<< Предыдущая

стр. 2
(из 2 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

-131-
ния, предварительного следствия и при судебном разбирательстве: по делам несовершеннолетних, немых, глухих, слепых и других диц, которые в силу своих физических или психических недостатков не могут сами осуществлять свое право на защиту, а также лиц, не владеющих языком, на котором ведется судопроизводство. В указанных случаях защитник допускается с момента предъявления обвинения, а в случае задержания подозреваемого или его ареста до предъявления обвинения — с момента объявления подозреваемому протокола задержания соответственно или постановления о его заключении под стражу.
Участие защитника в судебном разбирательстве обязательно также по делам, в которых участвует государственный или общественный обвинитель, а также по делам лиц, между интересами которых имеются противоречия и если хотя бы одно из них имеет защитника; в данных случаях не имеет значчния, избраны меры пресечения или нет.
По делам лиц, обвиняемых в совершении преступлений, за которые в качестве меры наказания может быть назначена смертная казнь, участие защитника обязательно с момента предъявления обвинения (независимо от того, арестовано лицо или к нему применена иная мера пресечения).
Обычно в качестве защитников участвуют адвокаты, однако ими могут быть также представители профсоюзных и других общественных организаций по делам членов этих организаций, а также иные лица, которым такое право предоставлено законодательством (ст. 47 УПК РСФСР). Адвокаты выделяются для осуществления защиты подозреваемых и обвиняемых (подсудимых, осужденных) заведующими юридических консультаций или президиумом коллегии адвокатов. Орган дознания, предварительного следствия, прокурор, суд, в производстве которых находится уголовное дело, а также заведующий юридической консультацией или президиум коллегии адвокатов вправе освободить подозреваемого, обвиняемого, подсудимого, осужденного полностью или частично от оплаты юридической помощи. В таких случаях опла-
-132-
та труда защитника производится за счет соответственно государства или за счет средств коллегии адвокатов.
Защитник обязан использовать все указанные в законе средства и способы для выявления обстоятельств) оправдывающих подозреваемого, обвиняемого, подсудимого) смягчающих их ответственность и оказать им необходимую юридическую помощь. Чтобы успешно выполнять свои функции, защитник с момента допущения к участию в деле вправе: присутствовать при предъявлении обвинения, участвовать в допросе подозреваемого или обвиняемого, а также в иных следственных действиях) производимых с их участием; знакомиться с протоколом задержания, постановлением о применении меры пресечения, а по окончании расследования — со всеми материалами дела и выписывать из него необходимые сведения; участвовать в судебном разбирательстве; представлять доказательства; заявлять ходатайства и отводы; приносить жалобы на действия и решения лица, производящего дознание, следователя, прокурора, суда. С момента допущения к участию в деле защитник вправе также после первого допроса задержанного или находяяегося под стражей подозреваемого или обвиняемого иметь с ним свидания наедине без ограничения их количества и продолжительности.
Присутствующий при производстве следственного действия защитник вправе задавать вопросы допрашиваемым лицам, делать письменные замечания по поводу правильности или неполноты записей в протоколе следственного действия.
Нарушение органом расследования, прокурором или судом указанных прав защитника следует квалифицировать как существенное нарушение уголовно-процессуального закона с вытекающими отсюда последствиями: отменой приговора, возвращением уголовного дела для дополнительного расследования (ст. 232, 345 УПК РСФСР).
Об избрании в качестве меры пресечения заключения под стражу лицо, производящее дознание, следователь, прокурор, суд немедленно должны сообщить по месту работы, учебы и семье
-133-
подозреваемого, обвиняемого, подсудимого. Копия постановления (определения) о заключении под стражу посылается в место заключения. Если подозреваемый, обвиняемый или подсудимый является гражданином иностранного государства, то копия постановления (определения) направляется в министерство иностранных дел Российской Федерации.
В стадии расследования и в любой из судебных стадий уголовного процесса мера пресечения в виде заключения под стражу отменяется, когда в ней отпадает дальнейшая необходимость, или изменяется на более мягкую, когда это вызывается обстоятельствами дела, в порядке, предусмотренном ст. 101 УПК РСФСР.
Сроки содержания под стражей
"Поскольку никто не может быть назван преступником, пока не вынесен обвинительный приговор", — подчеркивал в свое время Чезаре Беккариа, — а предварительное заключение "по существу есть наказание, то оно должно быть как можно менее продолжительно и как можно менее сурово" [64]. Исходя из указанного принципа, законодательство цивилизованных стран устанавливает по возможности минимальные сроки содержания под стражей в стадии предварительного расследования (ст. 97 УПК РСФСР). В судебных стадиях сроки содержания под стражей специально не регламентируются, они совпадают со сроками судопроизводства.
