стр. 1
(из 3 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>


ИСКОВАЯ ДАВНОСТЬ В МЕЖДУНАРОДНОМ КОММЕРЧЕСКОМ ОБОРОТЕ:
ПРАКТИКА ПРИМЕНЕНИЯ

М.Г. РОЗЕНБЕРГ

ВВЕДЕНИЕ

Трудно переоценить значение для участников международного коммерческого оборота правильной ориентировки в вопросах исковой давности, имея в виду, что в гражданском праве большинства стран мира, как и в современном российском законодательстве, для применения исковой давности судом достаточно заявления ответчика. Коль скоро ответчик ссылается на пропуск срока давности и суд устанавливает правильность такой ссылки, следует отказ в удовлетворении иска даже по абсолютно обоснованным требованиям истца. Применительно к коммерческому обороту и в нашем законодательстве перестало действовать (а в законодательстве большинства других стран оно никогда не применялось) правило, предоставлявшее право суду восстановить срок исковой давности при признании уважительности причин его пропуска. Лишен отечественный суд и права применять давность по своей инициативе.
В законодательстве разных стран и в международных договорах не совпадают ни продолжительность сроков исковой давности, ни порядок их исчисления, ни даже квалификация этого института (в большинстве стран мира, в том числе в России, он признается институтом материального права, а в некоторых - процессуального). Например, продолжительность общего срока исковой давности в России составляет три года, в Англии - шесть лет, в Японии (для торговых сделок) - пять лет, в Китае (по требованиям, касающимся исполнения внешнеэкономического договора купли-продажи) - четыре года, во Франции и Швейцарии (для торговых сделок) - десять лет. В этой связи важно знать, нормами права какого государства или каким международным договором регулируются отношения сторон по конкретной сделке. При применении национального законодательства необходимо учитывать, что оно, например российское, претерпело в последние годы существенные изменения. Поэтому важно установить, какими конкретно нормами регулируются соответствующие отношения. Значительный опыт применения норм об исковой давности накоплен Международным коммерческим арбитражным судом при Торгово-промышленной палате РФ (далее - МКАС), нашедший отражение в его практике разрешения споров, возникающих в международном коммерческом обороте.
В настоящей работе излагаются существующие подходы к определению норм права, применимых по вопросам исковой давности (предусмотренных как международными договорами, так и национальными законодательствами), в историко-сравнительном плане комментируется действующее российское законодательство, приводится практика рассмотрения споров на основе российского и иностранного права, разрешенных в последние годы МКАС, существующим более 65 лет, а также практика государственных арбитражных судов РФ - на основе публикаций в Вестнике ВАС РФ о применении российского законодательства.
При изучении практики МКАС последних лет по применению исковой давности необходимо учитывать ряд моментов. Во-первых, эта практика (с изложением соответствующих решений МКАС) отражена в специальных изданиях, посвященных ей <1>. Ее обзоры приводились в ряде работ автора этой книги <2>. В 1997 г. была опубликована практика и за 1986 - 1991 гг. <3>. Таким образом, читатель располагает возможностью получить необходимую информацию. Во-вторых, при определении в каждом случае применимых норм российского законодательства МКАС неизменно руководствовался принципами разграничения сферы применения нормативных актов, установленной соответствующим Вводным законом к ГК РФ (к части первой и к части второй) и постановлениями Верховного Совета РФ о введении в действие на территории России Основ гражданского законодательства Союза ССР и республик 1991 г. (далее - ОГЗ 1991 г.) <4>. В-третьих, круг вопросов, относящихся к исковой давности, не совпадал при разрешении отдельных споров. Встречались случаи как необходимости рассмотрения их широкого комплекса, так и отдельных вопросов, что, естественно, отразилось на методе изложения в данной книге.
--------------------------------
<1> См.: Практика Международного коммерческого арбитражного суда: Научно-практический комментарий. М., 1997 (в этом издании приведена практика за 1995 г.); Арбитражная практика за 1996 - 1997 гг. М., 1998; Арбитражная практика Международного коммерческого арбитражного суда при ТПП РФ за 1998 г. М., 1999.
<2> См.: Контракт международной купли-продажи товаров. Современная практика заключения. Разрешение споров. 2-е издание. М., 1996; 3-е издание. М., 1998; Международный договор и иностранное право в практике Международного коммерческого арбитражного суда. М., 1998.
<3> См.: Арбитражная практика за 1986 - 1991 гг. М., 1997.
<4> Постановления от 14 июля 1992 г. "О регулировании гражданских правоотношений в период проведения экономической реформы" (Ведомости Съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации. 1992. N 30. Ст. 1800) и от 3 марта 1993 г. "О некоторых вопросах применения законодательства Союза ССР на территории Российской Федерации" (Ведомости Съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации. 1993. N 11. Ст. 393).

