ОГЛАВЛЕНИЕ

6. Организация преступного сообщества преступной организации)
В соответствии со ст. 210 У К;
1. Создание преступного сообщества (преступной организации) для совершения тяжких или особо тяжких преступлений, а равно руководство таким сообществом (организацией) или входящими в него структурными подразделениями, а также создание объединения организаторов, руководителей или иных представителей организованных групп в целях разработки планов и условий для совершения тяжких или особо тяжких преступлений, -
наказывается лишением свободы на срок от семи до пятнадцати лет с конфискацией имущества или без таковой.
2. Участие в преступном сообществе (преступной организации) либо в объединении организаторов, руководителей или иных представителей организованных групп, -
наказывается лишением свободы на срок от трех до десяти лет с конфискацией имущества или без таковой.
3. Действия, предусмотренные частями первой или второй настоящей статьи, совершенные лицом с использованием своего служебного положения, -
наказываются лишением свободы на срок от десяти до двадцати лет с конфискацией имущества или без таковой.
Норма, предусматривающая ответственность за организацию преступного сообщества (преступной организации), впервые появляется в уголовном законодательстве нашего государства. Она является правовой основой для формирования защитного механизма общества от столь опасного явления как организованная преступность. Международное сообщество давно высказывает озабоченность темпами прироста и масштабами распространения организованной преступности. В одном из документов Девятого конгресса ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями, проходившем в 1990 году, общественная опасность данного явления характеризовалась следующим образом: "Органичорадряя дресдупность создает прямую угрозу национальной и международной безопасности и стабильности и представляет собой фронтальную атаку на политические и законодательные власти, а также создает угрозу самой государственности. Она нарушает нормальное функционирование социальных и экономических институтов и компрометирует их, что приводит к утрате доверия к демократическим процессам. Она подрывает процесс развития и сводит на нет достигнутые успехи. Она ставит в положение жертвы население целых стран и эксплуатирует человеческую уязвимость, извлекая при этом доходы. Она охватывает, опутывает и даже закабаляет целые слои общества, особенно женщин и детей..."."^ По приведенным в статье В. В. Лунеева данным в России
'^ Цитирую по: Лунеев В. В. Организованная преступность в России: осознание, истоки, тенденции. // Государство и право. 1996. № 4. С. 97.
количество выявленных групп организованных преступников с 1989 года возросло на 1661,6°/о и составило в 1994 году5059лди-ниц, из них 46J_- с международными связями. В 1995 году из 27^669^зарегистрированных преступлений ^820^ыли совершены организованными группами"^, а на учете в МВДТоссии состояло свыше } 50 преступных сообществ со средней численностью около 90^деловек каждое.'^ Особенно настойчиво и активно организованная преступность и авторитеты преступного мира действуют в экономической сфере общества. Переход России к рыночным отношениям, 'lфo5o5йl^aя˜пpi5S^изaцtcrT5S?дap^reeннoй и общественной собственности, ликвидация административного контрольно-ревизионного аппарата и слабость экономического и налогового контроля значительно увеличили возможности организованной преступности и прежде всего экономической. И она не преминула этим воспользоваться. Из приводимых в специальной литературе данных на 1994 год^ледует. что ею установлен контроль над 35 тысячами хозяйствующих субъектов, в том числе 400 банками, 47 биржами, 1^гыЁазьвц1Вёдприятиями государственного сектора, а поборами обложено 70 - 80 % приватизированных предприятий и коммерческих банковТТГсГраечетам Аналитического центра РАН, 35% кавв1ада_иЛр% "голосующих" акций перешло в руки криминальных организаций.^ И если судить по тем конкретным и реальным мерам, которые предпринимало государство в борьбе с организованной преступностью в 1994 - 1996 годах, то можно однозначно сделать вывод, что ситуацйя^в˜этом смысле не только улучшилась, но даже ухудшилась. Таким образом, актуальность усиления защитных механизмов общества от организованной преступности в современных условиях не вызывает сомнений.
