ОГЛАВЛЕНИЕ

Субсидиарная ответственность
№ 2
01.04.1998
Иванова Г.Н. , Шевченко А.С.
С вступлением в действие первых двух частей Гражданского кодекса РФ многие понятия и институты гражданского права приобрели новое значение. Это в полной мере относится и к понятию субсидиарной ответственности (ст. 399 ГК РФ), область применения которой существенно расширилась, что вызывает известные сложности на практике.
Субсидиарная ответственность является правовой формой, гарантирующей обеспечение интереса кредитора в получении исполнения по основному обязательству или возмещение вреда. Суть ее заключается в том, что при невозможности удовлетворения требований кредитора основным должником к ответственности наряду с ним привлекаются и другие лица. ГК РФ предусматривает возможность применения субсидиарной ответственности во многих нормах (п. 3 ст. 56; п. 1 ст. 75; п. 1 ст. 95; п. 2 ст. 105; п. 2 ст. 107; п. 5 ст. 115; п. 4 ст. 116; п. 2 ст. 120; п. 2 ст. 121; ст. 1074). Кроме того, субсидиарная ответственность может быть предусмотрена иными правовыми актами (п. 2 ст. 8; ст. 13 Закона РФ «О производственных кооперативах»; ст. 25 Закона РФ «О потребительской кооперации в РФ») или условиями обязательства.
субсидиарная ответственность в юридической литературе традиционно рассматривается как ответственность в обязательствах с множественностью лиц (наряду с долевыми и солидарными обязательствами). с таким подходом нельзя согласиться. Субсидиарные обязательства не укладываются в правовую модель обязательств с множественностью лиц. В договорных субсидиарных обязательствах с самого начала нет множественности лиц. Субъекты являются сторонами двух взаимосвязанных, но различных обязательств: основного, например кредитного договора (кредитор — банк, должник — заемщик), и дополнительного, например договора поручительства (кредитор — банк, должник — поручитель).
Субсидиарная ответственность участников полного товарищества по обязательствам товарищества, участников общества с дополнительной ответственностью, членов производственных кооперативов, членов потребительских кооперативов по обязательствам обществ или кооперативов основывается на их членстве в этих организационно-правовых формах юридических лиц.
Следует согласиться с мнением А.И. Масляева, что нет множественности лиц и во внедоговорных субсидиарных обязательствах.1 
Лицо, несущее субсидиарную ответственность, не совершает никакого правонарушения, поэтому не может ставиться и вопрос о его вине. Оно лишь исполняет обязательство, возложенное на него договором или законом. Исключение представляет случай, предусмотренный абз. 2 п. 3 ст. 56 ГК РФ и абз. 3, 4 п. 3 ст. 6 Федерального закона «Об акционерных обществах». В п. 3 ст. 56 ГК РФ говорится о случаях, когда наступает несостоятельность (банкротство) юридического лица в результате выполнения указаний других органов, других юридических лиц, которые имеют право давать такие указания либо влиять иным образом на деятельность юридического лица. В этих случаях наступает субсидиарная ответственность учредителей, собственников имущества или других лиц, давших такого рода указания. Федеральный закон «Об акционерных обществах» пошел в этом направлении еще дальше. В ст. 6 установлено, что банкротство дочернего общества, наступившее по вине основного общества, влечет субсидиарную ответственность последнего при условии, что основному обществу было заведомо известно, что в результате исполнения его обязательных указаний дочернее общество окажется несостоятельным (банкротом). По нашему мнению, данную норму окажется достаточно сложно реализовать на практике. Доказать наличие вины основного общества в наступлении банкротства дочернего общества, а тем более заведомость действий основного общества, будет более чем проблематично.
В соответствии со ст. 399 ГК РФ для применения субсидиарной ответственности обязательно наличие одного из следующих условий: 1) основной должник отказался удовлетворить требование кредитора; 2) кредитор не получил от основного должника в разумный срок ответа на предъявленное требование.