Обычным в Российской Федерации для расследования дела является срок, не превышающий двух месяцев содержания обвиняемого под стражей. Предельный срок содержания обвиняемого под стражей в стадии расследования — два года'. Максимальный срок содержания под стражей подозреваемого — десять суток. Если в течение этого срока обвинение ему не будет предъявлено, он из-под стражи освобождается, а мера пресечения отменяется. В основной двухмесячный срок содержания под стражей включается
1 Этот предельный срок установлен частью 5 статьи 97 УПК РСФСР в ред. от31 декабря 1996 г. [65].
-134-
и время, в течение которого лицо было задержано в порядке, предусмотренном ст. 122 УПК РСФСР. Начальной датой заключения под стражу является день задержания либо ареста, если задержание ему не предшествовало, конечной датой течения двухмесячного срока является дата направления прокурором дела в суд^ В соответствии со ст. 97 УПК РСФСР двухмесячный срок содержания под стражей может быть продлен районным) городским прокурором, военным прокурором гарнизона, объединения, соединения и приравненными к ним прокурорами в случае невозможности закончить расследование и при отсутствии оснований для изменения меры пресечения ˜- до трех месяцев. Дальнейшее продление срока может быть осуществлено лишь ввиду особой сложности дела прокурором республики в составе Российской Федерации, края, области) города Москвы и города С.-Петербурга) автономной области) автономного округа, военным прокурором округа, группы войск, флота, Ракетных войск стратегического назначения, Федеральной пограничной службы РФ и приравненными к ним прокурорами — до шести месяцев со дня заключения под стражу (ч. 1 ст. 97 УПК РСФСР в ред. от 31 декабря 1996 г.).
Продление срока содержания под стражей свыше шести месяцев допускается в исключительных случаях и только в отношении лиц, обвиняемых в совершении тяжких преступлений и особо тяжких преступлений. Такое продление осуществляется заместителем Генерального прокурора Российской Федерации — до одного года и Генеральным прокурором Российской Федерации — до полутора лет (ч. 2 ст. 97 УПК РСФСР в ред. от 31 декабря 1996 г.).
Материалы оконченного расследованием уголовного дела должны быть предъявлены для ознакомления обвиняемому и его защитнику не позднее чем за месяц до истечения предельного полуторагодичного срока содержания под стражей) установленного частью второй ст. 97 УПК РСФСР. В случае, когда ознакомление обвиняемого и его защитника с материалами дела до истечения
-135-
предельного полуторагодичного срока содержания под стражей невозможно. Генеральный прокурор Российской Федерации, прокурор субъекта Российской Федерации, военный прокурор округа, группы войск, флота. Ракетных войск стратегического назначения, Федеральной пограничной службы РФ и приравненные к ним прокуроры вправе не позднее пяти суток до истечения предельного срока содержания под стражей возбудить ходатайство перед судьей областного, краевого и приравненных к ним судов о продлении этого срока (ч. 4 ст. 97 УПК РСФСР в ред. от 31 декабря 1996 1.). В этих случаях судья в срок не позднее пяти суток со дня получения ходатайства выносит одно из следующих постановлений:
1) о продлении срока содержания под стражей до момента окончания ознакомления обвиняемого и его защитника с материалами дела и направления прокурором дела в суд, но не более чем на шесть месяцев;
2) об отказе в удовлетворении ходатайства прокурора и об освобождении лица из-под стражи (ч. 5 ст.97 УПК РСФСР в ред. от 31 декабря 1996 г.).
В порядке, который установлен частями четвертой и пятой ст. 97 УПК РСФСР, предельный срок содержания под стражей может быть продлен в случае необходимости удовлетворения ходатайства обвиняемого или его защитника о дополнении предварительного следствия (ч.б ст. 97 УПК РСФСР в ред. от 31 декабря 1996 г.).
Анализ новой редакции статьи 97 УПК РСФСР позволяет констатировать, что полуторагодичный срок содержания под стражей является предельным, но его продление тем не менее возможно только в судебном порядке и при этом допустимо лишь в двух ситуациях: а) для завершения процесса ознакомления с делом обвиняемого и его защитника; б) для производства дополнительного следствия в порядке удовлетворения ходатайства об этом, заявленного обвиняемым или его защитником. В иных целях су-
' Разъяснение Генерального прокурора СССР № 3/44 от 28 июля 1970 г.
-136-
дебное продление полуторагодичного срока содержания под стражей законом не допускается.
Анализ практики расследования уголовных дел свидетельствует, что установленный законодательством двухмесячный срок содержания обвиняемых под стражей весьма часто не соблюдается, ежегодно в следственных изоляторах тысячи обвиняемых содержатся свыше двух месяцев, немало обвиняемых, которые вопреки установленному законом максимальному сроку содержатся под стражей свыше года, двух, трех и более лет. "В связи с этим представляется позитивным изыскать возможности сокращения сроков предварительного заключения. Например, в Болгарии из всех арестованных 99,01% содержались под стражей до суда не более двух месяцев" [66].