Надо сказать, что в юридической общественности вопрос о криминализации организационной преступной деятельности дискутируется уже давно. Имеются активные сторонники такого ре-шения'^, специалисты, которые категорически возражают против такой криминализации'" и исповедующие осторожный подход к изменению законодательства'^. Мы полагаем, что по ряду причин,
"" См.: Состояние преступности в России за 1995 год. Министерство внутренних дел России. Главный информационный центр. С. 41, 16,
"" См.: Долгосрочный прогноз развития криминальной ситуации в Российской Федерации. М. 1996. С. 51. '"' См.: Лунеев В. В.. Указанная работа. С. 106 - 107. i^ См., например, Организованная преступность. М. 1989. С. 302, 306, 320, 334; Овчинский В. С. Стратегия борьбы с мафией. М. 1993. С. 169; Лунеев В.В. Указанная работа. С. 109; Осин В. Преступление совершено организованной группой. // Российская юстиция. 1995. № 5. С. 23.
i" См., например, Гальперин И. М. Организованная преступность, коррупция и уголовный закон. // Социалистическая законность. 1989. № 4. С. 35; Г. Н. Борзенков. Организованная преступность и уголовный закон. Материалы дискуссионного клуба " Теневая " экономика и организованная преступность. // Вести. Моск. Ун - та. Сер. II. Право. 1990 г. №4. С. 64. ^ См., например, Никулин С. И. Достаточно ли правовых средств в
о которых будет сказано ниже решение о криминализации организационной преступной деятельности по своей сути не намного приблизит общество к решению проблемы организованной преступности, но одновременно создаст новые сложности в правопримени-тельной практике и прежде всего в соблюдении прав граждан. " Центральным вопросом установления ответственности за организационную деятельность по совершению преступлений является точное, не допускающее двусмысленного толкования определение понятия и признаков преступного сробществи^пщестг^пной организации). В соответствии с ч. 4^i_3iJЈKJ[^ecTynHoe сообщество представляет собой сплоченную организованную группу (организацию), созданную для совещцения тяжких и особо тяжких преступлений, либо о6ъедйнени(Горганизованных групп, созданных в тех же целях. Таким образом, сообщество это либо одна спдоченцаа^оизнизованная группа (организация), либо союз таких " групп. В части 3 этой же статьи дается и определение организованной группы - устойчивая группа лиц, заранее объединившаяся для совершения одного или нескольких преступлений. Однако даже беглый сопоставительный анализ понятия преступного сообщества (преступной организации) и организованной группы показывает, что судебно-следственную практику ожидают вряд ли разрешимые трудности в отграничении этих наиболее опасных форм совместной деятельности друг от друга.
По смыслу закона характерными признаками преступного сообщества (преступной организации) являются оргашооаанность, сплоченность и специальная цель деятельности - совершение тяжких или особо тяжких преступлений. Для организованной группы такими признаками являются организованность. устойчивость и цепь - совдяпение^пгного или нескВлькюГпреступленйй. ГакиСГоб-разом, оттраничительными признаками в сопоставительном варианте являются сплоченность - устойчивость и намерение совершать: тяжкие или особо тяжкие гфёступЯёнйй - одно^иЗГВесколь-ких преступлений. Однако в юридической литературе признаки устойчивости и сплоченности рассматриваются как взаимодополняющие друг друга'^ и неясно чем же они отличаются друг от друга. Использование законодателем в ст. 35 УК понятия сплоченности в качестве самостоятельного признака очевидно следует расценивать как его намерение придать его содержанию иной характер, отличный от содержания устойчивости.
Однако, BOjngpBfeix^ относительно целей деятельности этих формирований совершенно прав Н. Водько утверждая, что определять качество преступного образования через тяжесть совершенно-
борьбе с организованной преступностью. // Социалистическая законность. 1989. №2. С. 50-51; Иванов Н. Г. Организованная преступность и совершенствование уголовного законодательства о соучастии. // Советское государство и право. 1990. № 7. С. 65.
i^ См., например, Трайнин А. Н. Учение о соучастии. М. 1941. С. 81 - 82; Гришаев П. И., Кригер Г. А. Соучастие по уголовному праву. М. 1959. С. 98; Иванов Н. Г. Понятие и формы соучастия в советском уголовном праве. Саратов. 1991. С. 102.
