стр. 1
(из 2 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>

Глава 3 Процессуальная характеристика мер пресечения
В качестве элементов процессуальной характеристики каждой меры пресечения являются: понятие, сущность, значение, цели данной меры пресечения, соотношение с другими мерами пресечения; общие, особенные и в необходимых случаях единичные основания и порядок ее избрания; пределы правомерного применения и использования; временные пределы юридической силы; особенности процессуального документирования; права и обязанности субъектов правоотношений, содержание правоотношений при применении законодательства о мерах пресечения; исполнение решения о мере пресечения, преследующее реализацию исключительно уголовно-процессуальных целей; обязанности ор-
-78'
ганов дознания и соответствующих правоохранительных органов содействовать реализации процессуальных решений о мере пресечения.
С учетом различных степеней эффективности мер пресечения, предусмотренных действующим законодательством, следует полагать, что все они обладают достаточным потенциалом для решения стоящих перед ними целей. Поэтому правомерным надо считать вывод о их сохранении в новом УПК Российской Федерации, но с условием определенной модернизации законодательства о их применении.
Подписка о невыезде
Подписка о невыезде является одной из наиболее распространенных мер пресечения в практике расследования и судебного разбирательства уголовных дел. Она состоит в отобрании от обвиняемого обязательства не отлучаться с места жительства или временного нахождения без разрешения лица, производящего дознание, следователя, прокурора, суда (ст. 93 УПК РСФСР). Применение данной меры пресечения преследует цель обеспечить своевременную явку обвиняемого к органам расследования, в прокуратуру и суд. Мера пресечения может применяться к обвиняемому, который располагает как постоянным, так и переменным местом жительства. В то же время бессмысленно применять подписку о невыезде к бродягам, лицам без определенного места жительства. В последнем случае следует решить вопрос об избрании иной меры пресечения.
В ряде случаев орган расследования (суд) при отобрании подписки о невыезде обязывает обвиняемого не отлучаться с места жительства, указываемого органом расследования (судом). Такая практика на законе не основана. Избрание меры пресечения не означает запрета для него отлучаться в пределах города, другого населенного пункта из своей квартиры, из дома, где он фактически проживает или временно находится, чтобы заниматься своими обычными делами: посещать место работы (учебы) и т. п.
79
Как мера пресечения подписка о невыезде носит характер психического принуждения, так как ее нарушение может повлечь применение к обвиняемому более строгой меры пресечения (ст. 93 УПК РСФСР). Подписка о невыезде не обладает той силой пресечения и предупреждения, как заключение под стражу, залог или личное поручительство, ее превентивные возможности значительным образом уступают указанным мерам принуждения, и тем не менее подписка о невыезде способна определенным образом решать все цели, установленные ст. 89 УПК РСФСР, при этом, разумеется, она применяется не за каждое преступление, не к каждому обвиняемому, не по каждому уголовному делу.
Подписка о невыезде применяется в случаях, когда необходимо обеспечить присутствие обвиняемого в месте производства по уголовному делу при наличии оснований полагать, что он намерен отлучаться с места жительства или временного нахождения. Применением данной меры пресечения ограничивается свобода передвижения обвиняемого путем установления запрета отлучаться без разрешения следователя, лица, производящего дознание, прокурора, суда.
При отобрании подписки обязательства обвиняемого состоят в том, чтобы не отлучаться с места жительства или временного нахождения без разрешения органов уголовного судопроизводства. Обязательства органов уголовного судопроизводства состоят в том, чтобы без ущерба для дела давать разрешения обвиняемому на отлучку при наличии к тому объективных оснований, принимать решение об избрании более строгой меры пресечения при виновном нарушении обвиняемым принятых на себя обязательств.
О применении данной меры пресечения выносится постановление (определение), которое должно быть мотивированным, и у обвиняемого отбирается письменное обязательство не отлучаться без разрешения, что удостоверяется его подписью; одновременно обвиняемому объявляются и разъясняются его обязанности и последствия нарушенияяподписки о невыезде.
-80-
В той стадии уголовного процесса, в которой она была избрана, подписка о невыезде действует на всем протяжении производства по уголовному делу, пока не будет отменена или изменена.
Российское уголовно-процессуальное законодательство не допускает совмещения двух и более мер пресечения. Однако для повышения эффективности подписки о невыезде следует считать возможным дополнение УПК нормой о соединении подписки о невыезде с другими мерами принуждения; возложением на обвиняемого обязанности регулярно регистрироваться в милиции (по телефону, с помощью средств электронного контроля, при личной явке); установлением административного надзора за обвиняемым, а также административной и уголовной ответственностью за нарушение им подписки о невыезде.
Личное поручительство
Мировой уголовно-процессуальной практике известны разнообразные формы поручительства: имущественное, личное, общественных организаций, трудовых коллективов, государственных органов, должностных лиц, профсоюзных организаций и др. По действующему в Российской Федерации законодательству личное поручительство состоит в принятии на себя заслуживающими доверия лицами письменного обязательства в том, что они ручаются за надлежащее поведение и явку обвиняемого по вызовам лица, производящего дознание, следователя, прокурора, суда (ст. 94 УПК РСФСР). Личное поручительство основывается на доверии органов уголовного судопроизводства к поручителям и обвиняемому, но оно не должно быть беспочвенным. Путем проведения необходимых следственных действий, истребования характеристик, справок, других документов в материалах уголовного дела необходимо собрать информацию, свидетельствующую о том, что поручители — заслуживающие доверия лица, реально способные удержать обвиняемого от ненадлежащего поведения и стремлений не являться по вызову органов расследования, прокурора, суда. В уголовном деле должны быть также собраны дока-
зательства готовности обвиняемого не нарушать примененной к нему меры пресечения. Число поручителей не может быть менее двух, оно может быть и более двух, что создает большую гаранти-рованность надлежащего поведения обвиняемого, его большую ответственность перед поручителями и уголовным процессом.
Личное поручительство обеспечивается не только гарантиями поручителей, но и тем, что в случае совершения обвиняемым действий, для предупреждения которых была применена мера пресечения в виде личного поручительства, на поручителей может быть наложено судом денежное взыскание в размере до одного минимального размера оплаты труда или применены меры общественного воздействия. При нарушении меры пресечения к обвиняемому может быть применена более строгая мера пресечения.
О применении личного поручительства выносится мотивированное постановление (определение) и отбирается от поручителей письменное обязательство в том, что они ручаются за надлежащее поведение и явку обвиняемого по вызовам. При отобрании подписки каждый поручитель ставится в известность о сущности дела и об ответственности за нарушение обвиняемым обязательств, возложенных на него применением меры пресечения,
Денежное взыскание на поручителя налагается в порядке, предусмотренном ст. 323 УПК РСФСР, а меры общественного воздействия — трудовым коллективом, общественной организацией или товарищеским судом. Денежное взыскание налагается судом, к подсудности которого относится уголовное дело. Если нарушение поручителем обязательств допущено в судебном заседании, решение о наложении денежного взыскания выносится судом, который рассматривает уголовное дело, в том же заседании. В остальных случаях вопрос о наложении денежного взыскания решается судьей в судебном заседании с вызовом поручителя. Неявка поручителя без уважительных причин не останавливает рассмотрения дела. В судебном заседании-оглашается протокол, составленный лицом, производившим дознание, следователем или прокурором, или выписка из протокола судебного заседания, в
котором изложены обстоятельства допущенного поручителем нарушения своих обязательств по обеспечению явки обвиняемого и его надлежащего поведения. После этого заслушиваются объяснения поручителя, заключение прокурора, есяи он участвует в судебном заседании, и выносится постановление. Судья, который вынес постановление о наложении на поручителя денежного взыскания, вправе отсрочить и рассрочить исполнение судебного решения на срок до трех месяцев (ст. 323 УПК РСФСР).
Трудовой коллектив, общественная организация или товарищеский суд вправе применить к поручителю следующие меры общественного воздействия: товарищеское замечание, общественный выговор, порицание, предупреждение, исключение из общественной организации; товарищеский суд может наложить денежный штраф.
жительство общественной организации
Поручительство общественной организации в соответствии со ст. 95 УПК РСФСР применяется к обвиняемым (подозреваемым) обычно в тех же случаях, что и личное поручительство. Эта мера пресечения состоит в том, что общественная организация дает письменное обязательство, что она ручается за надлежащее поведение и явку обвиняемого по вызовам лица, производящего дознание, следователя, прокурора, суда. Общественная организация должна быть поставлена в известность о сущности дела, по которому избирается мера пресечения.
Поручительство общественной организации может применяться в отношении обвиняемых, совершивших преступления, не представляющие большой общественной опасности, и за другие преступления. Данная мера пресечения избирается при условии, что с учетом тяжести предъявленного обвинения, личности обвиняемого, рода его занятий, возраста, состояния здоровья, семейного положения и других обстоятельств имеется основанная на собранных доказательствах уверенность, что надлежащее поведение и явка обвиняемого по вызовам будут обеспечены авторите-
том и воздействием на него коллектива общественной организации или трудового коллектива.
Между личным и общественным поручительством много общего, но имеются и существенные различия. При личном поручительстве обязательства за надлежащее поведение и явку обвиняемого по вызовам берут на себя конкретные лица, а при общественном поручительстве — коллектив общественной организации, трудовой коллектив, но не их органы или отдельные члены. При нарушении обвиняемым обязательств вести себя надлежащим образом и являться по вызовам личные поручители несут ответственность, указанную в законе, а при такой же ситуации общественная организация (трудовой коллектив) такой и иной ответственности в соответствии со ст. 95 УПК РСФСР не несет.
Ходатайство о поручительстве может быть заявлено общественной организацией (трудовым коллективом) по своей инициативе. Такое ходатайство — юридический факт, влекущий обязанность органа расследования, прокурора, суда рассмотреть его по существу. Ходатайство оформляется протоколом общего собрания общественной организации (трудового коллектива) по результатам обсуждения обвиняемого. Предварительно общественная организация (трудовой коллектив) ставится в известность о сущности дела, по которому избирается данная мера пресечения. О применении меры пресечения выносится мотивированное постановление органом расследования, прокурором, судьей, президиумом суда) определение — судом. Письменное обязательство в том, что она ручается за надлежащее поведение обвиняемого и его явку по вызовам, общественная организация (трудовой коллектив) представляет лицу, производящему дознание, следователю. прокурору, суду, в производстве которых находится уголовное дело. От имени общественной организации (трудового коллектива) такое письменное обязательство подписывают председатель и секретарь общего собрания. Письменное обязательство приобщается к уголовному делу вместе с протоколом общего собрания общественной организации (трудового коллектива). При наруше-
-84-
нии обвиняемым обязательств вести себя надяежащим образом и являться по вызовам орган расследования, прокурор, суд в соответствии со ст. 101 УПК РСФСР изменяют меру пресечения на более строгую. Нарушение обвиняемым обязательств должно быть предметом обсуждения на общем собрании общественной организации (трудового коллектива), выясняются причины, а также почему поручительство оказалось недейственным.
В силу требований, предусмотренных ст. 21^212 УПК РСФСР, орган расследования, прокурор, суд обязаны выявлять причины и условия, способствовавшие нарушению обвиняемым меры пресечения. При обнаружении нарушений закона о мерах пресечения со стороны общественной организации (трудового коллектива) орган расследования, прокурор, суд обязаны внести представление (частное постановление или определение) об устранении тех причин и условий, которые способствовали невыполнению общественной организацией (трудовым коллективом) возложенных на нее (на него) обязанностей по предупреждению и пресечению противоправного поведения обвиняемого. Если окажется, что в непринятии определенных мер по осуществлению поручительства виновны конкретные лица, то в представлении (частном постановлении или определении) следует поставить вопрос об их ответственности в общественном порядке.
