ОГЛАВЛЕНИЕ

5. Бандитизм
Согласно ст. 209 УК:
1. Создание устойчивой вооруженной группы (банды) в целях нападения на граждан или организации, а равно руководство такой группой (бандой) ,-
наказывается лишением свободы на срок от десяти до пятнадцати лет с конфискацией имущества или без таковой.
2. Участие в устойчивой вооруженной группе (банде) или в совершаемых ею нападениях, -
наказывается лишением свободы на срок от восьми до пятнадцати лет с конфискацией имущества или без таковой.
3. Деяния, предусмотренные частями первой или второй настоящей статьи, совершенные лицом с использованием своего служебного положения, -
наказываются лишением свободы на срок от двенадцати до пятнадцати лет с конфискацией имущества или без таковой.
Бандитизм является одной из наиболее опасных форм проявления организованной преступности, характеризующейся, во-первых, существованием вооруженных устойчивых и сплоченных групп, носящих характер преступного сообщества (преступной организации) и, во-вторых, насильственным способом совершения преступления. Деятельность организованных вооруженных формирований порождает у граждан чувство страха, личной незащищенности, угрозы их законным интересам, неуверенности в возможностях правоохранительных органов по обеспечению безопасности общества и отдельных граждан от насилия, дезорганизует нормальную работу государственных, общественных и иных институ-
^" См., например, Мальцев В. Указанная работа. С. 35.
92
тов. Все это в конечном итоге отражается на психологической устойчивости общества и продуктивности его деятельности. Статистически количество совершаемого бандитизма постоянно растет, Так, если в 1994 году было совершено 249 этих преступлений, за которые привлечено к ответственности 365 человек, то в 1995 году было зарегистрировано уже 304 преступления, а за девять месяцев 1996 года- 263. По вступившим в законную силу приговорам всеми судами России было осуждено в 1991 году 8 человек, в 1992 - 28, в 1993-15, в 1994-66, в 1995-86, за 6 месяцев 1996 - 30 человек.
Культивируемые длительное время политические установки на отрицание существования в нашей стране организованной преступности привели к тому, что статистически бандитизм исчислялся в единицах, хотя реальная жизнь показывала совершенно иные результаты. К тому же сложность состава преступления, различие форм его проявлений, трудности процессуального доказывания породили у части практических работников представление об отсутствии законодательной основы для борьбы с организованной преступностью. Вместо того, чтобы квалифицировать конкретные случаи бандитской деятельности по ст. 77 УК РФ, судебно-следственные органы оценивали действия виновных лиц как совокупность преступлений (разбои, вымогательства, убийства, причинение телесных повреждений, хищение, ношение оружия и т. д.). Таким образом, уголовные дела о бандитизме практически не возбуждались, а содеянное дробилось на отдельные эпизоды с соответствующей квалификацией, что изменяло не только юридическую, но и социально-политическую оценку содеянного.
Положение изменилось с принятием Верховным Судом Российской Федерации 21 декабря 1993 года Постановления «О судебной практике по делам о бандитизме». Количество преступлений, получающих юридическую оценку как бандитизма, резко возросло. Через три года Верховный Суд РФ вновь вернулся к практике рассмотрения соответствующих дел и в Постановлении Пленума "О практике применения судами законодательства об ответственности за бандитизм" от 17 января 1997 года дал ряд новых рекомендаций по вопросам квалификации бандитизма. Такое внимание высшего судебного органа страны к проблемам бандитизма свидетельствует о высоком уровне его опасности для общества и наличии сложных моментов в квалификации,
В соответствии с ст. 209 основными характерными признаками бандитизма являются наличие банды и специальной цели -нападения на граждан или организации. В качестве позитивного момента определения бандитизма в УК 1996 года нужно указать на то обстоятельство, что впервые понятие банды дается на законодательном уровне. Следует также отметить, что в отличие от У К 1960 года формулировка бандитизма, в том числе и банды, является более четкой и определенной, поскольку вооруженность сформулирована уже не как признак бандитизма, а как конститутивный признак банды. Итак, в соответствии с законом банда представляет собой устойчивую вооруженную группу. Несколько более широкое понятие банды было дано в п. 2 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17 января 1997 г. : «Под бандой следует понимать
организованную устойчивую вооруженную группу из двух и более лиц, заранее объединившихся для совершения нападений на граждан или организации».
Банда является разновидностью одной из наиболее опасных форм совместной преступной деятельности - преступного сообщества (преступной организации). Следует отметить, что длительное время вопрос о том, можно ли банду считать разновидностью преступного сообщества или нет являлся в специальной литературе дискуссионным. Так Р. Р. Галиакбаров писал: "Преступное сообщество выступает в качестве необходимого признака ряда строго персонифицированных законодателем составов преступлений и не может поэтому распространяться на преступления, где оно прямо не упоминается".'^ П. Ф. Тельнов понимал под преступным сообществом только организованные формы антисоветской деятельности.'" Однако большинство авторов и судебная практика считают, что банда является разновидностью преступного сообщества.'" Новый УК определяет банду через признак устойчивости, который в соответствии с ч. Зет. 35 является основной характеристикой организованной группы. Мы полагаем, что по своим основным характеристикам банда гораздо ближе к преступному сообществу (преступной организации) нежели к организованной группе.
Характерными признаками банды является ее устойчивость и вооруженность. Длительное время признак устойчивости в теории и практике связывали в основном с количеством задуманных и совершенных преступлений. '^ В 1959 году Верховный Суд СССР, обоощая судебную практику по разбою и бандитизму, больше внимания акцентировал на качественной характеристике и включил в понятие устойчивости: "предварительный сговор и преступные связи между участниками, единство преступных целей, распределение функций между участниками преступного сообщества, предварительное установление объектов и способов преступной деятельности".'^ В Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 17 января 1997 года отмечается, что "Об устойчивости банды
'^ См.: Галиакбаров Р. Р. Групповое преступление. Свердловск. 1973.С.61.
'^ См.:Тельнов П. Ф. Ответственность за соучастие в преступлении. М. 1978. С. 50; Иванов Н. Г. Понятие и формы соучастия в советском уголовном праве. Саратов. 1991. С. 124.
