ОГЛАВЛЕНИЕ

10. Квалифицированные виды преступлений, нарушающих общие правила безопасности
Система квалифицирующих признаков преступлений против общих правил безопасности по сравнению с УК 1960 годом подверглась существенным изменениям. Во-первых, увеличилось их количество, во -вторых, в целях единообразного понимания и применения в судебной практике проведена их унификация, в-третьих, они указываются в статьях дифференцировано в зависимости от особенностей конкретных преступлений. При этом в заведомо ложном сообщении об акте терроризма, организации незаконного вооруженного формирования или участи в нем и массовых беспорядков квалифицированные виды не предусматриваются. В бандитизме и организации преступного сообщества (преступной организации) законом предусмотрен один квалифицированный вид - совершение этих преступлений с использованием лицом своего служебного положения. В терроризме, захвате заложника, угоне судна воздушного или водного транспорта либо железнодорожного подвижного состава и пиратстве выделяются квалифицированные и особо квалифицированные виды.
Использование лицом своего служебного положения как квалифицированный вид бандитизма в УК появляется впервые. Предусматривая этот признак для бандитизма и организации преступного сообщества (преступной организации), законодатель тем самым стремится усилить ответственность лиц, которые в силу своего служебного положения могут совершать действия, облегчающие создание или руководство сообществом или бандой, а равно их функционирование. Пленум Верховного Суда Российской Федерации в п. 11 Постановления "О практике применения судами законодательства об ответственности за бандитизм" от 17 января 1997 года отметил: "Под совершением бандитизма с использованием своего служебного положения (ч. 3 ст. 209 УК РФ) следует понимать использование лицом своих властных или иных служебных полномочий, форменной одежды и атрибутики, служебных удостоверений или оружия, а равно сведениями, которыми оно располагает в связи со своим служебным положением, при подготовке или совершении бандой нападения, либо при финансировании ее преступной деятельности, вооружении, материальном оснащении,
^ См.: Галенская Л. Н. Указанная работа. С. 88.
147
подборе новых членов банды и т. п." Как видно, Верховный Суд конкретизирует признак "использование служебного положения" путем выделения "властных или иных служебных полномочий". По нашему мнению это означает, во-первых, что понятие "служебных полномочий" не сводится только лишь к действиям должностных лиц, но и должно охватывать действия и недолжностных лиц, во-вторых, что служебное положение может использоваться лицом не только в органах государственной власти, государственной службе и службе в органах местного самоуправления, но и в коммерческих и в иных организациях.
Применительно к органам государственной власти, государственной службы и службы в органах местного самоуправления понятие должностного лица дается в ч. 1-3 примечания кет. 285. В ч. 4 этого примечания оговариваются случаи привлечения к ответственности государственных служащих и служащих органов местного самоуправления, не относящихся к числу должностных лиц, Понятие лица, выполняющего управленческие функции в коммерческой или иной организации дается в ч, 1 примечания к ст. 201. По нашему мнению к числу лиц, о которых говорится в ч. Зет. 209 и 210 следует относить и рядовых служащих коммерческих или иных организаций. Мы также полагаем, что под использованием служебного положения следует понимать не только выполнение тех прав и обязанностей, которые предоставляются соответствующим лицам по закону, но и использование возможностей, вытекающих из их служебного положения (связи, авторитет, возможность контактов с нужными людьми и т. д.).
Таким образом, упомянутые лица могут состоять на службе в государственных органах (работники органов власти и управления, правоохранительных и контролирующих органов и т. п.), органах местного самоуправления, государственных и муниципальных учреждениях, а так же в Вооруженных силах Российской Федерации, других войсках и воинских формированиях Российской Федерации и различных негосударственных структурах (коммерческих и некоммерческих организациях, финансовых учреждениях, банках, общественных организациях и объединениях, различных фондах и т. п.). Это могут быть должностные лица и простые служащие, как являющиеся членами объединений так и выполняющие функции пособников, в том числе и в случаях, когда они себя формально таковыми не признают. С точки зрения закона важен не столько их статус, сколько их возможности в содействии преступной деятельности банды или преступного сообщества (преступной организации). Для признания наличия данного квалифицирующего признака не имеет значения также то обстоятельство, регулярно ли это лицо оказывает содействие или эпизодически. Однако обязательным условием ответственности является сознание виновным того факта, что оно, используя предоставленные ему по закону права и возможности, оказывает помощь в совершении преступлений, предусмотренных ст. ст. 209 и 210 УК.