Как свидетельствует анализ практики, личное поручительство и поручительство общественной организации используются редко в связи с тем, что данные меры пресечения недооцениваются органами уголовного судопроизводства; не получают должного распространения эти меры пресечения и потому, что при нарушении обвиняемым своих обязательств -личные поручители по различным предлогам избегают ответственности, а общественные организации (трудовые коллективы) не несут никакой ответственности, она распыляется между членами коллектива [40]. В числе причин и условий, которые препятствуют активному использованию поручительства личного и общественного могут быть названы и следующие;
85
- отсутствие бланков процессуальных документов для оформления данных мер пресечения; недЬстаточно четкое представление относительно процессуальной регламентации применения данных мер пресечения;
- трудности организационного характера в связи с подбором поручителей, проведением общих собраний;
- неэффективность меры пресечения; значительные траты времени [41].
Каковы же пути активизации применения личного поручительства и поручительства общественной организации как мер пресечения? Эти пути, по нашему мнению, состоят в следующем.
1. Необходимо повысить авторитет личного поручительства и поручительства общественной организации (трудового коллектива). Это можно сделать, законодательно установив положение, в соответствии с которым личное поручительство и поручительство общественной организации (трудового коллектива) в качестве мер пресечения могли бы заменять при определенных условиях такую меру пресечения, как заключение обвиняемого под стражу.
2. В законодательстве следует установить конкретные случаи, когда в качестве меры пресечения следует назначать личное поручительство и поручительство общественной организации (трудового коллектива), как это было предусмотрено, например, Уставом уголовного судопроизводства 1864 г. применительно к имущественному поручительству и залогу (ст. 417, 418,419, 420).
3. Установить в нормах УПК виды и конкретные основания ответственности обвиняемых, а также и поручителей за неисполнение обвиняемым обязательств, выполнение которых возлагается на него при применении данных мер пресечения. Ответственность поручителей может наступить лишь при доказанности ненадлежащего исполнения ими обязанностей по контролю за поведением обвиняемого.
4. Конкретизировать в УПК, что следует понимать под "ненадлежащим поведением обвиняемого" при нарушении им меры пресечения (по нашему мнению, ненадлежащее поведение об-
-86-
виняемого может состоять в совершении им новых преступлений, противодействии в установлении по делу истины, попытках скрыться от органов уголовного судопроизводства и стремлениях воспрепятствовать исполнению приговора).
Залог
Уголовному процессу издавна известны имущественные гарантии неуклонения обвиняемого от органов расследования и правосудия. Наиболее распространенными из них являются залог и имущественное поручительство. Залог — это общая, до недавнего времени исключительно редко применяемая, менее тяжкая, чем предварительное заключение, но, тем не менее, достаточно эффективная мера пресечения. В монографическом плане залог как мера пресечения впервые исследован автором настоящего издания [42], хотя данный институт в России издавна известен уголовному процессу. По своей сути уголовно-процессуальный институт залога имеет много общего с уголовно-процессуальным институтом имущественного поручительства; отдельные черты гражданско-правовых институтов имущественного поручительства и залога присущи уголовно-процессуальному институту залога. Залог и имущественное поручительство в уголовном процессе рассматриваются как важные меры экономического обеспечения явки и неуклонения обвиняемого от явки в уголовном процессе и дореволюционной России, и в современном уголовном процессе иностранных государств (Польша и др.). Таковым является залог и по УПК РСФСР.
Имущественное поручительство и залог известны в Российской Федерации с 1917 г. Данные меры пресечения посягают не столько на личность обвиняемого, сколько на имущество обвиняемого) поручителя, залогодателя, ограничивают не столько личные, сколько экономические их права. Залог и имущественное поручительство не лишают обвиняемого физической возможности скрыться либо иным образом уклониться от органов расследования и правосудия, они связывают свободу действий обвиняемого угрозой имущественных потерь. Применением этих мер пре-
-87-
сечения обвиняемый вынуждается к неуклонению боязнью, страхом своей имущественной ответственности или иных лиц — залогодателя, поручителя.
В соответствии с действующим законодательством залог состоит в деньгах или ценностях, вносимых на депозит суда обвиняемым (подозреваемым) или другим лицом, в обеспечение явки обвиняемого (подозреваемого) по вызовам лица, производящего дознание, следователя, прокурора, суда. В случае уклонения обвиняемого (подозреваемого) от явки по вызовам внесенный залог обращается в доход государства определением суда или постановлением судьи (ст. 99 УПК РСФСР).
Говоря об экономических мотивах, побуждающих обвиняемого выполнять обязательства по явке и неуклонению от органов уголовного процесса, необходимо иметь в виду, что при залоге такие мотивы носят непосредственный, а при имущественном поручительстве — опосредованный характер. При залоге непосредственное экономическое обеспечение состоит и в том, что деньги или ценности в депозит суда вносятся тотчас, немедленно при применении меры пресечения, которые при неисполнении обвиняемым обязательств по явке решением суда передаются в доход государства. При имущественном поручительстве имеет место опосредованное имущественное обеспечение, поскольку при поручительстве имущество сразу органам уголовного судопроизводства не передается, оно остается у поручителя, который в то же время экономически ограничивается своим обязательством уплатить известную сумму в случае уклонения обвиняемого от явки по вызовам органов расследования, прокурора, суда. Залог применяется за более тяжкие преступления, чем имущественное поручительство (так было установлено ст. 412-413 Устава уголовного судопроизводства 1864 г.). Имущественное поручительство применяется при отсутствии материальных средств у обвиняемого. Залог также может применяться при отсутствии у обвиняемого материальных средств в качестве гарантии неуклонения его от органов расследования и правосудия, в этом случае залог вносится залогодателем, т. е. другим лицом или организацией. Имущест-
-88-
венное поручительство и залог могут иметь место и в случаях, когда сумма, определенная органом, избирающим меру пресечения, обременительна для обвиняемого и он вынужден прибегнуть к услугам залогодателя или поручителя. При имущественном поручительстве в отличие от залога законодатель не ограничивает поручителя в операциях с его имуществом. Сам характер имущества также не интересует законодателя и органы уголовного судопроизводства (движимое оно или недвижимое, в деньгах, ценных бумагах и т. п.). Для них важно только одно: при нарушении обвиняемым обязательства о явке и уклонении от явки по вызовам имущество поручителя либо денежный эквивалент имущества должны быть обращены решением суда в доход государства.
Поручителем, как и залогодателем, может быть любое дееспособное лицо (как физическое, так и юридическое). При имущественном поручительстве и залоге помимо экономического обеспечения надлежащего поведения обвиняемого в связи с обязательствами не уклоняться от явки по вызовам присутствуют также элементы нравственного обеспечения: нравственный долг и юридическая обязанность обвиняемого перед поручителем, залогодателем, тесная связь обвиняемого с определенной общественной средой, организацией, учреждением, взявших на себя имущественные гарантии надлежащего поведения и явки обвиняемого по вызовам, также побуждают обвиняемого к добросовестному исполнению обязательств по неуклонению от органов уголовного судопроизводства в связи с применением меры пресечения.
В действующем уголовно-процессуальном законодательстве залог урегулирован ч. 2 ст. 89 и ст. 99 УПК РСФСР. Сумма залога' определяется органом уголовного судопроизводства, которыы избирает меру пресечения. При этом залогодатель (обвиняемый)
' Законодатель не устанавливает минимальные и максимальные размеры суммы залога, но она должна быть таковой, чтобы угроза утраты внесенного залога удерживала обвиняемого (подозреваемого) от противоправных его действий, для пресечения которых и избрана мера пресечения в виде залога. Практике известны случаи, когда сумма залога определялась органом расследования или судом в миллионах и даже полутора миллиардах рублей [43].
89-
должен быть поставлен в известность о сущности дела и последствиях нарушения обвиняемым меры пресечения. Избрание залога лицом, производящим дознание, следователем допускается лишь с санкции прокурора. Данную меру пресечения праве избрать прокурор, суд (судья). Внесение залога протоколируется.
Применение залога — комплексный уголовно-процессуальный и гражданско-правовой акт. Поэтому в процессе избрания и применения залога следует руководствоваться не только положениями ч. 2 ст. 89 и 99 УПК РСФСР, а также другими статьями УПК, регулирующими основания, условия и порядок применения мер пресечения, но и целым рядом норм обязательственного права, включая нормы, регламентирующие гражданско-правовой институт залога.
Избрание и применение меры пресечения в виде залога сопровождается, по существу, заключением двустороннего, а в ряде случаев и трехстороннего акта, своеобразного соглашения (договора) между органом, в производстве которого находится уголовное дело, с одной стороны, обвиняемым и залогодателем — с другой стороны. Данный договор считается заключенным, когда между указанными субъектами уголовного судопроизводства достигнуто соглашение по всем существенным пунктам, предусмотренным ст. 99 УПК РСФСР или вытекающим из этой статьи, а именно:
- орган, в производстве которого находится уголовное дело, принимает решение об избрании в качестве меры пресечения залога и устанавливает по соглашению с залогодателем залоговую сумму и предмет залога;
- залогодатель в лице обвиняемого либо гражданина или организации ставится в известность о сущности дела, по которому избрана данная мера пресечения, обязуется внести залог определенной суммы (конкретные ценности) и вносит его на депозит суда в порядке имущественного обеспечения явки обвиняемого по вызовам лица, производящего дознание, следователя, прокурора, суда;
-90-
- обвиняемый принимает на себя обязательство совершать (не совершать) конкретные действия — являться (не уклоняться от явки) по вызовам лица, производящего дознание, следователя, прокурора, суда;
- залогодатель дает согласие на обращение залога в доход государства постановлением судьи (определением суда) при нарушении обвиняемым меры пресечения, т. е. при уклонении от явки по вызовам.
Залог по УПК РСФСР — самостоятельная мера пресечения, в то же время он может использоваться и взамен предварительного заключения под стражу. До 1992 г. залог в уголовно-процессуальной практике России использовался весьма редко. По мнению опрошенных 185 руководителей следственных аппаратов республик, краев, областей, автономных округов Российской Федерации, следственных аппаратов органов внутренних дел на транспорте следователи использовали залог в единичных случаях (так заявили 32% опрошенных); по свидетельству 63% опрошенных руководителей, подчиненные им следователи вообще не применяли залог в качестве меры пресечения. Объяснялось это многими причинами: и тем, что лица, производящие дознание, следователи, прокуроры и судьи недооценивали данной меры пресечения в обеспечении надлежащего поведения обвиняемых и их не-уколонения от явки по вызовам, и достаточно непростой конструкцией данного института, и укоренившимся в сознании стереотипом мышления, официально воспитанного в негативном отношении к залогу и имущественному поручительству, в отказе от их использования и вообще в изгнании из советского уголовного процесса [44].
С переходом к рыночным отношениям расширяются возможности для применения залога и создаются условия для восстановления в правах гражданства имущественного поручительства. Эти условия и возможности — прежде всего в настойчивом удалении из уголовного процесса административно-нажимных методов воздействия на участников судопроизводства, в возрас-
тании реальных гарантии для реализации принципа презумпции невиновности, права обвиняемого на защиту. Эти условия и возможности — также в общих тенденциях расширения экономических методов для решения не только производственных, но и социальных проблем нашего общества. Повышение жизненного уровня народа также расширит возможности обвиняемых прибегать к залогу как к имущественной гарантии своего надлежащего поведения и неуклонения от явки по вызовам органов расследования, прокурора, суда.
В настоящее время ведется работа по принятию Государственной Думой Федерального Собрания Российской Федерации нового уголовно-процессуального кодекса. Полагаем, что в новом УПК следует предусмотреть в качестве мер имущественного обеспечения надлежащего поведения и явки обвиняемого (подозреваемого) по вызовам органов расследования, прокурора, суда такие, как залог и имущественное поручительство. При этом при законодательной регламентации данных институтов широко использовать законодательный опыт и практику не только СССР, но и других стран.
