<< Предыдущая

стр. 15
(из 16 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>

ЗАКОНЫ ОБЩЕСТВА
455
мятникам... интересовались почти исключительно древнейшими, наиболее близкими к праязыку периодами... Более поздние периоды развития языков рассматривались с известным пренебрежением, как эпохи упадка, разрушения, старения, а их данные по возможности не принимались во внимание... Сравнительное языкознание получало общие представления о жизни языков, их развитии и преобразовании главным образом с помощью индоевропейских праформ Но разве достоверность, научная вероятность тех индоевропейских праформ, являющихся, конечно, чисто гипотетическими образованиями, зависит прежде всего не от того, согласуются ли они вообще с правильным представлением о дальнейшем развитии форм языка и были ли соблюдены при их реконструкции верные методические принципы?.. Мы должны намечать общую картину характера развития языковых форм не на материале гипотетических праязыковых образований и не на материале древнейших дошедших до нас индийских, иранских, греческих и т. д. форм, предыстория которых всегда выясняется только с помощью гипотез и реконструкций. Согласно принципу, по которому следует исходить из известного и от него уже переходить к неизвестному, эту задачу надо разрешать на материале таких фактов развития языков, история которых может быть прослежена с помощью памятников на большом отрезке времени и исходный пункт которых нам непосредственно известен»
К началу двадцатого столетия росло недовольство младограмматиз-мом. Впрочем, надо говорить о недовольстве всей сравнительно-исторической парадигмой. Младограмматикам удалось в основном решить главную задачу языкознания XIX века — построение сравнительной фонетики и сравнительной грамматики индоевропейских языков. Вместе с тем становилось понятно, что задачи лингвистики не исчерпываются реконструкцией праязыков и построением сравнительных фо-нетик и грамматик.
В XIX веке был накоплен значительный фактический материал. Но для описания большинства языков не существовало разработанного научного метода.
В конце XIX века к таким неутешительным выводам приходят У.Д. Уитни и Ф. Боас в США, Г. Суит в Англии, Н.В. Крушевский и И.А. Бодуэн де Куртенэ в России. Однако решающий вклад внесла книга Соссюра «Курс общей лингвистики», давшая начало новому этапу в развитии мировой науки о языке.
Фердинанд де Соссюр (1857—1913) родился и вырос в Женеве, в семье, давшей миру нескольких видных ученых. В 1876—1878 годах Фердинанд учится в Лейпцигском университете. Затем, в 1878—1880 годах, он стажируется в Берлине.
В 1880 году, защитив диссертацию, Соссюр переезжает в Париж. Здесь он работает вместе со своим учеником А. Мейе. В 1891 году ученый возвращается в Женеву, где до конца жизни был профессором университета. Почти вся деятельность Соссюр в университете была связана
456
100 ВЕЛИКИХ НАУЧНЫХ ОТКРЫТИЙ
с чтением санскрита и курсов по индоевропеистике. Только в конце жизни, в 1907—1911 годах, ученый прочел три курса по общему языкознанию.
В 1913 году Соссюр умер после тяжелой болезни, забытый современниками.
Единственной книгой Соссюра, изданной при жизни, был «Мемуар о первоначальной системе гласных в индоевропейских языках». Она была закончена, когда автору исполнился лишь 21 год.
Академик А.А. Зализняк так пишет о «Мемуаре»: «Книга исключительной судьбы. Написанная двадцатилетним юношей, она столь сильно опередила свое время, что оказалась в значительной мере отвергнутой современниками и лишь 50 лет спустя как бы обрела вторую жизнь... Эта книга справедливо рассматривается как образец и даже своего рода символ научного предвидения в лингвистике, предвидения, основанного не на догадке, а представляющего собой естественный продукт систематического анализа совокупности имеющихся фактов». В этом сочинении он делает принципиальный вывод, который, как отмечает Зализняк, «состоял в том, что за видимым беспорядочным разнообразием индоевропейских корней и их вариантов скрывается вполне строгая и единообразная структура корня, а выбор вариантов одного и того же корня подчинен единым, сравнительно простым правилам».
Ученый выдвинул гипотезу о существовании в праиндоевропейском языке так называемых ларингалов — особого типа сонантов, не сохранившихся в известных по текстам языках, вводившихся исключительно из соображений системности.
Уже в этой ранней работе появляется идея системности языка, впоследствии ставшая для ученого основополагающей. Посмертная судьба Соссюра оказалась более счастливой. На основе сделанных студентами записей его лекций Ш. Балли и А. Сеше подготовили «Курс общей лингвистики», изданный впервые в 1916 году. Книга не была лишь воспроизведением студенческих конспектов. Балли и Сеше не только перекомпоновали материал, но и дописали значительные фрагменты. Их вклад в знаменитую книгу был весьма значительным.
«Курс общей лингвистики» очень скоро обрел популярность. В наши дни некоторые историки науки даже сравнивают значение этой книги со значением теории Коперника.
«Ф. де Соссюр, крайне неудовлетворенный состоянием современной ему лингвистической теории, строил свой курс на принципиально новых основах, — пишет В.М. Алпатов. — Курс открывается определением объекта науки о языке. В связи с этим вводятся три важнейших для концепции книги понятия: речевая деятельность, язык и речь.
Понятие речевой деятельности исходно, и ему не дается четкого определения. К ней относятся любые явления, традиционно рассматриваемые лингвистикой: акустические, понятийные, индивидуальные, социальные и т. д. Эти явления многообразны и неоднородны. Цель лингвиста — выделить из них главные...
ЗАКОНЫ ОБЩЕСТВА
457
...Языку противопоставляется речь. По сути это все, что имеется в речевой деятельности, минус язык. Противопоставленность речи языку проводится по ряду параметров. Прежде всего язык социален, это общее достояние всех говорящих на нем, тогда как речь индивидуальна. Далее, речь связана с физическими параметрами, вся акустическая сторона речевой деятельности относится к речи; язык же независим от способов физической реализации: устная, письменная и пр. речь отражает один и тот же язык. Психическая часть речевого акта также включается Ф. де Соссюром в речь; здесь, впрочем, как мы увидим дальше, такую точку зрения ему не удается последовательно провести. Язык включает в себя только существенное, а все случайное и побочное относится к речи. И, наконец, подчеркивается: «Язык не деятельность говорящего. Язык — это готовый продукт, пассивно регистрируемый говорящим». Нетрудно видеть, что такая точка зрения прямо противоположна концепции В. фон Гумбольдта. Согласно Ф. де Соссюру, язык — именно ergon, а никак не energeia».
Соссюра считает, что язык — «социальный аспект речевой деятельности, внешний по отношению к индивиду» и что «язык, отличный от речи, составляет предмет, доступный самостоятельному изучению». Так формируется подход к языку как явлению, внешнему по отношению к исследователю и изучаемому с позиции извне.
Вот из чего согласно "Соссюру складывается язык: «Язык есть система знаков, выражающих понятия, а следовательно, его можно сравнить с письменностью, с азбукой для глухонемых, с символическими обрядами, с формами учтивости, с военными сигналами и т. д. и т.п. Он только наиважнейшая из этих систем».
Отсюда лингвистика языка рассматривается Соссюром как главная часть еще не созданной науки, изучающей знаки вообще. Такой науке ученый дал название семиология. Если другие науки связаны с лингвистикой лишь косвенно, через речь, то семиология должна описывать основные свойства знаков, в том числе и языковых.
Несколько раньше подобные мысли высказывал американский ученый Ч.С. Пирс (1839—1914). Но Соссюр ничего об этом не знал. Пирс предложил для новой науки другое название — «семиотика». Оно в итоге и прижилось в наукознании.