'" См.: Гришаев П. Ф. Кригер Г. А. Соучастие по уголовному праву. М. 1959. С. 91; Бурчак Ф. Г. Соучастие: сциальные, криминологические и правовые проблемы. Киев. 1986. С. 129; Дьяков С. В., Игнатьев А. А., Карпушин М. П. Ответственность за государственные преступления. М. 1988. С. 96; Мельникова Ю. Б., Устинова Т. Д. Уголовная ответственность за бандитизм. М. 1995. С. 10: Бюллетень Верховного Суда СССР. 1959. № 6. С. 1 - 2.
'•^ См., например, Лаптев А. Соучастие по советскому уголовному праву. // Сов. юстиция. 1938. №23-24. С. 15; Герцензон А. А., Меньшагин В. Д.. Ошерович А. Л., Пионтковский А. А. Государственные преступления. М. 1937. С. 128. '•" См.: Бюллетень Верховного Суда СССР. 1959. № 6. С. 1-2.
могут свидетельствовать, в частности, такие признаки как стабильность ее состава, тесная взаимосвязь между ее членами, согласованность их действий, постоянство форм и методов преступной деятельности, длительность ее существования и количество совершенных преступлений .'"^
Если расматривать признак устойчивости более детально, то, по нашему мнению, можно выделить несколько составляющих его элементов. Во-первых, показателем устойчивости (неподверженности колебаниям, постоянства, стойкости, твердости "т) является прежде всего высокая степень организованности банды. Организованность находит свое выражение в тщательной разработке планов деятельности банды, где определяются роль и задачи каждого соучастника, определенной иерархической структуре и распределении ролей между соучастниками, внутренней жесткой дисциплине с беспрекословным подчинением лидерам или главарям банды, активной деятельности организаторов банды, продуманной системе материального обеспечения орудиями и средствами совершения преступления, создании системы противодействия различным мерам социального контроля со стороны общества, в том числе и обеспечении безопасности членов банды и т. д. В качестве примера высокой степени организации можно привести банду Хан-гемирова, которая состояла из 29 человек и действовала в течение 10 месяцев. Банда была разбита на тройки, контакт с главарем поддерживали только руководители троек, нередко члены других троек не знали друг друга. Оружие всегда складировалось в одном месте и выдавалось только на время совершения нападений. По сигналу руководства члены банды могли весьма быстро прибывать в пункты сбора. "^
Во-вторых, стабильность состава банды и ее организационной структуры. Стабильный в целом состав банды является одним из условий, установления прочных связей между соучастниками. Он позволяет соучастникам рассчитывать на взаимную помощь и поддержку друг друга при совершении преступления, облегчает взаимоотношения между членами и выработку методов совместной деятельности. В связи с этим в судебной практике нередко встречаются случаи, когда членами банды становятся родственники. Данное свойство, однако, не означает, что состав банды всегда должен быть неизменным. Главное, чтобы сохранялся костяк банды, ее ядро, выступающее носителем идеологии банды, вокруг которого сплачиваются новые члены. Анализ судебной практики свидетельствует, что новые соучастники привлекаются в банду, как правило, по мере необходимости. Эти лица становятся либо постоянными членами банды, либо привлекаются для совершения отдельных нападений. Организационная структура вырабатывается в самом начале деятельности банды и может видоизменяться и приспосабливаться в зависимости от конкретных потребностей банды.
^ См.: п. 4 Постановления " О практике применения судами законодательства об ответственности за бандитизм " от 17 января 1997 года. 1" См.: Ожегов С. И. Словарь русского языка. М. 1986. С. 730. '"» См.: Архив Верховного Суда СССР. 1981. Депо № 02ДВ - 716.
Однако, как правило, коренной реорганизации при этом не происходит, поскольку принципиальное изменение характера деятельности банды бывает очень редким.
В-третьих, наличие своеобразных, индивидуальных по характеру форм и методов деятельности. Законодатель отчасти отражает этот признак путем указания в диспозиции ст. 209 на нападение как способ совершения преступления. Помимо этого банды могут характеризоваться особой методикой определения объектов нападения, способов ведения разведки, спецификой способов совершения нападений и поведения членов банды, обеспечением прикрытия, отходов с места совершения преступлений и т. д., словом все, что включается в понятие почерка банды. Так, например, банда братьев Толстопятовых совершала нападения, как правило , во второй половине дня, стремясь огневой мощью своего оружия сразу же исключить возможность сопротивления со стороны окружающих лиц и тотчас же исчезала на автомобилях.'^
В-четвертых, постоянство форм и методов преступной деятельности. Отработанные и проверенные приемы и способы нападений являются гарантом надежности успешного совершения преступления, поскольку они сводят до минимума вероятность ошибок участников в случаях непредвиденных ситуаций. Поэтому нападения чаще всего осуществляются одними и теми же способами. О постоянстве могут свидетельствовать также устойчивое распределение обязанностей среди членов банды, использование специальных форм одежды и специальных атрибутов и т. д.
Составляющим устойчивости банды является, по нашему мнению, также сплоченность ее членов, которую можно определить как субъективную характеристику устойчивости. В русском языке сплоченный означает "дружный, единодушный, организованный" , а сплотить - "добившись единства, сплоченности, объединить". ^° Социологи и психологи рассматривают сплоченность как основную социальную характеристику коллектива, которая отражает сложившуюся в группе форму межличностных отношений, опосредованных совместной групповой деятельностью."*" Сплоченность это прежде всего социально - психологическая общность банды, характеризующаяся тем, в какой степени ее члены желают остаться в ней. В качестве детерминантов сплочения в группе выделяют: а) кооперативное поведение, понимаемое одновременно и как объективная взаимозависимость участников совместной деятельности и как особая форма мотивации; 6) цели группы, характер и сложность которых определяют и соответствующий уровень специализации индивидуальных усилий и тесноту кооперации; в) сходство ценностных ориентаций и взглядов как основа
•^ См.: Архив Ростовского облсуда. 1974. Дело № 2 - 92. "и См.: Ожегов С. И. Словарь русского языка. М. 1986. С. 657. '*' См., например, Петровский А. В., Шпалинский В. В. Социальная психология коллектива. М. 1978. С. 65; Психологическая теория коллектива. Под редакцией А. В. Петровского. М. 1979. С. 59; Донцов А. И. Методологические проблемы исследования групповой сплоченности. // Социологические исследования. 1975. №2. С. 43-44.