Характер конкретного содействия может быть различным и зависит от содержания деятельности сообщества или банды и тех задач, которые они ставят перед собой. С точки зрения законности
выгодные для объединения действия могут быть как законными, так и незаконными, то есть совершаемые с превышением соответствующих полномочий. В качестве некоторых общих форм содействия можно выделить финансирование деятельности банды или сообщества, предоставление информации об объектах и лицах, интересующих преступников, мерах, предпринимаемых правоохранительными органами по пресечению преступной деятельности соответствующих объединений, в том числе и оперативной информации, осуществление связи между соучастниками, снабжение оружием, боеприпасами, форменной одеждой, транспортными средствами и иными необходимыми средствами, совершение действий по подстраховке и прикрытию как деятельности преступных объединений в целом, так и при совершении ими отдельных преступлений и так далее.
Два квалифицирующих признака - совершение деяний группой лиц по предварительному сговору и неоднократно являются общими для терроризма, захвата заложника и угона судна воздушного или водного транспорта либо железнодорожного подвижного состава (п. "а" и "б" ч. 2 соответствующих статей) и впервые предусматриваются УК, а неоднократность является квалифицирующим признаком и пиратства.
Совершение преступления группой лиц по предварительному сговору является более опасным видом преступления, поскольку оно выполняется в соучастии. Справедливо отмечает Ф. Г. Бурчак: "При насильственных преступлениях сам факт объединения усилий нескольких лиц для достижения одного преступного результата существенно повышает как опасность самого нападения, так и вероятность осуществления поставленных соучастниками перед собой целей". ^" В соответствии с ч. 2 ст. 35 преступление признается совершенным группой лиц по предварительному сговору, если в нем участвовали лица, заранее договорившиеся о совместном совершении преступления. Основной характерной чертой этой формы соучастия является наличие предварительного сговора на совершение преступления. В теории и судебной практике сложилось устойчивое мнение, что предварительный сговор должен быть достигнут до момента начала совершения преступления.^ Началом совершения преступления в соответствии с учением о стадиях развития преступной деятельности следует считать покушение на преступление. Следовательно, соглашение между соучастниками должно состояться до начала выполнения действий, образующих объективную сторону конкретного преступления.
Относительно субъектного состава данной формы соучастия в специальной литературе и практике были высказаны различные суждения. Так, при обобщении судебной практики по делам о грабеже и разбое Верховный Суд РСФСР указал: " Действия
^" См: Бурчак Ф. Г. Указанная работа. С. 126.
^ См., например, Гришаев П. И., Кригер Г. А. Указанная работа. С. 68; п.12 Постановлени Пленума Верховного Суда СССР " О судебной практике по делам о хищениях государственного и общественного имущества " от 11 июля 1972 года с последующими изменениями.
участника разбойного нападения или грабежа, совершенные по предварительному сговору группой лиц, подлежат квалификации соответственно по ч. 2 ст. 90, п, "а" ч. 2 ст. 91, ч. 2 ст. 145, п. "а" ч. 2 ст. 146 УК РСФСР, независимо от того, что остальные соучастники преступления в силу ст. 10 УК РСФСР или по другим предусмотренным законом основаниям не были привлечены к уголовной ответственности".^ Таким образом, ответственность за совершение деяния группой лиц по предварительному сговору могла наступать и в случаях, когда лишь один из соучастников отвечал требованиям субъекта преступления. Теоретическое обоснование такого подхода судебной практики было предпринято Р, Р. Галиакбаровым. ^ Однако большинство авторов справедливо подвергали критике указанную позицию. Например, еще в 1971 году Г. А. Кригер писал: "Если лицо, участвовавшее в хищении, не привлекается к уголовной ответственности в связи со смертью или освобождением от уголовной ответственности, например, по основаниям, указанным в ст. 52 У К РСФСР , хищение безусловно, может быть признано групповым. Иначе должен решаться вопрос, когда, например, один из двух участников группы оказывается невменяемым или малолетним, т. е. лицом, не достигшим требуемого уголовным законом возраста. Так как "группа" представляет собой одну из форм соучастия, а соучастие предполагает, что каждый из соучастников является лицом, способным нести уголовную ответственность, то ни невменяемые, ни малолетние не могут образовать группу в смысле квалифицирующего хищение признака. "^"" По нашему мнению, добавить к вышесказанному нечего кроме как того, что и новый УК (ст. 19) не дает никаких оснований для иного вывода.
