ОГЛАВЛЕНИЕ

ТАК ЛИ УЖ СТРАШНА ТЕНЕВАЯ ЭКОНОМИКА?
По телепрограмме «Времечко» показали прелюбопытнейший сюжет: сын женился на матери. Не по велению Рока, как царь Эдип, а исключительно на коммунальной основе. Дело в том, что сын, переехав в Москву к еще не старой и не беспомощной матери, никак не мог у нее поселиться (прописаться, зарегистрироваться): вот если бы мать была больная и немощная... И тогда «молодые», благо фамилии были разные, подали заявление в ЗАГС...
Казусный этот случай не имеет никакого отношения к экономическим проблемам России. Он, однако, свидетельствует о том, что жизнь наша катится все еще по уродливым советским схемам, где на пути здравого смысла и права нагорожены самые немыслимые рогатки. В конечном счете сын скорее всего и вселился бы в квартиру родительницы законным путем, через судебный иск к властям. Но кто ж не знает, сколь долог и тернист этот путь. Проще обойти закон. Как проще и выгоднее инвестору выколотить долг с помощью бандита, чем через судебного исполнителя. Все отлично знают, что прибегать к услугам мафии отвратительно, да и рискованно. Но экономические отношения в принципе таковы, что их участники ищут не где моральнее, а где выгоднее. И с этим ничего поделать нельзя, ибо альтернатива выгоде только план, диктат и насилие.
В августе этого года Правительство взялось за «челноков», коих насчитываютядо 10 миллионов, а уж на какие суммы и в каком количестве они поставляют товаров — и подсчитать невозможно. Одно ясно: без их трудовой самоотверженной деятельности россияне ходили бы в опорках. Правительство вообразило, что вся эта торгующая армия из-под налогового пресса уходит. И решило восстановить «справедливость», а заодно и пополнить казну. Справедливо! На первый взгляд, да. Однако когда «Известия» поставили эксперимент — отправили даух корреспондентов по маршруту «Редакция — Стамбул-— Лужники» в качестве «челноков», когда прошли они таможенные барьеры, когда сунулись со своим товаром в торговые ряды первого стадиона страны, то выяснилось, что разных поборов куда больше, чем если бы «челнок» честно уплачивал налоги. Да мелкооптовый торговец и платить бы согласился, если бы государство оградило его от рэкета всех видов — от таможни до места в торговых рядах; если бы все поборы были узаконены, объявлены и документированы. И выходит, что честное купеческое дело само государство толкает на теневую сторону нашей экономики. И сторона эта растет и растет.
В советское время всякую наживу от торговли просто-напросто запрещали, купеческое дело подводили под состав преступления («спекуляция»). Не только перепродажа — суть купеческого ремесла, даже продажа пучка укропа или букетика цветов, выращенных своими руками, объявлялась противоправной. Теперь весь этот абсурд вроде бы в прошлом. Однако место запретов заняли поборы. И как тогда бабушки разбегались при появлении милиционера, так и сейчас бизнес «разбегается» от государственного рэкета: лучше уж криминальные группировки, чем беспредельно алчный чиновник.
Сколько бы, между прочим, «челнока» ни притесняли со стороны государства, будьте уверены, он выживет. В крайнем случае освоит черный рынок. При самом свирепом ленинском, а потом сталинском режимах бизнес в России теплился и даже процветал в известной мере. Он укрывался в густой тени, но он был. И мы им пользовались. Хотя и одобряли приговоры по так называемым «хозяйственным делам». Частная собственность, деньги и предпринимательство «слишком человеческое», пользуясь терминологией Ницше, чтобы это можно было вытравить. Пока не подсчитано точно, как отразились новые августов-
ские правила на челночном бизнесе и покупательском интересе на мелкооптовых рынках. Однако информация с таможен позволяет делать некоторые прогнозы. За первое полугодие количество нарушений таможенных правил значительно возросло: за весь 1995 год было возбуждено 83833 дела о нарушении таможенных правил, а за полугодие 1996 года — 72121. Но это видимая часть айсберга. Больший-то массив таможенных правонарушений скрыт в не очень даже густой тени: дают и берут на границах нашей страны почти открыто, по твердым (хотя и теневым же) ставкам.
Так зачем, спрашивается, почти легализованный челночный бизнес, выгодный и для граждан, и для государства, загонять в криминальный сектор вместо того, чтобы узаконить его вполне! Понимающий толк в делах мэр столицы открыто восстал против распоряжения Правительства, но даже его авторитета оказалось недостаточно. Самое печальное, что государство все равно никакой выгоды не получит, но еще одну отрасль экономики криминализирует.
Мы подробнее остановились на «челноках», но ведь можно взять пример практически из любой сферы экономики, и мы будем иметь ту же картину.
Почти официально существуют внебюджетные ассигнования — в сущности «черная касса» — главы государства. Ведомства и местные администрации выпускают квазеденьги в виде векселей, обязательств, освобождения от налогов. И сколько бы слов ни произносилось о борьбе с организованной преступностью, какие бы решительные программы ни составлялись и жесткие указы ни издавались, толку от них мало. Ибо преступность-то организованная, а борьба с ней эмоциональная, спонтанная, сама себе противоречащая.
После выборов Президента началась лихорадочная деятельность по снятиям, назначениям, реорганизациям во всем древе власти. Сформировали Правительство —и тут же нагромождают параллельные структуры в президентской администрации. Вряд ли это будет иметь результаты иные, кроме как паралич исполнительской дисциплины. Появляется все больше и больше начальников, но нет организации. А отсюда неизбежен центральный, местный и ведомственный произвол.
Произвол — этот сиюминутный интерес власти сделался у нас при всех режимах постоянно действующим фактором: и в сталинские времена, и в период застоя, и сейчас мы с ним не распростились; просто при свободе и демократии он принял псевдолиберальные формы... Власть, словно наперсточник на базаре, занимается ловкой подменой права сиюминутными и своекорыстными распоряжениями. Честный бизнес приспосабливается к самым суровым законам — приспособиться к изменчивому произволу, оставаясь честным, он не может. Он уходит в тень, куда влечет его всесильная выгода.
Страшно ли это для страны и народа! Не спешите с отрицательным ответом: на теневой стороне жизни действуют свои законы, которые, кстати, исполняются неукоснительно, и потому к ним легче приспособиться. Владимир Жириновский высказал идею: госбюджет должен быть как воровской «общак», из которого выдают деньги, но о невозврате долгов в который не может быть и речи. Очередной бред главного либерала! Это как же — государство сравнивать с мафиозной структурой! А с другой-то стороны... Если официальные законы, указы и распоряжения толкают деловую жизнь в чернуху, то не скатывается ли туда само государство! «Челнок» ведь принял как данность, что его обирают как госчиновники, так и рэкетиры. Ему-то какая разница, куда платить. А мы все говорим — реформы, реформы... ,, ..•



ОГЛАВЛЕНИЕ