Работа предназначена для практикующих юристов, судей государственных и третейских судов, предпринимателей, занимающихся внешнеэкономической деятельностью, научных работников, а также для преподавателей и студентов по курсам "Международное частное право" и "Гражданское право".

ПРИНЯТЫЕ СОКРАЩЕНИЯ

АПК - Арбитражный процессуальный кодекс РФ от 5
мая 1995 г. (СЗ РФ. 1995. N 19. Ст. 1709)

ВАС - Высший Арбитражный Суд

Вводный закон - Федеральный закон от 30 ноября 1994 г. N
к части первой 52-ФЗ "О введении в действие части первой
ГК РФ Гражданского кодекса Российской Федерации" (СЗ
РФ. 1994. N 32. Ст. 3302)

Вводный закон - Федеральный закон от 26 января 1996 г. N
к части второй 15-ФЗ "О введении в действие части второй
ГК РФ Гражданского кодекса Российской Федерации" (СЗ
РФ. 1996. N 5. Ст. 411)

Венская конвенция - Конвенция ООН о договорах международной
1980 г. купли-продажи товаров (Вена, 1980)

Вестник ВАС - Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской
Федерации

ВС - Верховный Суд

ГГУ - Германское гражданское уложение

ГК - Гражданский кодекс

ГК РСФСР 1964 г. - Гражданский кодекс РСФСР от 11 июня 1964 г.

ГК РФ - Гражданский кодекс Российской Федерации,
часть первая от 30 ноября 1994 г. (СЗ РФ.
1994. N 32. Ст. 3301) и часть вторая от 26
варя 1996 г. (СЗ РФ. 1996. N 5. Ст. 410)

ГПК РСФСР - Гражданский процессуальный кодекс РСФСР от
11 июня 1964 г.

Закон о защите - Закон РФ "О защите прав потребителей" в ред.
прав потребителей Федерального закона РФ от 9 января 1996 г. (СЗ
РФ. 1996. N 3. Ст. 140)

Закон РФ - Закон Российской Федерации от 7 июля 1993 г.
"О международном N 5338-1 "О международном коммерческом
коммерческом арбитраже" (Ведомости Съезда народных
арбитраже" депутатов Российской Федерации и Верховного
Совета Российской Федерации. 1993. N 32. Ст.
1240)

Конвенция 1974 г., - Конвенция ООН об исковой давности в
Конвенция международной купле-продаже товаров (Нью-Йорк,
1974)

МКАС - Международный коммерческий арбитражный суд
при Торгово-промышленной палате РФ

ОГЗ 1991 г. - Основы гражданского законодательства Союза
ССР и республик от 31 мая 1991 г. (Ведомости
Съезда народных депутатов СССР и Верховного
Совета СССР. 1991. N 26. Ст. 733). Введены в
действие на территории РФ с 3 августа 1992 г.
(Ведомости Съезда народных депутатов
Российской Федерации и Верховного Совета
Российской Федерации. 1992. N 30. Ст. 1800 и
1993. N 11. Ст. 393)

Постановление - Постановление Пленума Верховного суда
Пленумов ВС РФ Российской Федерации и Пленума Высшего
и ВАС РФ N 2/1 от Арбитражного Суда Российской Федерации N 2/1
28 февраля 1995 г. от 28 февраля 1995 г. "О некоторых вопросах,
связанных с введением в действие части первой
Гражданского кодекса Российской Федерации"

Регламент 1988 г. - Регламент Арбитражного суда при
Торгово-промышленной палате СССР (утвержден
решением Президиума Торгово-промышленной
палаты СССР от 11 марта 1988 г.)

Регламент МКАС - Регламент Международного коммерческого
арбитражного суда при Торгово-промышленной
палате Российской Федерации (утвержден 8
декабря 1994 г. Президентом
Торгово-промышленной палаты Российской
Федерации и вступил в силу с 1 мая 1995 г.)