Генеральный прокурор в приказах и указаниях постоянно ориентирует следователей, органы дознания и прокуроров на строжайшее соблюдение законности при применении ареста в качестве меры пресечения и продлении сроков содержания под стражей на предварительном следствии. Прокурорам предписывается при решении вопроса об избрании ареста в качестве меры пресечения давать санкцию лишь в тех случаях, когда по характеру и обстоятельствам преступления такая мера пресечения действительно необходима. Внимание следует уделять своевременному выявлению, пресечению и предупреждению нарушений законности при возбуждении уголовных дел, сборе и оценке доказательств, предъявлении обвинения с тем, чтобы полностью исключить факты незаконных арестов граждан, а также необоснованных отказов в санкции на арест лиц, совершивших тяжкие преступления. И при санкционировании ареста, и при рассмотрении ходатайств о продлении сроков содержания обвиняемых под стражей необходимо критически оценивать материалы следствия, тщательно проверять законность решений лиц, производящих дознание, и следователей о применении меры пресечения в виде заключения под стражу, правомерность и необходимость дальнейшего содержания обвиняемых под стражей с учетом их лично-
-137-
сти, характера совершенного преступления. Особое внимание следует обращать на полноту, всесторонность и объективность расследования) соблюдение прав и законных интересов граждан, наличие жалоб на нарушения законности и правильность их разрешения. Руководители органов дознания, следственных аппаратов и прокуроры должны организовать расследование таким образом, чтобы решительно пресекались волокита, неорганизованность; из практики прокурорского надзора необходимо исключать необоснованное опротестование определений (постановлений) судов о возвращении дел на дополнительное расследование и возбуждение необоснованных ходатайств о продлении сроков следствия и содержания под стражей.
В ст. 97 УПК РСФСР предусмотрено: "Содержание под стражей при расследовании преступлений по уголовным делам не может продолжаться более двух месяцев". Расследование, как известно, имеет ряд форм: дознание в порядке ст. 120 УПК РСФСР, которое должно быть завершено не позднее одного месяца со дня возбуждения уголовного дела; дознание в порядке ст. 119 УПК РСФСР, которое должно быть закончено не позднее десяти суток со дня возбуждения уголовного дела (ст. 121 УПК РСФСР); предварительное следствие с двухмесячным сроком производства (ст. 133 УПК РСФСР); дознание в порядке ст. 416 УПК РСФСР со сроком производства не более двадцати дней; предварительное следствие с двухмесячным сроком производства согласно ст. 417 УПК РСФСР. При производстве расследования в указанных формах арест в качестве меры пресечения теоретически может быть применен в день, когда возбуждено уголовное дело.
Спрашивается) какой в указанных формах расследования должна быть максимальная продолжительность этого ареста при санкционировании его прокурором? Соответственно в один месяц, десять суток, два месяца, двадцать дней, два месяца? Требуется ли с учетом продолжительности расследования, установленного законом для указанных его форм, если оно в вышеуказанные сроки не завершено, при его продлении в установленном порядке
-138-
одновременно возбуждать ходатайство и о продяении срока содержания обвиняемого (подозреваемого) под стражей? Не анализируя всех вышеуказанных ситуаций, авторы комментария к УПК РСФСР полагают, что по делам протокольной формы максимальный срок содержания под стражей не может продолжаться более 20 дней при производстве предварительного следствия. Этот срок может быть продлен прокурором ввиду особой сложности дела на общих основаниях [67].
Если следовать логике авторов комментария, то надо признать, что максимально продолжительным сроком ареста при проведении дознания по ст. 120 УПК РСФСР окажется срок в один месяц, при проведении дознания по правилам ст. 119 УПК РСФСР — в десять суток, при проведении дознания в порядке ст. 416 УПК РСФСР — в двадцать дней, при производстве предварительного следствия в порядке ст. 417 УПК РСФСР — два месяца. Внешне все вроде бы логично. К тому же следует вспомнить общий принцип уголовного судопроизводства, в соответствии с которым всякое сомнение толкуется в пользу обвиняемого. При определении сроков содержания под стражей в пользу обвиняемого (подозреваемого) следует считать минимальный, но не максимальный срок пребывания в местах предварительного заключения. И тем не менее с приведенным внешне логичным суждением вряд ли можно согласиться и вот почему. Статья 97 УПК РСФСР устанавливает правила и основания продления двухмесячного срока содержания под стражей, но не меньшего. Об этом в законе записано в следующей формулировке: "Содержание под стражей при расследовании преступлений по уголовным делам не может продолжаться более двух месяцев. Этот срок может быть про-длен... в случае невозможности закончить расследование и при отсутствии оснований для изменения меры пресечения — до трех месяцев.." (выделено авт.).
Законодатель предусматривает возможность продления при расследовании двухмесячного, но не меньшего срока содержания под стражей, это прямо и определенно установлено в ст. 97 УПК
-139-
РСФСР. Отсюда следует, что при аресте обвиняемого во время расследования, в какой бы форме это расследование не проводилось, самим актом ареста уже устанавливается оптимальный срок содержания обвиняемого под стражей — два месяца. И только для ареста подозреваемого законодатель специально оговаривает исключение: если в течение десяти суток обвинение не будет предъявлено, мера пресечения подлежит отмене. Других исключений относительно ограничения двухмесячного срока содержания под стражей при расследовании уголовных дел законодатель не устанавливает.