го его участниками преступления некорректно, поскольку только по данному признаку такое формирование не может быть квалифицировано как преступное сообщество.'^ Справедливо отмечает и Б. В. Волженкин, что получается "заколдованный" круг - преступление тяжкое, поскольку оно совершено организованной группой, а группа организованная, поскольку она совершила тяжкое преступление.'" Во -вторых, организованная группа также может создаваться для совершения тяжких и особо тяжких преступлений. Во всяком случае закон по этому поводу запрета не содержит. Следовательно, правоохранительные органы при квалификации будут либо неоправданно сужать понятие организованной группы, либо наоборот случаи совершения организованной группой тяжких или особо тяжких преступлений расценивать как совершенные преступном сообществом со всеми вытекающими отсюда последствиями. Какой путь они изберут, думается, ясно. Это первая причина по которой нам представляется сомнительным эффективная практика применения ст. 210 УК.
Термин "организацяя" в переводе с французского означает "совокупность людец^групп, объединенных для^остижевия какой - либо цели_решения какой - ли^О задачи на˜5снове принципов раЗделения"˜^Уда, разделения обязанностей и иерархической структуры".'^ Следовательно, дэганизованность означает внутреннюю упорядочейЯОСт^˜соГлай)5анность и взаимодействие составных частей системы. Применительно к предмету нашего обсуждения организованность с содержательной стороны характеризуя ется весьма широким комплексом признаков^Ьоязательным опре-"
,...<»• __—• v'«,-w ˜^-'˜^rvJ&«&*u A^uluJkllwA^wvf*» l*^f**^J*&&IJ^V^JJ.J^J1^JIJCIAV^*JIJIJ7AJVI \Jli\l\t
/'Д(Sлeн^ЙM и фишяулирбвкоиТ^влеН совместит деятельности, тща-/ тельным продумыванием и планированием преступных акций, чет-/ ко выраженной иерархической структурой и распределением ролей \ между соучастниками, внутренней жесткой дисциплиной с беспре-/ кословным подчинением по вертикали, активной деятельностью f организаторов, продуманной системой материального обеспечения 1 орудиями и средствами совершения преступления, специализацией
функций соучастников и самого сообщества, созданием "общака" \ для финансовой поддержки деятельности сообщества, отработан-\ ными схемами отмывания "грязных" денег и их вложением в раз-\ личные проекты, созданием системы противодействия различным \ мерам социального контроля, включая обеспечение безопасности (\как членов сообщества, так и сообщества в целом и установление , •\ связ^^коЕЕум.пиЕОванными лицами государственного аппарата^ \т. пj^^П?"'R^epelп^нe'^ПpF годов во Владивостоке бьша-иОеЗгоежёна """Г крупная преступная группировка под руководством братьев Ларионовых, которая ставила перед собой задачу подчинить себе
'^ См.: Водько Н. Перспективы совершенствования борьбы с организованной преступностью в России. // Российская юстиция. 1995. № 4. С. 22.
i" См.: Волженкин Б. В. Модельный Уголовный кодекс для государств - участников Содружества Независимых Государств. // Государство и право. 1996. № 5. С. 74. '** См: Словарь иностранных слов. М. 1988. С. 349.
Системы, занимавшиеся
:ии в различных IX власти, вер-вого и хозяйст-е кварт [оновы
криминальные структуры и в конечном итоге утвердиться лидером в Владивостоке.