Повышению эффективности залога в качестве меры пресечения будет способствовать, по нашему мнению, законодательное установление в уголовно-процессуальном кодексе следующих основных положений:
1, Указание в УПК конкретных целей применения залога: по обстоятельствам дела залог применяется, если он способен обеспечить (гарантировать) не только неуклонение обвиняемого от явки по вызовам, но и пресечь под угрозой утраты заложенных денег (ценностей) возможности обвиняемого скрываться от дознания, предварительного следствия, суда, заниматься преступной деятельностью, препятствовать уголовному судопроизводству, в том числе установлению по делу истины, обеспечению исполнения приговора.
2. Приведение в УПК перечней конкретных составов преступлений, за совершение которых применение залога в качестве
92
93
меры пресечения обязательно (все имущественные преступления, преступления против собственности, преступления, санкция за совершение которых предусматривает конфискацию имущества).
3. Приведение в УПК перечней конкретных составов преступлений, за совершение которых примененное или подлежащее применению предварительное заключение под стражу заменяется залогом; указание в УПК такой возможности и за совершение иных преступлений.
4. Указание в законе общего правила, с соответствии с которым предварительное заключение под стражу осужденного, ожидающего вступления приговора в законную силу и обращения к исполнению вступившего в законную силу обвинительного приговора, как правило, заменяется залогом.
5. Указание в УПК общего положения, в соответствии с которым применение залога обуславливается тяжестью совершенного обвиняемым преступления, строгостью возможного или назначенного судом уголовного наказания.
6. Расширение в УПК предмета залога; таковым могут быть не только деньги, ценные бумаги, но также вещи и ипотека. Это значительным образом расширит применение залога в качестве меры пресечения и повысит гарантированность залогом надлежащего поведения и явки обвиняемого по вызовам.
7. Конкретизация в УПК организаций, которые могут выступать в качестве залогодателей. Таковыми должны быть указаны юридические лица, различные фонды, профсоюзные, партийные, молодежные и иные общественные организации, религиозные общины, миссии и представительства иностранных государств и т. п.
8. Установление в УПК норм, регулирующих процедуру избрания в качестве меры пресечения залога, а также форму составляемых при этом документов.
Наблюдение командования воинской части
Наблюдение командования воинской части — одна из мер пресечения. Поскольку она применяется к специальному субъекту — военнослужащему, и состоит в принятии командованием воинской части специальных, предусмотренных Уставами Вооруженных Сил мер для обеспечения надлежащего повеления и явки обвиняемого по вызовам, постольку данную меру пресечения следует относить не к общим, а к специальным мерам пресечения. В реформируемом УПК наблюдение командования воинской части как меру пресечения следует сохранить, ибо она достаточно эффективно решает вопросы, которые законодательство ставит перед мерами пресечения.
Учитывая неконкретность понятия "надлежащее поведение", следует признать, что цели данной меры в ст. 100 УПК РСФСР определены нечетко, вследствие чего неоднозначно понимание общих и особенных оснований применения данной меры пресечения, затруднено принятие правильного решения о ее избрании (изменении, отмене), а также установление обязательств и пределов ответственности командования воинской части и обвиняемого при нарушении обвиняемым меры пресечения. В этой связи необходимо, по нашему мнению, конкретизировать в УПК цели наблюдения командования воинской части, пояснив, что "надлежащее поведение'* означает недопустимость нарушения обвиняемым запретов, установленных ч. 1 ст. 89 УПК РСФСР. Такое четкое установление целей наблюдения командования воинской части предполагает, что помимо общих оснований применение данной меры пресечения должно быть обусловлено и особенными основаниями, которыми следует считать доказательства необходимости наблюдения командования воинской части для обеспечения явки обвиняемого по вызовам органов расследования, прокурора, суда и пресечения возможности со стороны обвиняемого совершать новые преступления, мешать в установлении истины по уголовному делу, скрываться от органов уголовного судопроизводства и препятствовать обеспечению исполнения приговора.
94
95
Наблюдение командования воинской части — более строгая мера пресечения, чем подписка о невыезде, личное и общественное поручительство, но менее строгая, чем залог и предварительное заключение под стражу. Применение данной меры пресечения допустимо для обеспечения явки обвиняемого и предупреждения его ненадлежащего поведения, т. е. для предупреждения (пресечения) попыток нарушить запреты, указанные в ч. 1 ст. 89 УПК РСФСР. Использование данной меры пресечения для достижения иных целей, в частности военно-режимных, недопустимо'. Наблюдение командования воинской части как мера пресечения применяется при условии, что с учетом тяжести предъявленного обвинения, личности обвиняемого, рода его занятий по месту службы, возраста, состояния здоровья, семейного положения и других обстоятельств имеется основанная на материалах уголовного дела уверенность, что путем данной меры пресечения с использованием предусмотренных уставами Вооруженных Сил мер будут обеспечены надлежащее поведение и явка обвиняемого по вызовам лица, производящего дознание, следователя, прокурора, суда (ст. 89,91, 100 УПК РСФСР).
В военно-юридической и общеюридической литературе высказывается суждение, в соответствии с которым "по условиям военной службы наблюдение командования воинской части применяется только к военнослужащим срочной службы, которые обычно находятся на казарменном положении. К другим категориям военнослужащих (офицерам, прапорщикам, мичманам и сверхсрочнослужащим) она не может быть применена, так как связанные с нею ограничения не могут быть реализованы" [46]. В бывшем СССР в соответствии со ст. 80 УПК Армянской ССР. ст. 75 УПК Киргизской ССР, ст. 82 УПК Латвийской ССР, ст. 72 УПК Узбекской ССР, ст. 163 УПК УССР наблюдение командования воинской части применялось к военнослужащим лишь сроч-
яой службы, что прямо и определенно было установлено законодателем в статьях уголовно-процессуальных кодексов'. Аналогичные ограничения по избранию наблюдения командования воинской части были установлены до реформы уголовно-процессуального законодательства в 1958-1961 гг. в УПК РСФСР, БССР, Азербайджанской ССР, Армянской ССР. Туркменской ССР, в которых было указано, что данная мера пресечения применяется в отношении красноармейцев, т. е. военнослужащих срочной службы.
Прямые ограничения круга субъектов, к которым может быть применена мера пресечения в виде наблюдения командования воинской части, отсутствуют в действующем УПК РСФСР (ст. 100), в котором указывается, что данная мера пресечения применяется к подозреваемым и обвиняемым, "являющимся военнослужащими". В соответствии с уставами Вооруженных Сил военнослужащими являются лица, состоящие на действительной военной службе: солдаты (рядовые, ефрейторы), матросы, сержанты, старшины, прапорщики и мичманы, младший офицерский состав, старший офицерский состав, высший офицерский состав (генералы, адмиралы).
При таком определении понятия "военнослужащий" следует, что наблюдение командования воинской части правомерно применять при наличии к тому оснований к любому из военнослужащих Вооруженных Сил, пограничных, внутренних, строительных и железнодорожных войск, органов федеральной службы безопасности, внешней разведки и др. Интересно отметить, что ближайший надзор военного или морского начальника по Военно-судебному и Военно-морскому уставам 1864 г. к военнослужащим срочной службы вообще не применялся, такая мера пресечения могла быть избранной лишь в отношении офицеров и тех нижних чинов, не состоящих на срочной службе, которые пользовались по
' Ю. Д. Лившиц полагал, что наблюдение командования воинской части должно обеспечивать не только явку обвиняемого, но и подчинение его режиму воинской службы [45].
' В 1983-1984 гг. в порядке унификации уголовно-процессуального законодательства союзных республик данное ограничение устранено из УПК Армянской ССР, Латвийской ССР, Украинской ССР, Казахской ССР [47].
-96-
закону особыми правами состояния. Нижние чины, не пользующиеся особыми правами состояния, а равно и пользующиеся этими правами, но состоящие на срочной службе, при совершении преступлений не могли рассчитывать на применение к ним в качестве меры пресечения ближайшего надзора военного или морского начальника. Единственной мерой пресечения, которая применялась к ним, было заключение под стражу (ст. 541-549 Военно-судебного устава; ст. 539-544 Военно-морского устава).
Неоправдано применение наблюдения командования воинской части в качестве меры пресечения к лицам, проходящим военные сборы, ибо в ст. 100 УПК РСФСР такие лица не указаны. Военнослужащие и военнообязанные, призванные на военные сборы, — различные субъекты правоотношений. Когда законодатель распространяет права и обязанности военнослужащих на военнообязанных, призванных на военные сборы, то об этом конкретно указывается в соответствующем законе (см. п. 2 ст. 117 УПК РСФСР). По мнению 3. 3. Зинатуллина, к военнообязанным, проходящим учебные или поверочные сборы, в случае необходимости можно применять обычное откомандирование из расположения воинской части со всеми вытекающими отсюда последствиями [48]. Мы полагаем что если военнообязанные во время военных (учебных, поверочных) сборов совершили преступления, то уголовное дело следует возбудить в зависимости от характера совершенного преступления либо командиром воинской части как органом дознания, либо военным следователем (военным прокурором). При этом к обвиняемому (подозреваемому) при наличии к тому оснований применяется любая из предусмотренных ст. 89 УПК РСФСР мер пресечения, кроме меры пресечения в виде наблюдения командования воинской части. Ни о каком откоманди-ровании, пока срок военных (учебных, поверочных) сборов не кончится, не может быть и речи.
Наблюдение командования воинской части за обвиняемым военнослужащим состоит в принятии мер, предусмотренных уставами Вооруженных Сил, чтобы обеспечить надлежащее поведение
97
д явку обвиняемого по вызовам органа дознания, военного следователя, военного прокурора, военного суда. Анализ уставов ^утренней службы, дисциплинарного, гарнизонной и карауль-дой службы) Вооруженных Сил позволяется указать эти меры: обвиняемые военнослужащие лишаются на время применения к ним в качестве меры пресечения наблюдения командования воинской части права ношения оружия, постоянно находятся под наблюдением своих непосредственных и прямых начальников, лиц суточного наряда, не направляются на работу вне части в обычном порядке, не назначаются в караул и на боевые дежурства, не направляются в командировки. Применение к военнослужащему меры пресечения не исключает наложения на него за совершенное преступление дисциплинарного взыскания, которым могут быть: лишение очередного увольнения из расположения части или с корабля на берег; назначение вне очереди в наряд по службе (кроме назначения в караул, на вахту и боевое дежурство); арест с содержанием на гауптвахте.
Для военнослужащих сверхсрочной службы, мичманов, офицеров) генералов, адмиралов мерами наблюдения могут быть: издание приказа командованием о применении органом расследования (прокурором, судом) меры пресечения и объявление данного приказа в установленном порядке; личное наблюдение за надлежащим поведением и явкой по вызовам военнослужащего со стороны командования либо возложение по приказу такого наблюдения на непосредственного и прямых начальников военнослужащего; неназначение военнослужащего в караул, другие ответственные наряды (дежурства), ненаправление по служебным делам в местности, отдаленные от места службы; лишение военнослужащего права ношения оружия. В необходимых случаях военнослужащий может быть отстранен командованием от занимаемой должности на время действия меры пресечения.
Чтобы командование воинской части установило наблюдение за военнослужащим, постановление (определение) органа расследования, прокурора, суда об избрании меры пресечения на-
-98-
правляется для исполнения командованию воинской части) помимо этого направляется также письменное сообщение о сущности дела, по которому избрана мера пресечения. Об установлении наблюдения и конкретных мерах по обеспечению надлежащего поведения военнослужащего и его явки по вызовам командование воинской части письменно уведомляет орган, который избрал данную меру пресечения.