Кроме того, для применения субсидиарной ответственности необходимо, чтобы указанное требование не могло быть удовлетворено путем зачета требования к основному должнику, а также требование кредитора не могло быть удовлетворено путем бесспорного взыскания средств с основного должника. Кредитор может удовлетворить свое требование о бесспорном списании денежных средств со счета должника, если это предусмотрено договором между должником (клиентом) и банком; если это вытекает из судебного решения; а также в случаях, предусмотренных законом.
В юридической литературе высказано правильное мнение, что даже при наличии условия о праве кредитора на бесспорное списание средств в договоре, заключенном с должником, реальная возможность бесспорного списания средств со счета должника появляется только в том случае, если должником будет дано соответствующее распоряжение банку.2 Из этого следует, что закрепления в основном обязательстве права кредитора на бесспорное списание денежных средств со счета должника в случае его неисправности явно недостаточно, поскольку банк находится в правоотношениях лишь со своим клиентом (должником по основному обязательству) и никак не связан с другой стороной данного обязательства — кредитором, вследствие чего требование кредитора о списании средств со счета должника, обращенное к банку, не порождает для последнего никаких обязанностей. Таковые возникают для банка лишь тогда, когда в договоре между банком и клиентом содержится условие о возможности списания денежных средств со счета (п. 2 ст. 854 ГК РФ) и клиент (должник по основному обязательству) дает распоряжение банку о списании средств с его счета по требованию третьего лица (кредитора по основному обязательству). Однако такое распоряжение обязательно для банка лишь при условии, что в нем в письменной форме содержатся данные, позволяющие идентифицировать лицо, имеющее право на предъявление требования о бесспорном списании (п. 2 ст. 847 ГК РФ).
Возможность применения различных нормативных актов, предусматривающих безакцептное списание, вызывала определенные сомнения. Поэтому президиум Высшего Арбитражного Суда РФ в информационном Письме от 1 октября 1996 г. «О некоторых вопросах списания денежных средств, находящихся на счете, без распоряжения клиента» разъяснил, что в тех случаях, когда постановлениями Верховного Совета РФ, носящими нормативный характер, указами Президента РФ, постановлениями Правительства РФ, принятыми в пределах полномочий, данных Правительству в законе либо в указе Президента РФ, и применяемыми на территории Российской Федерации постановлениями Правительства СССР установлен безакцептный порядок списания денежных средств, они подлежат применению до принятия соответствующего закона по данному вопросу.
Лицо, несущее субсидиарную ответственность, должно до удовлетворения требования, предъявленного ему кредитором, предупредить об этом основного должника, а если к такому лицу предъявлен иск, — привлечь основного должника к участию в деле. Это обусловлено тем, что в случае удовлетворения требования кредитора лицом, несущим субсидиарную ответственность, последнее приобретает право регрессного требования к основному должнику. И несоблюдение данного правила влечет возможность для основного должника выдвигать против регрессного требования лица, отвечающего субсидиарно, возражения, которые он имел против кредитора. Следует учитывать, что субсидиарный должник, погасивший долг другого лица, не всегда имеет право взыскания с него погашенного долга. Так, родители и попечители, несущие субсидиарную ответственность за вред, причиненный их несовершеннолетними детьми, не имеют право регресса.
От субсидиарной ответственности следует отличать ответственность должника за действия третьих лиц, когда в соответствии со ст. 313 ГК РФ должник возлагает исполнение обязательства на третье лицо. Третье лицо не связано с кредитором никаким гражданско-правовым обязательством. Поэтому за нарушение обязательства, по общему правилу, отвечает сторона по договору, а не фактический исполнитель, который не исполнил или ненадлежащим образом исполнил обязательство. Должник, уплативший санкции и возместивший убытки своему кредитору, вправе предъявить регрессное требование к фактическому исполнителю. Вместе с тем законом может быть установлено, что ответственность несет являющееся непосредственным исполнителем третье лицо. В таких случаях должник не отвечает за действия третьего лица.