Данная группировка была организована по образцу Главного разведывательного управления, описанного в книге Суворова (Резуна) "Аквариум" и включала в себя следующие структурные подразделения: коммерческие структуры, принадлежащие братьям, штаб, аналитический центр, осуществлявший сбор и анализ информации, поступавшей из разных источников, в том числе и агентурным путем, спецназ, который занимался физическим устранением противников, контрразведку, в функции которой входило выявление чужих агентов и неблагонадежных сотрудников Системы, бригады - низовые чв^нья ^гпго-кт. к----
- - - S-J^*"
звенья службы безопасности. '-"-" ст 'ся
низовые
-„---„„.- ^^мл ^1ужоы оезопасности, занимавшиеся сбором дани с коммерческих структур на контролируемой территории, разведку, занимавшуюся сбором информации в различных криминальных и коммерческих структурах, органах власти, вербовкой агентов и подготовкой убийств, службу боевого и хозяйственного обеспечения, содержавшую конспиративные квартиры (16 квартир), добывавшую и хранившую оружие. Ларионовы подцер-живали неформальные отношения с работниками милиции, суда, прокуратуры и администрации края.
Система была оснащена американским, японским и российским оборудованием для прослушивания разговоров через стены, двери и окна, чужих телефонных разговоров и кодирования своих, обнаружения подслушивающих устройств, прослушивания и записи разговоров на расстоянии, записей радиопереговоров между наземными и воздушными объектами; имелся даже детектор лжи. На вооружении группировки бьли пистолеты и револьверы, АКМ, винтовка, карабины, гранаты, взрывные устройства, обрез, взрывчатые вещества. Схема деятельности Системы копировалась с ГРУ (конспиративность, структурированность, хранение оружия на складе и выдача его только на время операций и т. д ). За время своей деятельности группировка совершила 18 убийств, б покушений на убийства, ряд иных тяжких преступлений.'^ В тот период, когда совершалось данное преступление УК РСФСР не предусматривал ответственности за организацию преступного сообщества (преступной организации), а поскольку деятельность названной группировки характеризовалась также вооруженными нападениями, постольку содеянное было квалифицировано как бандитизм. Однако данный пример можно считать хрестоматийным и для иллюстрации организации преступного сообщества (преступной организации).
Более сложной в определении является характеристика спл^а^нности. Содержании этого понятия было рассмотрено нами при анализе такого признака бандитизма как устойчивость, а поскольку каких - либо различий здесь не имеется, постольку повторно рассматривать мы его не будем. Отметим только, что в специальной литературе было высказано мнение о более широком содержании сплоченности по сравнению с устойчивостью. Так, Л. Д.
'^См Корольков И Кровавый передел.//Известия 1995 №79 28 апреля
Гаухман и С. В. Максимов считают, что: " сплоченность характеризуется и другими признаками. Ими являются, в частности, "круг^вая_п^рука", конспирация, общая касса ("общак"), наличие спёбиа^ьны^гЬхнических средств и^г^дГ^——'——
Следующим—признаком преступного сообщества (преступной организации) является наличие специальной цели. В соответствии с диспозицией ч 1 ст. 210 преступное сообщество или организация должны создаваться в целях совершения тяжких и особо тяжких преступлений. Согласно принятой в УК классификации (ч. 4 и 5 ст 15) тяжкими преступлениями признаются деяния, за совершение которых максимальное наказание не превышает 10 лет лишения свободы, а особо тяжкими - на срок свыше 10 лет лишения свободы или более строгое наказание. Сказанное однако не означает, что в процессе своей деятельности преступное сообщество не может совершать и иные , не отнесенные к указанным преступления. Вместе с тем, следует отметить, что данный признак также не безупречен с точки зрения действующего законодательства. С точки зрения традиционной организованной преступности основными доходными промыслами для нее являются незаконный оборот наркотиков и оружия, игорный и шоу-бизнес, а также контроль за проституцией и порнографияй. Групповой незаконный оборот наркотиков и оружия относятся к числу тяжких преступлений, чего нельзя сказать о незаконном предпринимательстве, лжепредпри-нимательстве, незаконном получении кредита, подкупе участников и организаторов профессиональных спортивных соревнований и зрелищных коммерческих конкурсов, коммерческом подкупе, организации или содержании притонов для занятия проституцией и незаконном распространении порнографических материалов или предметов. Как видим перечень деяний, представляющих интерес для организованной преступности достаточно велик, но создание сообщества с целью совершения именно этих преступлений, в соответствии с прямым требованием закона не может квалифицироваться по ст. 210 УК, что естественно сужает возможности правоохранительных органов. Это является вторьм обстоятельством, вызывающим сомнение в достаточной эффективности анализируемой нормы.
