ОГЛАВЛЕНИЕ

ПРАВОВЫЕ ВОПРОСЫ ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ СЛЕДОВАТЕЛЯ С ЗАРУБЕЖНЫМИ ПРАВООХРАНИТЕЛЬНЫМИ ОРГАНАМИ ПРИ РАССЛЕДОВАНИИ ПРЕСТУПЛЕНИЙ .
Изменения последних лет, происшедшие в общеполитической и экономической сферах, резко изменили состояние преступности и самым решительным образом повлияли на деятельность правоохранительных органов, в том числе в борьбе с организованными формами криминального поведения.
Прежде всего распад СССР на ряд независимых государств с прозрачными границами отнюдь не деформировал единое преступное пространство, но неотвратимо и резко ослабил систему правоохранения, и в частности борьбу с преступностью: границы стали непроницаемыми не для преступников, а для органов расследования; то, что раньше было заурядными «внутринациональными» правонарушениями, теперь стало международной преступностью.
Не могли не сказаться на структуре и направленности организованной преступности и либерализация экономических отношений, а также смягчение политического режима в стране. Появились факты создания преступных групп, состоящих как из граждан; России,, так и иностранцев. Все чаще объектом посягательства организованных преступных формирований становятся зарубежные предприниматели и граждане иностранных государств. Получают распространение незаконные финансовые операции с использованием счетов иностранных фирм, совместных предприятий, их представительств за границей. Зафиксированы мошеннические действия в связи с оформлением выезда граждан России за рубеж. Участились кражи кредитных карточек у иностранцев и манипуляции с ними, вывоз за рубеж ценностей, добытых в России преступным путем. Многие дельцы; криминального бизнеса стремятся разместить на Западе капиталы, нажитые в нашей стране преступным образом, либо скрыться за рубежом, что существенно осложняет расследование преступлений и привлечение виновных к уголовной ответственности.
Ближнее зарубежье .
Указанные выше процессы, происходящие в бывших союзных республиках, в том числе и в России, выдвигают перед правоохранительными органами проблему восстановления утраченного взаимодействия при расследовании преступлений, носящих межгосударственный характер.
Если для работников правоохранительных органов процесс суверенизации повлек разрыв устоявшихся связей и усложнил формы взаимоотношений, то для преступных сообществ эта «неразбериха» и фактическое отсутствие границ явились катализатором их криминальной деятельности, фактором объединения усилий при совершении преступлений в сферах экономики, наркобизнеса, торговли оружием, рэкета и иных областях деятельности преступных сообществ.
В самом общем виде в рамках рассматриваемой темы проблема, стоящая перед следственными подразделениями МВД РФ, заключается в том, что им приходится заниматься правонарушениями, совершаемыми чрезвычайно мобильными преступными элементами (организованными сообществами) на территории нескольких независимых государств, причем государств с разрушаемыми правовыми связями.
Проблема осложняется еще и тем, что при провозглашении независимости и самостоятельности бывших союзных республик границы между ними остались открытыми, миграция населения не только не уменьшилась, но и увеличилась в связи с межнациональными конфликтами. И хотя следователи кое-где еще пятаются работать по старинке, не замечая возникших границ, пользуясь многолетними сложившимися связями с коллегами из других регионов (а теперь государств), эта практика все чаще дает сбои, а иногда приводит к нарушению закона. Возникает настоятельная потребность в межгосударственном правовом регулировании вопросов борьбы с преступностью. Процесс этот начался. В настоящее время Россия уже подписала двусторонние межгосударственные договоры об оказании правовой помощи по гражданским и уголовным делам с Литвой, Арменией, Украиной, Кыргызстаном, Азербайджаном.
Временное отсутствие вышеуказанной нормативно-правовой базы вынуждает правоохранительные органы стран СНГ устанавливать прямые межведомственные контакты, заключать договоры и соглашения, призванные обеспечить решение наиболее острых проблем в деле борьбы с преступностью.
Генеральные прокуроры республик, являющихся субъектами Содружества Независимых Государств, на встрече в Москве 18 февраля 1992 г. условились об общих принципах взаимодействия и сотрудничества между прокурорами. В соответствии с этим Генеральный прокурор Российской Федерации издал Указание от 9 марта 1992 г. № 5/20 «О порядке выполнения ходатайств об оказании правовой помощи» (с изменениями от 20 января 1993 г. за № 1/20). Предусмотренный в нем временный порядок взаимодействия и сотрудничества с правоохранительными ведомствами стран — членов СНГ распространяется также и на органы внутренних дел, которые в этих случаях (в частности, при осуществлении следственной работы) действуют через соответствующих надзирающих прокуроров.
24 марта 1992 г. в Алма-Ате было подписано Соглашение о взаимодействии министров внутренних дел независимых государств в сфере борьбы с преступностью. Данное Соглашение призвано обеспечить надлежащее взаимодействие органов внутренних дел государств Содружества в раскрытии преступлений, представляющих большую общественную опасность, создание условий для решения вопросов, отнесенных в первую очередь к сфере оперативно-розыскной деятельности и оказания материально-технической помощи.
