ОГЛАВЛЕНИЕ

7. Угон судна воздушного или водного транспорта либо железнодорожного подвижного состава
Согласно ст. 211 УК:
1. Угон судна воздушного или водного транспорта либо железнодорожного подвижного состава, а равно захват такого судна или состава в целях угона, -
наказывается лишением свободы на срок от четырех до восьми лет. 2. Те же деяния, совершенные: а) группой лиц по предварительному сговору; б) неоднократно;
в) с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, либо с угрозой применения такого насилия;
г) с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия, -
наказываются лишением свободы на срок от семи до двенадцати лет.
3. Деяния, предусмотренные частями первой или второй настоящей статьи, если они совершены организованной группой либо повлекли по неосторожности смерть человека или иные тяжкие последствия, -
наказываются лишением свободы на срок от восьми до пятнадцати лет.
Общественная опасность угона судна воздушного или водного транспорта либо железнодорожного подвижного состава определяется тем, что он связан с нарушением установленного порядка пользования воздушным и водным пространством, транспортными коммуникациями, содержит в себе потенциально высокую угрозу жизни и здоровью пассажиров, членов экипажей, иным лицам, может привести к авариями, катастрофам. В 1993 году было зарегистрировано 3 случая угона воздушного судна, в 1994 - 5, а всеми судами России осуждено по вступившим в законную силу приговорам в 1991 году - 3, 1992 - 2, 1993 - 12, 1994 - 1, 1995 - 1, 6 месяцев 1996 года - 3 лица,
В отличие от УК 1960 предмет преступления в новом УК сформулирован более широко. В соответствии с диспозицией ст. 211 предметом являются, во-первых, судно воздушного транспорта, во-вторых, судно водного транспорта и, в-третьих, железнодорожный подвижной состав. К воздушному транспорту относятся любые летательные аппарату, поддерживаемые в атмосфере за счет взаимодействия с воздухом, отличного от взаимодействия с воздухом, отраженным от земной поверхности (самолеты, вертолеты, планеры, дирижабли, мотодельтопланы и т, п.). К категории воздушных судов как предмета анализируемого преступления сле-
дует относить и летательные аппараты военно-воздушных сил"^, МВД, ФСБ и других ведомств. Судно водного транспорта - это морские, речные или озерные суда, используемые для перевозки по воде пассажиров, грузов, багажа, для производства промысла, добычи ископаемых, производства научно - исследовательских, технических, спасательных и других видов работ, в том числе судна на воздушной подушке, подводных крыльях, экранопланы. Под железнодорожным подвижным составом следует понимать механический рельсовый транспорт, за исключением трамвая (локомотивы, вагоны, в том числе и составы метрополитена, платформы, цистерны, краны, дрезины и т. п.). Метрополитен относится к железнодорожному, а не городскому транспорту в соответствии с Постановлением Совета Министров СССР от 21 мая 1975 года, когда он был передан в ведение министерства путей сообщения. Ведомственная принадлежность транспорта, а также форма собственности на него для квалификации значения не имеют.
В специальной литературе маломерные морские и речные моторные суда не признавались предметом водно-транспортных преступлений, а относились к транспортным средствам, о которых шла речь в примечании к ст. 211 УК 1960 года (Нарушение правил безопасности движения и эксплуатации транспортных средств лицом, управляющим транспортными средствами.) 'к. В судебной практике нарушение лицом действующих правил управления маломерными судами, повлекшее гибель людей или иные тяжкие последствия квалифицировались по ст. 213 УК 1960 г. (Нарушение действующих на транспорте правил).^ Такое решение было вынужденным, поскольку субъектом водно-транспортного преступления традиционно считались лица, которые должны были состоять на службе в системе транспорта. Маломерные моторные суда могли находиться в личной собственности и, следовательно, управляться лицами, которые не признавались субъектами преступления, предусматриваемого ст. 85 УК (Нарушение правил безопасности движения и эксплуатации транспорта). В целях устранения данного пробела судебная практика и пошла по пути квалификации по ст. 213 УК 1960 г. В настоящее время положение существенным образом изменилось. Во-первых, нормы о транспортных преступлениях вне зависимости от вида транспорта сосредоточены в одной главе 27 УК. Во-вторых, в собственности отдельных лиц в настоящее время могут находиться не только маломерные моторные суда, но и катера, катамараны, яхты любого водоизмещения, а также планеры, мотодельтопланы, вертолеты и самолеты и т. д.. Следовательно, круг лиц, управляющих такого рода судами и не относящихся к специальным субъектам, значительно расширился. В-третьих, в ст. 268 УК (Нарушение правил, обеспечивающих безопасную работу транспорта) прямо указан субъект преступле-
'^ Подробнее об этом см.: Коробеев А.И. Транспортные преступления. Квалификация. Ответственность. Предупреждение. Владивосток. 1992. С. 123.