тяготения лица к группе. В основе стремления лица именно к той общности, ценности которой он сам разделяет и где его собственные взгляды находят сочувствие и поддержку, лежит взаимодействие индивидуально - психологических особенностей личности и социально - психологические особенности группы^.
Изначально объединение членов банды происходит в силу субъективных факторов, а именно вследствие наличия единой системы социальных ценностей и одинаковых социальных ориентаций соучастников. Опосредованные через совместную преступную деятельность, они способствуют выработке в банде собственных взглядов, норм поведения и ценностной ориентации, которых придерживаются все ее члены. Чем дольше существует такая банда, тем в большей степени отдельные соучастники теряют присущие им индивидуальные черты поведения. Характер деятельности членов банды все в большей степени определяется внутригрупповыми нормами, которые представляют собой определенные шаблоны поведения и ориентированы на достижение целей конкретной банды за-счет объединения физических и моральных сил всех соучастников.
Подчинение этим нормам может быть как добровольным, так и принудительным, в том числе и на основе прямого физического или психического насилия. Сила давления банды на своих членов может быть различной и зависит от комплекса факторов: значимости совместных интересов, авторитета лидеров банды, места индивида в структуре банды и т. д. Значительное влияние на консолидацию банды, формирование в нем соответствующего микроклимата оказывают ее главари. Это могут быть как организаторы, способные задавать банде программу противоправного поведения, так и организаторы, предрасположенные лишь к ^организации конкретной деятельности, конкретного нападения. Чем сильнее зависимость соучастников от внутригрупповых норм, выше авторитет организаторов или руководителей, тем выше социально - психологическая общность членов банды и, следовательно, тем более она сплочена и с большей эффективностью может действовать,
Таким образом, устойчивость - это такое состояние группы, которое характеризуется наличием прочных постоянных связей между соучастниками и специфическими индивидуальными формами и методами деятельности.
Отдельные авторы и Верховный Суд РФ в качестве показателей устойчивости называют также длительность существования банды и количество совершенных ею нападений.'^ Действительно по данным параметрам банды отличаются от других форм соучастия. Например, при изучении 20 уголовных дел о бандитизме за 1986-1990 гг. установлено, что в 20 % из них срок деятельности банды не превышал 3 месяцев и 6 месяцев- в 35%, а количество
эпизодов не превышало 3 в 20% дел и 6 эпизодов - в 35%, Приведенные показатели не очень существенно отличаются от аналогичных показателей, полученных нами в процессе изучения уголовных дел о бандитизме в период с 1960 по 1982 г. Нам представляется, что и длительность существования и количество эпизодов могут свидетельствовать о устойчивости банды только в совокупности с изложенными выше обстоятельствами.
Вторым характерным признаком банды является вооруженность группы (в отличие от ст. 77 УК I960 года данный признак четко зафиксирован именно как признак банды, а не бандитизма). Понятие оружия при бандитизме в целом такое же как и при организации незаконного вооруженного формирования или участия в нем. Поскольку ранее при анализе этого состава преступления было подробно рассмотрено понятие оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств, постольку нет необходимости вновь обращаться к этому вопросу. Отметим только, что это может быть огнестрельное, холодное, метательное, газовое и пневматическое оружие. В специальной литературе было высказано мнение, что газовое оружие самообороны, снаряженное слезоточивыми или раздражающими веществами "не способно причинить значительный физический вред здоровью, поэтому наличие лишь его в арсенале преступной группировки не позволяет считать ее вооруженной в понимании ст. 77 УК'"^. По нашему мнению банда может быть вооружена и газовым и пневматическим оружием, но не любым, а лишь тем, для приобретения которого требуется разрешение (лицензия). Разрешительная система устанавливается в тех случаях, когда Потенциально опасные свойства соответствующих предметов достигают критической величины, и поэтому во избежание причинения существенного вреда охраняемым благам появляется необходимость установления определенных рамок и правил обладания этими предметами. В соответствии с ст. 13 Федерального закона "Об оружии" от 13 декабря 1996 года такое разрешение требуется для приобретения газовых пистолетов и револьверов. Что же касается пневматического оружия, то для его приобретения лицензии не требуется. Однако согласно ст. 6 данного закона на территории Российской Федерации запрещается оборот спортивного пневматического оружия с дульной энергией свыше 7, 5 Дж и калибра более 4,5 мм вне спортивных объектов. Кроме того, законодатель устанавливает определенные ограничительные пределы и для охотничьего пневматического оружия (не более 25 Дж). Не являются оружием в смысле признака бандитизма электрошоковые устройства и искровые разрядники отечественного производства, имеющие выходные параметры, соответствующие требованиям государственных стандартов Российской Федерации я нормам Министерства здравоохранения Российской Федерации. Таким образом, говорить о вооруженности при бандитизме следует тогда, когда банда имеет оружие: а) огнестрельное, б) холодное, в) метательное, г) газовое, на приобретение которого требуется разрешение, д) пнев-
'^ См., например, Донцов А. И. Психология коллектива. Методологические проблемы исследования. Из - вэ МГУ. 1984. С 39 - 63.
'•" См., например, Курс советского уголовного права.Часть Особен-кая.Т. 3. 1973. Л. С. 235 - 236.
'•*•* См.:Андреева А., Овчинникова Г. Квалификация бандитизма. // Законность. 1996. №4. С. 18.
магическое с дульной энергией свыше 7, 5 Дж и калибром более 4,5 мм. На признание признака вооруженности и, соответственно, на квалификацию количество оружия, а также правомерность или неправомерность его владения не влияют.