Отсюда следуют практические выводы; если в течение месячного срока дознание в порядке ст. 120 УПК РСФСР завершить не представилось возможным, орган дознания в установленном порядке возбуждает ходатайство о продлении срока дознания, не ставя при этом вопрос о продлении срока содержания обвиняемого под стражей, если во время дознания такая мера пресечения применена к нему. Равным образом, если при производстве дознания в порядке ст. 119 УПК РСФСР орган дознания арестовал подозреваемого, то при передаче дела следователю вопрос о продлении срока содержания под стражей подозреваемого перед прокурором не ставится, и если обвинение следователь предъявляет подозреваемому в пределах десятисуточного срока действия ареста, то данная мера пресечения продолжает действовать без ее продления еще в течение пятидесяти дней (но при этом следова-теяь должен вынести постановление об избрании меры пресечения в виде предварительного заключения в отношении обвиняемого с получением санкции прокурора). Равным образом не требуется возбуждать ходатайства о продлении сроков содержания обвиняемых под стражей, когда расследование велось в порядке ст. 416, 417 УПК РСФСР: если такое расследование в предусмотренные данной статьей сроки завершить не представилось возможным, возбуждается ходатайство лишь о продлении срока расследования, но не срока содержания обвиняемого под стражей,
-140-
если такая мера пресечения избиралась соответственно органом дознания либо следователем.
Необходимо отметить, что практика не всегда следует подобным образом, некоторые прокуроры требуют возбуждения ходатайств о продлении сроков не только дознания или следствия, но и содержания обвиняемых под стражей) если такая мера пресечения избиралась и при истечении срока расследования двухмесячный срок содержания под стражей не истек. Во избежание разночтений законодательства, эо имя процессуальной экономии, обеспечения быстроты расследования следует, по-видимому, в ст. 97 УПК РСФСР сформулировать норму, определяющую порядок исчисления сроков содержания обвиняемых под стражей для каждой из форм расследования.
Если дело, по которому обвиняемый арестован) передается в суд, то при согласии с мерой пресечения судья подтверждает арест в постановлении о назначении судебного заседания или выносит отдельное постановление о мере пресечения. Равным образом поступает суд кассационной инстанции. В отличие от данного порядка при передаче дела из органа дознания в следственный орган или из одного органа предварительного следствия в другой вынесение специального постановления о подтверждении меры пресечения, в том числе заключения под стражу, не требуется, срок ареста при передаче дела от одного органа расследования другому в стадии дознания и предварительного следствия не прерывается, он течет непрерывно.
В соответствии со ст. 214 УПК РСФСР прокурор или заместитель прокурора рассматривают поступившее к ним дело с обвинительным заключением в течение пяти суток, прежде чем направить его в суд. Включаются ли указанные пять суток в двухмесячный срок содержания обвиняемого под стражей или не включаются? Прокуроры на местах подходили к решению вопроса по-разному: одни включали, другие не включали. В этой связи Генеральный прокурор СССР в указании № 3/44 от 28 июля 1970 г. в целях установления единообразия порядка исчисления сроков со-
141
держания под стражей разъяснил, что в срок содержания обвиняемого под стражей в качестве меры пресечения в период дознания и предварительного следствия надлежит включать время фактического нахождения лица под стражей с момента задержания в порядке ст. 122 УПК РСФСР и аналогичных статей других союзных республик до направления прокурором дела в суд (пятисуточный срок нахождения дела у прокурора с обвинительным заключением, как следует из разъяснений, включается в общий двухмесячный срок содержания обвиняемого под стражей) [68].
Конечно, своим разъяснением Генеральный прокурор СССР установил единообразный порядок исчисления срока содержания под стражей для указанного случая. Но здесь возникают два вопроса: 1) время нахождения дела у прокурора после подписания следователем обвинительного заключения в стадию расследования не входит, поскольку никаких действий следственного характера здесь не производится; на данном этапе уголовного судопроизводства прокурор выполняет функцию надзора за законностью вне рамок расследования, поэтому пятисуточный срок нахождения дела у прокурора в двухмесячный срок содержания обвиняемого под стражей включать не следует'; 2) давая разъяснение. Генеральный прокурор СССР нарушил ст. 1 Основ уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных республик, ст. 1 УПК РСФСР и аналогичные статьи УПК других союзных республик, предусматривающие, что порядок производства по уголовным делам определяется указанными Основами, другими законами СССР, издаваемыми в соответствии с ними, и УПК союзных республик. Своим указанием Генеральный прокурор СССР установил фактически новую уголовно-процессуальную норму о сроках содержания обвиняемых под стражей, чего он делать не вправе. Поскольку вопрос спорный в данном случае, разъяснение следует сделать в законодательном порядке.