По Соссюру, знак двусторонняя единица: «Языковой знак связывает не вещь и ее название, а понятие и акустический образ. Этот последний является... психическим отпечатком звучания, представлением, получаемым нами о нем посредством наших органов чувств».
Среди свойств знака он выделяет два основных: произвольность и линейность. Никакой естественной связи не имеют означаемое с означаемым. Звукоподражания и подобная им лексика, считает Соссюр, если и имеет иногда какую-то связь такого рода, «занимают в языке второстепенное место».
Другой важный вопрос — о противоречии между неизменностью и изменчивостью знака. Ведь знак навязывается по отношению к пользу-
458
100 ВЕЛИКИХ НАУЧНЫХ ОТКРЫТИЙ |
ющемуся им коллективу. Соссюр считает, что «языковой коллектив не имеет власти ни над одним словом; общество принимает язык таким, какой он есть». Отсюда следует вывод о невозможности какой-либо сознательной языковой политики. Соссюр прямо пишет про «невозможность революции в языке».
Как пишет В.М. Алпатов, «выход между неизменчивостью и изменчивостью Ф. де Соссюр находит во введении диалектического принципа антиномии. Языковой знак может использоваться, только оставаясь неизменным, и в то же время он не может не меняться. При изменении знака происходит сдвиг отношения между означаемым и означающим...
...Ф. де Соссюр выделил две оси: ось одновременности, где располагаются сосуществующие во времени явления и где исключено вмешательство времени, и ось последовательности, где каждое отдельное явление располагается в историческом развитии со всеми изменениями. Важность выделения осей он считал основополагающей для всех наук, пользующихся понятием значимости. По его мнению, в связи с двумя осями необходимо различать две лингвистики, которые никак не должны совмещаться друг с другом. Эти две лингвистики названы синхронической (связана с осью одновременности) и диахронической (связана с осью последовательности), а состояние языка и фаза эволюции — соответственно синхронией и диахронией...
...Пожалуй, главным результатом появления «Курса общей лингвистики» стало выделение круга первоочередных задач науки о языке. Разграничения языка и речи, синхронии и диахронии дали возможность выделить сравнительно узкую дисциплину с определенными границами — внутреннюю синхронную лингвистику. Ее проблематика ограничивалась одним из трех кардинальных вопросов языкознания, а именно вопросом «Как устроен язык?». Проблемами «Как развивается язык?» и «Как функционирует язык?», конечно, занимались тоже, но они отошли на второй план. Ограничение тематики давало возможность в этих узких рамках поднять теорию и методологию лингвистики на более высокий уровень».
В произошедшем резком изменении характера науки о языке, понятно, сыграл роль не только Фердинанд де Соссюр. Однако именно у него в «Курсе общей лингвистики» новые подходы сформулированы наиболее четко. Именно поэтому влияние труда Соссюра на лингвистику оказалось наиболее значительным.
КЕЙНСИАНСТВО
В 1936 году появилась книга Джона Кейнса «Общая теория занятости, процента и денег», ставшая сразу знаменитой. Эта слава связана, прежде всего, с новым взглядом на роль государства в экономике, сформулированным в работе. До этого теоретические воззрения на развитие экономики полностью базировались на открытиях великого Адама Смита. Согласно его учению, экономика обладала абсолютной способностью к саморегулированию. Главная роль же государства сводилась к тому, чтобы не мешать свободному рыночному развитию.
Кризисные двадцатые—тридцатые годы двадцатого столетия внесли коррективы в эти теоретические построения. В этот тяжелый период Кейнс и предложил в своем фундаментальном труде рецепт для лечения серьезных общественных недугов.
Отцом Джона Мейнарда Кейнса (1883—1946) был профессор экономики, что, возможно, и предопределило его жизненный путь. Уже в частной школе Итона Джон проявил незаурядные математические способности. В 1902 году он поступает учиться в Королевский колледж. Следующее место учебы — университет Кембриджа, где он мог слушать курс лекций Альфреда Маршалла, которого всегда почитал.
В 1909 году Джон пришел на работу в Королевский колледж Кембриджа. Здесь он, кроме всего прочего, сумел обеспечить колледжу существенный финансовый доход.
В период с 1912 по 1945 год Кейнс редактирует «Экономический журнал», в 1915—1919 годах работает в британском казначействе. Интересно, что в круг его обязанностей входили и экономические контакты с Советской Россией. У нас в стране Кейнс побывал в 1925 году, выступив с рядом докладов в Москве. В 1929 году он возвращается на государственную службу. В годы Второй мировой войны Кейнс занимает высокий пост в казначействе.
Кейнс удачно занимался и своими личными финансовыми делами. Играя на бирже, он нажил два миллиона долларов. Б. Рассел сказал о нем так: «Интеллект Кейнса отличался такой ясностью и остротой, каких
460
100 ВЕЛИКИХ НАУЧНЫХ ОТКРЫТИ1
ЗАКОНЫ ОБЩЕСТВА
461
я более не встречал... Мне иногда казалось, что столь большая острота ума не может совмещаться с глубиной. Но я думаю, что эти moi ощущения были неверны».
Очевидным признанием его научной репутации стало назначение одним из директоров национального банка Англии. Однако вошел историю Кейнс в первую очередь как глава новой научной школы.
Сегодня многие положения, сформулированные Кейнсом, считают-] ся общепризнанными. Для своего же времени они были революционным открытием в экономической науке.
В то время когда писалась книга Кейнса, уровень безработицы западном мире превышал десять процентов. Многие экономисты, считая] что безработица вызвана недостаточным потреблением и низким уров-f нем спроса, предлагали использовать общественные работы в качестве спасительного средства. Затраченные государством деньги, кроме прямой го воздействия на уровень занятости, должны были послужить к создании других рабочих мест, связанных с производством товаров и услуг для тех] кто уже получил работу. Так постепенно экономика выйдет из застоя]
Поскольку подобные предложения не получили поддержки у прави| тельств, то свою книгу Кейнс задумал как поддержку этого тезиса. В «Общер теории» Кейнс показал, что в рыночной экономике нет чудесного механизма, автоматически приводящего к полной занятости. Экономика может еще долго оставаться в состоянии депрессии. Однако государство] безусловно, должно увеличить расходы, чтобы увеличить производство занятость, проводить активную инвестиционную политику.
В.Н. Костюк отмечает в своей книге: «Великие классики прошлого не различали микро- и макроэкономические аспекты экономики. Од-1 нако, поскольку условия процветания отдельной фирмы не тождествен-) ны эффективности экономики в целом, то макроэкономический подход не может не отличаться от микроэкономического. Поэтому дальнейшее развитие экономической науки потребовало построения двух разны> уровней экономического анализа...
...Кейнс ввел в теоретический обиход экономической науки макро-| экономические модели, основанные на взаимосвязи небольшого числа наблюдаемых переменных, а общее равновесие экономики — к равно-1 весию товарного рынка, денежного рынка, рынка облигаций и рынка труда] Причиной возможной нестабильности экономики он считал колебания в уровне дохода, вызванные неожиданными изменениями объема инве-1 стиций. Последние, если они достигают опасной границы, не могут быть j скорректированы только силами рыночной саморегуляции и требуют до- j полнительного (но не заменяющего рынка) вмешательства государства. Тем самым Кейнс предложил новую парадигму экономического анализа, усовершенствовав не только методы, но и язык экономической теории.
Возможно, что самой большой заслугой Кейнса стало создание нового , языка экономической теории. Этот язык имеет дело с небольшим числом ; мало изменяющихся в короткий период времени агрегированных величин, что позволило свести всю экономику к функционированию четы-
рех взаимосвязанных рынков: рынка товаров и услуг, рынка труда, денежного рынка и рынка ценных бумаг. С учетом достижений мар-жиналистов возник двухэтажный мир микро- и макроэкономической теории, в котором математическое моделирование стало возможным не только на микроуровне (Вальрас), но также и на макроуровне. Первая такая модель появилась уже в 1937 году.