8 октября 1992 г. в Алма-Ате было подписано Соглашение о правовой помощи и сотрудничестве между органами прокуратуры республик Беларусь, Казахстан, Кыргызстан и Российской Федерации, в соответствии с которым Стороны обязуются оказывать друг другу помощь по выполнению отдельных процессуальных действий.
3 августа 1992 г. в г. Чолпон-Ате Республики Кыргызстан были подписаны Соглашения «О взаимоотношениях министерств внутренних дел в сфере обмена информации» и «О сотрудничестве в области обеспечения материально-техническими средствами и изделиями специальной техники».
На 1 декабря 1992 г. МВД Российской Федерации заключило также Соглашения о сотрудничестве между органами внутренних дел с республиками Армения, Украина, Беларусь, Кыргызстан, Туркменистан, Латвия и Молдова. Согласовано и готово к подписанию соглашение МВД Казахстана, Узбекистана и Литвы. Парафировано соглашение с МВД Эстонии. В соответствии с этими Соглашениями помощь оказывается путем выполнения поручений о совершении уголовно-процессуальных, административно-правовых и оперативно-розыскных действий в соответствии с действующим законодательством Сторон. МВД Республик взяли на себя обязательства предоставлять друг другу по просьбе информацию о наличии судимости граждан, а равно иные сведения, в том числе оперативного характера, отнесенные к компетенции органов внутренних дел, сообщать данные о розыске лиц, скрывшихся от следствия и суда, уклоняющихся от исполнения приговора суда, осужденных, пропавших без вести и иных лиц в случаях, предусмотренных законодательством Сторон.
Однако указанные межведомственные соглашения и договоренности носят временный характер и призваны обеспечить сотрудничество и взаимодействие между правоохранительными органами стран Содружества на период подготовки и принятия межгосударственных двусторонних и многосторонних договоров об оказании взаимной правовой помощи в сфере применения уголовного законодательства .
В настоящее время отсутствие прочной юридической базы под такими взаимоотношениями порождает серьезные проблемы в деятельности практических работников следственных подразделений органов внутренних дел России.
В сфере уголовного права возникают затруднения при квалификации вышеуказанных преступлений. В частности, не ясно, должны ли учитываться «иностранные» преступный опыт и судимость лица, привлекаемого к уголовной ответственности в РФ.
По действующему законодательству каждая вторая статья УК РСФСР предусматривает в качестве квалифицирующего признака состава преступления повторное совершение подобных или однородных правонарушений. Аналогичное положение предусмотрено и в Уголовных кодексах других государств Содружества. Тем не менее складывается практика, когда в одних случаях следственные органы и суды квалифицируют, например, кражу личного имущества на территории Российской Федерации после кражи, совершенной на территории Беларуси (Узбекистана, Казахстана, ...), как совершенную повторно (ч. 2 ст. 144 УК РСФСР), а другие такую кражу считают совершенной впервые (ч. 1 ст. 144 УК). Открытым остается вопрос с квалификацией длящихся преступлений, начавшихся на территории одного государства и закончившихся на территории другого.
Неясно также, каковы могут быть правовые последствия для лиц, судимых в государствах Содружества и вновь совершивших преступления на территории России: следует ли учитывать их судимость при решении вопросов, касающихся признания лица особо опасным рецидивистом (ст. 24 УК), при применении условно-досрочного освобождения от дальнейшего отбытия наказания и замене наказания более мягким (ст. 53 УК), назначении наказания по совокупности преступлений (ст. 40 УК) или по нескольким приговорам (ст. 41 УК), при применении отсрочки исполнения приговора (ст. 46 УК) и других уголовно-правовых институтов, определяющих вид уголовного наказания и условия наступления или освобождения от уголовной ответственности и наказания?
Проблемы процессуального характера в первую очередь касаются порядка привлечения виновного лица к уголовной ответственности, выполнения отдельных поручений и запросов за рубежом, а также определения подследственности и подсудности уголовных дел по таким преступлениям.
Настоящая статья подготовлена до подписания странами — членами СНГ 22 января 1993 г. Конвенции о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам.
В настоящее время следователи и дознаватели органов внутренних дел приграничных регионов Российской Федерации стремятся избирать в качестве меры пресечения содержание под стражей любому обвиняемому, если он не является постоянным жителем России, так как иная мера пресечения не дает никакой гарантии явки (или доставки) в нужный момент этого обвиняемого в следственные органы или суд. Лицу, совершившему преступление в России, достаточно просто пересечь ее прозрачные границы, чтобы на длительный срок уйти от уголовной ответственности или вообще избежать наказания.
В сфере судебной деятельности также складывается негативная практика рассмотрения уголовных дел, по которым обвиняемые находятся за пределами Российской Федерации и не являются по вызову суда для участия в судебном процессе. Хотя закон и предоставляет народному суду право рассмотреть уголовное дело в отсутствие подсудимого, находящегося вне пределов России и уклоняющегося от явки в суд (ч. 2 ст. 246 УПК), эта возможность практически не используется, так как отсутствует реальная возможность подвергнуть затем осужденного уголовному наказанию.