Поскольку дела о преступлениях военнослужащих отнесены к подследственности командиров воинских частей, соединений и начальников военных учреждений, а также к подследственности военных следователей, военных прокуроров и подсудности военных судов, постольку рассматриваемую меру пресечения уполномочены применять данные органы уголовного судопроизводства. В ситуациях, когда в неотложных случаях уголовные дела в отношении военнослужащих возбуждены иными органами расследования и прокурорами, то эти органы расследования и прокуроры также вправе применить в отношении подозреваемых военнослужащих меру пресечения в виде наблюдения командования воинской части.
Законодатель не устанавливает ответственности командования воинской части за нарушение военнослужащим меры пресечения. В соответствии с уставами Вооруженных Сил командование воинской части, другие непосредственные и прямые начальники военнослужащего несут личную ответственность за его воспитание, воинскую дисциплину и моральное состояние. При наличии вины указанных командиров и начальников в непринятии мер по обеспечению надлежащего поведения и явки обвиняемого военнослужащего по вызовам на них могут быть наложены дисциплинарные взыскания, предусмотренные Дисциплинарным уставом Вооруженных Сил: замечание, выговор, строгий выговор, понижение в должности или в воинском звании, предупреждение о неполном служебном соответствии и т. п. Кроме того. за допущенную халатность в осуществлении наблюдения за обвиняемым военнослужащим офицеры, прапорщики, мичманы и командиры
99
начальники) сверхсрочной службы могут рассматриваться на то-дарищеских судах чести.
При нарушении обвиняемым военнослужащим меры пресечения к нему применяется более строгая в порядке, предусмотренном ст. 101 УПК РСФСР. Если обвиняемый военнослужащий демобилизуется в установленном порядке, наблюдение командования воинской части как мера пресечения изменяется на другую в порядке, установленном ст. 101 УПК РСФСР.
Отдача несовершеннолетнего под присмотр
Помимо общих мер пресечения к несовершеннолетнему обвиняемому (подозреваемому) может применяться специальная — отдача его под присмотр. Отдача несовершеннолетнего под присмотр — мало распространенная, но эффективная мера пресечения, если она избрана законно и обоснованно. По своему существу эта мера пресечения схожа с личным поручительством и поручительством общественной организации, состоит в принятии на себя кем-либо из родителей (опекунов, попечителей), а к несовершеннолетнему, воспитывающемуся в закрытом детском учреждении, — администрацией этого учреждения письменного обязательства обеспечить явку несовершеннолетнего к следователю и в суд, а также его надлежащее поведение. Неконкретность понятия "надлежащее поведение", содержащегося в ст. 394 УПК РСФСР, устанавливающей данную меру пресечения, обусловливает неконкретность: целей меры пресечения; оснований ее избрания, изменения, отмены; содержания обязательств несовершеннолетнего и тех лиц, которые призваны обеспечивать его явку и надлежащее поведение; ответственности несовершеннолетнего и данных лиц при нарушении обвиняемым меры пресечения. Чтобы устранить данные негативные последствия, следует, видимо, в ст. 394 УПК РСФСР конкретизировать понятие "надлежащее поведение", пояснив, что данная мера пресечения призвана предупредить (пресечь) возможные попытки несовершеннолетнего обвиняемого: скрываться, помешать в установлении по делу истины, совершать
-100-новые преступления, препятствовать в обеспечении исполнения приговора. С учетом такого разъяснения основаниями отдачи несовершеннолетнего под присмотр будут доказательства, позволяющие полагать, что благодаря данной мере пресечения остающийся на свободе несовершеннолетний обвиняемый (подозреваемый) будет своевременно являться по вызовам следователя и суда и не нарушит тех запретов, которые предусмотрены ст. 89 УПК РСФСР.
В ст. 394 УПК РСФСР установлена не одна, а две меры пресечения: отдача несовершеннолетнего под присмотр родителям или тем лицам, которые их заменяют, и отдача несовершеннолетнего под надзор администрации того закрытого детского учреждения) в котором воспитывается этот несовершеннолетний. Практика применения данной меры пресечения к лицам, которым после совершения ими преступлений уже исполнилось 18 лет, на законе не основана, но данное обстоятельство в УПК РСФСР следует специально оговорить во избежание отдачи под присмотр родителям тех лиц, которые хотя и совершили преступления, будучи несовершеннолетними, но на момент применения к ним меры пресечения уже достигли 18-летнего возраста. Отмена данной меры пресечения, примененной к лицу, достигшему 18 лет, явится результатом того, что отпадут основания для ее применения.
Поскольку дела о преступлениях несовершеннолетних отнесены к подследственности следователей, постольку органы дознания не вправе отдавать несовершеннолетних обвиняемых под присмотр (надзор). Однако если в неотложных случаях орган дознания возбудил уголовное дело в отношении несовершеннолетнего и проводит по нему дознание в порядке, предусмотренном ст. 119 УПК РСФСР, то он вправе отдать несовершеннолетнего подозреваемого под присмотр родителей или заменяющих их лиц, яибо под надзор администрации закрытого детского учреждения, в котором он воспитывается.
По нашему мнению, отдача несовершеннолетнего под присмотр или надзор допустима лишь при согласии на применение
-101
данной меры пресечения соответственно родителей (опекунов, попечителей) и администрации закрытого детского учреждения. Применение меры пресечения сопровождается не только вынесением постановления (определения) следователем (прокурором) или судом, но и дачей родителями (опекунами, попечителями), администрацией закрытого детского учреждения письменного обязательства обеспечить явку несовершеннолетнего и его надлежащее поведение.
При отобрании подписки о принятии под присмотр родители (опекуны, попечители), руководители закрытых детских учреждений предупреждаются о характере преступления, в котором подозревается или обвиняется несовершеннолетний, и об их ответственности в случае нарушения принятой на себя обязанности. Присмотр (надзор) должен сопровождаться не только наблюдением за несовершеннолетним, но и проведением с ним воспитательных, разъяснительных и т. п. мероприятий.
Родители (опекуны, попечители), администрация закрытого детского учреждения вправе, по нашему мнению, отказаться от обязательств по присмотру, надзору за несовершеннолетним, если лишены для этого объективных возможностей) предварительно поставив об этом в известность следователя, суд, в производстве которых находится дело, и потребовав отменить меру пресечения (изменить ее на другую). В таких случаях мера пресечения изменяется на другую, поскольку дальнейшее применение ее бессмысленно.
Следователь (суд) должен поставить в известность инспекцию по делам несовершеннолетних и комиссию по делам несовершеннолетних об избрании меры пресечения в виде отдачи несовершеннолетнего под присмотр и потребовать их содействия в оказании воспитательно-предупредительного влияния на несовершеннолетнего и тех, кому он отдан под присмотр.
Отдача несовершеннолетнего под присмотр (надзор) осуществляется в рамках уголовно-процессуальных отношений, субъектами которых являются несовершеннолетний подозреваемый, об-
-102-
виняемый (подсудимый, осужденный), его родители (опекуны, попечители), администрация закрытого детского учреждения, следователь, прокурор, суд. Данные участники правоотношений являются носителями субъективных обязанностей и прав, возложенных на них нормами права о мерах пресечения и рядом иных норм УПК. Данные обязанности и права определяют обеспеченные законом границы должного (необходимого) и возможного поведения не только обвиняемого (подозреваемого, подсудимого, осужденного) и лиц (администрации), которые гарантируют эффективность меры пресечения, но и органа уголовного процесса, в производстве которого находится уголовное дело. Необходимость (долженствование) и возможность реализуются в конкретных действиях (воздержании от запрещенных законом действий), в реальном поведении участников правоотношений. Для обвиняемого они заключаются в своевременной явке по вызовам и ненарушении запретов, указанных в ст. 89 УПК РСФСР. Для следователя (суда) необходимость и возможность состоят в принятии решения об избрании, изменении, отмене меры пресечения, в отобрании подписки у родителей (опекунов, попечителей, администрации закрытого детского учреждения) о принятии несовершеннолетнего под присмотр (надзор), в предупреждении их о характере преступления, в котором обвиняется несовершеннолетний, и об ответственности данных лиц в случае нарушения ими принятых на себя обязательств. Соответствующие обязанности и права имеют родители (опекуны, попечители, администрация закрытого детского учреждения).
Правоотношения по поводу меры пресечения возникают при наступлении предусмотренных УПК юридических фактов: при доказанности оснований для избрания, изменения, отмены меры пресечения; при вынесении постановления (определения) о применении меры пресечения; при нарушении обвиняемым меры пресечения; при невыполнении принятых на себя обязательств родителями (опекунами, попечителями, администрацией закрытого детского учреждения) и др.
103
В рамках правоотношений наблюдается органическая связь обязанностей и прав субъектов правоотношений. Нормы права о мерах пресечения воздействуют на волю субъектов правоотношений, направляют их поведение в соответствии с теми целями, для решения которых учрежден институт мер пресечения и конкретная мера пресечения, избранная в отношении обвиняемого. Через правоотношения осуществляются решения органов уголовного судопроизводства о мерах пресечения. При этом особенность юридической природы правоотношений такова, что посредством данных правоотношений происходит упорядочение волевых решений органов уголовного судопроизводства, т. е. недопущение выхода органов уголовного судопроизводства за пределы своих полномочий, установленных соответствующими статьями УПК РСФСР.
Инициатива в избрании меры пресечения в виде отдачи несовершеннолетнего под присмотр может исходить как от следователя (суда), в производстве которого находится уголовное дело, так и от родителей (опекунов, попечителей), администрации закрытого детского учреждения. В законе нет перечня закрытых детских учреждений, которым допустимо отдавать несовершеннолетних обвиняемых под надзор. Обычно такими учреждениями являются: приемники-распределители, закрытые детские дома, закрытые школы-интернаты, специальные учебно-воспитательные и лечебно-воспитательные учреждения, воспитательно-трудовые колонии. По нашему мнению, под надзор правомерно отдавать несовершеннолетних обвиняемых и администрации незакрытых детских учреждений, в которых они воспитываются) если администрация гарантирует надлежащее наблюдение за несовершеннолетним, его явку по вызовам и несовершение противоправных деяний, запрещаемых ч. 1 ст. 89 УПК РСФСР.
По данным нашего исследования, отдача несовершеннолетних под присмотр (надзор) в числе других мер пресечения, избираемых в отношении несовершеннолетних, не превышает 1-1,5% в Москве, Московской, Тверской, Владимирской, Вюлгоградской,
-104-
Белгородской областях (1987-1990 rv„ 1992-1996 гг.). Среди причин, отрицательно сказывающихся на применении данной меры пресечения, являются:
- недооценка этой меры пресечения органами расследования, прокурорами, судами; сомнения в ее эффективности;
- затруднения в применении меры пресечения, вызываемые сложностью процессуальной формы (отнимает много времени ввиду сложности процессуальной процедуры избрания меры пресечения; трудности с разъяснением родителям, опекунам, попечителям и представителям администрации детских учреждений их прав и обязанностей в связи с применением меры пресечения);
- стереотип мышления и действия следователей и судей, когда предпочтение отдается подписке о невыезде и аресту, как мерам пресечения наиболее удобным и простым в оформлении процессуальных документов;
- неспособность родителей (опекунов, попечителей) путем присмотра за несовершеннолетними пресечь и предупредить их ненадлежащее поведение вследствие своей неавторитетности в глазах несовершеннолетних;
- антиобщественная настроенность родителей, опекунов, попечителей, что не позволяет следователям и судам доверять им присмотр за несовершеннолетними;
- запущенность воспитательной и режимной работы в закрытых детских учреждениях, вследствие чего администрация лишена реальной возможности положительно воздействовать на несовершеннолетних; слабый подбор кадров руководителей, воспитателей закрытых детских учреждений, профессионально не подготовленных для выполнения столь сложной функции, как воспитание несовершеннолетних правонарушителей;
- непривлечение к ответственности лиц из состава администрации закрытых детских учреждений, халатно относящихся к присмотру и надзору за несовершеннолетними обвиняемыми.