Сложньм и не получившим разрешения в теории и судебной практике вопросом является также определение вида соучастия (только соисполнительство или возможность соучастия с распределением ролей) при совершении преступления по предварительному сговору группой лиц. Применительно к преступлениям против собственности одни авторы^ считают, что должно быть только соис-
^ См: п. 19 Постановления Пленума " О судебной практике по делам о грабеже и разбое " от 22 марта 1966 года с последующими изменениями; См. также п. 9 Постановления " О судебной практике по делам об изнасиловании " от 22 апреля 1992 года.
^ См.: Галиакбаров Р. Юридическая природа группы лиц в уголовном праве. // Советская юстиция.1970. № 20. С. 21 - 22. Объективности ради следует отметить, что позже он писал: " нет соучастия там, где один из двух участвующих в преступлении лиц невменяем или не достиг возраста уголовной ответственности ." (См.: Галиакбаров Р. Р. Квалификация групповых преступлений, М. 1980. С. 35.).
^" См., например, Кригер Г. А. Квалификация хищений социалистического имущества. М. 1971. С. 243 - 244.
^ См., например, Кригер Г. А. Указанная работа. С. 234; Владимиров В. А,, Ляпунов Ю, И. Ответственность за корыстные посягательства на социалистическую собственность. М. 1986. С. 174- 175; Борзенков Г. Квалификация соучастия в краже с проникновением в помещение, иное хранилище или жилище. // Советская юстиция. 1986, №6. С. 14- 15.
полнительстао, в противном случае должна быть ссылка на ст. 17 УК, другие полагают, что такого рода понимание группы относительно хищения не следует из закона^. Судебная практика по этому вопросу также не отличается единообразием. В одних случаях рекомендовалось признавать группу лиц по предварительному сговору только тогда, когда соучастники являлись соисполнителями преступления ^°, в других- и при наличии распределения ролей ^'. Когда аналогичный признак Законом РФ от 29 апреля 1993 года был включен в ст. 102 УК как квалифицирующий признак убийства, вопрос о виде соучастия при предварительном сговоре внобь встал в полный рост. Судебная практика применительно к этому преступлению идет по пути непризнания предварительного сговора в случаях, когда нет совместного непосредственного участия лиц в совершении убийства.™ Мы считаем, что совершение преступлений (в том числе и анализируемых) по предварительному сговору группой лиц может рассматриваться как квалифицированный вид только в тех случаях, когда соучастники действуют как соисполнители. При этом в пределах объективной стороны преступления вполне возможно "техническое" распределение ролей. Если же распределение ролей осуществляется по принципу выделения организатора, пособника, подстрекателя и исполнителя без участия трех первых лиц в непосредственном совершении преступления, то расценивать такое соучастие как группа лиц по предварительному сговору нет оснований. Содеянное в таких случаях требует дополнительного указания на ст. 33 УК РФ.