одним из признаков юридического лица традиционно является его самостоятельная гражданская ответственность. Имущество юридического лица потому и обособляется от имущества других лиц, чтобы его кредиторы предъявляли свои требования только к нему и ни к кому другому. Исключения из этого общего правила предусмотрены в ГК РФ. Во-первых, это относится к ответственности учреждений — субъектов права оперативного управления, которые отвечают по своим обязательствам исключительно денежными средствами. При недостатке денежных средств субсидиарную ответственность несет собственник имущества. При недостаточности имущества казенных предприятий наступает субсидиарная ответственность казны. второй случай установлен ст. 56 ГК РФ и касается субсидиарной ответственности учредителей, собственников имущества юридического лица или других лиц, которые имеют право давать обязательные для этого юридического лица указания либо иным образом имеют возможность определять его действия, если несостоятельность наступила в результате указаний таких лиц.
Эти два случая субсидиарной ответственности являются новыми в нашем законодательстве и представляют практический интерес. ранее отрицалось, что учредитель учреждения может выступать в качестве субъекта субсидиарной ответственности по обязательствам последнего при нехватке у данного учреждения денежных средств для самостоятельного их погашения.
Подавляющее большинство учреждений, существующих сегодня в Российской Федерации, — государственные учреждения, поэтому в дальнейшем будет говориться о них. По гражданскому законодательству государственные учреждения могут действовать в гражданском обороте от собственного имени как юридические лица и от имени казны. Если государственное учреждение действует от имени казны, то тогда наступает ее непосредственная ответственность. В случаях, когда учреждения выступают от своего имени, казна несет субсидиарную ответственность по их обязательствам при недостаточности находящихся в распоряжении учреждений денежных средств. Необходимо подчеркнуть, что в законодательстве используется термин «недостаточность средств», а не их полное отсутствие, как иногда указывается в литературе.
При установлении факта недостаточности денежных средств у учреждения в качестве ответчика привлекается его учредитель — публично-правовое образование в лице либо Российской Федерации, либо ее субъекта, либо муниципального образования. Имуществом, предназначенным для удовлетворения претензий кредиторов, является нераспределенное между государственными и муниципальными юридическими лицами имущество, которое составляет казну публично-правового образования. Ответчиком выступает орган, распоряжающийся соответствующим бюджетом, а так как казна прежде всего состоит из бюджета соответствующего уровня, это — Министерство финансов или территориальные финансовые отделы (департаменты, управления). Такая трактовка следует из разъяснений, данных высшими судебными инстанциями.3  Это разъяснение сделано применительно к требованиям о возмещении убытков, причиненных в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления или должностных лиц данных органов. Но, как верно отмечает Е.А. Суханов, поскольку и здесь ответчиками выступают не сами эти органы, а соответствующие публично-правовые образования, постольку такое положение имеет общее значение для случаев имущественной ответственности последних.4 
При предъявлении иска непосредственно к высшему органу исполнительной власти соответствующего публично-правового образования нельзя отказать в принятии искового заявления либо возвратить его без рассмотрения. В этом случае суд должен привлечь в качестве ответчика соответствующий финансовый или управляющий орган. При удовлетворении иска взыскание денежных сумм производится за счет средств соответствующего бюджета, а при их отсутствии — за счет иного имущества, составляющего соответствующую казну (п. 12 Постановления).