' Согласно ч. 1 ст. 133 УПК РСФСР двухмесячный срок предварительного следствия включает время со дня возбуждения дела и до момента направления дела с обвинительным заключением прокурору.
-142-
Время пребывания в психиатрическом лечебном учреждении засчитывается в срок содержания под стражей (ч. Зет. 188 УПК РСФСР). Время пребывания в медицинском учреждении при помещении обвиняемого в стационар для обследования в связи с назначением судебно-медицинской экспертизы в срок содержания под стражей не засчитывается. По нашему мнению, в последнем случае законодатель допустил несправедливость. Помещение обвиняемого в медицинское учреждение, хотя режим содержания в нем и не является столь строгим, как в следственном изоляторе или психиатрическом лечебном учреждении, связано с ограничением свободы обвиняемого, осуществляется в порядке принуждения, поэтому время такой изоляции обвиняемого от общества следует засчитывать в срок содержания под стражей. Норму соответствующего содержания в этой связи следует дополнительно предусмотреть в ст. 188 УПК РСФСР.
В соответствии и дисциплинарными уставами Вооруженных Сил и МВД военнослужащие и лица начальствующего состава могут быть подвергнуты дисциплинарному аресту за совершенное преступление на срок до десяти суток с содержанием их на гауптвахте. Время содержания на гауптвахте гражданина в порядке дисциплинарного ареста засчитывается в срок уголовного наказания [69]. Надо полагать, что этот срок следует засчитывать и в срок содержания данных лиц под стражей за совершенные ими преступления, в связи с которыми до или после возбуждения уголовного дела они были помещены на гауптвахту в порядке дисциплинарного ареста командованием воинской части (руководителем соответствующего органа МВД РФ). Соответствующие разъяснения на этот счет желательно дать в постановлении Пленума Верховного Суда РФ.
Если обвиняемый освобождался из-под стражи, а затем через какое-то время по тому же делу к нему вторично применялось по новым основаниям в качестве меры пресечения заключение под стражу, сроки лишения свободы суммируются. Суммируются сроки содержания под стражей и в случаях, когда обвиняемый со-
-143-
вершает побег из-под стражи, а затем после задержания вновь водворяется в следственный изолятор или иное место предварительного заключения. При возвращении судом дела на новое расследование, по которому обвиняемый содержится под стражей, а по обстоятельствам дела мера пресечения не может быть изменена, она остается прежней, при этом сроки содержания под стражей до направления дела в суд и в ходе нового расследования суммируются. При возобновлении прекращенного или приостановленного дела, по которому обвиняемый был заключен под стражу, в срок ареста следует включать время нахождения под стражей до прекращения и приостановления дела. А если при этом заключение под стражу в качестве меры пресечения будет избрано вновь, то эти сроки также суммируются.
"Если... приговор отменен надзорной инстанцией, то здесь мера пресечения избирается вновь и срок содержания под стражей будет исчисляться со дня применения его во время нового расследования", — в свое время утверждал Ю. Д. Лившиц [70]. По нашему мнению, данное суждение на законе не основано. В ст. 97 УПК РСФСР (ст. 34 Основ уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных республик) установлены сроки содержания обвиняемого под стражей и порядок их продления для одного и того же уголовного дела персонально к каждому из обвиняемых, арестованных в порядке, предусмотренном ст. II, 89, 96 УПК РСФСР. Возвращение дела на новое расследование надзорной инстанцией, т. е. после вступления приговора в законную силу и его частичного исполнения, не создает нового уголовного дела, и процессуальные сроки содержания под стражей во время этого нового расследования должны суммироваться с прежними при первоначальном расследовании таким образом, чтобы их совокупность в конечном итоге не превышала в исключительных случаях, указанных в ст. 97 УПК РСФСР, полутора или двух (двух с половиной) лет. Иное исчисление сроков, предлагаемое Ю. Д. Лившицем, объективно может привести к тому, что обвиняемый будет содержаться под стражей в период расследования (первоначального и
-144-
после возвращения дела на новое расследование судом надзорной инстанции) свыше полутора-двух (двух с половиной) лет, что явится грубым нарушением законности.
К системе оснований для суммирования сроков содержания под стражей в период расследования, по нашему мнению, следует отнести сроки ограничения свободы как в рамках, так и вне рамок уголовного процесса, когда такое ограничение свободы обусловлено фактом совершения преступления тем лицом, свобода которого ограничена. К рассмотренным выше основаниям суммирования сроков содержания под стражей следует также отнести сроки: задержания подозреваемого по основаниям, предусмотренным Указом Президента Российской Федерации от 14 июня 1994 г. № 1226 "О неотложных мерах по защите населения от бандитизма и иных проявлений организованной преступности'"; задержания подозреваемого по основаниям и в порядке, предусмотренном Указом Президента Российской Федерации от 10 июля 1996 г. № 1025 "О неотложных мерах по укреплению правопорядка и усилению борьбы с преступностью в г. Москве и Московской области"^ задержания нарушителей правил пограничной охраны и таможенного законодательства; содержания под стражей подозреваемого по основаниям, предусмотренным ст. 90 УПК РСФСР; содержания обвиняемого под стражей с учетом основного и дополнительных сроков ареста по основаниям, установленным ч. 1, 2,5.6,7 РСФСР; содержания обвиняемого под стражей в период ознакомления его и защитника с материалами законченного производством уголовного дела; содержания под стражей обвиняемого, задержанного или арестованного для выдачи органам юстиции иностранного государства в период досудебного производства по делу.