Для установления признака вооруженности банды в соответствии с законом достаточно наличия оружия хотя бы у одного из членов банды при условии, что остальные соучастники знали об этом и допускали возможность его применения. Это тот обязательный минимум, который при наличии других необходимых условий дает основания для квалификации по ст. 209 УК. На самом деле практически по всем изученным нами уголовным делам отмечается стремление членов банды к увеличению ее огневой мощи, и прежде всего за счет автоматического оружия и взрывчатых веществ, Большей частью количество единиц оружия соответствует, а нередко и превышает, численность банды. Так, при задержании банды Архипова в Свердловской области, в которую входило 13 человек, были изъяты автоматы Калашникова, пистолеты Макарова и ТГ, гранаты РГД - 5, взрывчатые вещества, холодное оружие, противотанковые ракетные комплексы "Фагот" и ручной противотанковый гранатомет. Оружие (гражданское, служебное, боевое ручное стрелковое и холодное), боеприпасы, патроны и взрывчатые вещества могут быть как заводского изготовления, так и самодельное. Вместе с тем использование участниками нападения непригодного к целевому применению оружия, например, неисправного пистолета -или его макетов не может рассматриваться в качестве признака их вооруженности, а содеянное должно расцениваться как групповой разбой или иное преступление. В тех случаях, когда для определения характера предметов требуются специальные познания, по делу необходимо проведение соответствующей экспертизы.'^
Банда должна создаваться с определенной целью - совершения нападений на граждан или организации. В связи с этим весьма важным является определение понятия нападения. По мнению И. Шмарова, Ю, Мельниковой и Т. Устиновой "нападение - это агрессивное противоправное действие, совершаемое с какой - либо преступной целью и создающее реальную и непосредственную опасность немедленного применения насилия как средства достижения цели. Таящаяся в нападении опасность насилия может быть немедленно реализована нападающим путем физического воздействия на личность потерпевшего или реальной угрозы немедленного его применения".'^ В. Осин считает, что как бандитизм следует расценивать "действия вооруженной организованной группы, соединенные с насилием, опасным для жизни и здоровья лица, под-
'*' Си.: п. 5 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17 января 1997 года.
'"^ См.: Шмаров И., Мельникова Ю., Устинова Т. Ответственность за бандитизм: проблемы квалификации. // Законность. 1994. №5. С. 7; Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации. Ответственный редактор: Первый заместитель Председателя Верховного Суда Российской Федерации В. И. Радченко. М. С. 362 - 363.
вергшегося нападению, или с угрозой применения такого насилия" '•" По мнению высшего судебного органа страны "Под нападением следует понимать действия, направленные на достижение преступного результата путем применения насилия над потерпевшим либо создания реальной угрозы его немедленного применения. Нападение вооруженной банды считается состоявшимся и в тех случаях, когда имевшееся у членов банды оружие не применялось.»'^
По нашему мнению нападение - это создание обстановки опасного состояния, в пространственных и временных границах которого сохраняется угроза применения насилия к неопределенно широкому кругу лиц. И совершенно справедливо отмечают А. Андреева и Г. Овчинникова, что "нападение может выражаться в трех формах: физическом насилии, психическом насилии (в реальной и непосредственной угрозе) и опасности (субъективной и объективной готовности) немедленного насилия.»'^ Поэтому как нападения следует расценивать и те конкретные эпизоды, когда возможность применения оружия обговаривалась, но в силу случайностей (в квартире не оказалось жильцов, сторож отлучился с объекта охраны и т. д.) надобность в применении оружия отпала. В последние годы в специальной литературе было высказано мнение, что нападение может быть связано не только с совершением противоправных действий в отношении людей, но и с уничтожением имущества, помещений, транспортных средств и т. д.'^ Изучение материалов судебной практики подтверждает данную точку зрения.'^' Представляется, что такое решение вполне оправдано. Объективно это обосновано наличием оружия и реальностью его применения в случае необходимости, субъективно - сознанием членами банды возможности его применения и желанием применения оружия в случае надобности. Именно вероятность, готовность использования насилия наряду с фактом существования устойчивой группы и обусловила позицию законодателя о признании бандитизма оконченным преступлением с момента создания вооруженной банды, т. е. с момента готовности применить насилие для достижения целей банды.
В специальной литературе и среди практических работников достаточно широкое распространение получила точка зрения о содержании нападения как применения: угрозы убийством или при-
'" См.: Осин В. Квалификация бандитизма. // Законность. 1993. № 7. С. 40.
'*' См.: п. 6 Постановления Пленума Верховного Суда РФ «О практике применения судами законодательства об ответственности за бандитизм» от 17 января 1997 года.
'*" См.: Андреева А., Овчинникова Г. Указанная работа. С. 17.
'^° См.: Мельникова Ю. Б., Устинова Т. Д. Указанная работа. С. 16; Шмаров И., Мельникова Ю., Устинова Т. Указанная работа. С. 7; Андреева А. Овчинникова Г. Указанная работа. С. 17.
^' См., например, архив Мосгорсуда за 1990 год, дело Майджавидзе и других №2-33; архив Липецкого облсуда за 1991 год, дело Амелько и других № 2 - 39.
менением насилия, опасного для жизни и здоровья, причинение тяжких телесных повреждений, умышленное убийство при отягчающих и без отягчающих обстоятельств.'^ Надо полагать, что в качестве обоснования такого решения кладется факт применения или угрозы применения оружия как устройств или предметов, конструктивно предназначенных для поражения живой цели. Однако, как нам представляется, такое решение без достаточных оснований суживает границы нападения. Справедливо отмечает по этому поводу Л.Д. Гаухман, что понятие нападения, в частности в составе бандитизма "употребляется в широком смысле и охватывает различные по характеру действия, в том числе любое по интенсивности насилие и его последствия в виде телесных повреждений или смерти". '" К такому же выводу приводит и анализ действующего законодательства. В УК 1960 термин «нападение»использовался при описании 6 составов преступлений, в действующем УК - употребляется в ряде статей: 162, 209, 227. При этом в ст. 162 УК (разбой) говорится о нападении, которое соединено с насилием, опасным для жизни и здоровья подвергшегося нападению лица, или с угрозой применения такого насилия. Применительно к составу бандитизма в ст. 209 подобной оговорки не содержится. Следовательно, законодатель не исключает при бандитском нападении возможность применения и насилия, не опасного для жизни и здоровья или угрозы применения такого насилия. В судебной практике достаточно примеров, когда в результате целенаправленных действий потерпевшим причинялись легкие телесные повреждения, не повлекшие кратковременного расстройства здоровья.