Кейнс отдает одну из ключевых ролей предположению в экономическом поведении. «Когда ждут повышения цен и хозяйственная жизнь сообразуется с этим, то этого вполне достаточно, чтобы вызвать на некоторое время повышение цен, а когда ожидание оправдывается, повышение еще более усиливается. То же наблюдается и при ожидании падения цен. Относительно слабый предварительный толчок в состоянии вызвать значительное понижение».
Кейнс вводит связанное с ожиданиями понятие предельной эффективности капитала тес — отношение ожидаемого дохода от капитального имущества к цене предложения этого имущества. Показатель тес уменьшается — при увеличении предложения капитала, а возрастает при новых возможностях его применения, когда ожидается хорошая экономическая конъюнктура.
Классическая теория предполагает, что безработица возможна, в том случае, если экономика отклоняется от состояния совершенной конкуренции. Кейнс же допускает иную ситуацию, например, равновесие с высоким уровнем безработицы. Это становится возможным, поскольку теперь различным допустимым состояниям равновесия соответствуют различные уровни дохода. Значит, по Кейнсу, может возникнуть равновесие, отличное от желаемого.
Отвергая классический постулат о том, что в основе роста капитала лежит бережливость, Кейнс устанавливает связь между ростом дохода и величиной инвестиций, называемую мультипликатором инвестиций. В основу этого понятия положена следующая идея: чем большую часть созданного новыми инвестициями дохода люди расходуют, тем большим будет дальнейший прирост дохода, создаваемый новыми инвестициями.
«...Кейнс отвергает доктрину laissez faire и считает, что государство должно воздействовать на совокупный спрос, если его объем недостаточен, — отмечает В.Н. Костюк. — В качестве инструментов регулирования величины спроса он рассматривает кредитно-денежную и бюджетную политики. Кредитно-денежная политика воздействует на увеличение спроса через понижение процентной ставки, облегчая этим инвестиции. Это требует роста денежной массы. Вызовет ли это инфляцию? Нет, говорит Кейнс, если величина спроса недостаточна (и, следовательно, если велика безработица). Инфляция и высокий уровень безработицы несовместимы между собой...
...В качестве действенного средства, повышающего эффективный спрос при сильной безработице, Кейнс предлагал использовать финансируемые государством общественные работы, которые должны компенсировать снижение занятости в частном секторе. Стимулировать, однако, нужно только те регионы, какие на деле обладают дополнитель-
?}
\l
462
100 ВЕЛИКИХ НАУЧНЫХ ОТКРЫТИЙ
ными ресурсами; в противном случае стимулирование лишь усилит инфляцию. В период подъема экономическая политика должна быть противоположна той, какая применяется при спаде.
Кейнс считал политику laissez faire (пусть все идет, как идет) верной для XIX века, но не для XX века, однако он отвергал экономическую политику лейбористов профсоюзов, поскольку стоял за экономический индивидуализм и свободу. Основная цель экономической политики по Кейнсу — уменьшить избыточный груз, налагаемый переменчивостью и неопределенностью будущего. Уменьшение неопределенности в деньгах выражается через поддержку стабильности внутренних цен. Уменьшение неопределенности в занятости происходит через государственное вмешательство в инвестиции и устойчивость нормы процента».
В преодолении кризиса роль денежной политики важна, но усилий только денежной политики явно недостаточно. «При нынешней организации рынков и при тех влияниях, которые на них господствуют, рыночная оценка предельной эффективности капитала может подвергаться таким колоссальным колебаниям, что их нельзя в достаточной мере компенсировать соответствующими изменениями нормы процента... На этом основании я делаю вывод, что регулирование объема текущих инвестиций оставлять в частных руках небезопасно».
Кейнс считал в период кризиса наиболее важной расширительную бюджетную политику государства. Оно должно взять на себя прямую организацию инвестиций. Однако при этом «если мы совершенно исключим из нашей системы способность к самоизлечению, то нам останется лишь надеяться на случайные улучшения в состоянии здоровья экономики, но никогда не ждать полного выздоровления». Грамотная экономическая политика государства хотя и не в состоянии устранить чередования бумов и спадов, но может ослабить спад или усилить подъем.
Говоря о роли государства, Кейнс, тем не менее, был решительным противником государственной собственности. «Не собственность на орудия производства существенна для государства. Если бы государство могло определять общий объем ресурсов, предназначенных для увеличения орудий производства и основных ставок вознаграждения владельцев этих ресурсов, этим было бы достигнуто все, что необходимо».
«В истории экономической науки Кейнс по праву стоит в первом ряду ученых, оказавших наибольшее влияние на развитие современного им общества, — пишут в своей книге Р. Белоусов и Д. Докучаев. — Кейнс стал знаменит и почитаем еще при жизни, а ожесточенные споры по поводу его взглядов не утихают до сих пор.
Кейнсианство стало заметной научной школой, актуальной и поныне. Идеи Кейнса получили широкое распространение и активно использовались на практике, в частности президентами США Франклином Рузвельтом и Джоном Кеннеди. Даже не во всем подтвердившись, они помогли многим развитым странам создать во второй половине XX века новые механизмы регулирования рыночной экономики, предотвращающие кризисы, подобные страшной депрессии 1930-х годов».
МЕТОД «ЗАТРАТЫ-ВЫПУСК»
В методе «затраты-выпуск» наиболее полно раскрылся исследовательский талант гениального экономиста Василия Васильевича Леонтьева.
Основу подхода Леонтьева к планированию заложили еще французские «физиократы» в XVIII веке во главе с Франсуа Кесне. Они исходили из неверного тезиса, будто только сельскохозяйственная деятельность имеет экономический смысл, а все остальные производства лишь расходуют ресурсы. Но при этом сумели предложить верный методологический подход к проблеме экономического планирования. Физиократы использовали «технологические таблицы», позволяющие учитывать все, что производит и потребляет всякая экономическая система. Подобный подход в девятнадцатом столетии развил в математической форме французский экономист Леон Вальрас.
Признавая систему взаимозависимостей Вальраса, Леонтьев впервые применил на практике анализ общего равновесия в качестве инструментария при формировании экономической политики.
Василий Васильевич Леонтьев (1905—1999) родился в Петербурге. Отец будущего нобелевского лауреата был профессором экономики труда Петербургского университета. В четырнадцать лет Василий окончил гимназию и в 1921 году поступил в Петроградский университет, где изучал философию, социологию, а затем и экономику.
Считаясь вундеркиндом и несмотря на главенство «единственно верного» учения, диамата, он позволял себе называться «меньшевиком». В 1925 году Леонтьев уже окончил четырехгодичный курс университета и получил диплом экономиста. Обучение тогда велось ни шатко ни валко: но юноша прочел в библиотеке университета много книг по экономике на русском, английском, французском и немецком языках.
По окончании университета он устроился преподавать экономическую географию, одновременно подал заявление на визу в Германию, чтобы продолжить образование в Берлинском университете. Разрешение поступило через шесть месяцев. В Германии он продолжил учиться и стал работать над докторской диссертацией в Берлинском университете под руководством известного немецкого экономиста и социолога Зомбарта и крупного статистика-теоретика, выходца из России, Вл. Борткевича. Темой диссертации Леонтьева было исследование народного хозяйства как непрерывного процесса. Не оставляя учебу, он начал свою профес-
464
JlOOJJEJIHKHX НАУЧНЫХ ОТКРЫТИЙ
сиональную карьеру в качестве экономиста-исследователя Института мирового хозяйства при Кильском университете, занимаясь изучением производной статистического спроса и кривой предложения. В 1928 году Леонтьев получил степень доктора наук.