1 Опубликованный в Российской газете за 17 июня 1994 г. данный Указ Президента РФ отменен Указом Президента РФ "О признании утратившими силу некоторых актов Президента Российской Федерации" от 14 июня 1997 г. № 593 // Российская газета. - 1997. - 19 июня.
^ Опубликованный в "Российской газете" 16 июля 1996 г. данный Указ Президента РФ в части его положений о задержании отменен Указом Президента РФ "О признании утратившими силу некоторых актов Президента Российской Федерации" от 14 июня 1997 г. №593//Российская газета.- 1997.- 19 июня.
145
Суммирование сроков содержания под стражей следует осуществлять, по нашему мнению, путем вынесения органом расследования (прокурором) мотивированного постановления об этом. Все основания и процессуальный механизм суммирования сроков ареста и задержания следует законодательно закрепить в УПК отдельной статьей. Суммированные по указанным выше основаниям сроки содержания под стражей и задержания должны включаться приговором суда в срок уголовного наказания при осуждении к лишению свободы, содержанию в дисциплинарной воинской части; аресту, ограничению свободы, исправительным работам; ограничению по военной службе; к обязательным работам — по правилам, установленным ст. 72 УК Российской Федерации. Суммированные по указанным выше основаниям сроки содержания под стражей и задержания должны также учитываться судом при смягчении назначаемого осужденному в качестве основного вида наказания штрафа, лишения права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью, равно как при полном освобождении осужденного от указанных видов уголовного наказания — по правилам, установленным п. 5 ст. 72 УК Российской Федерации.
В качестве оснований для продления срока содержания обвиняемого под стражей законодатель устанавливает (ч. 1 и 2 ст. 97 УПК РСФСР):
а) невозможность закончить расследование в двухмесячный срок и отсутствие при этом оснований для изменения меры пресечения, когда срок ареста продлевается до трех месяцев;
б) особая сложность дела, когда срок ареста продлевается до шести месяцев;
в) исключительность случая, при этом только в отношении лиц, обвиняемых в совершении тяжких и особо тяжких преступлений, когда срок ареста продлевается до одного года либо до полутора лет.
Субъектами уголовного процесса, участвующими в продлении сроков содержания обвиняемого под стражей, являются: сле-
-146-
дователь (лицо, производящее дознание); надзирающий прокурор; прокурор, который принимает решение о продлении срока содержания под стражей; начальник следственного комитета, управления, службы, отдела, отделения, группы (его заместитель), осуществляющий процессуальный контроль за предварительным следствием в органах внутренних дел, органах федеральной службы безопасности и в федеральных органах налоговой полиции. Помимо субъектов уголовного процесса в продлении сроков содержания под стражей в соответствии с указаниями центральных органов прокуратуры и правоохранительных ведомств, в составе которых имеются органы дознания и органы предварительного следствия, принимают участие: следователи-методисты следственных управлений (отделов) УВД, МВД, Следственного комитета МВД РФ; следователи-методисты следственных отделов, управлений УФСБ, ФСБ РФ; следователи-методисты следственных отделов, служб, управлений ОФСНП, УФСНП) ФСНП РФ; начальники УВД, ГУВД, УВДТ (ОВДТ), министры внутренних дел и их заместители; начальники УФСБ, ОФСНП, УФСНП, директор ФСБ, директор ФСНП РФ; старшие помощники и помощники прокуроров субъектов РФ (приравненных к ним прокуроров) и Генерального прокурора РФ; прокуроры отделов и управлений прокуратур субъектов РФ (приравненных к ним прокуратур) и Генеральной прокуратуры РФ. Своеобразными субъектами, участвующими в решении вопросов, связанных с продлением сроков содержания обвиняемых под стражей, являются; оперативные совещания и коллегии МВД, УВД; оперативные совещания и коллегии УФСБ, ФСБ РФ, УФСНП (ОФСНП), ФСНП РФ; оперативные совещания и коллегии соответствующих прокуратур. Вопрос о содержании обвиняемого под стражей на срок свыше одного года предварительно рассматривается на коллегии Генеральной прокуратуры Российской Федерации.