Совершение преступления неоднократно. Данный квалифицирующий признак в новом УК заменил такую разновидность множественности преступлений как повторность совершения деяния. Согласно ч. 1 ст. 16 УК под неоднократностью понимается совершение двух или более преступлений, предусмотренных одной статьей или частью статьи УК. Таким образом, неоднократность преступлений предполагает повторение одного и того же преступления (простого или квалифицированного). Вместе с тем закон предусматривает и специальную неоднократность, когда деяния могут быть предусмотрены различными статьями кодекса. Однако об этом должно быть прямо сказано в статьях Особенной части УК как это сделано, например, в примечании к ст. 158 УК. Поскольку ст. ст. 205, 206, 211 и 227 не содержат соответствующей оговорки, постольку в них идет речь о простой неоднократности. Неоднократность совершения преступления не обязательно должна быть сопряжена с судимостью за предыдущее преступление. Вместе с тем
^ См., например, Иванов Н. Г. Понятие и формы соучастия в советском уголовном праве. Издательство Саратовского Университета, 1991.С. 120-121.
^ См., например, Бюллетень Верховного Суда РСФСР. 1984. № 7. "' См., например, Бюллетень Верховного Суда РСФСР. 1990. № 5, 1994. № 1.
2" Такой подход был продемонстрирован, например, Президиумом Верховного Суда РФ по делам Фроловой В. Т. и Бестужева А. А. (№ 36п9бпр за 1996 год), Комлева Г. В. (№100п96 за 1996 год).
осуждение лица за ранее совершенное преступление не является препятствием для признания второго преступления совершенным неоднократно и, соответственно, для квалификации по ч. 2 соответствующих статей,
Обязательным признаком неоднократности является юридическое наличие первого преступления, т. е. лицо либо не должно быть освобождено в установленном законом порядке от уголовной ответственности, либо судимость за ранее совершенное преступление не должна быть погашена или снята. Освобождение от уголовной ответственности за первое преступление как основание, исключающее признание повторно совершенного деяния неоднократным, включает в себя и случаи освобождения за терроризм или захват заложника в соответствии с примечаниями к ст. 205 и 206 УК. В случае освобождения от ответственности за эти деяния, но привлечение за какие - либо иные преступления, сопутствовавшие терроризму или захвату заложника, например, за незаконное приобретение оружия, вторичное совершение терроризма или захвата заложника не может рассматриваться как неоднократное.
Применение оружия или предметов, используемых в качестве оружия (п. "г" ч. 2 ст. 206 и 211, ч. 2 ст. 227 УК). Весьма близким к указанному признаку, но более узким по содержанию является обстоятельство, предусмотренное в п. "в" ч. 2 ст. 205 УК. Содержание этого обстоятельства ограничивается применением лишь огнестрельного оружия. На наш взгляд, решение законодателя выделить в качестве квалифицирующего признака терроризма, т. е как определенного обстоятельства представляющего большую общественную опасность применение огнестрельного оружия представляется недостаточно криминологически обоснованным. В самом деле, чем уровень опасности применения такого оружия отличается от опасности взрыва, поджога или иньк действий, создающих опасность наступления общественно опасных последствий? На наш взгляд - ничем. И взрыв и стрельба в равной степени характеризуются как общеопасный способ преступления. Более того, совершение взрыва может быть в отдельных случаях даже более опасным нежели стрельба из винтовки или автомата поскольку стрелять можно прицельно, а взрыв - это неконтролируемое действие и поэтому при его совершении возможность причинения вреда большему количеству людей гораздо более вероятна чем при стрельбе из огнестрельного оружия.
В соответствии со ст. 1 Федерального закона РФ «Об оружии» от 13 декабря 1996 года под оружием понимаются устройства и предметы, конструктивно предназначенные для поражения живой или иной цели, подачи сигналов. При этом под иной целью следует понимать спортивные цели.