На наш взгляд, более обоснованным было бы выделение в качестве обязательного признака преступного сообщества стремление членов сообщества в конечном итоге к извлечению наживы Тем более, что по существу это более соответствует характеристике сообщества. Разумно и более последовательно поступили разработчики Модельного Уголовного кодекса для государств - участников Содружества Независимых Государств, которые включчли в характеристику преступного сообщества цель получения незакон-ных доходов.'^ ——˜—"˜—
"" См Гаухман Л Д., Максимов С. В. Уголовная ответственность за организацию преступного сообщества М ЮрИнфор 1997 С. 10
"" См Приложение к " Информационному бюллетеню " Межпарламентской Ассамблеи государств -участников Содружества Независимых Государств 1996, №10
Количественные характеристики преступного сообщества (преступной организации) в законе не определяютсяя Поэтому следует исходить из общих требований соучастия, предусмотренных ст. 32 УК. Хотя в специальной литературе высказывались предложения о увеличении минимальной численности преступной организации до трех или четырех участников. '"2, а УК Италии в ст. 416 и 416 (1), которые предусматривают ответственность за создание объединения и объединения мафиозного типа, прямо устанавливает минимальное количество субъектов в 3 лица.
В законе подчеркивается, что ответственность наступает за организацию преступного сообщества (организации). В связи с этим возникает весьма принципиальный вопрос: значит ли эта формулировка, что сообщество может создаваться с абстрактными целями преступной деятельности? Нам представляется, что в силу"^ принципов уголовного права ответственность за организацию пре- / ступного сообщества (преступной организации) может быть только \ при том непременном условии, что оно создается для совершенияяJ конкретно определенных преступлений - убийств, изнасиловании^/ хищений, вымогательства, угона транспортных средств и т.д. '——^Преступное сообщество может быть структурировано, т, е.˜" подразделяться на более мелкие структурные подразделения, но может быть и единым, без четко выраженного деления. Структурное подразделение преступного сообщества (преступной организа- j ции) - это входящая в сообщество группа из двух или более лиц ) (бригада, звено, группировка и т. д.), которая может выполнять ^ различные функции в рамках и целях преступного сообщестаа. Сообщество может быть с обязательным жестким подчинением руководству сообщества, но может включать в себя и автономные структурные подразделения, которые в целом выполняют общую линию поведения сообщества, подконтрольны его руководству, однако сохраняют относительную свободу и самостоятельность действий. Сообщество может распространять свое влияние на определенный район или функциониппвять и" «^"^"'- —"-
„_.^,»ия. ^.иччицсство может распространять свое влияние на оп-^ ределенный район или функционировать на региональном и меж-\^ региональном и даже международном уровне. \˜ Законодатель дифференцирует ответственность за организацию преступного сообщества (преступной организации) в зависимости от того, какие конкретные функции выполняет тот или иной соучастник. В ч. 1 ст. 210 предусматривается ответственность за создание или руководство сообществом, входящим в него структурным подразделением или объединением организаторов, руководителей или иных представителей организованных групп. Более мягкое наказание назначается для участников соответствующего сообщестаа или объединения по ч. 2 данной статьи. Часть 3 предусматривает ответственность за квалифицированный вид организации преступного сообщества (преступной организации).
'" См , например, Ошеров В. Преступная группа, шайка - банда и сообщество - организация по уголовному праву. // Право и жизнь. 1924. кн. 7-8. С. 67; Тепьнов П. Ф. Ответственность за соучастие в преступлении. Диссертация на соискание уччной степени доктора юридических наук. М. 1972 С. 237 - 239.