Следует отметить, что в настоящее время в специальной литературе и судебной практике сложилось мнение, что банда не обязательно должна создаваться в целях совершения неопределенного количества преступлений, но может организовываться для совершения и одного, но требующего серьезной подготовительной работы, нападения.'^
С объективной стороны бандитизм выражается в отличие от УК 1960 года в четырех формах: в создании банды, руководстве такой бандой (ранее эта форма рассматривалась как разновидность создания банды), участии в банде или в участии в совершаемых бандой нападениях. Эти формы относительно самостоятельны и преступление будет оконченным с момента совершения любого из названных действий. Другой новеллой объективной стороны бандитизма является дифференциация ответственности лица в зависимости от характера выполняемых лицом действий.
В соответствии с ч. 1 ст. 209 наиболее опасной формой являются действия создателей и руководителей банд. По ч. 2 данной
'" См., например, Осин В. Указанная работа. С. 40. ^ См.: Гаухман Л. Д. Насилие как средство совершения преступления. М. 1974. С. 101.
^ См, например. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации. М. Вердикт. 1994. С. 141; п. 2 Постановления Пленума Верховного Суда РФ "О практике применения судами законодательства об ответственности за бандитизм" от 17 января 1997 года.
статьи к ответственности привлекаются участники таких банд или участники нападений. Создание банды как форма проявления бандитизма в судебной практике встречается редко, поскольку упомянутая деятельность отражается в приготовительных к нападению действиях, внешний контроль за которым весьма затруднен. При изучении судебной практики мы обнаружили лишь один случай, когда виновным лицам бандитизм вменялся в форме создания банды. Студент Воронежского мединститута А. Запевалов и с ним еще 6 человек организовали устойчивую группу, разработали различные варианты ограбления отдельных граждан либо кассира какого - либо учреждения в день выдачи зарплаты или какого - либо ювелирного магазина, и последующего прорыва с похищенным за границу. Для реализации своего намерения они различными путями (изготавливали детали на заводе, откапывали в местах, где шли боевые действия во время Великой отечественной войны и т. д.) приобретали оружие. Во время тренировки и пристрелки пулемета в лесу члены банды были задержаны.
В специальной литературе и судебной практике под созданием банды понимаются любые действия, результатом которых стал образование организованной устойчивой вооруженной группы лиц в целях нападения на граждан либо организации.'" При этом под созданием понимается не процесс, направленный на образование банды, а результат предпринимаемых виновными усилий. В тех случаях, когда действия, направленные на создание организованной устойчивой вооруженной группы в силу их пресечения правоохранительными органами либо по другим обстоятельствам, независящим от воли создателей, не привели к сформированию банды, они должны квалифицироваться как покушение на создание банды. '^ Организационные действия могут совершаться одним или несколькими лицами и могут носить многообразный характер, однако в каждом случае суды обязаны в приговоре указать, в чем конкретно выразились данные действия (сговор соучастников, подбор сообщников и распределение ролей между ними, разработка планов, поиск источников приобретения оружия, иное материальное обеспечение группы и т. п.). Устаноэление факта создания банды всегда должно предшествовать доказательствам по обоснованию вменения членам и руководителям банды конкретных нападений.
Руководство бандой выражается в определении направлений деятельности уже созданной банды. Оно может выражаться в планировании и выборе объектов нападений, вербовке новых членов, распределении обязанностей между соучастниками в процессе деятельности банды либо во время нападений, даче указаний и распоряжений членам банды, определении местонахождения оружия, руководстве совершением конкретных акций, распределении похищенных средств и тому подобных действиях, В обобщенной форме понятие руководства бандой было сформулировано Плену-
'^ См.: Дьяков С. В., Игнатьев А. Д., Карпушин М. П. Указанная работа. С. 98-99; п. 7 Постановления Пленума от 17 января 1997 года.
'» См.: Там же. П.7.
мом Верховного Суда РФ следующим образом : "Под руководством бандой понимается принятие решений, связанных как с планированием, материальным обеспечением и организацией преступной деятельности банды, так и с совершением ею конкретных нападений".'"
Как правило, создатели и руководители банды это одни и те же лица, однако возможны и другие ситуации, когда одни лица создают банду, а другие осуществляют руководство ею (находится более сильный лидер, создатели привлекаются к уголовной ответственности по другим делам либо вообще выбывают из банды). Для квалификации это значения не имеет. Более сложными для правовой оценки являются случаи, когда создатели и руководители банды одновременно принимают участие и в совершаемых нападениях, а таких ^лучаев по изученной судебной практике оказывается абсолютное большинство. Поскольку создание и руководство бандой предусматривается одной частью статьи 209, а участие в банде или в совершаемых ею нападениях - другой, то возникает вопрос о квалификации по Совокупности преступлений (ст. 17 У К понимает под совокупностью совершение двух или более преступлений, предусмотренных различными статьями или частями статьи). С нашей точки зрения квалификация по совокупности преступлений в таких случаях невозможна, поскольку мы имеем дело в обеих случаях с одним и тем же преступлением, имеющим различные формы выражения. Поэтому квалификация по совокупности частей в данном случае будет означать двойную ответственность за одно и то же преступление, что вступает в противоречие с положениями ч. 2 ст. 6 УК , закрепляющей принцип справедливости.
Основной формой бандитизма является участие в банде (ч. 2 ст. 209 УК). На данной стадии происходит уже более конкретное распределение ролей и обязанностей членов банды, осуществляется непосредственная подготовка к совершению нападений. Участие в банде означает выполнение функций члена банды. Член банды -это лицо, которое дало согласие на участие в деятельности банды и подтвердило его своей практической деятельностью в любой форме (участие в обсуждении планов банды, выполнение функций разведчика объектов нападения, предоставление финансовых средств, различных документов или выполнение любых иных действий во исполнение планов банды). Форма вступления в банду может быть различной: устное или письменное согласие, совершение действий, которые свидетельствуют о присоединении лица к преступной деятельности бавды, например, постоянное выполнение каких - либо поручений руководителей банды. Важно, чтобы это лицо считало себя участником банды, а другие члены рассчитывали на его помощь в любой форме в деятельности банды. Членство в банде не обязательно связано со знанием всех или нескольких иных членов банды. Для признания лица членом банды при наличии определенных субъективных моментов достаточно контакта хотя бы с одним членом банды или ее руководителем. По одному из уголовных дел как участник банды по ст. 77 УК 1960 года была осуждена сожи-
">" См.: Там же. П. 8.
тельница одного из братьев-организаторов банды. Она сбывала похищенное бандой имущество, предоставляла свою квартиру для дележа похищенного я обсуждения совершенных и планируемых нападений.