Поэтому народные суды стараются под любым предлогом возвратить такие дела на дополнительное расследование, прекратить дело вследствие изменения обстановки либо по другим основаниям.
Проблема выдачи лиц, совершивших преступление на территории стран «Содружества, также не решена. Этот вопрос затронут лишь в Алма-Атинском Соглашении о правовой помощи и сотрудничестве между органами прокуратуры стран Содружества от 8 октября 1992 г., где в п. 8 говорится лишь о том, что выдача лиц, совершивших преступления на территории одной из Сторон и находящихся на территории другой Стороны, допускается только в соответствии с действующим законодательством этих государств и межгосударственными соглашениями. Ссылка аналогичного характера содержится и в уголовно-процессуальном законе: в соответствии со ст. 32 УПК РСФСР порядок сношения судов, прокуроров, следователей и органов дознания с соответствующими учреждениями иностранных государств (а к таковым теперь относятся все бывшие республики, входившие в СССР) определяется международными договорами, которые в настоящее время находятся лишь в стадии разработки.
Настало время понять, что при решении вопроса об экстрадиции (выдаче) преступников из стран ближнего зарубежья необходимо руководствоваться принципами и положениями, выработанными международной практикой, о чем будет сказано ниже.
Неудовлетворительно обстоит дело с выполнением отдельных поручений, направляемых правоохранительными органами из России в другие страны Содружества. До определенного момента в ближнем зарубежье продолжали действовать личные связи, а также фактор профессиональной корпоративности, объединяющие руководителей подразделений органов внутренних дел, не один год проработавших под единым союзным руководством. Однако с углублением процесса суверенизации бывших союзных республик и их превращения в независимые государства деловые связи между бывшими коллегами стали распадаться. Примером может служить тот факт, что по различным оценкам количество выполняемых поручений и запросов по уголовным делам снизилось до 30% от объема аналогичной деятельности правоохранительных органов бывших союзных республик.
Понимая пагубность происходящих деструктивных процессов во взаимоотношениях органов внутренних дел и невозможность в кратчайшие сроки решить эту проблему на государственном уровне, руководители МВД стран Содружества предпринимают шаги сохранить сложившиеся связи и отношения и облечь их в новую правовую форму.
В соответствии со ст. 2 Алма-Атинского Соглашения о взаимодействии МВД независимых государств в сфере борьбы с преступностью от 24 апреля 1992 г. Стороны обязались оказывать содействие друг другу в исполнении запросов и просьб по уголовным делам. Но в то же время оговаривается (ст. 4), что в удовлетворении запросов и просьб может быть отказано полностью или частично, если запрашиваемая Сторона полагает, что их выполнение повлечет нарушение прав человека, суверенитета, безопасности или других важных интересов своего государства. Эта норма, к сожалению, позволяет отклонять большинство просьб по уголовным делам, так как они в той или иной степени связаны с ущемлением прав человека.
Неисполнение поручений и запросов вынуждает сотрудников органов внутренних дел выезжать в командировки с целью решить возникающие в процессе следствия вопросы своими силами. Это в свою очередь порождает проблемы, обусловленные отсутствием нормативно-правовой базы, регламентирующей вопросы проведения следственно-оперативных действий на территории иностранных государств.
Вышеизложенное позволяет утверждать, что в создавшихся условиях первоочередной мерой может стать скорейшее принятие странами Содружества Конвенции о правовой помощи и правовых отношениях, в том числе по уголовным делам, без чего деятельность следственных подразделений по борьбе с международной преступностью нельзя считать эффективной.
Дальнее зарубежье
Следственная проблематика, возникающая при работе с дальним зарубежьем, имеет много общего с аналогичными вопросами, появляющимися у следователя при работе с ближним зарубежьем. И прежде всего такое сходство выражается в необходимости выполнения по делам международного характера большого объема работы, направленной на проведение за границей следственных и розыскных действий по получению доказательственной и иной информации, установление преступных связей, розыск скрывшихся правонарушителей и их выдачу российским властям, установление мест хранения незаконно нажитых ценностей и имущества, финансового положения открытых в зарубежных странах фирм и т. п.
Имеется также и существенное отличие деятельности следователя по ближнему зарубежью от его работы по дальнему зарубежью.
Если в первом случае после разрыва устоявшихся связей речь может идти о преодолении правового вакуума и восстановлении утраченного взаимодействия (конечно, на новой правовой основе), то во втором случае российские органы расследования сталкиваются с совершенно новой для себя действительностью, четко урегулированной как международным, так и национальным законодательством.
В настоящее время практикой выработано несколько .источников, создающих правовую основу для международного сотрудничества правоохранительных органов при расследовании преступлений: международные конвенции; дву- и многосторонние межгосударственные договоры; межправительственные соглашения по отдельным вопросам оказания правовой помощи;
национальное законодательство об оказании международной правовой помощи; международная вежливость.
1. Международные конвенции. Это многосторонние межгосударственные соглашения об оказании правовой помощи на условиях соблюдения взаимных интересов (условия взаимности) в области применения уголовного законодательства.