Глубина экономического мышления сочеталась у Леонтьева с сильной математической подготовкой. В конце двадцатых — начале тридцатых годов он провел ряд оригинальных исследований по изучению эластичности спроса и предложения, статистическому измерению промышленной концентрации, использованию кривых безразличия для объяснения некоторых закономерностей международной торговли. Одна из первых научных статей Леонтьева была посвящена анализу баланса народного хозяйства СССР за 1923—1924 годы, который представлял собой первую в экономической практике тех лет попытку представить в цифрах производство и распределение общественного продукта с целью получения общей картины кругооборота хозяйственной жизни. Баланс явился прообразом разработанного впоследствии ученым метода «затраты-выпуск». Статья была написана на немецком языке и опубликована в октябре 1925 года. Перевод на русский язык под названием «Баланс народного хозяйства СССР. Методологический разбор работы ЦСУ» появился два месяца спустя в декабрьском номере журнала «Плановое хозяйство».
В 1929 году Леонтьев отправился в Азию в качестве экономического советника министерства железных дорог в правительстве Китая. После возвращения в Германию продолжал работать в Институте мирового хозяйства.
В 1931 году директор Национального бюро экономических исследований (США), известный американский экономист-статистик, специалист в области анализа экономических циклов и конъюнктуры У. Митчелл пригласил Леонтьева на работу в бюро, и тот переехал в США.
С 1932 года Леонтьев начал преподавать политическую экономию в Гарвардском университете. В том же году Леонтьев организовал в Гарварде научный коллектив под названием «Гарвардский проект экономических исследований», бессменно возглавлял его до закрытия в 1973 году. Этот Коллектив стал центром исследований экономических процессов по методу «затраты-выпуск». Одновременно все эти годы Леонтьев оставался профессором Гарвардского университета, а с 1953 по 1975 год был также заведующим кафедрой политической экономии им. Генри Ли.
Предложенная Леонтьевым алгебраическая теория анализа «затраты-выпуск» сводится к системе линейных уравнений, в которых параметрами являются коэффициенты затрат на производство продукции. Реалистическая гипотеза и относительная простота измерений определили большие аналитические и прогностические возможности метода «затраты-выпуск». Леонтьев показал, что коэффициенты, выражающие отношения между секторами экономики (коэффициенты текущих материальных затрат), могут быть оценены статистически, что они достаточно устойчивы и что их можно прогнозировать. Более того, им было
ЗАКОНЫ ОБЩЕСТВА
465
показано существование наиболее важных коэффициентов, изменения которых необходимо отслеживать в первую очередь.
В конце восьмидесятых годов на встрече в редакции газеты «Правда» ученого попросили рассказать, как родился метод «затраты-выпуск», что он собой представляет.
Вот что сказал Леонтьев: «Чтобы прогнозировать развитие экономики, нужен системный подход. Экономика каждой страны — это большая система, в которой много разных отраслей, и каждая из них что-то производит — промышленную продукцию, услуги и так далее, которые передаются другим отраслям. Каждое звено, компонент системы может существовать только потому, что он получает что-то от других...
...Допустим, надо рассчитать эффективность производства хлеба. Мы делаем расчет: сколько на одну тонну расходовать муки, дрожжей, молока и так далее по всем компонентам согласно рецепту. Затем определяем трудовые затраты в нормо-часах. Все эти расчеты делаются в натуральных (физических) показателях. Очень важно не считать сразу в деньгах. На основе расчетов расхода материальных ресурсов и трудовых затрат на конкретное изделие или объект в натуре анализируются и сравниваются предполагаемые результаты в денежном выражении.
Аналогичный подход применяется и при расчете любых видов продукции — стали, автомобилей, обуви. Во всех подготовительных расчетах учитывается расход компонентов, необходимых для производства данного вида продукции. И лишь затем с учетом цен и уровня зарплаты выбирается наиболее эффективный вариант выпуска конечной продукции. С учетом такого анализа, например, текстильная промышленность в свое время перекочевала из развитых стран в развивающиеся, так как ей требовалось много рабочих рук. А сейчас благодаря новой технике она возвращается назад».
В семидесятые годы в одной из работ Василий Васильевич писал: «Чтобы понять смысл преобразования, ведущего к построению так называемой редуцированной матрицы «затраты-выпуск» для народного хозяйства, попросим читателя мысленно представить себе ситуацию, в которой все предприятия страны разбиваются на две группы: I группа — «контрактные» отрасли, II группа — «субконтрактные» отрасли.
Всякая контрактная отрасль, то есть отрасль из I группы, покрывает свои прямые потребности в продукции других отраслей I группы путем прямых закупок, и каждая отрасль II группы совершает прямые закупки у других отраслей II группы. Однако продукция отраслей II группы, поставленная отраслям I группы, производится на основе специальных контрактов. По условиям такого контракта отрасль I группы, размещая заказ в некоторой отрасли II группы, обеспечивает последнюю продукцией всех отраслей I группы (включая свою собственную) в количестве, необходимом для выполнения данного заказа, для чего данная отрасль закупает все эти товары (у производящих их отраслей I группы) за свой счет. Взаимоотношения между контрактной (I группы) и субконтрак-
466
100 ВЕЛИКИХ НАУЧНЫХ ОТКРЫТИЙ
ЗАКОНЫ ОБЩЕСТВА
467
тной (II группы) отраслями, таким образом, будут аналогичны взаимоотношениям между потребителем, самостоятельно приобретающим материю, и портным, шьющим из этой материи костюм.
Каждая отрасль I группы, определяя объемы закупок товаров и услуг, производимых отраслями этой же группы, должна будет добавить к прямым потребностям своей собственной отрасли товары и услуги, которые согласно контракту будут обработаны для нее различными отраслями II группы. Подсчет этих суммарных закупок дает итоговый вектор затрат для любой из отраслей I группы...
...Эти две таблицы отличаются друг от друга точно так же, как сокращенное расписание движения поездов, указывающее только некоторые крупные станции, отличается от полного подробного расписания, где выделены и все промежуточные остановки. Деление всех секторов отраслей на группы I и II должно конечно же зависеть от специфики задачи, для которой служит агрегирование.
Используя редуцированную матрицу в процессе планирования, мы можем быть уверены, что если отраженные в ней потоки затрат и выпуска в отраслях I группы сбалансированы правильно, то и баланс между выпуском и затратами всех отраслей II группы, не вошедших в матрицу, также будет обеспечен».
«Расчеты по методу «затраты-выпуск» (в советской науке их стали называть экономико-математическими моделями межотраслевого баланса) требуют современной вычислительной техники, без которой они реально не вторгаются в мир экономического анализа, прогнозирования и планирования, — пишут в предисловии к книге Леонтьева академик С.С.Шаталин и доктор экономических наук Д.В.Воловой. — «Начиная с 1933—1934 годов Леонтьев сосредоточивается на преодолении этих трудностей путем сбора коэффициентов для 44-отраслевой таблицы «затраты-выпуск» (около 2000 коэффициентов) и составляет план работы. Поскольку решение системы, состоящей из 44 линейных уравнений, оказалось далеко за пределами возможного, для расчетных целей 44 отрасли были объединены в 10. Для проверки стабильности коэффициентов текущих материальных затрат в США были составлены отчетные межотраслевые балансы за 1919—1929 годы.