Объективная сторона преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 210 УК выражается в нескольких альтернативных формах: 1) в создании преступного сообщества (преступной организации); 2) в руководстве таким сообществом (преступной организацией) либо входящими в него структурными подразделениями; 3) в создании объединений организаторов, руководителей или иных представителей организованных групп. . _,
Создание сообщества выражается в совершении любых дей- ' ствий, результатом которых стала организация преступного сообщества (преступной организации). Организационными действиями следует признавать: определение целей деятельности и принципов формирования сообщества, разработка планов деятельности, подбор сообщников и распределение между ними обязанностей, назначение руководителей структурных подразделений, материальное обеспечение деятельности формирования оружием, транспортными и иными необходимыми средствами, в том числе финансовыми, а также создании иных необходимых условий для совершения тяжких и особо тяжких преступлений. В тех случаях, когда сообщество создается в результате объединения ранее существовавших независимо друг от друга организованных групп в целях совершения тяжких и особо тяжких преступлений, соответствующие действия по объединению этих организованных групп также следует рассматривать как создание преступного сообществ^ (преступной организации).
Руководство таким сообществом (организацией) либо вх5"" дящими в него структурными подразделениями выражается в совершении действий по определению тактики деятельности уже созданного формирования (разработка текущих и перспективных планов деятельности сообщества, определение объектов воздействия, перераспределение в случаях необходимости обязанностей между членами сообщества, дача распоряжений по текущим вопросам обеспечения деятельности сообщества, в том числе финансовым, кадровым, установление контактов с коррумпированными представителями органов власти и управления поддержание необходимой внутригрупповой дисциплины и т. п.). ^^
Особенностью создания объединения организаторов, руководителей или иных представителей организованных групп является то, что оно создается для координации действий различных разрозненно действующих организованных групп в едином направлении, объединении человеческих и материальных ресурсов для их наиболее эффективного использования и получения максимальной выгоды, а также для выработки эффективных мер противодействия усилиям правоохранительным органам либо разрешения спорных вопросов и раздела сфер влияния. В состав объединения могут входить как организаторы, руководители, так и иные представители организованных групп, в том числе и рядовых членов групп (неформальные лидеры, преступные авторитеты и т. п.). Объединение может быть как постоянно действующее, так и эпизодически работающее по типу сходки воров в законе. Для привлечения к ответственности за данную форму организации преступного сообщества (преступной организации) достаточно установления устойчи-
вых связей хотя бы с одним организатором, руководителем или иным представителем иной организованной группы или иных организованных групп в целях разработки планов и условий совершения тяжких или особо тяжких преступлений.
Если оценивать данную специфическую форму преступления с позиций общего учения о стадиях преступной деятельности, то она является приготовлением к совершению конкретных преступлений. Однако, учитывая повышенную общественную опасность данных форм поведения, законодатель придает им статус оконченного преступления,
В ч. 2 ст. 210 предусматривается ответственность участников преступного сообщества (преступной организации) либо объединения организаторов, руководителей или иных представителей организованных групп. Данная форма является пожалуй наиболее сложной для понимания и самое главное для выделения критериев, которые бы позволяли объективно оценить участие в деятельности сообщества или объединения как преступное или непреступное. Можно ли признать участником преступного сообщества, например, супругу одного из членов, которая сознавая принадлежность других лиц к сообществу, готовит им пищу? Законодатель не дает критериев, на основании которых можно было бы выделять конкретные формы участия, признаваемого преступным. Теория уголовного права пока еще также не выработала сколь - нибудь ясной и определенной концепции оснований и пределов ответственности в таких случаях. Следовательно, в каждом конкретном случае решение этого вопроса будет зависеть от волеизъявления правопри-менительных органов. Однако это чревато возможностью произвольных подходов к установлению судеб конкретных лиц. Это обстоятельство является третьим фактором нашего сомнения в целесообразности существования в УК данной уголовно - правовой нормы. Следует также согласиться с Л. Д. Гаухмана и С. В. Мак-"") симова и о сложностях применения ст. 210 чисто процессуального \ характера: а) трудностями доказывания оценочных признаков пре- J ступного сообщества (преступной организации) уголовно - процессуальными средствами и б) возможностью разъединения в процессе предварительного следствия уголовных дел о преступном сообще- \ стве, создание которого или руководство которым, а также участие в котором совершены в разных регионах."^ — \" Однако как бы то ни было, поскольку в настоящее время ^ соответствующая уголовно-правовая норма имеется, должны быть и правила ее применения. С нашей точки зрения ответственность за участие в преступном сообществе (преступной организации) может , наступать только при определенных условиях: а) действия винов- ) ного должны отражать преступный характер сообщества или объединения; б) действияядолжны быть причинно связаны с преступными планами и целями деятельности сообщества; в) соответствующие действия должны вписываться в русло общей направленности функционирования сообщества или объединения. С учетом сказанного участником названных формирований следует призна-