В соответствии со ст. 209 не требуется, чтобы все члены банды принимали непосредственное учаятие в нападениях. Согласно планам банды, отдельные члены могут выполнять и иные функции (выбирать объекты нападений, предоставлять транспорт, оружие или боеприпасы, осуществлять функции разведчиков либо сбывать похищенное), не участвуя при этом в нападениях. Действия таких лиц квалифицируются как участие в банде без ссылки на ст. 33 УК, поскольку банда в качестве формы соучастия предполагает не только соисполнительство, но и распределение ролей. ^
От членства в банде следует отличать пособничество бандитизму, когда лицо эпизодически оказывает содействие членам банды в ее деятельности. Чаще всего это выражается в однократных актах по предоставлению транспорта либо иных предметов, в том числе и орудий совершения преступления, доставке соучастников к месту совершения нападения, совершения иных подобных действий, не связанных с непосредственным совершением нападения. В тех же случаях, когда такое содействие носит постоянный характер то, по справедливому замечанию И. Шмарова, Ю. Мельниковой и Т. Устиновой "пособничество перерастает в участие в банде". '^
В процессе деятельности банды ее участники помимо нападений могут совершать и другие преступления (хищения имущества, причинение физического вреда здоровью потерпевших, изготовление поддельных документов, угон автотранспорта, хищение оружия и т. д.). Когда такие действия совершаются самостоятельно, вне связи с планами и намерениями банды, они должны квалифицироваться по совокупности преступлений как бандитизм и соответствующее преступление. Квалификация по совокупности сохраняется даже в тех случаях, когда члены банды сознают факт совершения преступления отдельными членами вне рамок банды. Более сложным является решение вопроса о правилах квалификации в тех случаях, когда совершение самостоятельных преступлений обусловлено членством в банде.
В специальной литературе высказываются различные мнения по квалификации таких случаев. Ранее большинство авторов исходило из правила, что совершение бандой иных преступлений охватывается бандитизмом и не требует дополнительной квалификации по совокупности.'^ В. Осин считает иначе: "только деятельность, связанная с насильственным, опасным для жизни или здоровья воздействием на потерпевшего может быть признана бандитизмом. Совершаемые участниками банды кражи, угоны, и мо-
">» См.: Там же. П. 9.
'^ С.м: Шмаров И., Мельникова Ю., Устинова Т. Указанная работа. С. 10.
"° См., например, Загородников Н. И. Уголовная ответственность за государственные преступления. М. 1959. С. 43; Дьяков С. В., Игнатьев А. А., Карпушин М. П. Указанная работа. С. 100.
шеннические действия должны квалифицироваться по совокупности преступлений"."' Судебная практика в этом смысле также не отличается последовательностью. В 1955 году Пленум Верховного Суда СССР по одному из конкретных дел рекомендовал хищение, совершенное бандой, квалифицировать по совокупности преступлений.'" В 1975 году Пленум Верховного Суда СССР указал, что "Умышленное убийство, совершенное участниками банды при нападениях подпадает под признаки бандитизма и не требует дополнительной квалификации по ст.' 102 УК РСФСР и соответствующим статьям УК других союзных республик ".'" В 1989 году высшая судебная инстанция СССР свою позицию изменила и рекомендовала судам "случаи умышленного убийства, совершенного участниками банды при нападения, квалифицировать по совокупности преступлений как бандитизм и умышленное убийство".'^ В 1992 году Верховный Суд Российской Федерации подтвердил эту позицию Верховного Суда СССР, указав, что "Умышленное убийство, ^ совершенное участниками банды при нападении, надлежит квалифицировать по совокупности преступлений как бандитизм и умышленное убийство ".'" В 1993 году Верховный Суд РФ, обобщая судебную практику по делам о преступления, связанных с наркотическими средствами, сильнодействующими и ядовитыми веществами, подчеркнул, что "Хищение наркотических средств, совершенное вооруженной бандой, подлежит квалификации по совокупности ст. ст. 77 и 224 (1) УК РСФСР", м В 1993 году при обобщении судебной практики по делам о бандитизме Верховный Суд РФ по этому поводу указал; "Судам следует иметь в виду, что ст. 77 УК РСФСР, устанавливающая ответственность за организацию вооруженных банд, участие в них и в совершаемых ими нападениях, не предусматривает ответственности за возможные последствия преступных действий вооруженных банд, в связи с чем требуют дополнительной квалификации преступные последствия нападений, образующие самостоятельный состав тяжкого преступления (ст.
'^ См.: Осин В. Указанная работа. С. 39; Он же: На чем основано решение Верховного Суда.// Законность. 1994. №3. С. 29-31.
i« cm.: судебная практика Верховного Суда СССР. 1955. № 5. С. 1 -3.
i" cm.: п. 19 Постановления Пленума Верховного Суда СССР " О судебной практике по делам об умышленном убийстве " от 27 июня 1975 года.
^ См.: п. 19 Постановления Пленума Верховного Суда СССР " О выполнении судами руководящих разъяснений Пленума Верховного Суда СССР при рассмотрении уголовных дел об умышленном убийстве " от 22 сентября 1989 года.
'" См.: п. 18 Постановления Пленума Верховного Суда РФ " О судебной практике по делам об умышленных убийствах " от 22 декабря 1992 года.
"' См.: п. 9 Постановления Пленума Верховного Суда РФ " О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, сильнодействующими и адовитыми веществами " от 27 апреля 1993 года.