Результат этого исследования («Количественный анализ соотношений «затраты-выпуск» в экономической системе США») был опубликован в 1936 году. Центральное место в нем занимала таблица коэффициентов, составленная для экономики США в 1919 году, размерностью 41x41. В следующем году В.В. Леонтьев опубликовал работу «Внутренние взаимосвязи цены, выпуска продукции, сбережений и инвестиций». Примерно в эти же годы В.В. Леонтьев работает с профессором Мас-сачусетского технологического института Джоном Б. Вилбуром — изобретателем компьютера, способного решать системы из девяти линейных уравнений. В. Леонтьев свел 41-размерную матрицу к 10-размерной и использовал компьютер Вилбура для получения коэффициентов полных
затрат валовой продукции на производство единицы конечной продукции. Леонтьев, возможно, был первым, кто применил компьютер в исследовании структуры экономических систем.
В 1941 году была составлена 41-размерная таблица межотраслевых потоков, рассчитанная для 1929 года, и агрегирована затем в 10-размер-ную. На ее основе были рассчитаны объемы выпуска валовой продукции, необходимые для удовлетворения конечного спроса (валовое накопление, текущее потребление, правительственные закупки)».
Сравнение таблиц позволило проверить устойчивость коэффициентов материальных затрат и выяснить возможности эффективного прогнозирования. Хотя сравнение таблиц не позволило прийти к однозначному выводу, тем не менее, межотраслевые таблицы для прогнозирования были признаны вполне целесообразными. Статистическое Бюро занятости США, пригласив Леонтьева в качестве консультанта, составило таблицу, включающую 400 отраслей. Она была использована для прогнозирования занятости населения в послевоенный период. Метод «затраты-выпуск» стал широко использоваться во всем мире.
В 1944 году Леонтьев составил таблицу коэффициентов текущих материальных затрат за 1939 год и, сопоставив ее с предыдущими, обнаружил достаточную степень устойчивости большинства коэффициентов за два десятилетия. Используя последнюю таблицу, он опубликовал в 1944—1946 годах три статьи в журнале «Ежеквартальник по политической экономии», где с помощью своего метода дал оценку влиянию занятости, заработной платы и цен на выпуск валовой продукции по отдельным отраслям американской промышленности.
С конца сороковых годов, после основания Гарвардского проекта экономических исследований с целью применения и распространения метода «затраты-выпуск», особое внимание Леонтьев уделял развитию межрегионального анализа «затраты-выпуск» и составлению матрицы инвестиционных коэффициентов, с помощью которых можно было бы судить о последствиях изменения конечного спроса на инвестиции. Этим было положено начало динамическому методу «затраты-выпуск», на основе которого стало возможным анализировать экономический рост. На протяжении пятидесятых и шестидесятых годов Леонтьев совершенствовал свою систему. С появлением более сложных компьютеров он увеличивал количество секторов экономики, подлежащих анализу, освобождался от некоторых упрощающих допущений, прежде всего от условия, что технические коэффициенты остаются неизменными, несмотря на изменение цен и технический прогресс. На основе метода «затраты-выпуск» Леонтьева и сотрудники Гарвардского проекта экономических исследований проводили оценки инфляционного влияния в регулировании заработной платы, рассчитывали затраты на вооружение и их воздействие на разные отрасли экономики, осуществляли прогнозирование темпа роста отраслей экономики и необходимые для этого капитальные вложения.
468
юр великих научных открытий!
Одним из важнейших результатов этих исследований стал т.н. «па-1 радокс» или «эффект Леонтьева», заключающийся в том, что если! принять во внимание прямые и косвенные затраты в процессе воспро-| изводства, то экспорт для США оказывается более трудоемким и менее капиталоемким, чем импорт. Это означает, что хотя в США очень сильна инвестиционная сфера и высока заработная плата, они импортируют капитал и экспортируют труд. I
Поскольку метод «затраты-выпуск» доказал свою полезность в качестве аналитического инструмента в сфере региональной экономики, шахматные балансы по методу Леонтьева стали составляться для хозяйства отдельных американских городов. Постепенно составление таких балансов стало стандартной операцией. Управление межотраслевой экономики в составе министерства торговли США, например, начало публиковать такие балансы каждые пять лет. ООН, Всемирный банк | и большая часть правительств различных стран мира, включая СССР, взяли на вооружение метод Леонтьева в качестве важнейшего метода экономического планирования и бюджетной политики. Он стал главной составной частью систем национальных счетов большинства стран мира, применяется и совершенствуется до сих пор правительственными и международными организациями и исследовательскими институтами во всем мире. Анализ по методу «затраты-выпуск» признан классическим инструментом экономического анализа, а его автор считается ученым, внесшим крупнейший вклад в экономическую науку XX века.
В 1973 году Леонтьев был удостоен Нобелевской премии по экономике «за развитие метода «затраты-выпуск» и его применение к решению важных экономических проблем».
НОВАЯ ХРОНОЛОГИЯ
Сегодняшняя хронология древней и средневековой истории создана и в значительной мере завершена в серии фундаментальных трудов XVI— XVII веков, начинающейся трудами Иосифа Скалигера и Дионисия Петавиуса (Петавия).
Они впервые применили астрономический метод для подтверждения позднесредневековой версии хронологии предыдущих веков. Считается, что они тем самым превратили эту хронологию в научную. Для хронологов XVII-XVIII веков доказательства оказались достаточными, чтобы полностью довериться дошедшей до них хронологической сетке дат.
В XIX веке хронологи видели свою задачу только в уточнении деталей. В XX веке уже сама мысль о том, что на протяжении нескольких сотен лет хронологи следовали ошибочной схеме, казалась абсурдной, поскольку вступала в противоречие со сложившейся традицией.
Тем не менее историки вынуждены были признать, что испытывают серьезные трудности при попытках согласовать многие хронологические данные древних источников с установившейся скалигеровской хронологией.
Сомнения в правильности принятой сегодня версии хронологии имеют давнюю традицию. Еще в XVI веке профессор Саламанкского университета де Арсилла опубликовал свои работы, где доказывал, что вся древняя история сочинена в Средние века. К подобным выводам пришел также иезуитский историк и археолог Жан Гардуин. В 1902— 1903 годах немецкий приват-доцент Роберт Балдауф написал книгу «История и критика». В своем сочинении Балдауф на основании чисто филологических соображений доказывал, что не только древняя, но и ранняя Средневековая история являются «фальсификацией эпохи Возрождения и последующих за ней веков».
470
100 ВЕЛИКИХ НАУЧНЫХ ОТКРЫТИЙ
Несколько ранее уничижительной критике подверг скалигеровскую хронологию известный английский ученый Эдвин Джонсон (1842—1901): «Мы значительно ближе во времени к эпохе древних греков и римлян, чем это написано в хронологических таблицах». Он призвал к пересмотру всей хронологии античности и средневековья.
Особое место среди критиков Скалигера—Петавиуса занимает знаменитый Исаак Ньютон, который был автором нескольких глубоких работ по хронологии. В них он приходит к выводу об ошибочности скалигеровской версии в некоторых ее важных разделах.
Главным образом Ньютон проанализировал хронологию Древнего Египта и Древней Греции нашей эры. Он пришел к следующим выводам.
Часть истории Древней Греции должна быть приближена к нам в среднем на 300 лет. История Древнего Египта, охватывающая согласно традиционной хронологии несколько тысяч лет, поднята вверх и спрессована Ньютоном в отрезок времени длительностью всего в 330 лет. Примечательно, что некоторые фундаментальные даты древней египетской истории подняты Ньютоном вверх примерно на 1800 лет.
В современную эпоху вопрос о научном обосновании принятой сегодня хронологии поднял выдающийся русский ученый-энциклопедист Николай Александрович Морозов (1854—1946).