Иногда степень консолидации национальных правовых систем с помощью таких соглашений может принимать форму международных (наднациональных) объединений. Классическим примером сотрудничества государств по оказанию взаимной правовой помощи в рамках таких объединений является деятельность Совета Европы, участниками которого в настоящее время являются практически все западноевропейские государства. Российская Федерация изъявила желание вступить в члены Совета Европы и предпринимает активные шаги в этом направлении.
Созданный в 1949 г. Совет Европы объединил ведущие европейские страны с целью выработки единой правовой политики, в том числе при расследовании преступлений, носящих международный характер, при решении вопросов задержания и выдачи преступников, оказания взаимной правовой помощи при исполнении судебных решений и других вопросов из сферы действия уголовного законодательства.
Всего странами-участниками Совета Европы подписано и ратифицировано 146 Конвенций, регламентирующих вопросы правового сотрудничества по состоянию на 1 декабря 1992 г.
Среди них можно, упомянуть Конвенцию о взаимной правовой помощи по уголовным делам (Страсбург, 20.04.1959 г.) и Конвенцию о выдаче правонарушителей (Париж, 1957 г.). Конвенцию «О международной действительности судебных решений по уголовным делам» (Гаага, 1970 г.), «О передаче разбирательства уголовных дел» (Страсбург, 1972 г.), «Об отмывании, выявлении, изъятии и конфискации доходов от преступной деятельности» (Страсбург, 1990 г.). Такие международные конвенции действуют в рамках наднациональных объединений, создаваемых с целью выработки единых принципов и форм взаимодействия между государствами-участниками при решении вопросов уголовного права и процесса.
Другим примером наднационального объединения на межгосударственном ; уровне является Международная организация уголовной полиции— Интерпол, созданная в 1956 г.
МВД РФ уполномочено выступать в качестве члена Интерпола с 1991 г. В соответствии со ст. 32 Устава Интерпола образовано Национальное центральное бюро Интерпола в Российской Федерации (НЦБ РФ) — представительный орган России в Международной организации уголовной полиции.
Основной задачей НЦБ является обеспечение широкого международного взаимодействия подразделений органов внутренних дел Российской Федерации с аналогичными органами государств — членов Интерпола в борьбе с преступностью при условии соблюдения национального законодательства и общепринятых прав и свобод человека. НЦБ направляет запросы о предоставлении данных о преступлениях и преступниках, о розыске лиц, предметов и документов, осуществлении наблюдения за лицами, подозреваемыми в преступной деятельности, а также получении иной информации в целях предупреждения и раскрытия преступлений. НЦБ не организует и не проводит самостоятельно никаких оперативно-розыскных или следственных действий, выступая в качестве информационного посредника между соответствующими национальными правоохранительными органами. Каналы связи НЦБ позволяют оперативно связываться с правоохранительными органами других государств и получать (направлять) необходимую информацию.
Налажено тесное взаимодействие правоохранительных органов России с Генеральным секретарем Интерпола и полицейскими службами более чем 50 государств — членов этой международной организации, в том числе Австрией, Бельгией, Великобританией, Венгрией, Германией, США, Турцией, Швецией, Польшей и др.
2. Дву- и многосторонние договоры об оказании правовой помощи.
СССР не являлся членом Совета Европы, и основной формой сотрудничества с другими государствами в сфере оказания правовой помощи выступали двусторонние договоры.
Такие договоры были заключены со следующими странами: КНДР (1957), Польшей (1957), Румынией (1958), Албанией (1958), Венгрией (1958). Монголией (1990), Югославией (1962), Болгарией (1975), Финляндией (1978), Вьетнамом (1981), Чехословакией (1982), Кубой (1984), Ираком (1973), Алжиром ( 1982), Грецией (1981), Тунисом (1984), Южным Йеменом (1985), Кипром (1984).
Объем оказываемой правовой помощи зависит от условий каждого из указанных договоров, но в целом речь в них идет о вручении и пересылки документов, предоставлении информации о действующем национальном праве и судебной практике, выполнении отдельных процессуальных действий, предусмотренных законодательством запрашиваемой стороны (допросов, обысков, осмотров, выемок, наложений ареста на имущество), выдаче предметов (вещественных доказательств), возбуждении уголовного преследования, выдаче лица, совершившего преступление.
В соответствии с п. 2 Постановления Верховного Совета РСФСР от 12 декабря 1992 г. «О ратификации соглашения о создании Содружества Независимых Государств» Россия является правопреемником Союза ССР по всем международным обязательствам, не противоречащим Конституции РФ. Кроме этого, в 1991 г. 0рганизацией1 Объединенных Наций Россия была официально признана правопреемником бывшего Союза ССР, а следовательно, и по всем обязательствам последнего, вытекающим из договоров об оказании взаимной правовой помощи.
С целью неукоснительного соблюдения положений договоров в 1958 г. для правоохранительных органов была издана инструкция «О порядке исполнения поручений об оказании правовой помощи в соответствии с Договорами о правовой помощи по гражданским, семейным и уголовным делам, заключенными СССР с другими социалистическими государствами», согласованная с КГБ и МВД СССР и утвержденная Генеральным Прокурором СССР.