7(1) У К РСФСР) ".'" Менее категоричное мнение было высказано Пленумом Верховного Суда в Постановлении от 17 января 1997 года: "Судам следует иметь в виду, что ст. 209 УК РФ, устанавливающая ответственность за создание банды, руководство и участие в ней или в совершаемых ею нападениях, не предусматривает ответственность за совершение членами банды в процессе нападения преступных действий, образующих самостоятельные составы преступлений, в связи с чем в этих случаях следует руководствоваться положениями ст. 17 УК РФ, согласно которым при совокупности преступлений лицо несет ответственность за каждое преступление по соответствующей статье или части статьи УК РФ" '^
И. Шмаров, Ю. Мельникова, Т. Устинова высказали поддержку позиции Пленума от 21 декабря 1993 года мотивируя это, в частности тем, что "Бандитизм, как оконченный состав преступления не предполагает наступление определенных последствий".'^ Иные правила квалификации предлагают А. Андреева, Г. Овчинникова, по мнению которых "Совокупности преступлений не может быть, если объективная сторона второго состава, даже тяжкого преступления, как и бандитизм, выражается только в нападении, Таким образом, поглощаются составом бандитизма акты "разбойного нападения" как для завладения имуществом, так и оружием, поскольку и вооруженность, и нападение в целях завладения - это элементы бандитизма, который как более опасный состав, поглощает ч. Зет. 218 УК".'™
Нам представляется, что рекомендации о квалификации совершенных бандой преступлений по совокупности с бандитизмом являются отражением тенденции придать норме о бандитизме более широкий, чем определено законодательными рамками характер. В целях усиления ответственности за различные формы проявления организованной преступности, статья о бандитизме интерпретируется как норма, предусматривающая ответственность за организованную деятельность и участие в организации безотносительно к характеру и содержанию совершаемых бандой преступлений.
Свою точку зрения о необходимости квалификации убийства, совершенного вооруженной бандой при нападении по совокупности преступлений мы высказали ранее. '"' Однако рекомендации о квалификации по совокупности и в иных случаях нам представляется недостаточно обоснованной, поскольку это ведет к выхола-щиванию содержания бандитизма, утраты его самостоятельных
"" См.: п.10 Постановления Пленума от 21 декабря 1993 года. '^ См.: п. 13 Постановления от 17 января 1997 года. '^ См.: Шмаров И., Мельникова Ю., Устинова Т. Указанная работа. С. 9.
'"" См.: Андреева А., Овчинникова Г. Указанная работа. С. 19. '"' Си.: Комиссаров В, С. Квалификация бандитизма, сопряженного с умышленным убийством. // Вопросы государства и права. М. 1985. С. 152 - 159; Некоторые вопросы совершенствования законодательства об ответственности за бандитизм. //Вести. Моск. Ун - та. Сер. II. Право. 1987. №1.0.48-50.
объективных и субъективных качеств. В силу повышенной общественной опасности законодатель признает бандитизм оконченным преступлением с момента организации банды, руководства ею или участия в банде. Однако это совершенно не означает, что последующие действия, связанные с совершением иных самостоятельных преступлений требуют дополнительной оценки. Бандитизм - это сложное преступление, которое характеризуется четко зафиксированными в законе объективными признаками: наличием организованной устойчивой вооруженной группы (банды) и специальной целью. Если совершаемые преступления охватываются указанными признаками, то нет никаких оснований квалифицировать содеянное бандой по совокупности ст. 209 и соответствующих статей УК. Если же содеянное бандой образует признаки самостоятельного состава иного преступления, то тогда квалификация по совокупности необходима. Таким образом, квалификация по совокупности как бандитизма и иного преступления возможна лишь в случаях посягательства членами банды на более ценный объект уголовно - правовой охраны, нежели объект бандитизма либо когда содеянное не охватывается объективными и субъективными признаками бандитизма. По действующему законодательству более ценным является жизнь человека. Именно с учетом этого обстоятельства Пленум Верховного суда РФ в постановлении от 22 декабря 1992 г. и рекомендовал судам квалифицировать умышленное убийство, совершенное участниками банды при нападении, по совокупности преступлений как бандитизм и умышленное убийство. Следует отметить, что рекомендация о квалификации по совокупности безотносительно к характеру этих преступлений можрт логично повлечь за собой и изменение подходов в квалификации и других преступлений, например, дополнительную квалификацию по совокупности фактического завладения имуществом при разбое и вымогательстве.
Следует отметить и внутреннюю противоречивость критикуемого подхода к квалификации по совокупности. Если банда совершала хищение оружия, например, для увеличения своего арсенала, то обязательной должна была быть квалификация по совокупности ст. ст. 209 и 226 УК. В случаях незаконного приобретения, ношения или изготовления оружия в тех же целях необходимости в квалификации по совокупности не возникает. Действующий УК усилил ответственность за незаконный оборот оружия и его изготовление, отнеся случаи их совершения по предварительному сговору к числу тяжких преступлений. Таким образом, нелогичность оценки вроде бы была устранена. Однако противоречие сохранилось в другом. Вооруженность является обязательным, конститутивным признаком банды и, следовательно, имманентно присуща ей. Зачем же тогда нужна квалификация по совокупности? Для того чтобы сделать масло масляным , а воду мокрой, но это вряд ли необходимо. Таким образом, на наш взгляд, если совершаемые преступления (хищения, причинение вреда здоровью, приобретение оружия в различных формах и т. д.) охватываются указанными признаками, то нет никаких оснований квалифицировать содеянное бандой по совокупности ст. 209 и соответствующих ста-
тей УК. О квалификации по совокупности можно говорить лишь в тех случаях, когда содеянное не охватывается признаками бандитизма либо когда это преступление совершается после нападения и не имеет с ним связи (например, причинение физического вреда сотрудникам правоохранительных органов, осуществляющих задержание членов банды)
Участие в совершаемых бандой нападениях является второй формой бандитизма, предусмотренного в ч. 2 ст. 209 и в судебной практике также встречается редко. Это самостоятельная форма бандитизма, за которую несут ответственность лица, не являющиеся членами банды, но тем не менее сознательно участвовавшие в отдельных нападениях. Под участием в нападении следует понимать действия лиц, которые не только, например, применяли оружие или изымали похищенное, но и непосредственно обеспечивали нападение (доставляли членов банды к месту нападения, устраняли препятствия во время нападения, находились на страже и т. д.). При систематическом обеспечении нападений лицо по существу становится членом банды и должно отвечать уже только по ст. 209 УК. Выполнение лицом, не являющимся членом банды, действий по обеспечению нападения, но вне места и времени совершения нападения следует расценивать не как участие в нападении, а как пособничество бандитизму, квалифицируемое по ст. 33 и 209 УК. Такой вывод следует из факта возможного распределения ролей в месте совершения нападения. Оценка действий в качестве участия в нападении при распределении ролей возможна лишь во временных и территориальных рамках нападения. Как пособничество бандитизму, должны квалифицироваться и действия лиц, не являющихся членами банды и не принимавших участие в нападениях, но совершавшие эпизодическое содействие банде в ее преступной деятельности.""