Каковы пути устранения негативных факторов, препятствующих оптимальному применению в качестве меры пресечения
-105-
отдачи несовершеннолетних под присмотр, каковы пути повышения эффективности данной меры пресечения?
Необходимы серьезные усилия руководителей следственного аппарата, следователей, прокуроров, судей для более широкого применения рассматриваемой меры пресечения, прежде всего за счет повышения требовательности к опекунам, попечителям, родителям, администрации закрытых детских учреждений за выполнение ими обязательств по присмотру и надзору, за счет привлечения их к установленной законом ответственности при халатном отношении к проведению надзорно-воспитательной работы с обвиняемыми, за счет повышения активности самих органов уголовного судопроизводства, обязанных не только принимать решения о мерах пресечения, но и контролировать исполнение обязательств лицами, на которых возложен присмотр и надзор за несовершеннолетними обвиняемыми. Следует анализировать в следственных аппаратах и судах практику применения данной меры пресечения, устанавливать недостатки и причины ее неэффективности, строго спрашивать со следователей за бесконтрольность и формализм. Большие резервы повышения эффективности отдачи несовершеннолетних под присмотр лежат в организации помощи опекунам, попечителям, родителям, администрации закрытых детских учреждений со стороны инспекций и комиссий по делам несовершеннолетних, которые должны совместными усилиями контролировать поведение несовершеннолетних, присматривать за ними, не забывая о воспитании, отвлечении подростков от дурного влияния окружения, основное внимание уделяя индивидуальному подходу.
Повышение эффективности рассматриваемой меры пресечения следует видеть в дальнейшем совершенствовании ее законодательной регламентации. Прежде всего необходимо предоставить право наряду с родителями и другим родственникам брать на себя обязательства по обеспечению надлежащего поведения и явки несовершеннолетнего обвиняемого в следственные органы и в суд. Следует также расширить перечень учреждений, админист-
-106-
рации которых поручалось бы устанавливать надзор над несовершеннолетними обвиняемыми. К таким учреждениям следует отнести все те, в которых несовершеннолетние обвиняемые проживают постоянно или хотя бы и временно, но весьма продолжительно, и помимо этого там же учатся, работают, находятся на излечении или перевоспитании. Необходимо в законодательстве установить также ответственность администрации детских учреждений, если нарушение обвиняемым меры пресечения стало возможным вследствие того, что администрация не выполнила обязательств по надзору за поведением несовершеннолетнего и неуклонением его от органов следствия и суда.
Повышению эффективности такой меры пресечения, как отдача несовершеннолетнего под присмотр (надзор), могло бы способствовать, по нашему мнению, законодательное закрепление в УПК и введение следующих основных положений:
- отдача несовершеннолетнего под присмотр заменяет заключение под стражу. В этих целях несовершеннолетний помещается в закрытое детское учреждение или отдается под ответственный присмотр родителей, опекунов, попечителей или других благонадежных лиц, изъявивших согласие обеспечивать такой присмотр. Помещение несовершеннолетнего под надзор в закрытое детское учреждение вместо заключения под стражу производится по инициативе прокурора и органов расследования по согласованию с органами опеки (попечительства) решением суда. При нарушении обвиняемым меры пресечения отдача несовершеннолетнего под присмотр заменяется заключением под стражу, если им совершено преступление, санкция за которое предусматривает лишение свободы на срок свыше одного года;
- отдача несовершеннолетнего под присмотр используется и в качестве самостоятельной меры пресечения при отсутствии оснований для заключения обвиняемого под стражу. В этих целях обвиняемый, проживающий в семье, отдается под ответственный присмотр родителей, опекунов, попечителей или других благонадежных лиц, изъявивших согласие обеспечивать присмотр за несовершеннолетним и пресечение попыток уклонения от следствия
-107
и суда, занятии преступной деятельностью, воспрепятствования установлению по делу истины и исполнению приговора.
Обвиняемый, находящийся в детском воспитательном, медицинском иди учебном учреждении отдается под надзор администрации детского учреждения, изъявившей согласие обеспечивать надзорно-воспитательные мероприятия по пресечению попыток со стороны несовершеннолетнего к уклонению от следствия, суда, занятий преступной деятельностью, воспрепятствования установлению по делу истины и обеспечению исполнения приговора.
При нарушении обвиняемым меры пресечения к нему применяется более строгая — помещение его в закрытое детское учреждение. Помещение несовершеннолетнего под надзор в закрытое детское учреждение производится по согласованию с органами опеки (попечительства) решением суда или с санкции прокурора органами предварительного следствия;
- сроки содержания несовершеннолетних в закрытых детских учреждениях определяются в порядке, предусмотренном ст. 97 УПК РСФСР.
Повышение эффективности данного института в предлагаемой нами форме будет обеспечено: строгой определенностью оснований для применения меры пресечения; повышенной ответственностью обвиняемых и лиц, осуществляющих присмотр (надзор), за несоблюдение несовершеннолетним меры пресечения; усилением прокурорского надзора и судебного контроля за законностью, обоснованностью и результативностью отдачи несовершеннолетних под присмотр.
Заключение под стражу
Правовые нормы о заключении под стражу содержатся в Конституции Российской Федерации (ст.22; ч. 2 ст. 6 разд. 2), международно-правовых актах, ст. II, 89, 96, 961, 97, 98,393, 404, 188 УПК РСФСР, законодательстве о прокуратуре, федеральном законе о содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений, в Уголовно-исполнительном кодексе РФ и ряде других законодательных актов. Сущность меры пресе-
-108-
чения в виде заключения под стражу одна: при заключении под стражу человек лишается свободы до окончательного решения вопроса судом о его виновности и вступления приговора в законную силу, а нередко и после вступления приговора в законную силу, пока не начнется его фактическое исполнение (при условии, что мера пресечения не будет изменена или отменена). Необходимо отличать заключение под стражу как меру пресечения от административного и дисциплинарного ареста, которые являются видами соответственно административного и дисциплинарного взыскания.
По своей юридической природе заключение под стражу как мера пресечения — не уголовное наказание обвиняемого, оно не имеет карательного назначения, носит исключительно предупредительный характер, применяется не к виновному, а к обвиняемому (в исключительных случаях к подозреваемому), неосновательность обвинения может в будущем подтвердиться и вызвать вынесение оправдательного приговора. Уголовное наказание в виде лишения свободы — кара за совершенное преступление, мера уголовного наказания осужденному. Заключение под стражу — не мера уголовного наказания, не кара за предъявленное обвинение, а один из видов уголовно-процессуального принуждения, преследующий иные, чем кара, цели. С помощью заключения под стражу создаются оптимальные условия для участия обвиняемого в уголовном судопроизводстве, для пресечения его противодействия нормальному ходу уголовного процесса, для предупреждения (пресечения) попыток обвиняемого скрыться от дознания, следствия, суда, воспрепятствовать установлению истины по уголовному делу, занятиям преступной деятельностью, а также для обеспечения исполнения приговора.
При всем различии между уголовным наказанием в виде лишения свободы и заключением под стражу как мерой пресечения имеется немало общего. В обоих случаях гражданин лишается свободы. Нахождение в местах содержания задержанных и арестованных засчитывается осужденному в срок лишения свободы,
109-
определяемый судом (ст. 72 УК РФ). И уголовное наказание в виде яишения свободы, и заключение под стражу в качестве меры пресечения применяются за совершение таких преступлений) санкция за которые предусматривает лишение свободы.
Заключение под стражу должно иметь исключительный характер. Это означает, что обвиняемый должен быть заключен под стражу лишь в тех случаях, когда с помощью других мер пресечения не могут быть решены поставленные ст. 89 УПК РСФСР цели.
Уголовно-процессуальному законодательству, другим отраслям права и практике известны разнообразные виды заключения под стражу. Наиболее распространенными являются; предварительное заключение под стражу, домашний арест, превентивный арест, кратковременное задержание, задержание и арест за противодействие органам уголовного процесса, помещение в лечебно-психиатрическое учреждение для стационарной экспертизы, административный и дисциплинарный арест, административное задержание. Но не все из перечисленный видов заключения под стражу являются мерами пресечения. Таковыми являются в международной практике уголовного процесса: предварительное заключение под стражу, домашний арест и в некоторых государствах — кратковременное задержание. Мерами уголовно-процессуального принуждения из числа перечисленных в ряде государств являются также: помещение обвиняемого (подозреваемого) в лечебное учреждение для стационарной судебно-психиатрической или судебно-медицинской экспертизы, задержание и apeci- за противодействие органам уголовного судопроизводства, превентивный арест.
Предварительное заключение под стражу как мера пресечения в законодательствах различных государств имеет различные наименования: взятие под стражу, содержание под стражей, арест, лишение свободы, заключение под стражу, предварительное заключение, задержание, краткосрочное задержание, подследственное заключение. В теории уголовного процесса употребляются все перечисленные наименования, но делается различие между за-
-ПО-ключением под стражу (арестом) и задержанием (краткосрочным арестом или краткосрочным лишением свободы). Употребляется и такой термин, как подследственный арест, подследственное заключение под стражу (подследственное лишение свободы).
Домашний арест был отнесен к мерам пресечения Уставом уголовного судопроизводства 1864 г. и УПК РСФСР в ред. 1922 и 1923 гг.; УПК РСФСР в ред. I960 г. домашний арест к числу мер пресечения не относит, однако проекты УПК РФ предлагают реставрировать эту меру пресечения. Кратковременное задержание согласно ст. 122 УПК РСФСР к мерам пресечения не отнесено, хотя в международном праве зачастую не делается различий между задержанием и предварительным заключением под стражу. Превентивный арест действующим УПК РСФСР не предусмотрен ни как мера пресечения, ни как иная мера процессуального принуждения. Однако Устав уголовного судопроизводства 1864 г. допускал в отдельных случаях превентивный арест (ст. 420). Нередко превентивный арест используется в административной, непроцессуальной деятельности. Задержание и арест за противодействие органам уголовного судопроизводства к мерам пресечения не относится; действующим УПК РСФСР эти меры процессуального принуждения не предусмотрены, хотя они широко применяются по УПК Франции, Польши и других государств, применялись по Уставу уголовного судопроизводства 1864 г.
Целесообразно предусмотреть в УПК РСФСР (РФ): домашний арест как меру пресечения; превентивный арест как меру уголовно-процессуального принуждения; задержание как меру пресечения; задержание и арест за противодействие органам уголовного судопроизводства как меру принуждения. Дополнительное включение данных мер оптимизирует уголовный процесс и явится важной гарантией надлежащего поведения не только обвиняемых, но и других участников уголовного судопроизводства.
В российском уголовном процессе основания и процедура заключения под стражу установлены ст. II, 89, 96, 97, 393 УПК РСФСР, Федеральным законом о содержании под стражей подоз-
III
зеваемых и обвиняемых в совершении преступлений и рядом других законодательный актов, а в ряде случаев — и нормами международного права.
Заключение под стражу применяется к обвиняемым и в исключительных случаях — к подозреваемым в совершении преступлений. В последнем случае обвинение должно быть предъявлено не позднее десяти суток с момента ареста (задержания). Если в этот срок обвинение не будет предъявлено, мера пресечения отменяется (ст. 90 УПК РСФСР).