РФ - Российская Федерация

Соглашение СНГ о - Соглашение о порядке разрешения споров,
порядке разрешения связанных с осуществлением хозяйственной
хозяйственных деятельности (Киев, 20 марта 1992 г.)
споров

ТК - Торговый кодекс

ТПП - Торгово-промышленная палата

Раздел I. ИСКОВАЯ ДАВНОСТЬ И МЕЖДУНАРОДНЫЙ ДОГОВОР

Как известно, в силу ч. 4 ст. 15 Конституции РФ составной частью правовой системы России являются международные договоры РФ. Коль скоро таким международным договором установлены иные правила, чем предусмотренные законом, применяются правила международного договора. В каждом случае необходимо разобраться, является ли Россия участницей соответствующего международного договора, устанавливающего правила по вопросам исковой давности. К числу таких международных договоров относится, в частности, ряд транспортных конвенций и соглашений, например: Соглашение о международном железнодорожном грузовом сообщении (СМГС), Варшавская конвенция 1929 г. по международным воздушным перевозкам, Конвенция о договоре международной дорожной перевозки грузов 1956 г. (по международным автомобильным перевозкам). Небрежность при выяснении этого вопроса может привести к крайне негативным последствиям. Например, в таком авторитетном издании, как журнал для деловых людей "Хозяйство и право" <*>, утверждается, что Российская Федерация как правопреемник СССР является участницей Конвенции ООН об исковой давности в международной купле-продаже товаров 1974 г., в которой установлен срок исковой давности в четыре года.
--------------------------------
<*> См.: Лебедев К. Понятие, состав и правовой режим кредиторской задолженности // Хозяйство и право. 1998. N 11. С. 36.

Текст этой Конвенции, принятой в Нью-Йорке 14 июня 1974 г., как и Протокола об ее изменении, принятого в Вене 11 апреля 1980 г., неоднократно публиковался в России <*>. Писалось о ней и в отечественной литературе <**>. Во всех работах автора этой книги, указанных ниже, приводились сведения из официального документа, издаваемого Секретариатом ООН один раз в год, о статусе этой Конвенции, т.е. о государствах, в ней участвующих, датах ее подписания, ратификации или присоединения соответствующим государством, а также о дате вступления для него Конвенции в силу, тех оговорках и заявлениях, которое оно сделало. Эти сведения были опубликованы в документе ООН Distr. GENERAL A/CN. 9/462. 19 May 1999 по состоянию на 12 мая 1999 г. Из указанного документа ясно видно, что текст Конвенции 1974 г. был подписан Советским Союзом, но не был им ратифицирован и не вступил в силу для СССР. Согласно примечанию "с" с 24 декабря 1991 г. РФ продолжает членство СССР в ООН и, начиная с этой даты, несет в полном объеме ответственность по всем правам и обязательствам СССР согласно Уставу ООН и многосторонним договорам, депозитарием которых является Генеральный секретарь.
--------------------------------
<*> См., например: Розенберг М.Г. Международная купля-продажа товаров. М., 1995. С. 247 - 264; Он же. Контракт международной купли-продажи. Современная практика заключения. Разрешение споров М., 1996. С. 184 - 203; 2-е издание. М., 1996. С. 221 - 239; 3-е издание. М., 1998. С. 231 - 249.
<**> См, в частности: Кабатов В.А. Конвенция об исковой давности в международной купле-продаже товаров // Сов. государство и право. 1975. N 12; Лунц Л.А. Конвенция об исковой давности в международной купле-продаже товаров // Сов. Ежегодник международного права. 1976. М., 1978; Материалы семинара по Конвенции об исковой давности и Конвенции о договоре международной купли-продажи товаров, разработанные в рамках Комиссии ООН по праву международной торговли. М., 1983. С. 19 - 45, 46 - 52; Розенберг М.Г. Международная купля-продажа товаров. С. 162 - 164; Он же. Контракт международной купли-продажи... (2-е издание. С. 99; 3-е издание. С. 106); Практика Международного коммерческого арбитражного суда. Научно-практический комментарий. М., 1997. С. 246 - 247; Он же. Международный договор и иностранное право в практике Международного коммерческого арбитражного суда. М., 1998. С. 79.