Бандитизм считается выполненным при наличии любой из четырех названных форм. Для лиц, участвующих в создании и руководстве деятельностью банды, преступление окончено с момента создания вооруженной банды независимо от того были ли совершены планировавшиеся ею преступления."" Таким образом, судебная практика отвергла бытовавшее одно время среди специалистов мнение о признание организации вооруженной банды оконченным преступлением с момента начала организационной деятельности. Для члена банды преступление считается оконченным с момента участия в любой форме в деятельности банды. Если лицо дало согласие на вступление в банду, но не успело принять участие в практической деятельности банды, то содеянное следует квалифицировать по ст. 30 и ст. 209 УК. Для лица, принимающего участие в нападении, преступление признается оконченным с момента участия в нападении.
С субъективной стороны бандитизм традиционно характеризовался в теории уголовного права и судебной практике умышленной формой вины. Однако, поскольку в ст. 209 УК содержится
1" См.: п. 10 Постановления Пленума от 17 января 1997 года. '" См.: Там же. П. 7.
указание на специальную цель деятельности банды - совершение нападений, постольку бандитизм в любых формах может совершаться только с прямым умыслом. При этом сознанием виновных лиц должны охватываться; а) для организаторов и руководителей банд - организация или руководство деятельностью организованной устойчивой и вооруженной группы лиц, имеющей целью совершение нападений; б) для участников банды - совершение нападений в составе вооруженной устойчивой группы или уччстие в иной форме в деятельности этой группы; в) для участников отдельных нападений - участие в нападениях в составе устойчивой вооруженной группы. Организаторы и члены банд, а также участники нападений, сознавая вышеизложенные обстоятельства, желают действовать именно таким образом. Что касается отношения к конкретным последствиям нападений, например, к причинению вреда здоровью в результате нападения, то оно может быть как в форме прямого, так и в форме косвенного умысла.
Статья 209 УК не предусматривает в качестве обязательного элемента состава бандитизма каких - либо конкретных целей осуществляемых бандой нападений, следовательно, они находятся за пределами состава бандитизма и на квалификацию влияния не оказывают. К таким целям могут быть отнесены совершение убийств, причинение телесных повреждений, изнасилования, захват заложников, вымогательство, похищение людей, завладение имуществом граждан и организаций, уничтожение либо повреждение имущества, подчинение влиянию банд определенных территорий или определенных лиц и т. ц.™ Анализ судебно-следственной практики показывает, что абсолютное большинство банд действует по корыстным мотивам и преследует в каччстве главной цели получение материальной выгоды.
Субъектами бандитизма являются вменяемые лица, достигшие 16-летнего возраста (ст. 20 УК). Лица в возрасте от 14 до 16 лет, совершившие в составе банды преступления (убийства, телесные повреждения, хищенияяи т. д.), отвечают по статьям, предусматривающим ответственность за эти преступления, если ответственность за их совершение наступает с 14 лет. Что касается ситуаций, когда в состав бавды из двух лиц входит лицо, которое не отвечает требования субъекта преступления (является невменяямым или не достиг возраста 16 лет), то правы.А. Андреева, Г. Овчинникова, что такую группировку несмотря на наличие иных необходимых признаков нельзя признать бандой.'"
Принципиальным и достаточно сложным является вопрос о пределах ответственности виновных лиц за совершение бандитизма. По мнению С. В. Дьякова, А. А. Игнатьева М. П. Карпушина М. П. "члены банды должны нести ответственность не только за те нападения, в которых они сами непосредственно участвовали, но и за те, которые были совершены без их непосредственного участия, но не выходили за пределы целей и планов банды, и физически, ма-
"* См.: Там же. П. 9. '"' См.; Андреева А., Овчинникова Г. Указанная работа. С. 17.
териально или по крайней мере морально ими поддерживались".'^ В. Осин считает, что "за любые преступления, установленные уголовным законом, организаторы банд должны нести уголовную ответственность по ст. 77 УК до тех пор, пока созданная ими криминальная группа не будет уничтожена или самоликвидируется". '"" Согласно ч. 5 ст. 35 УК "Лицо, создавшее организованную группу или преступное сообщество (преступную организацию) либо руководившее ими, подлежит уголовной ответственности за их организацию и руководство ими в случаях, предусмотренных соответствующими статьями Особенной части настоящего Кодекса, а также за все совершенные организованной группой или преступным сообществом (преступной организацией) преступления, если они охватывались его умыслом. Другие участники организованной группы или преступного сообщества (преступной организации) несут уголовную ответственность за участие в них в случаях, предусмотренных соответствующими статьями Особенной части настоящего Кодекса, а также за преступления, в подготовке или совершении которых они участвовали". Таким образом, виновным лицам должны вменяться конкретно совершенные ими действия, охватываемые признаками бандитизма (организация банды, руководство бандой, участие в бавде или в совершенных бандой нападениях), а также иные преступления, которые совершаются во исполнение планов и намерений банды, но для участников банды только тогда, когда они принимают непосредственное участие в их подготовке, а для организаторов и руководителей - если они охватывались их умыслом. Это правило распространяется и на случаи, когда руководители или участники банд по тем или иным причинам (были задержаны правоохранительными органами, заболели и т. п.) участия в совершении подготовленных преступлениях не принимали. В случаях, когда характер преступлений меняется настолько, что это влечет иную квалификацию (вместо причинения вреда здоровью - причинение смерти, вместо простого состава - квалифицированный и т. д.), содеянное не может вменяться виновным, поскольку оно не охватывалось умыслом соучастников и, следовательно, отсутствует субъективное основание уголовной ответственности за соучастие.
В отличие от УК 1960 года в новом законодательстве предусматривается квалифицированный вид бандитизма - совершение его лицом с использованием служебного положения. Данный признак наряду с квалифицированными видами иных преступлений против общей безопасности будет рассмотрен нами в другом параграфе.
^ См.: Дьяков С. В., Игнатьев А. А., Карпушин М. П. Указанная работа. С. 100.
'"" Си.: Осин В. Преступление совершено организованной группой. // Российская юстиция. 1995. № 5. С. 22.
***********************************************



ОГЛАВЛЕНИЕ