При этом следует учитывать, что классическая международная форма оказания правовой помощи, а также положения вышеуказанных договоров в качестве субъектов таких правоотношений предусматривают органы юстиции, т. е. суд, прокуратуру и нотариат.
В развитие этого положения Постановление Президиума Верховного Совета СССР от 21.06.88 г. «О мерах по выыылнению международных договоров СССР о правовой помощи по гражданским, семейным и уголовным делам» решение всех правовых и организационных вопросов, связанных с возбуждением уголовного преследования, выдачей и перевозкой преступников возложило на Прокуратуру СССР, а ныне — Генеральную прокуратуру Российской Федерации.
3. Межправительственные соглашения по отдельным вопросам оказания правовой помощи.
Отличие таких соглашений от стандартных межгосударственных договоров заключается в упрощенной процедуре их принятия (например, без их ратификации в парламентах государств-участников) и специальном объекте договоренности (например, сотрудничество в борьбе с терроризмом, захватами и угонами воздушных судов). Так, правовую базу сотрудничества в борьбе с незаконным оборотом наркотиков составляют в настоящее время межправительственные соглашения России с Великобританией, США, ФРГ, Францией, Италией, Канадой, Мексикой, Аргентиной, Испанией, Турцией. При расследовании уголовных дел об этих преступлениях следует выяснить наличие такого соглашения с интересующим государством и в случае необходимости руководствоваться его положениями, имея в виду, что все вопросы, затрагивающие права, свободы и интересы граждан иностранных государств, решаются на межгосударственном уровне.
4. Национальное законодательство о международной правовой помощи.
В странах с развитой правовой системой существуют специальные законы об оказании государствам правовой помощи. Причем эти вопросы решаются в одностороннем порядке, вне связи с подписанием запрашивающей и запрашиваемой страной каких-либо соответствующих конвенций или договоров. В качестве примера можно упомянуть федеральный закон Швейцарской конфедерации об оказании международной правовой помощи по уголовным делам от 20 марта 1981 г.
В России подобного закона - нет, хотя возможность его принятия вытекает, в частности, из ст. 32 УПК РСФСР, в соответствии с которой «порядок сношения судов, прокуроров, следователей и органов дознания с судебно-следственными органами иностранных государств... определяется законодательством Союза ССР и РСФСР (следует читать Российской Федерации) и международными договорами, заключенными СССР и РСФСР с соответствующими государствами».
5. Международная веяливость.
Когда отсутствуют вышеуказанные источники регулирования международного сотрудничества, отклик одного государства на обращение другого с просьбой об оказании правовой помощи может быть результатом акта вежливости во взаимоотношениях этих государств вне зависимости от того, соблюдены ли условия взаимности.
В практике международной борьбы с преступностью эта форма в чистом виде применяется весьма редко, точнее сказать, нормы международной вежливости фактически включили в себя непременное обязательство взаимности со стороны запрашивающего государства, если око рассчитывает на правовую помощь без какого-либо международно-юридического основания
Суммируя вышеизложенное, следует признать, что Россия еще в самой незначительной мере интегрирована в систему международного правового сотрудничества, что объективно затрудняет борьбу с международной преступностью. Вместе с тем анализ практики расследования преступлений, совершенных организованными преступными сообществами, имеющими международный характер, показывает, что органами следствия уже накоплен определенный положительный опыт взаимодействия с иностранными правоохранительными органами.
В процессе следствия нередко возникает необходимость получения из-за границы различных официальных документов, в том числе имеющих коммерческий характер, а также осуществления за рубежом следственных действий: допросов свидетелей, проведения обысков, выемок документов, ревизий, наложения ареста на банковские счета и т.п.
Запрос розыскной, а также иной ориентирующей информации из стран дальнего зарубежья осуществляется через Национальное центральное бюро Интерпола РФ. Поскольку система Интерпола не предназначена для получения иной, в том число имеющей доказательственное значение информации, указанная работа должна осуществляться по другим каналам.
В отдельных случаях правовой основой для проведения этой работы остаются в настоящее время вышеупомянутые договоры о правовой помощи, заключенные между бывшим СССР и некоторыми зарубежными странами.
Требования, предъявляемые к процедуре такого сотрудничества, могут различаться от договора к договору, но в целом их содержание сводится к следующему.
1. Для сношения органов юстиции Сторон в одних случаях могут использоваться дипломатические каналы, а в других сношение может осуществляться напрямую, минуя систему МИДа. В любом случае заграничные поручения следователя органов внутренних дел направляются через Генеральную прокуратуру РФ.
2. Просьба о правовой помощи и, в частности, международное следственное поручение должно быть составлено в письменной форме и содержать:
наименование запрашиваемого учреждения;
наименование дела, по которому запрашивается помощь и содержание просьбы,
описание и юридическая квалификация совершенного преступления; имена, фамилии лиц, имеющих отношение к просьбе, сведения об их гражданстве, занятии, местожительстве или местопребывании;
изложение подлежащих выяснению фактов (вопросов), а также перечень требуемых документов и других доказательств.