^ См : Гаухман Л. Д , Максимов С. В. Указанная работа. С. 23 - 25, 120
вать таких лиц, которые, сознаваяясвою принадлежность к преступному сообществу или объединению, дают согласие на участие в них и выполняют любые по характеру, но обязательно причинно обусловленные членством в сообществе или объединении действия, отражающие характер деятельности этого сообщества и являющиеся составной частью функционирования сообщества или объединения. Как участие в сообществе следует расценивать, в частности, выбор объектов преступлений, разработка планов совершения преступлений и их осуществление, предоставление орудий и средств совершения преступления или создание иных необходимых условий для совершения преступлений, установление контактов с коррумпированными представителями власти, содействие руководителям сообщества и рядовым членам в избежании уголовной ответственности и т. д.
В силу повышенной общественной опасности анализируемое преступление будет оконченным с момента выполнения любой из альтернативных форм. Вследствие особой законодательной конструкции для организаторов, руководителей сообщества или объединения - с момента организации последнего вне зависимости от того, успело ли сообщество совершить какое- либо преступление или нет, подготовлены ли какие - либо планы и созданы ли условия для совершения тяжких или особо тяжких преступлений. Деятельность, направленная на создание преступного сообщества или объединения, но по независящим от виновного причинам не завершившаяся созданием указанных формирований, образует покушение на организацию преступного сообщества (преступной организации). Для участников преступление будет окончено с момента выполнения любых действий, вытекающих из факта принадлежности к деятельности преступного сообщества (преступной организации).
Поскольку в диспозиции ст. 210 подчеркивается целенаправленный характер действий, постольку субъективная сторона анализируемого преступления характеризуется только умышленной виной в виде прямого умысла. Сознанием создателей или руководителей сообщества должны охватываться все объективные признаки деяния: создание или руководство именно преступным сообществом (преступной организацией) либо объединением организаторов, руководителей или иных представителей организованных групп в целях совершения тяжких или особо тяжких преступлений или разработки планов и условий совершения таких преступлений, Участник сообщества или объединения соответствующих лиц должен сознавать факт своей принадлежности к преступному сообществу (преступной организации), созданной в целях совершения тяжких или особо тяжких преступлений либо к объединению организаторов, руководителей или иных представителей организованных групп, созданных для разработки планов и условий совершения соответствующих преступлений. Субъективное отношение к конкретным совершаемым преступлениям может быть как в форме прямого, так и косвенного умысла. Обязательным условием ответственности является также наличие специальной цели - совершения тяжких и особо тяжких преступлений или разработка планов и ус-
ловий совершения таких преступлений. Мотивы, которыми руководствуются виновные лица могут быть различными и на квалификацию содеянного не влияют, в соответствии с общими началами назначения наказания должны учитываться при назначении наказания. Субъект общий, то есть вменяемое лицо, достигшее 16 -летнего возраста. '—˜˜
Весьма сложным представляется решение вопроса о пределах ответственности создателей сообщества или объединения, их руководителей и участников. В соответствии с ч. 5 ст. 35 УК лицо, создавшее преступное сообщество (преступную организацию либо руководившее им, подлежит уголовной ответственности за их организацию и руководство ими, а также за все совершенные преступным сообществом (преступной организацией) преступления, если они охватывались его умыслом. Другие участники преступного сообщества (преступной организации) несут уголовную ответственность за участие в них, а также за преступления, в подготовке или совершении которых они участвовали. Таким образом , виновным лицам должны вменяться конкретно совершенные ими действия, охватываемые признаками организации преступного сообщества (преступной организации), а также иные преступления, которые совершаются в связи с деятельностью сообщества. Однако в последнем случае необходимо чтобы совершаемые преступления охватывались умыслом организаторов и руководителей сообщества или его структурных подразделений, а участники принимали непосредственное участие в их подготовке вне зависимости от их последующего участия в совершении конкретных преступлений. Если характер подготавливаемых и совершаемых преступлений существенно изменяется и получает иную уголовно - правовую характеристику, содеянное не может вменяться виновным, поскольку оно не охватывалось умыслом соучастников и, следовательно, отсутствует субъективное основание уголовной ответственности за соучастие. ^ - ^
Ответственность по ст. 210 УК наступает за сам факт орга- ^ низации, руководства или участия в деятельности преступного со- ^ общества (преступной организации). Поэтому совершение в составе сообщества каких - либо преступлений требует самостоятельной юридической оценки и, следовательно, это должно находить отражение в квалификации по совокупности ст. 210и соответствующих статей УК, предусматривающих ответственность за совершение данных преступлений.