Материалы оконченного расследованием уголовного дела должны быть предъявлены для ознакомления обвиняемому и его защитнику не позднее чем за месяц до истечения предельного сро-
"147-
ка содержания под стражей, т. е. не позднее чем за месяц до истечения полуторагодичного срока (ч. 4 ст. 97 УПК РСФСР). Время ознакомления обвиняемого и его защитника с материалами уголовного дела в соответствии с ч. 5 ст. 97 УПК РСФСР в ред. 1989 г. при исчислении срока содержания под стражей в качестве меры пресечения не учитывалось. Это положение заслуживает критического анализа и об этом соответствующие суждения изложены нами в данном издании ниже.
Процессуальным актом, которым продлевается срок содержания под стражей обвиняемого, является постановление следователя (лица, производящего дознание), в производстве которого находится уголовное дело. В приказах и указаниях Генерального прокурора, а также в прилагаемых к ним образцах, данное постановление предложено именовать постановлением о возбуждении ходатайства о продлении срока содержания обвиняемого под стражей. Может быть вынесено совместное (единое) постановление о возбуждении ходатайства о продлении сроков следствия (дознания) и содержания обвиняемого под стражей. Если ставится вопрос о продлении срока содержания под стражей по данному делу не одного, а двух и более обвиняемых, выносится одно общее постановление. Постановление имеет традиционную форму, включающую вводную, описательно-мотивировочную и резолютивную части. Процессуальным актом, которым оформляется решение прокурора о продлении срока содержания обвиняемого под стражей, является его резолюция на постановлении следователя (лица, производящего дознание).
Определенные особенности имеет порядок продления срока содержания обвиняемого под стражей при возвращении судом дела на новое расследование, по которому срок содержания под стражей истек (ч. 7 ст. 97 УПК РСФСР): "При возвращении судом на новое расследование дела, по которому срок содержания обвиняемого под стражей истек, а по обстоятельствам дела мера пресечения в виде содержания под стражей изменена быть не может, продление срока содержания под стражей производится прокуро-
-148-
ром, осуществляющим надзор за следствием, в пределах одного месяца с момента -поступления к нему дела". Предоставление данных полномочий надзирающему прокурору сделано для того, чтобы максимально сократить период неопределенности, в который попадает обвиняемый, заключенный под стражу, когда уголовное дело направляется на доследование. Дальнейшее продление указанного выше срока производится с учетом времени пребывания обвиняемого под стражей до направления дела в суд в порядке и пределах, установленных частями 1, 2, 4, 5, 6 ст. 97 УПК РСФСР.
Проведенные исследования позволяют нам констатировать, что к основным недостаткам правовой регламентации сроков со' держания под стражей и практики их соблюдения относятся: несогласованность сроков содержания под стражей со сроками расследования и производства по делу в суде; несовершенство норм, регламентирующих в стадии расследования порядок исчисления (суммирования) сроков содержания под стражей; отсутствие норм о сроках содержания под стражей в судебных стадиях уголовного процесса; подмена законодательной регламентации процедуры продления сроков и документирования данных акций ведомственными приказами и указаниями Генеральной прокуратуры и правоохранительных министерств и ведомств; решение практических проблем продления сроков непроцессуальными методами с ориентацией на волевые решения должностных лиц, зачастую по закону не наделенных правом оценивать процессуальные решения органов расследования и собранные ими доказательства; несовершенство прокурорского надзора и судебного контроля за рассмотрением жалоб на незаконность ареста и продления сроков содержания обвиняемых под стражей.
К серьезным размышлениям побуждала сама регламентация до 31 декабря 1996 г. сроков содержания под стражей. По нашему мнению, части 1, 2, 4, 5 и последнее предложение части 6 ст. 97 УПК РСФСР в ред. 1989 г. не могли считаться правовыми по двум основаниям: вопреки положениям статьи 1 УПК РСФСР они
-149-
включены в Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР не законом, а Указом Президиума Верховного Совета РСФСР от 11 декабря 1989 г., который на сессии Верховного Совета РСФСР в качестве закона не утвержден; на момент издания данного Указа Президиум Верховного Совета РСФСР уже не имел полномочий изменять и дополнять действующее законодательство, в том числе уголовно-процессуальное, поскольку Законом РСФСР от 27 октября 1989 г. он был лишен такого права. Данные обстоятельства не позволяли правоприменителям осуществлять реализацию норм, указанных в частях 1, 2, 4, 5 ив последнем предложении части 6 статьи 97 УПК РСФСР. Они подлежали отмене в установленном порядке, равно как и соответствующие нормативные акты Генеральной прокуратуры РФ, в которых даны установки прокурорам, следователям и органам дознания по применению статьи 97 УПК РСФСР в ред. 1989 г.