Поручение (просьба о правовой помощи) должно быть подписано компетентным лицом и удостоверено печатью
Принципиально иным является правовой статус взаимодействия с правоохранительными органами тех стран, с которыми договоров о правовой помощи нет как у России, так и не было у бывшего Союза. К ним относятся практически все капиталистические государства. В данном случае взаимоотношения возможны в рамках так называемой международной вежливости и строятся на условиях взаимности, когда при направлении по дипломатическим каналам за рубеж следственного поручения российская сторона дает гарантии о ее готовности оказать иностранным правоохранительным органам аналогичную правовую помощь. В немалой степени подобному взаимодействию способствует наличие в ряде стран национальных законов о международной правовой помощи, а также включенность этих государств в конвенциальную систему правового сотрудничества, по уголовным делам типа Совета Европы.
При этом следует учитывать, что условия подобного сотрудничества могут быть намного строже, нежели те, которые содержатся в двусторонних договорах о правовой помощи, подписанных в свое время СССР.
Для примера приведем некоторые из условий, содержащихся в типичном правовом акте, регулирующем подобные взаимоотношения (национальный закон, конвенция и т. п.).
1. Следственные действия, запрашиваемые в международном поручении, выполняются по уголовному делу, официально возбужденному компетентным органом запрашивающей страны.
2. Просьба о сотрудничестве не удовлетворяется, если уголовный процесс в запрашивающем государстве не соответствует принципам европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод от 4 ноябри 1950 г.
3. Просьба в выполнении следственного поручения может быть отклонена, если уголовное расследование ведется запрашивающей стороной с целью преследования лица из-за его политических взглядов, принадлежности к определенной социальной группе, расе, религии или народности, а также если просьба касается так называемых фискальных преступлений, т. е. сокрытия доходов от налога.
В некоторых странах для выполнения поручения требуется двойная преюдиция: правонарушение, в связи с которым делается запрос, должно рассматриваться как уголовно наказуемое не только запрашивающей, но и в запрашиваемой стране.
4. Просьба отклоняется, если общественная опасность преступления не оправдывает исполнение производства (например, по правонарушениям с санкцией, не превышающей 1 года лишения свободы).
5. В некоторых европейских странах существует правило, согласно которому поручение о производстве обыска или наложении ареста на имущество может быть исполнено лишь при наличии дополнительных условий:
преступление, с которым связано следственное поручение, наказуемо по законодательству как запрашивающей, так и запрашиваемой стороны;
исполнение такого поручения не противоречит законодательству запрашиваемой страны. Последнее условие нередко становится камнем преткновения при выполнении за рубежом следственных поручений российских органов о наложении ареста на имущество, в том числе, на банковские счета (или о получении информации о банковских счетах) лиц, скрывшихся за границей после совершения преступлений на территория России. Зачастую подобные меры санкционируются там судом, что делает недействительным для местных властей обычную в России процедуру принятия таких решений следователем.
6. Само ходатайство о правовой помощи (международное следственное поручение) должно иметь следующие реквизиты: наименование органа, направившего ходатайство; изложение основного содержания дела; правовую квалификацию содеянного;
данные о лице, против которого направлено дело либо которое следует допросить;
предмет ходатайства (в том числе вопросы, подлежащие выяснению).
К поручению прилагается заверенная выписка из УК РФ с изложением тех статей, по которым квалифицируется расследуемое преступление, а также, в случае необходимости, постановление об изъятии интересующих следствие вещей, вынесенное компетентным органом запрашивающей страны. При этом в ходатайстве должны быть заверения о том, что в связи с изъятием этих предметов права третьих лиц не будут нарушены.
В ряде случаев правонарушители, совершившие преступления на территории Российской Федерации, как уже отмечалось, скрываются за рубеж, что осложняет их розыск и выдачу (экстрадицию) в целях привлечения к уголовной ответственности. Опыт проведения подобных мероприятий по уголовным делам, находящимся в производстве следователей органов внутренних дел, в предшествующие годы практически отсутствовал. Как правило, после выезда подозреваемых лиц за границу уголовные дела в отношении их приостанавливались или даже прекращались «за изменением обстановки». Сложности в осуществлении розыска, задержания на территории других стран скрывшихся преступников, а также их выдачи обусловлены, кроме всего прочего, недостаточностью правовых основ для проведения указанных мероприятий.
В настоящее время Россия как член Интерпола имеет безусловные правовые возможности для осуществления лишь предварительного этапа экстрадиции — розыска через Международную организацию уголовной полиции скрывшегося преступника и его задержания. Вместе с тем у Российской Федерации отсутствуют договоры о правовой помощи с большинством зарубежных стран, в которых могла бы найти свое урегулирование сама процедура экстрадиции. Россия не присоединилась пока и к существующим международным конвенциям, предусматривающим применение экстрадиции к лицам, совершившим правонарушения.
Несмотря на такие, казалось бы неблагоприятные условия, к настоящему моменту уже накоплен определенный опыт взаимодействия с иностранными правоохранительными органами в решении указанных вопросов.
