банкротство — заведомо ложное объявление предприятием о своей несостоятельности с целью введения в заблуждение кредиторов для получения от них отсрочки и (или) рассрочки причитающихся кредиторам платежей или скидки с долгов».
До недавнего времени не было механизма реализации норм, в том числе норм об ответственности за умышленное или фиктивное банкротство. Данные законодателем понятия носили декларативный характер. С принятием нового УК РФ появилась реальная возможность определить конкретную меру ответственности руководителей или собственников коммерческих организаций, а также индивидуальных предпринимателей за умышленное либо фиктивное банкротство, причинившее крупный ущерб или иные тяжкие последствия.
В целом законодательство о несостоятельности для всех потенциальных банкротов вводит единые основания, признаки и содержание несостоятельности. Хозяйствующие субъекты независимо от отраслевой принадлежности, от структуры баланса, от формы собственности подчиняются единым общим правилам законодательства о несостоятельности.
Представляется, что данный подход законодателя не совсем гибко и последовательно решает проблемы несостоятельности (банкротства). Если исходить из организационно-правовых форм юридических лиц либо из форм их собственности, то в соответствии с законодательством о конкуренции и ограничении монополистической деятельности, с объективными требованиями экономического рыночного оборота единый подход конкурсного права к субъектам несостоятельности оправдан. При рассмотрении субъектов предпринимательской деятельности с точки зрения их сферы хозяйствования обращает на себя внимание существенное различие структурных элементов активов их балансов. В частности, по данному основанию хозяйствующие субъекты можно условно подразделить на торговые и неторговые (производящие).
В связи с объективными условиями хозяйствования процент ликвидного актива у торгового хозяйствующего субъекта существенно выше, чем у неторгового (производящего). Ликвидность характеризует легкость и быстроту оборачиваемого или реализуемого имущества. К ликвидному имуществу относятся, например, валюта, государственные и высокодоходные частные ценные бумаги, коммерческие векселя, банковские кредиты, депозиты, быстро реализуемые товары и др., а к неликвидному, как правило, — корпуса, здания, сооружения, оборудование, спецтехнику и т. д.
Оценка ликвидности имущества выражается в коэффициенте текущей ликвидности, отрицательное показание которого приводит через несостоятельную структуру баланса к банкротству. Не вызывает сомнения, что вероятность стать банкротом при единых требованиях, которые в настоящее время имеют место в нормативно-правовых актах о несостоятельности, у неторгового (производящего) хозяйствующего субъекта наибольшая.
Таким образом, законодателю необходимо подходить к требованиям внутреннего и внешнего признаков несостоятельности и к определению несостоятельности предприятия с учетом соотношения структурных элементов в балансах различных категорий хозяйствующих субъектов.
В соответствии с Постановлением Правительства РФ № 498 при определении неудовлетворительной структуры баланса неплатежеспособных предприятий используется система критериев, состоящая из вышеописанных трех коэффициентов: текущей ликвидности, обеспеченности собственными средствами и восстановления (утраты) платежеспособности. Представляется, что они не являются объективным универсальным средством установления финансового состояния предприятия, каким, по представлению законодателя, должны были быть. Данное обстоятельство подтверждается практикой.
В частности, Российское акционерное общество «Газпром», обеспечивающее 95% добычи природного газа в России, имело коэффициент текущей ликвидности по балансу на 1 января 1994 г. 1,77. На этом основании можно признать «Газпром» неплатежеспособным и применить к нему процедуру добровольной ликвидации или санации. Однако «Газпром» имеет относительно стабильное финансовое состояние, по сравнению со многими другими крупными отечественными предприятиями, и высокие показатели в формировании доходной части бюджета России.8
Статистические данные показывают, что по рассматриваемым критериям неудовлетворительной структуры баланса в 1993—1994 гг. не только большинство российских предприятий, но и большинство американских предприятий имели коэффициент текущей ликвидности меньше двух и, следовательно, могли быть признаны неплатежеспособными.
Представляется, что Федеральное управление по делам о несостоятельности (банкротстве) предприятий не может реально проводить аналитическую работу по огромному количеству предприятий, которые не соответствуют положительным показателям системы критериев платежеспособности. Необходимо вводить новые дополнительные критерии, чтобы из большинства российских предприятий, подпадающих под неудовлетворительные показатели коэффициентов системы критериев платежеспособности, выделить предприятия, по которым действительно необходимы санация либо ликвидация.
Таким образом, критерии неплатежеспособности во многом должны быть пересмотрены и составлены с учетом отражения, во-первых, особенностей соотношения структурных элементов балансов различных категорий предприятий, во-вторых, наиболее кризисного финансового состояния предприятий относительно других предприятий, близких по структурным элементам своих балансов.
* Аспирант Саратовской государственной академии права.
1 Ведомости Съезда народных депутатов и Верховного Совета РФ. 1993. № 1.
2 Российская газета. 1994. 27 мая.
3 Экономика и жизнь. 1994. № 45. С. 17.
4 Российская газета. 1994. 27 мая.
5 Шершеневич Г.Ф. Конкурсное производство. Казань, 1890. С. 77—89.
6 Burger A., Schelberg B. Zivilrecht: Wirtschaftsrecht; Stud-, Jur-, Nomos-, Textausgaben. 1.Aufl. Baden-Baden, 1994.
7 Ibid.
8 Философов Л. Несостоятельны предприятия? Нет, несостоятельны критерии // Экономика и жизнь. 1995. № 13. С. 6.



ОГЛАВЛЕНИЕ