Отец Морозова принадлежал к старинному дворянскому роду. В двадцать лет Николай стал народовольцем. В 1881 году его приговорили к бессрочному заключению. Во время заключения в Петропавловской и Шлис-сельбургской крепостях Морозов самостоятельно изучил химию, физику, астрономию, математику, историю. На свободу он вышел лишь в 1905 году, начав заниматься активной научной и научно-педагогической деятельностью. После Октябрьской революции Морозова назначают директором естественно-научного института имени Лесгафта. Тогда-то при поддержке группы энтузиастов и сотрудников он методами естественных наук и выполнил основную часть своих известных исследований по древней хронологии.
Проанализировав огромный материал, Морозов выдвинул и частично обосновал фундаментальную гипотезу. Ученый говорит о том, что ска-лигеровская хронология древности искусственно растянута, удлинена по сравнению с реальной историей. Подобная гипотеза строится Морозовым на обнаруженных им «повторах», то есть текстах, описывающих, вероятно, одни и те же события, но датированных разными годами и считающихся сегодня различными. Ученый считал, что древняя хронология является достоверной, лишь начиная с IV века нашей эры.
Новый этап в строительстве новой хронологии связан с именем академика А.Т. Фоменко. Окончательная в целом версия хронологии древней и средневековой истории была предложена им в 1979 году. Вместе с ним исследованием вопроса занималась группа математиков, в основном из Московского государственного университета.
Новая концепция основывается, прежде всего, на анализе исторических источников методами современной математики и обширных компьютерных расчетов.
ЗАКОНЫ ОБЩЕСТВА
471
В результате длительных исследований Фоменко обнаружил многочисленные факты искажения мировой истории и истории России. Оказалось, например, что в действительности средневековая Русь и Великая «Монгольская» орда — это одно и то же.
В предисловии к книге «Русь и Рим. Правильно ли мы понимаем историю Европы и Азии?» ее авторы Г.В. Носовский и А.Т. Фоменко пишут: «Созданная окончательно в XVI веке нашей эры и принятая сегодня хронология истории древнего и средневекового мира, по-видимому, неверна. Это понимали многие выдающиеся ученые. Но построить новую, непротиворечивую концепцию истории оказалось очень сложной задачей...
...Известная нам сегодня древняя история — это письменная история, то есть опирающаяся в основном на письменные источники. Конечно, кое-что написано на камнях, но эти свидетельства приобретают смысл лишь после того, как в целом здание истории уже построено на основании письменных текстов, то есть летописей и т. д.
Сегодня чаще всего мы имеем лишь весьма поздние версии, созданные спустя несколько сотен лет после событий...
...Безусловно, в основе письменных документов лежала какая-то реальность. Однако одно и то же реальное событие могло отразиться в нескольких разных летописях, и при этом существенно по-разному. А иногда настолько по-разному, что на первый взгляд невозможно поверить, что перед нами два разных описания одного и того же события... ...Наконец, изучая письменную историю, нужно постоянно помнить о том, что слова, имена, географические названия могли со временем менять свой смысл. Одно и то же слово могло обозначать в разные исторические эпохи совсем разные понятия. Кроме того, многие географические названия перемещались по карте с течением веков».
Фоменко и его единомышленники привлекли к своим исследованиям вычислительную технику. Оставалось лишь разработать программы и подготовить для использования тысячи текстов-хроник.
«Исследование текстов-хроник — дело для математики принципиально новое, — пишут авторы книги «Русь и Рим». — Можно обнаружить лишь относительную близость с некоторыми задачами, которыми ранее математика занималась: с прочтением шифров, восстановлением исходного расположения карты в колоде по виду нескольких перетасованных карт и т. п. Поэтому для нашего исследования пришлось разработать принципиально новые методы статистического исследования, в которых учитывается специфика исходного материала. Особое внимание уделялось тому, чтобы эти методы не дублировали друг друга, исследовали различные по сути данные, чтобы выводы, основанные на их результатах, были взаимно независимыми, что необходимо для их перекрестной проверки. Мы не можем позволить себе еще больше запутать историю, которая и без того давно запуталась в своей хронологии.
Важнейшей особенностью статистических методов является то, что они основаны только на количественных характеристиках текстов и не
472
100 ВЕЛИКИХ НАУЧНЫХ ОТКРЫТИЙ
анализируют их смысловое содержание (которое может быть весьма неясным и истолковываться по-разному). В этом их принципиальное отличие от методов работы историка. Из этого различия, кстати, видно, что математик, занимающийся анализом исторического материала, ни в коем случае не может и не должен пытаться подменить собой специалиста-историка. Математик должен заниматься той частью содержащейся в древних хрониках информации, на которую историк никогда не обращал внимания (а если и обращал, то ничего не мог из нее извлечь ввиду огромной трудоемкости этой работы, не говоря уже о том, что к ней нужен совершенно иной профессиональный подход)».
Для составления своей хронологии ученые использовали несколько новых математических методов, таких как принцип корреляции максимумов, принцип затухания частот, принцип малых искажений, метод анкет-кодов, метод хронологического упорядочения и датировки географических карт
Как пример можно привести использование принципа корреляции максимумов. Слово авторам методики:
«Возьмем все тексты-хроники," которыми располагаем, — и те, которые говорят о хорошо знакомых событиях и людях и привязаны к единой хронологической шкале, и те, в которых имена незнакомы, а хронология не расшифрована, — и разобьем каждую хронику на одинаковые «главы» (заранее задавшись их длиной: год, или 5, или 10 лет, как удобнее). Подсчитаем: сколько текста приходится на каждую «главу». Теперь любую хронику можно изобразить в виде графика, где по горизонтали будут расположены по порядку «главы», то есть одинаковые отрезки времени, а по вертикали — объем текста каждой «главы». Такой график — своеобразный «портрет» хроники, ее «дендрологического распила». Но и сама хроника, как мы знаем, — это «портрет» событий, происшедших когда-то, в какой-то отрезок времени, в каком-то царстве-государстве. И мы уже знаем, что даже многоступенчатое переписывание хроник и объединение их в «Истории», хотя и искажает получившийся на графике «портрет» событий, но не так уж сильно. Пусть даже мы не знаем, в какой стране и когда происходят события данной конкретной хроники, — взаимное сличение «портретов» хроник поможет найти ответ.
Главная примета здесь — максимумы (всплески) на графике. Они могут становиться выше или ниже в различных хрониках, говорящих об одном и том же, но взаимное положение их должно быть одинаково. Именно то, насколько точно совпадают максимумы при наложении друг на друга двух различных графиков, и называется здесь «корреляцией» (то есть взаимозависимостью). Высокий уровень корреляции — значит, графики действительно совпадают, значит, рассматриваемые две хроники говорят об одном и том же (и за это они называются «зависимой парой текстов»), низкий уровень корреляции — графики и хроники чужие друг другу («независимая пара»)».
ЗАКОНЫ ОБЩЕСТВА
473
Информация считается достоверной, если она подтверждается большинством математических методов. После этого вся проверенная таким способом информация наносилась на большой карте в несколько десятков квадратных метров, которую авторы назвали Глобальной хронологической картой (ГХК).
К материалу, собранному на ГХК, были применены математические методики распознавания повторов в истории. После расчетов на компьютерах удалось обнаружить пары эпох, считающихся в традиционной хронологии различными. Однако математические показатели близости у них оказались чрезвычайно малыми, что указывает на заведомо зависимые события.
В этом случае можно говорить, что это одни и те же события, представленные вследствие ошибок средневековых хронистов как различные события, будто бы происходившие в очень отдаленные друг от друга исторические эпохи.