Заключение под стражу применяется при наличии доказательств ненадлежащего поведения обвиняемого в формах, указанных в ч.1 ст. 89 УПК РСФСР, и для предупреждения (пресечения) ненадлежащего поведения обвиняемого в данных формах. Органы расследования принимают решения о заключении под стражу с санкции прокурора (ст. II УПК РСФСР). В соответствии со ст. 22 Конституции Российской Федерации арест, заключение под стражу и содержание под стражей допускаются только по судебному решению. Однако в соответствии с ч. 2 ст. б разд. 2 Конституции РФ данное требование в стадии расследования начнет соблюдаться лишь после приведения уголовно-процессуального законодательства Российской Федерации в соответствие в положениями Конституции РФ; пока же продолжает сохраняться порядок ареста, установленный ст. 11 УПК РСФСР. Прокурор лично вправе заключить под стражу обвиняемого (подозреваемого). Суд при заключении подсудимого или осужденного под стражу решение об этом принимает в коллегиальном порядке, а в ряде случаев такое решение принимается единолично профессиональным судьей. При разрешении вопроса о необходимости заключить обвиняемого (подозреваемого) под стражу органы расследования, прокурор и суд обязаны учесть и обстоятельства, предусмотренные ст. 91 УПК РСФСР. Подлежат учету и другие обстоятельства. Прежде всего заключение под стражу допускается по делам о преступлениях, за которые законом предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок свыше одного года, а в исключительных слу-
-112-
чаях — и на срок не свыше одного года (ч. 1 ст. 96 УПК РСФСР). К лицам, совершившим наиболее тяжкие преступления, перечень которых установлен ч. 2 ст. 96 УПК РСФСР) заключение под стражу допустимо по мотивам одной лишь опасности преступления.
В литературе высказано предложение об изъятии из УПК указания на опасность совершенного преступления как одно из оснований ареста [49]. В принципе поддерживая данное суждение, считаем в то же время необходимым отметить, что в условиях военного времени и в местностях, объявленных на военном или чрезвычайном положении, арест обвиняемых (подозреваемых) по мотивам совершения ими наиболее тяжких преступлений следует практиковать и об этом надо предусмотреть в УПК соответствующую норму [503.
При заключении под стражу несовершеннолетних подлежат учету обстоятельства, указанные в ст. 91, 96, 392, 393 УПК РСФСР. При заключении под стражу лиц, страдающих психическими недостатками, подлежат учету обстоятельства, предусмотренные ст. 403, 404, 188 УПК РСФСР.
Имеется ряд особенностей, которые необходимо иметь в виду при решении вопроса об аресте обвиняемого с учетом общих и особенных оснований и обстоятельств, учитываемых при избрании данной меры пресечения (они освещены выше). В частности, вероятным или достоверным должно быть знание лица, производящего дознание, следователя, прокурора, суда относительно опасений, что оставаясь на свободе, обвиняемый скроется от дознания, предварительного следствия, прокурора, суда? В теории и практике по этому вопросу имеется два противоположных суждения. Одни считают, что такие знания должны быть приблизительными, вероятными и в то же время достаточными для решения вопроса об аресте [51]. Другие полагают, что эти знания должны быть достоверными [52]. Мы разделяем вторую точку зрения. О том, что обвиняемый может скрыться от органов уголовного судопроизводства, обычно свидетельствуют разнообразные обстоя-
-113-
тельства, установленные в процессе доказывания по делу, в том числе:
- отсутствие у обвиняемого постоянного места жительства, семьи, прочных родственных связей, производственных, общественных связей и контактов, бродяжничество время от времени, и тем более когда оно стало потребностью, образом жизни обвиняемого;
- привычка не работать, но жить не по средствам, удовлетворять свои потребности неправомерными путями и средствами, в том числе преступными;
- наличие стойких установок на совершение противоправных деяний, в том числе преступлений, и нарушение запретов, налагаемых государственными органами и должностными лицами;
- профессионализм преступного поведения, постоянные конфликты обвиняемого с законом, конфронтация с обществом, государством и его правоохранительными органами.
Чтобы выводы органов расследования, прокурора, суда о наличии оснований для заключения под стражу были достоверными, а не умозрительными, при планировании расследования, выдвижении версий и проверке их следственным и оперативно-розыскным путем следует также отработать и версии о возможных попытках или намерениях обвиняемого уклониться от уголовного преследования, уйти от уголовной ответственности, в том числе скрыться от дознания, следствия, прокурора, суда.
Понежат обязательной проверке также версии противоположного характера, т. е. о нежелании, об отсутствии склонности обвиняемого к побегу или иному уклонению от дознания, следствия, прокурора, суда. Об этом могут свидетельствовать разнообразные обстоятельства, в том числе:
- наличие у обвиняемого более или менее веских оснований полагать, что уголовное дело будет прекращено, либо суд вынесет оправдательный приговор, либо хотя и обвинительный приговор) но с освобождением подсудимого от уголовного наказания;
-114-
- в отношении обвиняемого отсутствуют отягчающие его ответственность обстоятельства и обстоятельства, отрицательно характеризующие его личность, поэтому сомнительно полагать, что пытаясь скрыться или иным образом уклониться от уголовного преследования, обвиняемый искусственно создает отрицательные для себя обстоятельства, ухудшающие его положение;
- готовность обвиняемого психологически выдерживать длительные стрессовые перегрузки при возможном побеге или ином активном уклонении от уголовного преследования; не всякий обвиняемый с учетом мягкости его характера решится скрываться, иным образом активно уклоняться от органов расследования, прокуратуры, суда и тем ^амым подвергать себя дополнительным психологическим перегрузкам;
- наличие сопутствующих преступлению ситуаций, свидетельствующих не столько о закономерном, сколько о случайном для данного обвиняемого характере совершенных им преступных действий;
- проявление со стороны обвиняемого нетерпения к судебной развязке» свидетельствующего о стремлении обвиняемого найти успокоение и выйти из состояния ожидания результатов решения своей участи; подобные обстоятельства обычно свидетельствуют о стойком нежелании обвиняемого не только скрываться от уголовного преследования, но и вообще как-то отрицательно проявлять себя по отношению к органам уголовного судопроизводства [53].
Как показывают наши исследования, абсолютное большинство следователей, работников дознания, а также взаимодействующих со следователями сотрудников оперативно-розыскных служб не планируют и не проверяют специально версии по указанным вопросам, считая это пустой тратой времени и сил, необходимых прежде всего для своевременного и полного раскрытия преступлений. Тем не менее нельзя согласиться с нигилистическим отношением следователей, оперуполномоченных и лиц, производящих дознание, к планированию версий, следственных действий
-115
и оперативно-розыскных мероприятий для достоверного установления намерений обвиняемого уклониться от уголовного пресле-.дования, в том числе скрываясь от расследования и правосудия.
Стереотипы мышления следует менять не только у следователей, оперуполномоченных, лиц, производящих дознание, но и у руководителей, прокуроров, судей, ибо от безразличного отношения к данной проблеме меры пресечения, в том числе заключение под стражу, зачастую избираются не столько на основе собранных доказательств, сколько на основе волеизъявления правопри-менителей, не подкрепленного материалами уголовного дела.
Предположения, что обвиняемый, находясь на свободе, продолжит преступную деятельность, будет мешать в установлении по делу истины и в обеспечении исполнения приговора, также не должны быть беспочвенными, надуманными. Их следует проверять следственным и оперативно-розыскным путем, и только после того, как они найдут объективное подтверждение, данные сведения могут быть положены в основу решения об аресте обвиняемого.
В законодательстве ряда государств устанавливаются некоторые особенные основания и обстоятельства для заключения обвиняемого под стражу, не предусмотренные УПК РСФСР. Так, по Уставу уголовного судопроизводства 1864 г. в качестве самостоятельного основания для ареста обвиняемого устанавливался такой социальный фактор, как отсутствие оседлости, хотя бы обвиняемому вменялось преступление, за которое по закону с учетом его малой общественной опасности заключение под стражу и не предусматривалось (ст. 420). В определенной трансформации данное основание было заимствовано ч. 2 ст. 158 УПК РСФСР ред. 1923 г., в соответствии с которой заключение под стражу допускалось в отношении лиц, не имеющих постоянного места жительства и занятий, когда им вменялось одно из преступлений, перечисленных в данной норме (недоносительство, хищение, повреждение, сокрытие или уничтожение официальных или частных документов и др.).
116
117
В дореволюционной российской угояовно-процессуалъной литературе и практике лица, не имеющие оседлости и постоянных занятий, уклоняющиеся от следствия и суда и поддерживающие связи с преступной средой, именовались неблагонадежными в исполнении требований правосудия [54]. Действующий УПК РСФСР заключение под стражу по признакам неблагонадежности обвиняемого не предусматривает, хотя в практике к числу неблагонадежных обычно относят помимо перечисленных выше лиц также и обвиняемых, которые ранее судимы, отрицательно характеризуются по месту жительства, работе или учебы, наркоманов, алкоголиков, проституток.
Сами по себе отсутствие оседлости и постоянных занятий, прежняя судимость, наркомания, алкоголизм, проституция, отрицательные характеристики и даже поддержание связей не преступного характера с преступной средой еще не свидетельствуют о негативном отношении обвиняемого к уголовному судопроизводству, его стремлении скрыться от органов расследования и правосудия, заниматься преступной деятельностью, препятствовать в установлении по делу истины и обеспечению исполнения приговора. Наличие указанных факторов социального порядка не должно влечь само по себе избрание меры пресечения. Признаки неблагонадежности обвиняемого, однако, должны побуждать органы расследования и суды проводить более тщательную проверку версии о том, не повлечет ли внешне выраженная неблагонадежность обвиняемого к нарушению им закона о мерах пресечения. И если в деле будут собраны достаточные доказательства, свидетельствующие о намерениях обвиняемого скрыться от органов расследования и правосудия, либо продолжить преступную деятельность, либо препятствовать в установлении по делу истины или в обеспечении исполнения приговора, только в этих случаях правомерно решать вопрос о заключении обвиняемого под стражу.
Ряд особенных оснований для заключения под стражу устанавливают уголовно-процессуальные кодексы государств Евро-
цы. Они носят факультативный либо обязательный характер. Факультативные основания, в свою очередь, могут быть подразделены на три группы: относящиеся к обстоятельствам, характеризующим личность обвиняемых, социальные условия их существования; преследующие цель обеспечить интересы уголовного судопроизводства; преследующие цель обеспечить общественный порядок и спокойствие населения либо защиту государственных интересов.
Обстоятельствами, характеризующими личность обвиняемого, социальные условия его существования и являющимися особенными основаниями для заключения под стражу, являются: совершение преступления рецидивистом (ст. 148 УПК Румынии; ст. 217 УПК Польши); наличие в деле отягчающих вину обвиняемого обстоятельств (ст. 148 УПК Румынии); невозможность установления личности задержанного на месте преступления (§ 92 УПК Венгрии); невозможность установить личность и местожительство обвиняемого вследствие отсутствия в деле необходимых данных (ст. 148 УПК Румынии); невозможность установить личность обвиняемого и его постоянное место жительства (ст. 152 УПК Болгарии); отсутствие у обвиняемого возможности удостоверить свою личность, когда установление данных об этом затруднительно (§ 122 УПК бывшей ГДР); невозможность установить немедленно личность обвиняемого, отсутствие у обвиняемого постоянного места жительства или занятия (УПК Чехии).
Когда оставление обвиняемого на свободе угрожает общественному порядку, если он совершил преступление, наказуемое лишением свободы на срок более двух лет, то в соответствии со ст. 148 УПК Румынии обвиняемый может быть заключен под стражу. Подобные основания установлены ст. 92 УПК Венгрии, однако при этом в законе не указывается санкция статьи, предусматривающая ответственность за совершенное обвиняемым преступление (очевидно, это может иметь место в случаях, когда за совершенное преступление угрожает лишение свободы). В ч. 2 ст. 191 УПК Югославии конструкция схожего основания более
-118-
сложная: если за совершенное преступление может быть назначено наказание в виде лишения свободы на срок в десять лет или более тяжкое наказание, и способ совершения преступления, его последствия и другие обстоятельства настолько встревожили население или могут встревожить население, то в целях беспрепятственного ведения уголовного процесса или в целях охраны людей применение предварительного заключения является необходимой мерой.