Оружие может быть огнестрельным (оружие, предназначенное для механического поражения цели на расстоянии снарядом, получающим направленное движение за счет энергии порохового или иного заряда - винтовки, карабины, пистолеты, автоматы, охотничьи ружья и т. д.), холодным (оружие, предназначенное для поражения цели при помощи мускульной силы человека при непосредственном контакте с объектом поражения - кинжалы, штыки,
кастеты, нунчаки, кистени и т. д.), метательным (оружие, предназначенное для поражения цели на расстоянии снарядом, получающим направленное движение при помощи мускульной силы человека либо механического устройства - метательные ножи, арбалеты и т. п.), газовым (оружие, предназначенное для временного поражения живой цели путем применения слезоточивых или раздражающих веществ, разрешенных к применению Министерством здравоохранения Российской Федерации - газовые пистолеты и револьверы.). Относительно механических распылителей, аэрозольных и других устройств, снаряженных слезоточивыми или раздражающими веществами, разрешенными к применению Министерством здравоохранения Российской Федерации и электрошоковых устройств и искровых разрядников отечественного производства, имеющих выходные параметры, соответствующих требованиям государственных стандартов Российской Федерации и нормам Министерства здравоохранения Российской Федерации, а также пневматического оружия с дульной энергией не более 7, 5 Дж и калибра до 4, 5 мм включительно, то поскольку для их приобретения не требуется соответствующей лицензии и они не подлежат регистрации, они, по нашему мнению, не могут рассматриваться в качестве оружия в смысле анализируемого квалифицирующего признака. Оружие может быть как заводского изготовления, так и самодельным. Не являются огнестрельным оружием газовые, сигнальные, стартовые, строительно-монтажные пистолеты и револьверы.^ Однако если они приспосабливаются для поражения живой цели, они приобретают статус оружия.
В ч. 2 ст. 206 и 211 УК не упоминаются взрывчатые вещества и взрывные устройства, что следует считать пробелом закона. Вместе с тем, по своим поражающим свойствам и эффективности взрывчатые вещества и взрывные устройства не уступают, а иногда и превосходят отдельные виды оружия. Отсутствие соответствующих законодательных признаков вынуждает давать расширительное толкование этому признаку, включая в него не только собственно оружие, но и взрывчатые вещества и взрывные устройства. Под взрывчатыми веществами следует понимать химические соединения или механические смеси веществ, способные к быстрому самораспространяющемуся химическому превращению - взрыву. К ним относятся тротил, аммониты, пластиты, эластиты, дымный и бездымный порох и т. п. Взрывное устройство представляет собой комбинацию взрывчатого вещества и специального приспособления, предназначенного для производства взрыва. Оно имеет целью подрыв различных объектов и может быть различной мощности.-""
"^ См: ст. 1 Федерального закона РФ " Об оружии " от 13 декабря 1996 года; п. 5. Постановления Пленума Верховного Суда РФ " О судебной практике по делам о хищении и незаконном обороте оружия, боеприпасов и взрывчатых веществ " от 25 июня 1996 года.
"•* См.: ст. 1 федерального закона РФ " Об оружии " от 13 ноября 1996 года, п. 3 Постановления Пленума Верховного Суда РФ " О судебной практике по делам о хищении и незаконном обороте оружия, боеприпасов и взрывчатых веществ " от 25 июня 1996 года.
Под предметами, используемыми в качестве оружия следует понимать предметы хозяйственнно-бытового назначения (кухонные ножи, топоры, бритвы и т. д.), а также любые иные предметы, применяемые для причинения физического вреда человеку (дубинка, палка, камень, и т. д.), вне зависимости от того были ли они приготовлены и приспособлены заранее или подобраны на месте совершения преступления. Применение оружия или иных предметов, используемых в качестве оружия, в уголовном праве означает, во-первых, фактическое использование их поражающих свойств для причинения физического вреда потерпевшим, разрушения различных объектов и, во-вторых, употребление в качестве средства психологического давления, устрашения потерпевших, когда создается реальная возможность наступления таких последствий.
С применением насилия, опасного для жизни или здоровья (п. "в" ч. 2 ст. 206), с применением насилия опасного для жизни или здоровья либо с угрозой применения такого насилия (п. "в" ч. 2 ст. 211 УК). Понятие насилия, опасного для жизни или здоровья предусматривается в ряде статей УК. Применительно к составу разбоя под таким насилием понимается насилие, которое повлекло последствия, предусмотренные ст. ст. Ill, 112, 115 УК либо не причинило вреда здоровью потерпевшего, однако в момент применения создавало реальную опасность для жизни или здоровья потерпевшего.^
Вместе с тем определение содержания этого признака невозможно без учета такого особо квалифицированного признака захвата заложника и угона судна воздушного или водного транспорта либо железнодорожного подвижного состава как наступления тяжких последствий. Подробнее о содержании этого признака будет сказано ниже, сейчас же мы отметия, что тяжкими последствиями охватывается также и причинение тяжкого и средней тяжести вреда здоровью. Поскольку в данном случае имеется конкуренция между квалифицированным и особо квалифицированным признаком, постольку предпочтение следует отдавать тому признаку, который с точки зрения законодателя является более опасным, т. е. тяжким последствиям. Поэтому реально верхняя граница анализируемого признака для захвата заложника и угона судна воздушного или водного транспорта либо железнодорожного подвижного состава ограничивается причинением легкого вреда здоровью.