Согласно ст. 42 Конвенции она подлежит ратификации, а ратификационная грамота должна сдаваться на хранение Генеральному секретарю ООН. При этом Конвенция вступает в силу для соответствующего государства согласно ст. 44 в первый день месяца, следующего за месяцем, в котором истекает шестимесячный период после сдачи на хранение его ратификационной грамоты или документа о присоединении. Таким образом, РФ, будучи продолжателем СССР, может воспользоваться тем правом, которое принадлежало СССР, - ратифицировать Конвенцию, и в этом случае она вступит в силу для РФ в срок, предусмотренный ст. 44 Конвенции.
Что касается Протокола об изменениях Конвенции, совершенного в 1980 г. в Вене, то к нему СССР не присоединялся. В силу ст. X этого Протокола, если РФ ратифицирует Конвенцию, то при соответствующем уведомлении депозитария станет также участником и Протокола.
Изложенный подход соответствует предписаниям Конституции РФ и Федерального закона РФ "О международных договорах Российской Федерации" (ст. 15). Соответствовал он и действовавшему ранее Закону СССР 1978 г. "О порядке заключения, исполнения и денонсации международных договоров СССР" (ст. 12). Как в гражданском законодательстве СССР, так и в законодательстве РФ нормы об исковой давности носили и носят императивный характер. Принятие иных правил в международном договоре по этим вопросам было возможно и в настоящее время допустимо только при ратификации такого международного договора в установленном законом порядке.
Таким образом, в российском праве к договору международной купли-продажи товаров применяется не четырехлетний, а трехлетний общий срок исковой давности.
Практическое значение факта неучастия России в этой Конвенции и неправильной ориентировки российских юристов и предпринимателей наглядно видно на примере двух дел, рассмотренных МКАС.
Суть одного из них (дело N 62/1998, решение от 30.12.98) <*> состояла в следующем. Российской организацией (покупателем) был оплачен индийской фирме (продавцу) на основании представленных ею документов товар, не прибывший в пункт назначения. Ответственность за это, по мнению покупателя, должен был нести продавец. Истец предложил применить к отношениям сторон российское право, хотя в силу коллизионной нормы скорее всего было бы признано применимым индийское право. Ответчик дал согласие на применение российского права и, таким образом, между спорящими сторонами состоялось соглашение о применимом праве. При рассмотрении спора ответчик просил в иске отказать в связи с пропуском истцом срока исковой давности, установленного ГК РФ. Представитель истца, по-видимому, был готов к такого рода возражению ответчика и тут же заявил, что в данном случае применим не трехлетний, а четырехлетний срок исковой давности, предусмотренный Конвенцией 1974 г., который не пропущен. Обосновал он эту позицию тем, что в соответствии с ч. 4 ст. 15 Конституции РФ правила международных договоров имеют приоритет перед нормами российского гражданского права. После выяснения того, что эта Конвенция не входит в качестве составной части в правовую систему России, поскольку не является международным договором РФ, в отношении тех требований, по которым истек трехлетний срок давности, в иске было отказано.
--------------------------------
<*> См.: Арбитражная практика... за 1998 г. М., 1999. С. 250 - 256.

В другом деле (N 31/1998, решение от 20.10.98) <*> истец (российская организация), предъявивший иск к ответчику (английской фирме) в связи с неполной оплатой поставленного товара, в ответ на заявление ответчика о пропуске трехлетнего срока исковой давности, установленного нормами применимого права (российского), также безосновательно и безуспешно сослался на указанную Конвенцию.
--------------------------------
<*> См.: Арбитражная практика... за 1998 г. С. 183 - 185.

Тем не менее необходимо знать, что при определенных условиях в отношении контрактов, заключаемых российскими предпринимателями, положения этой Конвенции действуют, когда применимым является право государства - ее участника (см. раздел IV настоящей работы).
Предписания по вопросам исковой давности применительно к отношениям по контрактам международной купли-продажи товаров содержатся еще в одном международном акте, в котором участвовал Советский Союз. Это - Общие условия поставок Совета Экономической Взаимопомощи в редакции 1988 г. (ОУП СЭВ 1968/1988 гг.), предусматривающие общий двухлетний срок исковой давности и специальный срок давности продолжительностью в один год. Документ этот был ратифицирован Советским Союзом в 1989 г. <*> и носил характер международного договора СССР, правила которого имели приоритет в отношении норм внутригосударственного права. Однако, учитывая, что ОУП СЭВ 1968/1988 гг. в настоящее время носят факультативный характер, применение их положений, относящихся к исковой давности, даже когда в контракте сделана ссылка на них, возможно только в тех случаях и в той мере, в каких они не противоречат применимым нормам национального права. Когда таковым является российское право, по общему правилу это исключается, учитывая отмеченный выше императивный характер российских национальных норм, регулирующих исковую давность. Принципиальный подход к этой проблеме выражен при разрешении Арбитражным судом при ТПП СССР споров по делам N 180/1988 (решение от 05.09.89) <**> и N 139/1988 (решение от 25.04.89) <**>. Суть этих споров сводилась к тому, что в договоры подряда на строительство объектов, заключенные польской и советской организациями, были включены ссылки на Общие условия поставок СЭВ и в то же время оговорено, что по вопросам, не урегулированным договорами и Общими условиями поставок СЭВ, применяются положения советского материального гражданского права. Признав, что в данном случае Общие условия поставок СЭВ подлежали применению не в качестве международного договора, имеющего приоритет перед нормами внутригосударственного права (поскольку отношения по строительному подряду не входят в сферу регулирования этого международного документа), Арбитражный суд применил нормы об исковой давности ГК РСФСР 1964 г., а не Общих условий поставок СЭВ. В решениях отмечено, что в силу ст. 80 ГК РСФСР 1964 г. изменение по соглашению сторон сроков исковой давности и порядка их исчисления не допускается. В одном из этих решений указано на то, что правовой принцип обязательности для сторон при выборе ими применимого права императивных национальных норм воспринят не только советским правом и законодательством ряда других стран, например ФРГ и Швейцарии, но отражен также в международных соглашениях, в частности в Единообразном законе о международной купле-продаже 1964 г., который предусматривает (ст. 4) право сторон избрать его в качестве закона договора, однако это не должно наносить ущерб императивным нормам права, подлежащего применению, если бы стороны не избрали Единообразный закон. В этой связи необходимо иметь в виду, что законодательство некоторых стран разрешает по соглашению сторон отступать от положений закона по вопросам исковой давности. Так, например, в праве Германии (§ 225 ГГУ) допускается в отличие от российского права (ст. 198 ГК РФ) по соглашению сторон сокращать срок исковой давности. Соответственно при применении к отношениям сторон в силу их соглашения ОУП СЭВ 1968/1988 гг., если эти отношения регулируются нормами права такого государства, срок исковой давности будет определен на основании положений ОУП СЭВ.
--------------------------------
<*> См.: Ведомости Верховного Совета СССР. 1989. N 19. Ст. 148.
<**> См.: Арбитражная практика за 1986 - 1991 гг. М., 1997. С. 36 - 38.
<***> См.: Там же. С. 38 - 40.