Прежде всего следует знать те условия, наличие которых связывается международным сообществом с возможностью выдачи иностранному государству лиц, подлежащих привлечению к уголовной ответственности. Не во всех странах эти условия одинаковы, однако среди них можно выделить общепринятые в международной практике
1. Преступление, вменяемое выдаваемому лицу, не должно подпадать под юрисдикцию запрашиваемого государства.
2. Выдача лица должна быть обусловлена совершением им лишь общеуголовного преступления. Экстрадиция становится невозможной, если имеются причины для предположения о том, что уголовное преследование данного лица ведется в запрашивающем государстве из-за его политических взглядов, принадлежности к определенной социальной группе, расе, религии или народности
3. Совершенное деяние должно быть наказуемым как по закону запрашивающей, так и запрашиваемой страны (двойная инкриминация).
4. Совершенное преступление по законам обоих государств должно расцениваться как достаточно тяжкое (например, по законодательству Швейцарии такое правонарушение должно наказываться не менее, чем 1 годом лишения свободы)
5. Запрашивающее государство не имеет право привлекать выдаваемое лицо к уголовной ответственности за деяние, которое не являлось основанием для выдачи. Вместе с тем из этого общего правила могут быть исключения. Так, по законодательству Швейцарии, «если выданное лицо уличено в совершении еще нескольких уголовно наказуемых деяний, тогда государству, которому оно было выдано, может быть разрешено карать его и за эти действия». Видимо, такое разрешение должно быть предметом специальных переговоров между властями запрашивающего и запрашиваемого государства.
6. Отсутствие некоторых обстоятельств, исключающих производство по делу: истечения сроков давности; акта амнистии; вступившего в законную силу приговора по тому же обвинению либо определения или постановления суда о прекращении дела по тому же основанию.
Перечисленные шесть условий встречаются наиболее часто в международном и национальном праве, регулирующем вопросы экстрадиции Вместе с тем в некоторых странах существуют нормы, предусматривающие и ряд дополнительных условий выдачи.
Так, например, в ряде западноевропейских стран выдача преступника связывается с соблюдением прав обвиняемого в соответствии с Европейской конвенцией о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 г. Кроме тою, иногда требуется, чтобы запрашивающее государство дало гарантии того, что преследуемое лицо не предстанет перед чрезвычайным судом; не будет казнено или не будет подвергаться обращению, наносящему ущерб его физической неприкосновенности. В некоторых случаях от запрашивающей стороны требуются гарантии предоставления заверенной копии судебного решения по делу.
Вся процедура экстрадиции может быть разделена на несколько составных частей.
1. Подготовительный этап, в ходе которого должны быть проведены в полном объеме следственные действия для получения доказательств вины подозреваемого лица. На основании собранных материалов следует вынести постановления о привлечении в качестве обвиняемого, а также об избрании к нему меры пресечения в виде содержания под стражей.
2. Розыск преступника (установление его местонахождения). Если имеются достаточные основания полагать, что лицо, подлежащее привлечению к уголовной ответственности, скрылось за рубеж, орган расследования обращается в НЦБ Интерпола в Российской Федерации с мотивированной просьбой о рассылке международного уведомления о начале розыска скрывшегося лица. При этом указываются наличие уголовного дела; данные о совершенном преступлении, статьи УК, по которым предъявлено обвинение; приводятся сведения о личности, в том числе установочные данные, описание внешности, примет; если есть, представляется фото, дактокарта, а также сведения о перемещении лица за границу (когда, по каким документам, куда выехал за рубеж, кто приглашал, выезжал ли за рубеж ранее, в какую страну), о предположительном местонахождении и роде занятий и т. п. К запросу прилагаются постановление об избрании в отношении лица меры пресечения в виде заключения под стражу, а также заверенные копии текста статей УК, по которым разыскиваемое лицо подлежит привлечению в качестве обвиняемого. Завершается запрос в НЦБ просьбой организовать розыск подозреваемого лица, установление мест его проживания и характера деятельности, а также его задержание (арест), поскольку власти Российской Федерации намерены добиваться его выдачи для привлечения к уголовной ответственности.
3. Официальная процедура экстрадиции.
Получив по линии Интерпола запрос о розыске и временном аресте обвиняемого лица, компетентные органы запрашиваемого государства принимают меры к его исполнению. О результатах работы уведомляется запрашивающая сторона. При этом в принципе возможны три варианта положительного ответа.
1. Обвиняемый установлен и арестован.
2. Местонахождение обвиняемого установлено, но он оставлен на свободе по тем или иным причинам (например, запрашиваемой стороне представляется сомнительным криминальный характер вменяемого данному лицу обвинения; между двумя странами, вовлеченными в экстрадиционную процедуру, отсутствуют юридические основания для взаимной правовой помощи и т. д.).
3. Местонахождение разыскиваемого не известно, однако установлено, что он посещал запрашиваемую страну в прошлом или, вероятно, будет посещать в будущем. Как разновидность последнего варианта возможен такой ответ: по данным пограничного контроля выехал в третью страну.