В соответствии с п. 3 ст. 152 УПК Болгарии заключение под стражу может быть обусловлено потребностями обеспечения важных государственных интересов. В соответствии со ст. 143, 146 УПК Румынии в интересах расследования по постановлению прокурора подозреваемый может быть заключен под стражу на срок до пяти суток.
В ряде государств в УПК установлены положения, требующие обязательного применения заключения под стражу: это должно иметь место, когда за совершенное преступление грозит смертная казнь (ст. 191 УПК Югославии), либо наказание в виде лишения свободы на десять лет и более либо смертная казнь (п. 1 ст. 152 УПК Болгарии). Осуждая обвиняемого к мере наказания в виде лишения свободы на срок более двух лет за умышленное преступление или на срок более трех лет за неосторожное преступление, суд первой инстанции применяет предварительное заключение (§ 3 ст. 217 УПК Польши).
В порядке совершенствования российского уголовно-процес-суального законодательства желательно опыт УПК отдельных иностранных государства в определенной мере использовать для установления дополнительных особенных оснований предварительного заключения под стражу, более точно учитывающих различные нюансы уголовно-процессуальных ситуаций. Заслуживают, на наш взгляд, того, чтобы их заимствовать с включением в УПК Российской Федерации, следующие особенные основания: совершение преступления рецидивистом; отсутствие у обвиняемого, не являющегося гражданином России, постоянного или вре-
-119-
^ряного места жительства в России, когда за совершенное им преступление может быть назначено наказание в виде лишения свободы сроком свыше трех лет; если заключение под стражу обусловлено потребностями важных государственных интересов; если заключение под стражу обусловлено потребностью пресечь угрозу общественному порядку самим фактом и способом совершения преступления, за которое может быть назначено наказание в виде лишения свободы на срок в десять лет или более тяжкое наказание; когда обвиняемый уклоняется от явки по вызовам, если за совершенное им преступление предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок не менее трех лет; если обвиняемый поддерживает связи с организованной преступной группой или иными преступными формированиями.
Единичные основания и обстоятельства, подлежащие учету при избрании и применении меры пресечения в виде заключения под стражу, как отмечалось выше, достаточно многообразны. Здесь рассмотрим единичные основания и обстоятельства для заключения под стражу несовершеннолетних. Единичные основания для заключения под стражу депутатов законодательных (представительных) органов и судей, народных и присяжных заседателей, иностранцев, не пользующихся дипломатической неприкосновенностью, а также лиц, подлежащих выдаче, будут рассмотрены в третьей части данной работы.
Заключение под стражу в качестве меры пресечения может применяться к несовершеннолетнему в исключительных случаях, когда это вызывается тяжестью совершенного преступления, при наличии оснований, предусмотренных ст. 91 и 96 УПК РСФСР (ст. 393 УПК РСФСР). Арест возможен как в отношении обвиняемых, так и в отношении подозреваемых. Цели ареста несовершеннолетних те же, что и взрослых обвиняемых (подозреваемых).
Что следует понимать под тяжестью совершенного преступления в качестве единичного основания (обстоятельства), подлежащего учету при решении вопроса об аресте несовершеннолетнего обвиняемого (подозреваемого)? Авторы комментариев уголов-
120-
121-
но-процессуальных кодексов предлагают практическим работникам следующие разъяснения: тяжесть содеянного следует понимать в том смысле, что "заключение под стражу возможно и в случае совершения несовершеннолетними преступлений, не упомянутых в ч. 2 ст. 96 УПК РСФСР (например, злостное хулиганство, побег из мест заключения). Существенное значение имеют, в частности, такие обстоятельства, как повторность преступления, направленность умысла, последствия, дерзость и агрессивность преступных действий" [55]. "Решение вопроса о тяжести преступления как основания для избрания меры пресечения заключения под стражу" определяются ч. 2 ст. 96 УПК РСФСР [561. При определении тяжести преступления следует учитывать такое обстоятельства, как совершение преступления повторно [57].
Что можно сказать относительно данных разъяснений авторов комментариев? В целом эти разъяснения верно отражают установку законодателя. Однако полными указанные разъяснения мы признать не можем. Прежде всего, не все тяжкие преступления перечислены в ч. 2 ст. 96 УПК РСФСР. Понятие тяжкого (особого тяжкого) преступления и перечень тяжких (особо тяжких) преступлений содержатся в ч. 4, 5 ст. 15 УК Российской Федерации. Тяжкими преступлениями признаются умышленные и неосторожные деяния, за совершение которых минимальное наказание, предусмотренное УК РФ, не превышает десяти лет лишения свободы (ч. 4 ст. 15 УК РФ). Особо тяжкими преступлениями признаются умышленые деяния, наказуемые лишением свободы на срок свыше десяти лет или более строгим наказанием (ч. 5 ст. 15 УК РФ). Перечень тяжких и особо тяжких преступлений в УК велик, однако не за каждое тяжкое преступление несовершеннолетний может быть привлечен к уголовной ответственности и, следовательно, не за каждое тяжкое преступление он может быть заключен под стражу. В частности, этого не может быть за преступления против военной службы, поскольку несовершеннолетние не могут быть субъектами данных преступлений. Несовершеннолетние в возрасте от четырнадцати до шестнадцати лет не являютсяясубъектами
i-дэкких преступлений, не включенных в перечень, предусмотренный ч 2 ст. 20 УК РФ, и по этой причине они также не могут быть заключены под стражу при совершении ими деяний данной группы. При решении вопроса о привлечении несовершеннолетнего к уголовной ответственности и применении к нему меры пресечения в виде заключения под стражу следует руководствоваться положенияяи ст. 20 УК РФ, которая устанавливает категории деяний, за совершение которых возможна уголовная ответственность несовершеннолетних.
Итак, тяжесть совершенного преступления как единичное .основание для избрания в отношении несовершеннолетнего меры .гфесечения в виде заключения под стражу определяется органом расследования, прокурором, судом с учетом положений и перечней, установленных не только ч. 2 ст. 96 УПК РСФСР, но и ст. 20 УК Российской Федерации.
Повторность совершения преступлений по ряду составов является квалифицирующим обстоятельством, поэтому и данный критерий в отдельных случаях может характеризовать тяжесть преступления, вменяемого несовершеннолетнему, в связи с чем быть основанием для ареста несовершеннолетнего.
Направленность умысла, последствия, дерзость, агрессивность преступных действий сами по себе единичными основаниями для заключения несовершеннолетнего под стражу не являются. Указанные обстоятельства в соответствии со ст. 63 УК РФ являются отягчающими ответственность (наказание). Помимо названных единичных оснований таковыми могут быть также: совершение преступления организованной группой несовершеннолетних (или организованной группой взрослых и несовершеннолетних); совершение преступления по мотиву национальной, расовой, религиозной ненависти или вражды, из мести за правомерные действия других лиц, а также с целью скрыть другое преступление или облегччть его совершение; совершение преступления в отношении женщины, заведомо для виновного находящейся в состоянии беременности, а также в отношении малолетнего, другого
-122-
беззащитного ияи беспомощного лица) совершение преступления с особой жестокостью, садизмом, издевательством, а также мучениями для потерпевшего; совершение преступления с использованием оружия, боевых припасов, взрывчатых веществ, взрывных или имитирующих их устройств, специально изготовленных технических средств, ядовитых и радиоактивных веществ, лекарственных и иных химико-фармацевтических препаратов, а также с применением физического или психического принуждения; совершение преступления в условиях чрезвычайного положения, стихийного или иного общественного бедствия, а также при массовых беспорядках (ст. 63 УК РФ). Следует иметь в виду, что преступления совершаются несовершеннолетними зачастую именно при указанных отягчающих обстоятельствах, о чем опубликованы многочисленные материалы в печати [58]. Решая вопрос об аресте, органы расследования, прокурор, суд в обязательном порядке тяжесть совершенного преступления должны определять и с учетом обстоятельств, отягчающих ответственность несовершеннолетнего.
Тяжесть совершенного преступления в той или иной мере может быть нейтрализована обстоятельствами, смягчающими ответственность несовершеннолетнего обвиняемого. Поэтому в уголовном деле в обязательном порядке следует проверить наличие таких обстоятельств, для того чтобы при их доказанности (одного или нескольких из числа перечисленных в ст. 61 УК РФ) принять в расчет при определении тяжести совершенного преступления и уже с учетом данного фактора решить вопрос о целесообразности ареста несовершеннолетнего.
Смягчающими ответственность и в той или иной мере нейтрализующими тяжесть совершенного несовершеннолетним обвиняемым преступления кроме перечисленных в ст. 61 УК РФ могут быть с учетом обстоятельств дела признаны следующие обстоятельства, если они доказаны при расследовании (судебном рассмотрении):
- совершение преступления вследствие стечения тяжелых тачных или семейных обстоятельств;
123
предотвращение обвиняемым вредных последствий совершенного им преступления или устранение причиненного вреда;
- совершение преступления под влиянием сильного душевного волнения, вызванного неправомерными действиями потер-. певшего;
- совершение преступления несовершеннолетней в состоя-,ции беременности.
В статье 393 УПК РСФСР общественная опасность личности .несовершеннолетнего не указывается в качестве единичного осно-.э^ния или обстоятельства, определяющего необходимость его треста. Однако в литературе настойчиво проводится мысль о том, .что общественная опасность несовершеннолетнего и тяжесть совершенного им преступления являются теми обстоятельствами, которые (не каждое в отдельности, а оба в совокупности) должны рассматриваться в качестве оснований для ареста несовершеннолетнего обвиняемого [59]. Здесь трудно что-либо возразить. Однако следует иметь в виду, что личность несовершеннолетнего и степень его общественной опасности должны устанавливаться материалами уголовного дела с учетом программы, сформулированной законодателем в ст. 392 УПК РСФСР, т. е. с учетом возраста, условий жизни и воспитания несовершеннолетнего, причин и условий, способствовавших совершению им преступления, наличия взрослых подстрекателей или иных соучастников. При наличии данных об умственной отсталости несовершеннолетнего в обязательном порядке проверяется и значение этого фактора в общественной опасности личности обвиняемого.
На выбор в качестве меры пресеччния ареста влияет также род занятий несовершеннолетнего, состояяие его здоровья, семейное положение (ст. 91 УКП РСФСР).
Статьяя393 УПК РСФСР связывает возможность ареста несовершеннолетнего с наличием исключительных случаев, не разъясняя, что под такими исключительными случаями следует понимать. В литературе исключительными считают те обстоятельства, которые могут свидетельствовать о повторности преступленияя
-124-
тесной связи несовершеннояетнего с преступной средой, невозможности иным путем обеспечить явку несовершеннолетнего об. виняемого в органы расследованияяи правосудия [60].
По нашему мнению, ни повторность преступления, ни тесная связь несовершеннолетнего с преступной средой, ни невозможность иным путем, кроме как с помощью ареста, обеспечить явку несовершеннолетнего в органы расследования и правосудия сами по себе исключительными случаями, обусловливающими необходимость заключения несовершеннолетнего обвиняемого под стражу, не яяляются, ибо в подобных ситуацияя могут находиться не только несовершеннолетние, но и взрослые, однако применительно к ним такие обстоятельства в законе как исключительные не квалифицируются.