Угроза применения насилия, опасного для жизни или здоровья представляет собой психическое воздействие на заложника или иных лиц, препятствующих захвату или удержанию заложника либо угону или захвату соответствующего транспортного средства, свидетельствующее о реальной возможности применения физического насилия в случае невыполнения требований виновных лиц. Формы выражения угрозы могут быть различными, однако демон-
^ См.: п. 7 и 8 Постановления Пленума Верховного Суда РСФСР О судебной практике по делам о грабеже и разбое " от 22 марта 1966 года с "оследующими изменениями.
страция оружия или предметов его заменяющих однозначно следует расценивать как угрозу насилием, опасным для жизни или здоровья. В случаях когда угроза насилием носит неопределенный характер, судебно-следственные органы должны оценивать ее с учетом всех конкретных обстоятельств дела.
В отношении заведомо несовершеннолетнего (п. "д" ч. 2 ст. 206 УК). Отнесение данного обстоятельства к числу квалифицирующих обусловлено тем, что в качестве заложника оказываются лица, которые физически и психологически значительно слабее взрослого человека. Сложная и напряженная ситуация, возникающая в процессе захвата заложника способна нанести серьезный психологический вред молодому и неокрепшему организму, чревата неблагоприятными последствиями в течение длительного периода времени и после совершения преступления. Указание в законе на признак заведомости означает, что виновное лицо до начала совершения преступления должно сознавать, что потерпевший является несовершеннолетним лицом и несмотря на это обстоятельство совершает это преступление.
В отношении женщины, заведомо для виновного находящейся в состоянии беременности (п. "е" ч. 2 ст. 206 УК). Данное обстоятельство отнесено к квалифицирующим признакам по причине возможности причинения вреда не только самой женщине, но и еще не родившемусяяребенку. Фактически потерпевшими в таких случаях являются два человека, причем для одного из них (женщины) это дополнительная психологическая и физическая нагрузка к и без того сложному состоянию организма. Как и в отношении несовершеннолетнего, виновное лицо должно сознавать факт совершения действий в отношении именно беременной женщины.
В отношении двух или более лиц (п. "ж" ч. 2 ст. 206 УК). Повышенная опасность этого признака выражается в том, что потерпевшими от преступления одновременно оказываются два или более лица. При этом в содержание умысла виновного входит сознание множественности потерпевших от одного преступления. Если умысел на захват каждого потерпевшего является самостоятельным, то содеянное не может квалифицироваться по этому признаку, а образует неоднократность захвата заложника.
Из корыстных побуждений или по найму (п. "з" ч. 2 ст. 206 УК). Корыстные побуждения являются одной из разновидностью низменных побуждений человека, характеризующейся игнорированием ценности жизни или здоровья человека ради удовлетворения материальных запросов. Корыстные побуждения связаны с желанием лица получить материальную выгоду для себя или других лиц (деньги, ценности, иное имущество либо право на них и т. д.) либо наоборот с стремлением избавиться от определенных материальных затрат (возвращения должного, выполнения имущественных обязательств и т. д.). Разновидностью совершения преступления из корыстных побуждений является наем лица за материальное вознаграждение. Однако учитывая значительную распространенность в судебной практике случаев найма для совершения преступления, законодатель выделяет его в качестве самостоятельного
квалифицирующего признака. Особенностью этого обстоятельства является то, что материальный интерес виновного удовлетворяется не за счет потерпевшего, а в результате получения вознаграждения от третьих лиц - организаторов захвата заложника. Когда было получено это вознаграждение - до или после совершения преступления, - значения для квалификации не имеет. Важно, чтобы лицо руководствовалось этими побуждениями. Не имеет значения также и то обстоятельство по чьей именно инициативе - третьих лиц или самого виновного совершается захват заложника.