А.Т. Фоменко и Г.В. Носовский делают следующие выводы: «Глобальная хронологическая карта (отобразившая современное представление о древней истории, воспроизводящая любой современный учебник до истории) распадается, как мы видим, на четыре слоя, на четыре практически тождественные истории, сдвинутые друг относительно друга во времени. Начиная с середины XVI века и ближе к нам «скалигеровский учебник» — ГХК не содержит никаких дубликатов, так что историческую схему XVI— XX веков мы можем считать в основном достоверной. На интервале 900-1300 годов дубликаты уже присутствуют. Часть «современного учебника», описывающая этот период, представляет собой сумму двух хроник: некоторой реальной хроники, довольно скудной, описывающей реальные события 900—1300 годов, и реальной хроники, описывающей события XIV— XVI веков. Почти любое событие, датируемое 300—900 годами нашей эры, является суммой двух-трех-четырех более поздних событий; информацией, действительно относящейся к этому времени, могут быть разве только имена некоторых исторических персонажей и в лучшем случае несколько полулегендарных эпизодов. И наконец, любое событие, датируемое ранее чем 300 годом нашей эры, полностью мифично и является либо «отражением» более поздних событий, либо полностью плодом чьего-то воображения, либо, чаще всего, суммой того и другого одновременно.
Глобальная хронология в окончательном виде была создана в конце XVI—XVII веках, и именно в эту эпоху (что очень важно) заканчивается последний период, опустившийся в прошлое и породивший в древности дубликаты, «отражения», — период С. Тем самым авторы последнего переноса исторических событий в прошлое выдают себя, вернее, время, когда они работали: после Петавиуса, то есть после его смерти в 1652 году. Создав изуродованную схему датирования событий античной и средневековой истории, завершатели его дела как бы поставили фирменное клеймо на готовое изделие — на глобальную хронологию Европы, созданную в том же фантастическом духе фирмой Скалигера—Петавиуса».
СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ
Александер Ф., Селесник Ш. Человек и его душа. Познание и врачевание от древности и до наших дней. М., 1995.
Алпатов В.М. История лингвистических учений. М., 1999.
Арбузов А.Е. A.M. Бутлеров — великий русский химик. М., 1961.
Асратян Э.А. Иван Петрович Павлов. М., 1974.
Бажанов А.И. Физики-лауреаты. М., 1971.
Баландин Р.К. Поиски истины. М., 1983.
Бахтамов Р. Фигуры не имеет. М., 1977.
Бахтеев Ф.Х. Николай Иванович Вавилов. М., 1988.
Белов А.В. Обвиненные в ереси. М., 1973.
Белоусов Р.С, Докучаев Д.С. Экономика. М, 2000.
Бляхер Л.Я., ред. История биологии. М., 1975.
Бор Н. Избранные научные труды. М.,1971.
Бори М. Моя жизнь и взгляды. М., 1973.
Бублейников Ф.Д. Галилео Галилей. М., 1964.
Бюлер В. Гаусс. М., 1989.
Васильев А.В. Николай Иванович Лобачевский. М., 1992.
Вер Г. Карл Густав Юнг. Челябинск, 1998.
Волошинов А.В. Пифагор. М., 1993.
Вяльцев А.Н., Григорян А. Т. Г. Герц. М., 1968.
Гайсинович А.Е. Зарождение и развитие генетики. М., 1988.
Гребеников Е.А., Рябов Ю.А. Поиски и открытия планет. М.,1975.
Гумилевский Л.И. Чаплыгин. М., 1969.
Гурштейн А.А. Извечные тайны неба. М., 1991.
Дадун Р. Фрейд. М., 1994.
Дальма А. Эварист Галуа — революционер и математик. М., 1984.
Дорфман Я.Г. Всемирная история физики с древнейших времен до конца XVIII века. М., 1974.
Дягилев Ф.М. Из истории физики и ее творцов. М., 1986.
Еремеева А.И., Цицин Ф.А. История астрономии. М., 1989.
Имшенецкий А.А. Луи Пастер. Жизнь и творчество. М., 1961.
Инфельд Л. Эварист Галуа. Избранник богов. М., 1965.
Исмаилова С. Энциклопедия для детей. Геология. Т.4, М., 1995.
Зайцев Б. Генном расшифрован — что дальше? Эхо планеты. 2001, №9.
Зубкова И.Г. Лингвистические учения конца XVIII—начала XX века М 1989.
Казначеев В.П. Учение В.И.Вернадского о биосфере и ноосфере. Новосибирск, 1989.
Капица СП., ред. Замечательные ученые. М., 1980.
Карцев В.П. Ньютон. М., 1987.
Климишин И.А. Элементарная астрономия. М., 1991.
Кляус Е.М. Г.А.Лоренц. М.,1974.
Кляус Е.М., Франкфурт У.И., Френк A.M. Нильс Бор. М., 1977.
Кобзерев Ю. А. Ньютон и его время. М., 1978.
Колтун М. М. Мир физики. М., 1984.
Коновалов А. Кто быстрее. Вокруг света. 2001, №7.
Корочкин Л.И. Клонирование животных. Соросовский образовательный журнал. 1999, №4.
Корсунская В.М. Карл Линней. Спб., 1975. Костюк В.Н. История экономических учений. М., 1998. Кочетков Н.К., Соловьев Ю.И., ред. История классической органической химии. М., 1992.
Кошманов В.В. Георг Ом. М., 1980.
Кудрявцев П.С. История физики. Т.1-3, М., 1956-1 971. Кудрявцев П.С. Эванджелиста Торричелли. М.,1958. Кюри М. Пьер Кюри. М., 1968. Лазарев А. Р. Циолковский. М., 1962. Лаптев Б.Л. Н.И.Лобачевский и его геометрия. М., 1976. Леонтьев В.В. Экономические эссе. Теория, исследования, факты и политика. М., 1990.
Леонтьев Л.А. Революционный переворот в политической экономии. М., 1955.
Леонтьев Л.А. К изучению «Капитала» К.Маркса. М., 1961. Липсон Г. Великие эксперименты в физике. М, 1972. Льоцци М. История физики. М., 1970. Макареня А.А., Рысев Ю.В. Д.И. Менделеев. М., 1977. Манолов К.Р. Великие химики. М., 1986.
Манолов К.Р., Тютюнник В.М. Биография атома. М., 1985.
Мирский М.Б. Революционер в науке, демократ в жизни. М., 1988.
Мицук О. Альберт Эйнштейн. Минск, 1998.
Никифоровский В.А. Из истории алгебры XVI—XVII веков. М., 1979.
Новиков И.Д., Шаров А.С. Человек, открывший взрыв Вселенной. Жизнь и труд Эдвина Хаббла. М., 1989.
Носовский Г.В., Фоменко А.Т. Русь и Рим. М., 1997.
Пашинин П.П. Александр Михайлович Прохоров. М., 1989.
Пекелис В.Д. Кибернетическая смесь. М. 1991.
Петров Б.Д., ред. История медицины. T.I. M., 1954.
Платонов Г.В. Климент Аркадьевич Тимирязев. М., 1955.
Пономарев Л.И. По ту сторону кванта. М., 1971.
Понтекорво Б.Э. Ферми. М.,1971.
Попова Ю.М., Розанова В.Б. Николай Геннадьевич Басов. М., 1982.
Порудоминский В.И. Пирогов. М., 1969.
Поспелов Д.А., ред. Информатика. М., 1994.
Пузанов И.И. Жан Батист Ламарк. М., 1959.
Редже Т. Этюды о вселенной. М., 1985.
Свечников А.А. Путешествие в историю математики, или Как люди учились считать. М., 1995.
Слепчук Е. О чем молчит великая молекула. Эхо планеты. 2001, № 9.
Смирнов Г. Менделеев. М., 1965.
Сойфер В.Н. Исследования геномов к концу 1999 года. Соросовский образовательный журнал. 2000, №1.
Соловьев Ю.И. История химии. М., 1983.
Спиридонова Н.С., ред., Политическая экономия. М., 1970.