Характеризуя исключительные случаи, когда заключение несовершеннолетнего под стражу возможно, большинство авторов относят к ним следующие: "Заключать несовершеннолетнего под стражу можно лишь тогда, когда данные о его личности и тяжесть совершенного преступления свидетельствуют, что арест является единственно возможной в данных условиях мерой и применение другой меры пресечения не может гарантировать, что несовершеннолетний явится в органы расследования и суд, не предпримет попыток повторных преступлений или к тому, чтобы помешать установлению истины по делу [611. Это касается также случаев, когда при применении другой меры пресечения не будет обеспечено исполнение приговора" 162].
В русском языке слово "исключительный" понимается в трех значениях: представляющий собой исключение из общих правил, обычных норм, являющийся исключением; особенный, необыкновенный, редкий; единственный, только один [63].
Изложенные выше комментарии понятия "исключительные случаи" ни одному из приведенных значений слова "исключительный" не соответствуют, ибо приводимые в комментариях ситуации исключения из общих правил заключения под стражу не характеризуют, чего-то особенного, необыкновенного, редкого
-125-
иди единственного не обозначают, а демонстрируют общую ситуацию и общие требования закона к выбору и применению ареста к любому обвиняемому. Эти общие требования состоят в том, что предварительное заключение только тогда допустимо, когда оно реально обеспечивает цели, поставленные законом перед ме-.рами пресечения, в данном конкретном случае, иные же меры пресечения этих целей не обеспечивают.
Что же тогда следует понимать под исключительными случаями, допускающими арест несовершеннолетнего? Прежде всего, .материалами дела должны быть установлены общие и особенные основания и обстоятельства, требующие избрания и применения треста, и затем уже на этом общем фоне — доказанная по уголовному делу необходимость заключения несовершеннолетнего обвиняемого (подозреваемого) под стражу, обусловленная тяжестью совершенного им преступления. Таким образом, исключчтельность случаев в том, что заключение несовершеннолетнего под стражу допускается не за каждое преступление, за которое арест предусмотрен по общему правилу к взрослым, как это установлено ст. 96 УПК РСФСР, а только) во-первых, за то, за которое по уголовному закону установлена ответственность несовершеннолетних' и, во-вторых, которое к тому же является тяжким (особо тяжким), т. е. находится в перечне, установленном ч. 2 ст. 96 УПК РСФСР, ч. 4, 5 ст. 15, 20 УК РФ.
Процессуальный порядок применения меры пресечения е виде заключения под стражу
В целом процессуальный порядок заключения под стражу регулируется статьями II, 89, 90, 92, 96, 961, 962, 97, 393 и некоторыми другими статьями УПК РСФСР, Федеральным законом о содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений. Важное место в этом регулировании отводится Конституции РФ (ст. 22; ч. 2 ст. 6 разд. 2 и другие нормы).
Имеется в виду ст. 20 УК Российской Федерации.
-126-
Рядом законодательных актов установлен особый порядок заключения под стражу совершивших преступления депутатов и кандидатов в депутаты законодательных (представительных) органов, судей, народных и присяжных заседателей, работников прокуратуры и других должностных лиц, информация о которых приведена в части 3 настоящего издания. Имеются и нормы, устанавливающие порядок заключения под стражу различных категорий иностранцев (см. часть 3 настоящего издания).
О заключении обвиняемого под стражу лицо, производящее дознание, следователь выносят постановление, подлежащее санкционированию прокурором, суд — определение (постановление, приговор). Решение прокурора оформляется постановлением. Постановление (определение) о заключении под стражу должно быть мотивированным) содержать указание на преступление, в котором обвиняется лицо, и основания для ареста. Особое внимание при вынесении решения уделяется точному указанию данных об обвиняемом, как они установлены с помощью документов, удостоверяющих его личность, и других доказательств. Постановление (определение) объявляется под расписку обвиняемому, одновременно ему разъясняется порядок обжалования применения меры пресечения. Копия постановления (определения) о применении меры пресечения немедленно вручается лицу, в отношении которого оно вынесено (ст. 92 УПК РСФСР).
Указание в постановлении (определении) лица, его вынесшего, должности (состава суда) удостоверяют их полномочия на принятие решения о заключении обвиняемого под стражу. Дата удостоверяет, с какого срока начинает действовать юридическая сила постановленияя(определения), т. е. конкретно с какого дня, месяца, года появляются правовые основания для помещения обвиняемого в следственный изолятор или заменяющее его место содержания заключенных под стражу. Однако необходимо иметь в виду, что фактический срок заключения обвиняемого под стражу может не совпадать с датой приняяия решения об этом. Поэтому важно указать в постановлении (определении) также дату,
-127-
часы и минуты, когда обвиняемый фактически лишен свободы. Данное обстоятельство немаловажно, так как именно с фактического заключения под стражу исчисляются сроки применения ареста к обвиняемому и сроки, засчитываемые в сроки уголовного наказания в виде лишения свободы и для правильного исчисления сроков содержания арестованного в изоляторе временного содержания, куда он может быть водворен в порядке исключения до его помещения в следственный изолятор. Важно это также для исчисления фактических сроков лишения свободы обвиняемого, незаконно арестованного, когда встает вопрос о его реабилитации и выплаты ему соответствующих компенсаций. Наконец, это необходимо также для учета деятельности органов расследования и прокуратуры, когда они незаконно (необоснованно) заключают обвиняемых под стражу, чтобы при определении фактиччского морального и иного ущерба устанавливать тем самым и степень вины работников, допустивших нарушение закона.
Указание в постановлении (определении) о заключении под стражу полных демографических данных обвиняемого необходимо для его идентификации, для исключения возможных ошибок. В практике известны случаи, когда поспешность и связанные с нею ошибки в установлении подлинных демографических данных о личности обвиняемого приводили к заключению под стражу невиновных вместо подлинных лиц, совершивших преступления.
Указание в постановлении (определении) на преступление, в котором подозревается или обвиняется арестуемое лицо, необходимо, во-первых, для удостоверения уголовно-правового (общего) основания применения меры пресечения, во-вторых, для проверки прокурором при санкционировании ареста доказанности факта совершения преступления именно тем лицом, которое заключается под стражу, в-третьих, для сообщения обвиняемому, в связи с совершением какого именно преступления к нему применяется мера пресечения в виде заключения под стражу. Указание на конкретное преступление, в котором обвиняется арестуемый, констатирует уголовно-правовую квалификацию преступления, что по-
-128-
зволяет проверить прокурору, защитнику обвиняемого, суду допустимость ареста с точки зрения установлении, законодательно предписанных ст. 96 УПК РСФСР. Приведение данных о преступлении позволяет обвиняемому и его защитнику правильно организовать защиту и тем самым реализовать предоставленные обвиняемому права.
Указание в постановлении (определении) конкретного преступления, в котором обвиняется арестуемый, необходимо и для администрации следственного изолятора, чтобы иметь правильную ориентировку для размещения арестованных по камерам, чтобы не случилось такого, когда бы опасные преступники находились в одной камере с теми, кто преступление совершил впервые, менее тяжкое и т. п.
Основания для избрания меры пресечения и обстоятельства, учитываемые при этом, указываются в постановлении (определении) для того, чтобы тем самым удостоверить законность и обоснованность решения, принятого органом расследования, прокурором или судом. Данные основания и обстоятельства должны быть установлены материалами уголовного деда. В УПК (ст. 89, 91) 96, 393) нет прямых указаний на то, чтобы следователь, лицо, производящее дознание, прокурор, суд, принимая решение о заключении обвиняемого под стражу, указывали, какими конкретно доказательствами установлены основания для избрания меры пресечения и обстоятельства, учтенные при этом. В ст. 92 УПК РСФСР содержится установка общего порядка: постановление (определение) должно быть мотивированным.
Зачастую в постановлениях (определениях) об аресте обвиняемых (подсудимых) можно встретить не основанные на материалах дела стандартные формулировки: "Обвиняемый (подозреваемый), находясь на свободе, может скрыться от следствия (дознания) и суда, воспрепятствовать установлению истины по делу, продолжить преступную деятельность, помещать в обеспечении исполнения приговора". Это означает, что следовать (лицо, производящее дознание, прокурор, суд) перечисляет все возмож-
-129-
ные процессуальные основания для заключения под стражу, не задумываясь над тем, подтверждается ли каждое из них собранными доказательствами или нет. Вполне естественно возникает вопрос, зачем в постановлении (определении) ссылаться на все основания, указанные в ст. 89 УПК РСФСР? Ведь обвиняемому (подозреваемому) вовсе не безразлично и не безынтересно, по каким из перечисленных оснований и обстоятельств он заключчн под стражу. Знать основание, по которому обвиняемый лишен свободы, — его законный интерес. Ибо только в том случае, когда обвиняемый знает, за что он лишен свободы, на основании каких доказательств, он получит реальную возможность аргументиро-ванно строить свою защиту, оспаривать решение об аресте, обжаловать его, представлять доказательства или иным образом опровергать наличие указанного в постановлении (определении) об избрании меры пресечения основания для заключения под стражу. Вполне возможно, что для заключения обвиняемого под стражу может быть несколько оснований. Тогда все они отражаются в постановлении (определении) и должны базироваться на фактических данных, содержащихся в материалах уголовного дела.
Несоблюдение процессуальной формы постановления (определения) о заключении под стражу делает его недействительным. Это имеет место в случаях, когда в постановлении (определении) не указано преступление, в котором обвиняется арестуемый, не названы процессуальные основания для избрания меры пресеччния, не названы единичные основания для избрания меры пресечения в случаях, когда это требуетсяяпо закону, не приведены мотивыыпринятого решения. Постановление (определение) окажется незаконным и в том случае) когда в нем данные о личности обвиняемого искажены, недостоверны. Постановление (определение) следует признать также незаконным, если оно не подписано лицом (органом), которое приняло решение о заключении обвиняемого под стражу, когда постановление не санкционировано прокурором при вынесении его следователем (лицом, производяяим дознание), когда в постановлении (определении) отсут-
-130-
ствугот данные о лице (органе), принявшем данное решение, отсутствует указание о дате вынесенияяпостановления (определения). Если в постановлении (определении) окажутся данные дефекты (один, два и т. п.), то оно не подлежит исполнению администрацией следственного изолятора. Строгое соблюдение процессуальной формы постановления (определения) о заключении под стражу гарантирует от произвола в применении ареста.
Постановление (определение) о заключении под стражу должно быть обстоятельным, ясным) понятным, справедливым. Значение указанных требований наряду с законностью и обоснованностью постановления (определения) о заключении под стражу состоит в том, что этот документ в определенном смысле слова напоминает обвинительный приговор, к тому же более действенный и тяжкий, поскольку это постановление приводится в исполнение немедленно при вынесении, тогда как приговор суда приводится в исполнение после ето вступления в законную силу и обращения к исполнению в установленном порядке.
Обвиняемому и подозреваемому в строгом соответствии с действующим законодательством должно быть обеспечено право на защиту. Защитник допускается к участию в деле с момента предъявления обвинения, а в случае задержания лица, подозреваемого в совершении преступления, или применения к лицу меры пресечения в виде заключения под стражу до предъявления обвинения — с момента объявления ему протокола задержания соответственно или постановления о применении меры пресечения в виде заключения под стражу (ч. 1 ст. 47 УПК РСФСР). Если явка защитника, избранного подозреваемым или обвиняемым, невозможна в течение 24-х часов с момента задержания или заключения под стражу, лицо, производящее дознание, следователь, прокурор вправе предложить подозреваемому или обвиняемому пригласить другого защитника либо обеспечить ему защитника через юридическую консультацию (ч. 2 ст. 47 УПК РСФСР).
Следует иметь в виду, что законодатель устанавливает случаи обязательного участия защитника при производстве дозна-

стр. 1
(из 2 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>