'" См., например, Коробеев А. И. Указанная работа. С. 51. '* См., например, Бюллетень Верховного Суда РСФСР. 1991. № 1.
ния - любой участник движения, кроме предусмотренных в ст. 263 и 264 УК, где говорится о специальных субъектах. Наконец, в-четвертых, во избежание двойного стандарта необходим единообразный подход к определению транспортных средств. С учетом указанных обстоятельств к суднам водного транспорта следует относить также и маломерные моторные суда, под которыми в соответствии с примечанием к ст. 110 Кодекса об административных правонарушениях следует понимать самоходные суда с главным двигателем мощностью менее 75 л. с. и несамоходные суда валовой вместимостью менее 80 регистровых тонн, принадлежащие гражданам моторные суда (независимо от мощности двигателей), а к судам воздушного транспорта - мотодельтопланы, воздушные шары и т. д. Соответствующие рекомендации для следственно - судебных органов желательно дать в постановлении Пленума Верховного Суда РФ. По предмету преступления данный состав отграничивается от неправомерного завладение автомобилем или иным транспортным средством без цели хищения (ст. 166 УК), где таковым является механическое транспортное средство, не относящееся к железнодорожному, воздушному или водному транспорту.
Объективная сторона преступления выражается в совершении одной из двух альтернативных форм активных действий - угоне соответствующего судна или подвижного состава либо в их захвате с целью угона. Под угоном следует понимать самовольные ненасильственные действия по уводу судна или состава с места их нахождения. Угон предполагает, во-первых, установление контроля со стороны виновных лиц над судном или подвижным составом и, во-вторых, перемещение судна или состава с того места, где они находились в определенный конкретный момент. Обязательной характеристикой угона является его ненасильственный характер. Обоснованной представляется позиция А. И. Чучаева, который считает, что "насильственный способ установления незаконного контроля над судном не охватывается понятием угона, а является обязательным признаком захвата транспортного средства '"^. Захват является не способом угона, а одним из способов подготовки к угону, который характеризуется своими специфическими признаками и прежде всего насильственным способом совершения преступления. Учитывая, что в этом случае резко повышается общественная опасность содеянного, законодатель придает этому способу подготовки наряду с угоном характер самостоятельного элемента объективной стороны. Иное решение вступает в противоречие с законодательной формулировкой. Закрепление в законе действия и способа его совершения как однопорядковых и самостоятельных явлений не только нелогично, но и вступает в противоречие с требованиями законодательной техники.
Таким образом, угоном следует признавать случаи, когда: а) судно находится без экипажа, состав без машиниста, пассажиров,
'"" См.: Чучаев А.И. Ответственность за угон воздушного судна. // Вопросы совершенствования уголовно-правовых норм на современном этапе. Свердловск. 1986. С. 124.
охраны, б) данные транспортные средства угоняются по договоренности с экипажем, обслуживающим персоналом или охраной и в) вышеуказанные лица по каким - либо причинам не могут повлиять на поведение угонщиков и поэтому занимают пассивную позицию. Осознание или неосознание иными лицами характера поведения угонщиков в момент совершения соответствующих действий для квалификации значения не имеет.
Для квалификации не имеет значения находилось ли в момент угона судно или состав в движении или в месте стоянки (на стоянке в аэропорту или водном порту, на рейде или на курсе, в депо, полете, на станции и т. д.). На ответственность не влияет также и то обстоятельство, кто конкретно управляет судном или составом: угонщики, экипаж или какие - либо иные лица.
Захват - это на,сильственное установление контроля над воздушным или водным судном либо железнодорожным подвижным составом с целью угона. Характер насилия, допустимого при захвате, ответственность за совершение которого наступает по ч. 1 ст. 211, в законе напрямую не определяется. Однако, сопоставление с этих позиций составов, предусмотренных ч, 1 и ч. 2 ст. 211 позволяет сделать вывод, что насилие, характерное для основного состава преступления не может выходить за пределы, насилия не опасного для жизни или здоровья либо угрозы применения такого насилия, поскольку в противном случае это будет уже квалифицированный вид угона. Под насилием, не опасным для жизни и здоровья в соответствии с сложившейся судебной практикой следует понимать побои, истязания, повреждения, не повлекшие последствий, указанных в ст. 115 УК или другие действия, связанные с причинением потерпевшему физической боли либо ограничением его свободы."»