Стройк Д.Я. Краткий очерк истории математики. М., 1990.
Тарасов Б.Н. Паскаль. М., 1982.
Филоноеич СР. Шарль Кулон. М., 1988.
Фрейд 3. Я и Оно. М.-Харьков, 1998.
Фролов Ю.П. Иван Петрович Павлов. М., 1953.
Хайнинг К., ред. Биографии великих химиков. М., 1981.
Халамайзер А.Я. Софья Ковалевская. М. 1989.
Храмов Ю.А. Физики. Биографический справочник. М., 1983.
Чирков Ю.Г. Фотосинтез: два века спустя. М , 1981.
Шилейко А В. Беседы об информатике. М.,1989.
Шноль С.Э. Биология. 1997.
Шпаусус 3. Путешествие в мир химии. М., 1967.
Шредингер Э. Новые пути в физике. М., 1971.
Юшкевич А П., ред. Математика XVII столетия. М , 1970.
Юшкевич А.П., ред. Математика XVIII столетия. М., 1972.
Яновская М.И. Роберт Кох. М., 1962.
Детская энциклопедия.Т.3, 1961.
Лауреаты Нобелевской премии. М., 1992.
Резерфорд — ученый и учитель. Сб. статей. М., 1973.
Энциклопедический словарь Брокгауза Ф.А.—Ефрона И.А. М., 1890.

Содержание

ВВЕДЕНИЕ

ОСНОВЫ МИРОЗДАНИЯ:

ЗАКОН АРХИМЕДА; АТМОСФЕРНОЕ ДАВЛЕНИЕ; ЗАКОН БОЙЛЯ — МАРИОТТА; ЗАКОН ВСЕМИРНОГО ТЯГОТЕНИЯ; СПЕКТР СВЕТА; ОТКРЫТИЕ КИСЛОРОДА; ТЕОРИЯ ГОРЕНИЯ; ОСНОВНОЙ ЗАКОН ЭЛЕКТРОСТАТИКИ; ИНТЕРФЕРЕНЦИЯ; ЭЛЕКТРИЧЕСТВО У ЖИВОТНЫХ; ЗАКОН ПРОСТЫХ ОБЪЁМНЫХ ОТНОШЕНИЙ; ЗАКОН ЭРСТЕДА; ЭЛЕКТРОДИНАМИКА; СПЕКТРАЛЬНЫЙ АНАЛИЗ; ВТОРОЙ ЗАКОН ТЕРМОДИНАМИКИ; ЗАКОН ОМА; ЭЛЕКТРОМАГНИТНАЯ ИНДУКЦИЯ; ЗАКОН МИНИМУМА; ЗАКОН СОХРАНЕНИЯ ЭНЕРГИИ; ЭЛЕКТРОМАГНИТНАЯ ТЕОРИЯ СВЕТА; ЗАКОН ДЕЙСТВУЮЩИХ МАСС; ТЕОРИЯ ХИМИЧЕСКОГО СТРОЕНИЯ; ОРГАНИЧЕСКИЙ СИНТЕЗ; БЕНЗОЛ; ПЕРИОДИЧЕСКИЙ ЗАКОН; СТЕРЕОХИМИЯ; «АШ-ТЕОРЕМА»; ТЕОРИЯ ЭЛЕКТРОЛИТИЧЕСКОЙ ДИССОЦИАЦИИ; РЕНТГЕНОВСКОЕ ИЗЛУЧЕНИЕ; ЭЛЕКТРОН; РАДИОАКТИВНОСТЬ; КВАНТЫ; СПЕЦИАЛЬНАЯ ТЕОРИЯ ОТНОСИТЕЛЬНОСТИ; СВЕРХПРОВОДИМОСТЬ; ПЛАНЕТАРНАЯ МОДЕЛЬ АТОМА; КВАНТОВАЯ МЕХАНИКА; ПРИНЦИП ДОПОЛНИТЕЛЬНОСТИ; ИСКУССТВЕННАЯ РАДИОАКТИВНОСТЬ; РЕАКЦИЯ ДЕЛЕНИЯ; КЛАССИФИКАЦИЯ ЭЛЕМЕНТАРНЫХ ЧАСТИЦ; ЛАЗЕР;

МОГУЩЕСТВЕННАЯ МАТЕМАТИКА:

ТЕОРЕМА ПИФАГОРА; ЕВКЛИДОВА ГЕОМЕТРИЯ; ОСНОВЫ АЛГЕБРЫ; ЛОГАРИФМЫ; ВЕЛИКАЯ ТЕОРЕМА ФЕРМА; ТЕОРИЯ ВЕРОЯТНОСТЕЙ; ДИФФЕРЕНЦИАЛЬНОЕ И ИНТЕГРАЛЬНОЕ СЧИСЛЕНИЕ; ОСНОВНАЯ ТЕОРЕМА АЛГЕБРЫ; ТЕОРИЯ ГРУПП; НЕЕВКЛИДОВА ГЕОМЕТРИЯ; КИБЕРНЕТИКА; ТРЕТЬЯ ПЛАНЕТА ОТ СОЛНЦА; ГЕОЦЕНТРИЧЕСКАЯ МОДЕЛЬ МИРА; ЗАКОНЫ ДВИЖЕНИЯ ПЛАНЕТ; СПУТНИКИ ЮПИТЕРА; ПЛАНЕТА УРАН;

ОСНОВНЫЕ НАЧАЛА ГЕОЛОГИИ:

ПЛАНЕТА НЕПТУН; КОСМОНАВТИКА; КОНЦЕПЦИЯ ДРЕЙФУЮЩИХ КОНТИНЕНТОВ; ЗАКОН ХАББЛА; КЛАССИФИКАЦИЯ ГАЛАКТИК; БИОСФЕРА; НООСФЕРА; КОНЦЕПЦИЯ «БОЛЬШОГО ВЗРЫВА»;

ТАЙНЫ ЖИВОГО:

ОСНОВЫ АНАТОМИИ; БОЛЬШОЙ КРУГ КРОВООБРАЩЕНИЯ; МИКРОБЫ°; КЛАССИФИКАЦИЯ РАСТЕНИЙ; ТЕОРИЯ ЭВОЛЮЦИИ ОРГАНИЧЕСКОГО МИРА; СРАВНИТЕЛЬНАЯ АНАТОМИЯ; ОСНОВЫ ЭМБРИОЛОГИИ; ТОПОГРАФИЧЕСКАЯ АНАТОМИЯ; НАРКОЗ; ПРОИСХОЖДЕНИЕ ВИДОВ; БИОЛОГИЧЕСКАЯ ТЕОРИЯ БРОЖЕНИЙ; ОСНОВЫ ГЕНЕТИКИ; ФОТОСИНТЕЗ; ОСНОВЫ ИММУНОЛОГИИ; ВОЗБУДИТЕЛЬ ТУБЕРКУЛЁЗА; ФИЗИОЛОГИЯ ПИЩЕВАРИТЕЛЬНОЙ СИСТЕМЫ; ХРОМОТОГРАФИЯ; ФИЗИОЛОГИЯ ВЫСШЕЙ НЕРВНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ; ПСИХОАНАЛИЗ ФРЕЙДА; ХРОМОСОМНАЯ ТЕОРИЯ НАСЛЕДСТВЕННОСТИ; ПСИХОАНАЛИЗ ЮНГА; ПЕНИЦИЛЛИН; ГЕОГРАФИЧЕСКИЕ ЦЕНТРЫ ПРОИСХОЖДЕНИЯ КУЛЬТУРНЫХ РАСТЕНИЙ; ДНК; КЛОНИРОВАНИЕ; ГЕНОМ ЧЕЛОВЕКА;

<< Предыдущая

стр. 15
(из 16 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>