Как известно, учреждению в соответствии с его учредительными документами предоставлено право осуществлять предпринимательскую деятельность, а полученные от такой деятельности доходы и приобретенное за счет этих доходов имущество поступает в самостоятельное распоряжение учреждения (ст. 298 ГК РФ). Возникает вопрос: может ли это имущество быть объектом взыскания по долгам учреждения? В юридической литературе высказано два различных суждения. В. Витрянский и А. Гринкевич придерживаются мнения, что ответственность учреждений по их обязательствам должна наступать только в пределах денежных средств, предусмотренных в соответствующих сметах на цели, для достижения которых учреждение и вступало в гражданско-правовые обязательства. При их недостаточности для удовлетворения требований кредиторов субсидиарную ответственность будет нести казна.5  М. Брагинский и К. Ярошенко, напротив, полагают, что дополнительным по отношению к денежным средствам объектом взыскания должны быть «доходы от различной деятельности учреждений, а также приобретенное за счет этих доходов имущество».6 
Представляется, что исходя из смысла ст. 120 ГК РФ, в которой говорится только о денежных средствах, находящихся в распоряжении учреждения, а также учитывая, что учреждения являются некоммерческими организациями, финансово зависимыми от собственника, следует признать, что ответственность учреждений ограничивается лишь денежными средствами, выделенными собственником для их нормального функционирования. При недостаточности этих средств для удовлетворения требований кредиторов собственник должен нести субсидиарную ответственность.
Как и учреждение, казенное предприятие наделяется правом оперативного управления закрепленным за ним имуществом. Но право оперативного управления казенного предприятия существенно отличается от права оперативного управления, предоставленного учреждению. Собственник имущества, закрепленного за казенным предприятием, имеет право изъять излишнее, неиспользуемое либо используемое казенным предприятием не по назначению имущество. Согласие собственника требуется на совершение казенным предприятием любых сделок, связанных с отчуждением либо распоряжением иным способом любым имуществом (как недвижимым, так и движимым), находящимся на балансе предприятия. Порядок распределения доходов, полученных казенным предприятием, также определяется собственником. Эти особые полномочия собственника имущества казенного предприятия обусловили его субсидиарную ответственность по обязательствам казенного предприятия. В отличие от субсидиарной ответственности казны по долгам учреждений, ответственность казны по долгам казенного предприятия наступает при недостаточности не только денежных средств, но и всего имущества для удовлетворения требований кредиторов. Однако выяснить реальную достаточность или недостаточность имущества для удовлетворения требований кредиторов, как справедливо отмечает К. Трофимов,7 можно только в результате его распродажи, что, как правило, бывает при процедуре банкротства. Поскольку же по долгам казенного предприятия установлена субсидиарная ответственность РФ, то в отношении казенного предприятия не может быть возбуждено дело о несостоятельности (банкротстве). Поэтому представляется, что установление субсидиарной ответственности казны по обязательствам казенных предприятий уже при недостаточности денежных средств, а не при недостаточности имущества вообще в большей степени отвечало бы потребностям гражданского оборота и гарантировало бы защиту нарушенных прав кредиторов.
* Кандидат юридических наук, доцент ДВГУ.
 ** Кандидат юридических наук, профессор, заведующая кафедрой, декан факультета предпринимательского права Юридического института ДВГУ.
 1 Гражданское право. М., 1986. С. 439.
 2 Комментарий части первой Гражданского кодекса Российской Федерации для предпринимателей. М., 1995. С. 322.
 3 Пункт 12 постановления Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 1 июля 1996 г. «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса РФ» // Вестник Высшего Арбитражного Суда РФ. 1996. № 9. С. 7—8; Обзор законодательства и судебной практики Верховного Суда РФ за первый квартал 1997 года. М., 1997. С. 34—35.
 4 Суханов Е.А. Гражданский кодекс в хозяйственной практике // Хозяйство и право. 1997. № 5. С. 84.
 5 Витрянский В. Черты юридического лица // Экономика и жизнь. 1995. № 8. С. 30; Гринкевич А. Гражданско-правовая ответственность казны // Хозяйство и право. 1996. № 4. С. 78—79.
 6 Брагинский М., Ярошенко К. Граждане (физические лица). Юридические лица (Комментарий ГК РФ) // Хозяйство и право. 1995. № 2.С. 15; Комментарий части первой Гражданского кодекса Российской Федерации для предпринимателей. С. 90.
 7 Трофимов К. Ликвидация юридических лиц: вопросы имущественной ответственности // Хозяйство и право. 1995. № 9. С. 56.



ОГЛАВЛЕНИЕ