Психическое насилие - это угроза причинения любого по характеру насилия (причинения вреда здоровью или смерти потерпевших, совершения мучительных действий, не повлекших причинение вреда здоровью и т. д.) либо уничтожения или повреждения судна или подвижного состава и т. п. По ч. 1 характер психического насилия определяется лишь насилием, не опасным дли жизни или здоровья. Чаще всего она выражается в словесной форме, в том числе и в неопределенном виде - "пострадаешь, плохо будет". Вместе с тем во всех случаях угроза (психическое насилие) должна носить реальный характер, то есть обстоятельства ее высказывания должны свидетельствовать о готовности виновных немедленно применить физическое насилие в случае отказа потерпевших выполнить какие - либо требования угонщиков. Только при этих условиях угроза может выступать в качестве средства, парализующего возможное сопротивление заложника или иных лиц.
Круг лиц, к которым применяется соответствующее насилие достаточно широк и включает в себя членов экипажа, обслуживающий персонал, охрану, пассажиров либо любых иных лиц, ко-
"^ См„ например, п. 4 Постановления Пленума Верховного Суда РСФСР»0 судебной практике по делам о грабеже и разбое»от 22 марта 1966 года с последующими изменениями.
торые по тем или иным причинам оказались на транспортном средстве или вблизи от него. Применение насилия или угрозы со стороны виновных осуществляется в целях подавления как имеющегося, так и возможного сопротивления со стороны иных лиц при установлении незаконного контроля над судном или составом. В случаях, когда насилие не является средством захвата судна или подвижного состава в целях угона (например, при захвате заложников после установления контроля над судном или составом), содеянное образует состав иного преступления - захвата заложника, преступлений против личности и т. п. В судебной практике чаще всего встречается угроза применения насилия (угроза совершения взрыва, причинения физического вреда членам экипажа, пассажирам и т. д.). Формы контроля над соответствующим транспортным средством могут быть различными (управление названными средствами самими угонщиками либо членами экипажа, машинистами или пассажирами под руководством виновных лиц),
Весьма сложным вопросом для судебной практики является определение момента окончания анализируемого преступления. В специальной литературе этот вопрос также не получил однозначного решения.'" Не вдаваясь в споры, в общей форме можно определить, что угон признается оконченным преступлением с момента изменения точки местонахождения судна или состава, а захват - с момента выхода их из законного владения и установления над ними неправомерного контроля со стороны угонщиков. Изменение точки местонахождения судна или состава связано с началом полета воздушного судна^ либо началом движения подвижного состава, водного судна или изменением курса судна. Попытка угона или захвата соответствующих транспортных средств квалифицируется как покушение на преступление.
Субъективная сторона анализируемого преступления характеризуется только прямым умыслом. Для захвата судна или подвижного состава конститутивным признаком является наличие специальной цели - угона. Захват, не сопровождавшийся угоном, а преследующий иные цели не образует преступления, квалифицируемого по ст. 211 УК. В отношении угона цель не определяется, следовательно, он может совершаться с любыми целями: хищения судна или состава либо находящихся в нем груза или багажа, захвата заложников, незаконного пересечения границы и т. п. Однако эти цели находятся за пределами состава преступления и влияния на квалификацию не оказывают. Причинение вреда собственнику судна, подвижного состава, груза или багажа требует самостоятельной оценки по соответствующим статьям УК. Мотивы деятельности могут быть различными и на квалификацию дейст-
'^ Подробнее о дискуссии по этому вопросу см.: Коробеев А.И. Указанная работа. С. 124- 126.
м° Начало полета свяывается с моментом закрытия всех внешних дверей воздушного судна до момента открытия любой из этих дверей для выгрузки. См.: Дьяков С., Рупин Ю. Ответственность за угон воздушного судна. // Социалистическая законность. 1979. № 8. С. 33., Коробеев Д.И. Указанная работа . С. 125.
вий виновных не влияют. Исключением являются лишь случаи, когда виновные лица действуют по антигосударственным мотивам, что влечет за собой квалификацию по соответствующим статьям главы 29 УК.
Субъектом угона судна воздушного или водного транспорта либо железнодорожного подвижного состава может быть любое вменяемое лицо, достигшее 16-летнего возраста. В отличие от состава преступления, предусмотренного ст. 166 (Неправомерное за-владение автомобилем или иным транспортным средством без цели хищения) субъектом этого преступления могут быть и члены экипажа, машинисты, которые имеют доступ к транспортному средству в связи с выполнением своих служебных обязанностей,
В судебной практике угон нередко совершается вооруженной бандой, с целью захвата заложников, незаконного пересечения границы и т.д. Во всех этих случаях необходима квалификация по совокупности преступлений, предусмотренных ст. 211 и соответствующих статей УК, предусматривающих ответственность за данные преступления. При угоне или захвате с целью угона и последующим обращением в пользу виновных или иных лиц судна или подвижного состава содеянное надлежит квалифицировать по совокупности ст. 211 и соответствующих статей главы 21 УК, поскольку в результате действий виновных вред причиняется различным общественным отношениям - собственности и общественной безопасности и это должно найти отражение в квалификации дея-"чя
********************************************



ОГЛАВЛЕНИЕ