Особо квалифицированные виды для терроризма, захвата заложника, угона судна воздушного или водного транспорта либо железнодорожного подвижного состава и пиратства сформулированы одинаково. К ним относятся: совершение деяния организованной группой, причинение по неосторожности смерти человека или иных тяжких последствий.
Совершение преступления организованной группой (ч. 3 ст. 205, 206, 211 и 227 УК). В соответствии с ч. Зет. 35 УК организованной группой признается устойчивая группа лиц, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких преступлений. Понятие устойчивости и ее показателей были рассмотрены нами при анализе понятия банды. Поэтому не повторяясь в подробностях отметим, 'что на наш взгляд устойчивость - это такое состояние группы, которое характеризуется наличием прочных постоянных связей между соучастниками и специфическими индивидуальными формами и методами деятельности. Она находит свое выражение в таких характерных признаках как высокая степень организованности, стабильности состава группы и ее организационной структуры, наличии своеобразных, индивидуальных по характеру форм и методов деятельности и их постоянстве, в сплоченности соучастников. Организованная группа может создаваться как для совершения одного так и нескольких преступлений. В отличие от группы лиц по предварительному сговору при совершении преступления организованной группой не имеет значения какие конкретные функции выполняет тот или иной член группы (исполнитель, пособник и т. п.). И соисполнительство и распределение ролей квалифицируются только по ч. 3 соответствующих статей Особенной части без ссылки на ст. 33 УК.
Причинение по неосторожности смерти человека им иных тяжких последствий (ч. 3 ст. 205, 206, 211 и 227 УК). Особенностью нового УК является то обстоятельство, что причинение такого тяжкого последствия как смерть человека может совершаться лишь по неосторожности. Специальное указание на неосторожный характер вины вытекает из требований ч. 2 ст. 24 УК в соответствии с которой деяние, совершенное по неосторожности, признается преступлением только в том случае, когда это специально предусмотрено соответствующей статьей Особенной части УК. Однако это не означает, что в такого рода случаях невозможно причинение вреда умышленно. При терроризме, захвате заложника, угоне соответствующих транспортных средств и пиратстве нередко в качестве последствий встречается умышленное причинение смерти одному или нескольким лицам. Однако в таких случаях содеянное
требует дополнительной квалификации по ст. 105 УК. Необходимость такой квалификации вытекает из представления законодателя о равноценности личности и общества как объектов уголовно -правовой охраны и, следовательно, их самостоятельном характере. К тому же названные преступления не направлены непосредственно на жизнь человека и причинение смерти совершается постольку, поскольку виновные стремятся реализовать свои иные намерения.). Справедливо отмечал в свое время Н. И. Загородников: «Умышленное убийство настолько специфическое, тяжкое и юридически определенное деяние, что при квалификации оно обязательно должно быть отражено применительно к правилам о совокупности преступлений».2М Законодатель учитывает особую общественную опасность умышленного убийства и предусматривает обязательными в новом УК все случаи умышленного причинения смерти, если деяние не направлено непосредственно на жизнь человека или не является обязательным признаком объективной стороны (способом), необходимость квалифицировать по совокупности со ст. 105 как посягательства на жизнь человека. Причинение смерти может быть как в отношении одного, так и нескольких лиц.
Понятие «иные тяжкие последствия» как особо квалифицированный вид соответствующих преступлений в действующему законодательству не раскрывается и как оценочное понятие должно толковаться правоприменителем в каждом конкретном случае индивидуально с учетом всех обстоятельств дела. Однако, как представляется, основное содержание этих последствий должно быть одинаковым для всех составов преступлений, которые предусматривают указанный признак. Между тем в специальной литературе содержание данного признака определяется по разному. Например, М. Лысов относит к тяжким последствиям "различные виды телесных повреждений, включая и легкие, повлекшие кратковременное расстройство здоровья или незначительную стойкую утрату трудоспособности".257 По мнению В. Мальцева при терроризме в понятие тяжких последствий следует включать причинение смерти, тяжкого вреда здоровью, причинение крупного имущественного ущерба, существенное повреждение или уничтожение лесных массивов ^ Названные авторы анализировали соответствующие статьи УК 1960 года.