Организацию преступного сообщества (преступной организации) следует отграничивать от весьма схожих с ним по объективным и субъективным признакам преступлений. От бандитизма i анализируемое преступление отличается , во-первых, отсутствием в сообществе цели совершения нападений на организации или граж-. дан, во-вторых, более узким кругом преступлений, ради совершения которых создается сообщество, и, в-третьих, отсутствием в преступном сообществе оружия. Однако если сообщество либо его структурные подразделения приобретает оружие и начинает совершать нападения на граждан и организации, то организация преступного сообщества (преступной организации) как преступле-
ние перерастает в бандитизм и квалифицироваться такие действия уже должны по ст. 209 УК как предусматривающей более тяжкое преступление. Организационная деятельность в этих случаях выступает в качестве подготовительного этапа к организации банды. И дополнительной квалификации по ст. 210, на наш взгляя, уже не требуется. Однако при этом не исключена возможность квалификации действий отдельных участников сообщества пост, 210.
От организации незаконного вооруженного формирования данное преступление следует отграничивать по целям деятельности и отсутствию вооруженности. Преступное сообщество (преступная организация) в отличие от незаконного вооруженного формирования изначально создается только в преступных целях (совершения j хищений, вымогательств, преступлений в сфере экономической деятельности, незаконного оборота оружия или наркотических ' средств или психотропных веществ, применения насильственных форм подчинения своему влиянию определенных лиц или регионов или сфер деятельности и т. д.). Вооруженность сообщества (организации) не является обязательным признаком этого преступления Хотя практика показывает, что оружие и даже очень хорошего класса является непременным атрибутом деятельности сообщества.
Квалифицированный вид организации преступного сообщества (преступной организации) будет рассмотрен нами в соответствующем параграфе о квалифицированных видах преступлений против общей безопасности.
Таким образом, подытоживая сказанное выше мы полагаем, что признаки организации преступного сообщества (преступной организации) сформулированы в законодательстве неопределенно, с большим количеством оценочных признаков и не содержат достаточно объективных критериев, которые бы позволяли четко отграничивать преступное от непреступного, преступное сообщество (преступную организацию) от организованной группы. Такие нормы представляют слишком большие возможности для судебного произвола, поскольку при решении этих вопросов все будет зависеть от судейского усмотрения. Существование в уголовном законодательстве зарубежных стран (США, Италии и т. д.) аналогичного рода уголовно-правовых норм не является достаточным аргументом в пользу такого же решения и в нашей стране как минимум по двум причинам: а) в этих странах иная правовая система, которая формировалась и развивалась с учетом истории и традиций, тенденций и особенностей развития своего общества; б) в них существует достаточно разработанная в уголовном праве концепция оснований, принципов и пределов ответственности организаторов и участников преступных организаций, которая воспринята и успешно применяется в судебной практике.
*************************************************



ОГЛАВЛЕНИЕ