Часть пятая статьи 97 УПК РСФСР запрещала учитывать в срок содержания под стражей время ознакомления обвиняемого и его защитника с материалами дела. Помимо того, что данная норма была нелегитимной по указанным в предшествующем абзаце основаниям, она еще и противоречила Конституции Российской Федерации, поскольку устанавливая правило о приостановлении санкции прокурора или решения суда о предварительном заключении на период ознакомления обвиняемого и-его защитника с делом, тем самым, вопреки ст. 22 и ч. 2 п. 6 разд. 2 Конституции РФ, фактически предписывали содержать обвиняемых под стражей на период ознакомления с делом без санкции прокурора и без решения суда. Проверяя конституционность части пятой статьи 97 УПК РСФСР в связи с жалобой гражданина Щелухи-наВ. В., Конституционный Суд Российской Федерации постановил: "Признать часть пятую статьи 97 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР не соответствующей Конституции Российской Федерации, ее статьям 17,22 (часть 1), 46 (часть 1), 55 (часть 3)". В этой связи Федеральному Собранию Российской Федерации в течение шести месяцев с момента провозглашения Постановления
Конститу.ционного Суда РФ (с 13 июня 1996 г.) надлежало решить вопрос об изменении уголовно-процессуального закона в части обеспечения гарантий закрепленного в статье 22 (часть 1) Конституции РФ права каждого на свободу при применении ареста и содержании под стражей в качестве меры пресечения'.
Постановлением Верховного Совета Российской Федерации от 17 января 1992 г. заместителям Генерального прокурора России и Генеральному прокурору России было предоставлено право продлевать сроки содержания под стражей соответственно до одного года и полутора лет [72]. Поскольку данное Постановление противоречило статье 1 УПК РСФСР, не относящей подзаконные акты Верховного Совета России к источникам уголовно-процессуального права, постольку оно не могло считаться легитимным, применению не подлежало и его следовало отменить в установленном порядке, как и нормативные акты Генеральной прокуратуры РФ, содержащие установки по реализации данного Постановления Верховного Совета Российской Федерации [73].
Частично указанные выше проблемы решены в связи с изданием 31 декабря 1996 г. федерального закона о внесении изменений и дополнений в статьи 26, 97, 133 УПК РСФСР:
1) исключена норма части пятой ст. 97 УПК РСФСР) запрещавшая учитывать время ознакомления обвиняемого и его защитника с материалами уголовного дела при исчислении срока содержания под стражей в качестве меры пресечения;
2) соответствующие прокуроры от районного до Генерального прокурора РФ в установленном законом порядке наделены полномочиями по продлению сроков содержания обвиняемых под стражей;
3) введен судебный контроль за продлением срока содержания обвиняемого под стражей свыше полутора лет.
' Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 13 июня 1996 г. по делу о проверке конституционности части пятой статьи 97 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР в связи с жалобой гражданина В. В. Щелухина [71].
И тем не менее, есть еще немало проблем. Исходные положения о заключении под стражу о продлении сроков содержания под стражей должны быть пересмотрены с учетом демократизации уголовного судопроизводства, расширения гласности, состязательности, сужения начал розыскного обвинительного процесса. В то же время реформирование данных институтов не должно вести к "разоружению" правоохранительных органов перед организованной преступностью и коррупцией. В связи с этим в наших трудах предлагается дифференцировать дополнительные сроки содержания обвиняемых под стражей с учетом тяжести вменяемых им преступлений [74]. Установленный нормативными актами центральных органов прокуратуры и правоохранительных министерств и ведомств порядок продления сроков содержания под стражей и документирования данных акций должен быть заменен на легитимный путем включения в УПК дополнительных статей.
Со временем, когда Россия станет подлинно правовым государством, но не сейчас, при обвальном развитии организованной преступности и коррупции, в соответствии с Конституцией Российской Федерации законодательство следует усовершенствовать таким образом, чтобы окончательные решения о предварительном заключении и продлении сроков содержания под стражей принадлежали не прокурору, а суду. В частности, в закрытом судебном заседании судья районного суда в состязательном процессе с участием сторон должен принимать решения о предварительном заключении под стражу подозреваемого и обвиняемого (прошении срока содержания под стражей) путем рассмотрения постановления органа расследования и доказательственного материала, на основании которого орган расследования с согласия прокурора возбуждает перед судом ходатайство о предварительном заключении под стражу подозреваемого либо обвиняемого и о прошении срока содержания под стражей. Продление срока содержания под стражей свыше девяти месяцев должно осуществляться, по нашему мнению, судебной коллегией по уголовным делам суда субъекта Российской Федерации (соответствующего во-
-152-
енного суда). Следует предусмотреть в УПК и норму, в соответствии с которой допускалось бы продление срока содержания под стражей на весь основной и дополнительный период расследования по делу решением судебной коллегии суда субъекта Российской Федерации (соответствующего военного суда) на основании ходатайства Генерального прокурора Российской Федерации или его заместителя по делам о преступлениях, за совершение которых предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок свыше десяти лет или смертной казни. В настоящее время максимальный дополнительный срок содержания под стражей равен полутора годам. Во Франции он значительно продолжительнее. Полагаем, что и в УПК Российской Федерации следует установить максимальную продолжительность ареста до двух с половиной лет по делам о преступлениях, санкция за совершение которых предусматривает лишение свободы на срок от семи до десяти лет.

<< Предыдущая

стр. 2
(из 2 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