Во всех трех случаях целесообразно через Интерпол подтвердить получение ответа, сообщив о развертывании экстрадиционной процедуры, и одновременно организовать направление за границу по дипломатическим каналам официальной ноты о выдаче обвиняемого.
Наиболее экстренным из вышеупомянутых вариантов является первый, когда разыскиваемый установлен. Это объясняется тем, что в международном, а также национальном праве существуют нормы, в соответствии с которыми разысканное и временно арестованное по запросу Интерпола лицо может быть освобождено, если запрашиваемая сторона в течение определенного срока с момента такого ареста не получит официального запроса (ноты) о его выдаче. В Европе этот срок составляет 18 дней. При наличии особых оснований он может быть продлен до 40 дней. Однако есть опасность не уложиться и в этот срок, поскольку «внутренняя» часть экстрадиционной процедуры включает в себя достаточно громоздкую служебную переписку.
1. Рапорт руководителя следственного подразделения руководству СК МВД РФ с просьбой инициировать через руководство МВД РФ процедуру экстрадиции.
2. Аналогичный рапорт руководства СК министру внутренних дел РФ или одному из его заместителей.
3. Письмо соответствующего содержания руководства МВД РФ в Генеральную прокуратуру РФ.
4. Письмо руководства Генпрокуратуры РФ в МИД РФ.
5. Официальная нота МИД РФ в МИД запрашиваемой страны с просьбой об экстрадиции.
Так как каждый последующий документ составляется на основе предшествующего, то перечень и содержание их реквизитов в принципе одинаковы и должны включать:
наименование учреждения, от которого исходит просьба о выдаче;
упоминание о наличии в производстве именно уголовного дела, данные о совершенном преступлении (время, место, способ, соучастники, размер причиненного ущерба и т. п.); квалификация содеянного (статьи УК РФ);
возможно, более точные и полные сведения о лице, подлежащем привлечению к уголовной ответственности, его гражданстве, а также любая другая информация, которая может способствовать установлению его личности;
упоминание о вынесении в отношении данного лица постановления об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу, а также санкционировании ареста прокурором;
просьбу выдать данное лицо властям Российской Федерации Если известно, что разыскиваемый лишь предположительно может появляться на территории запрашиваемого государства, то, кроме этого, излагается также просьба разыскать обвиняемого. К основному документу прикладывается:
а) подлинник или заверенная копия постановления об избрании в качестве меры пресечения к лицу содержания под стражей, санкционированная прокурором;
б) заверенная выписка из УК РСФСР с изложением текста статей, по которым квалифицируется преступление;
в) описание внешности преступника (может быть изложено в тексте основного документа); г) фотография (при наличии); д) отпечатки пальцев (при наличии).
Для того чтобы уложиться в вышеуказанный срок временного ареста обвиняемого, запрашиваемой стороной имеет смысл предпринять шаги по развертыванию экстрадиционной процедуры уже одновременно с направлением запроса о розыске по каналам Интерпола.
Нередко после получения соответствующей ноты компетентные органы страны пребывания разыскиваемого лица запрашивают дополнительную информацию о тех или иных аспектах предстоящей выдачи. Таковыми могут быть необходимость уточнить некоторые обстоятельства совершенного преступления, предоставить гарантии о соблюдении дополнительных условий выдачи и т. п. В необходимых случаях требуемые информацию и гарантии следует предоставить.
Решение о выдаче принимается в запрашиваемой стране компетентными учреждениями (это могут быть органы юстиции, прокуратуры, полиции) после тщательной проверки представленных документов. Нередко их решение может быть обжаловано через суд.
В случае принятия положительного решения соответствующие учреждения обоих государств договариваются о времени и месте фактиччской передачи выдаваемого лица. Как правило, таким местом является аэропорт запрашиваемой страны, куда для проведения этого мероприятия командируются работники МВД РФ.
Резюмируяяяяяяяяяяяяяяячества правоохранительных органов России ,и стран ближнего, а также дальнего зарубежья в деле расследования притуплении, в том числе совершаемых организованными преступными сообществами, следует отметить, что лишь незначительную часть возникающих при этом проблем можно отнести на совесть практических работников. В современных непростых условиях, сталкиваясь с новой для себя ситуацией правовой неурегулированности вопросов международного сотрудничества, они в большинстве случаев вполне достойно преодолевают возникающие трудности.
Основной комплекс проблем, осложняющий международное взаимодействие по борьбе с преступностью, относится к уровню правового регулирования. Первоочередными задачами здесь являются следующие.
1. Заключение Россией дву- или многосторонних межгосударственных договоров о правовой помощи со странами ближнего зарубежья, в том числе входящими в СНГ.
2. Вступление России в Совет Европы со всеми вытекающими отсюда последствиями (присоединение к европейским конвенциям о правовом сотрудничестве).
3. Заключение двусторонних межгосударственных договоров с большинством зарубежных государств и, в первую очередь, с ведущими в экономическом отношении странами Запада и Востока.
4. Принятие национального закона о международной правовой помощи, что будет способствовать приобщению России к современным стандартам международного правового сотрудничества.



ОГЛАВЛЕНИЕ