По мнению А. Е. Беляева под тяжкими последствиями терроризма по У К 1996 года следует понимать гибель нескольких или многих людей, приччнение тяжкого вреда их здоровью, массовое отравление, вывод из строя объектов жизнеобеспечения населения, экологическую катастрофу, крупный материальный ущерб, уничтожение памятников истории и культуры и т. л.™ С. И. Никулин
^ См.: Загородников Н. И. О квалификации преступлений против жизни. // Советское государство и право. 1976. №2. С. 132.
"" См.: Лысов М. Указанная работа. С. 41. ^ См.: Мальцев В. Указаннаяяработа. С. 14.
^" См.: Комментарий к Уголовному Кодексу Российской Федерации. Ответственный редактор: Первый заместитель Председателя Верховного Суда Российской Федерации В. И. Радченко. М. 1996. С. 355.
под тяжкими последствиями захвата заложников понимает самоубийство потерпевшего, психическое расстройство или тяякое заболевание, срыв важного государственного мероприятия или особо значимой коммерческой сделки.^ А. А. Тер-Акопов включают в тяжкие последствия угона судна воздушного или водного транспорта либо железнодорожного подвижного состава причинение тяжкого или средней тяжести расстройства здоровью нескольким лицам, приччнение крупного материального ущерба, дезорганизацию работы транспорта на длительный срок и т, п., а в тяжкие последствия пиратства - крупного материального ущерба (например, уничтожение судна), перерыв судоходства, осложнение отношений между государствами и т. д.^'
При характеристике содержания понятия тяжких последствий применительно к иным преступлениям судебная практика определяет нижнюю границу физического вреда личности в виде менее тяжкого телесного повреждения.^ Верхняя граница тяжких последствий выражается в причинении смерти. 2" Однако как выше уже отмечалось умышленное причинение смерти требует дополнительной квалификации по совокупностью ест. 105 У К.
Таким образом, физический вред как разновидность тяжких последствий включает в себя причинение одному или нескольким лицам средней тяжести или тяжкого вреда здоровью. Имущественные, организационные и т. п. тяжкие последствия - это причинение крупного материального ущерба, вывод из строя жизнеобеспечи-вающих объектов, длительные остановки работы транспорта, серьезное нарушение деятельности предприятий и организаций, обострение межнациональных или межгосударственных отношений и т. п. Субъективное отношение виновного к указанным тяжким последствиям независимо от их характера, за исключением причинения смерти, может быть как умышленным, так и неосторожным. Дополнительной квалификации в случаях умышленного причинения названных последствий по соответствующим статьям УК не требуется. Законодатель предусмотрел это обстоятельство, установив весьма высокий минимальный порог санкций (от восьми (ст. 206 и 211) и десяти лет лишения свободы (ст. 205 и 227).
м« См.: Там же. С. 357, 199. ^i См.: Там же. С. 367, 397.
2" См., например, п. 15 Постановления Пленума Верховного Суда СССР от 5 декабря 1986 г. «О практике применения судами уголовного законодательства, направленного на охрану безопасных условий охраны труда и безопасности горных, строительных и иных работ "; п. 8 Постановления Пленума Верховного Суда СССР от 2 марта 1989 г.»0 практике применения судами законодательства по делам, связакным с пожарами»; См. также Землюков С. В. Уголовно-правовые проблемы преступного вреда. Новосибирск. 1991. С.200.
^ См., например, п, II и 12 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 4 мая 1990 г. «О судебной практике по делам о вымогательстве»с изменениями и дополнениями в редакции Постановления от 21 декабря 1993 г; См..также. Землюков С. В. Указ. сочч С. 200.











ОГЛАВЛЕНИЕ