Современный подход к применению исковой давности в отношении договора международной купли-продажи товаров, регулируемого ОУП СЭВ 1968/1988 гг., наглядно виден на примере двух приводимых ниже решений МКАС.
При рассмотрении спора между румынской и российской организациями (дело N 314/1998, решение от 09.04.99) ответчик, не оспаривая факта недопоставки товара, послужившего основанием для предъявления иска, ходатайствовал об отказе в удовлетворении требований истца в связи с пропуском им срока исковой давности. Контракт, заключенный сторонами 29 июля 1992 г., содержал ссылку на ОУП СЭВ 1968/1988 гг., которыми установлен для требований, основанных на претензиях по количеству, специальный срок исковой давности в один год. Ответчик неоднократно признавал обоснованными требования истца, что влекло за собой перерыв срока давности, но на дату предъявления иска истекло более одного года с момента последнего письменного признания долга. В вынесенном МКАС решении были, в частности, отмечены следующие моменты. Применимым правом к отношениям сторон по данному контракту как в силу ОУП СЭВ 1968/1988 гг. (§ 122), так и в соответствии с п. 1 ст. 166 ОГЗ 1991 г. является российское право как право страны продавца. Поскольку с 1 января 1991 г. указанные ОУП СЭВ в отношениях между субъектами внешнеэкономических связей Румынии и России утратили свое императивное значение, к спору из данного контракта по вопросу исковой давности применимы императивные положения российского гражданского законодательства, не допускающего изменения по соглашению сторон установленных в нем сроков исковой давности и порядка их исчисления. Согласно российскому законодательству к такого рода требованиям применяется общий срок исковой давности в три года с учетом имевших место перерывов срока давности. В соответствии с правилами российского законодательства на момент предъявления иска не истек трехлетний срок давности.
Коль скоро к отношениям сторон подлежали применению ОУП СЭВ в качестве международного нормативного акта, МКАС руководствовался предписаниями этого документа, а не положениями национального законодательства. Так, по спору в отношении контракта, заключенного в 1988 г., МКАС отказал истцу (германской фирме) в иске к российской организации о взыскании процентов годовых по мотиву пропуска двухгодичного срока исковой давности, установленного ОУП СЭВ (дело N 248/1994, решение от 12.03.96) <*>.
--------------------------------
<*> См.: Арбитражная практика за 1996 - 1997 гг. С. 36 - 37.

Раздел II. ОПРЕДЕЛЕНИЕ ПРИМЕНИМОГО НАЦИОНАЛЬНОГО ПРАВА

Введенные в действие на территории РФ с 3 августа 1992 г. ОГЗ 1991 г. предусматривают, что вопросы исковой давности разрешаются по праву страны, применяемому для регулирования соответствующего отношения (ст. 159). Эта норма предопределяет важность для предпринимателя и юриста иметь четкое представление о том, национальное право какого государства будет применяться к отношениям по заключаемому контракту.
Неточным, вводящим в заблуждение юристов и предпринимателей, является встречающееся в литературе утверждение, что если стороны не оговорили в контракте применимое право, то оно определяется на основании коллизионной нормы международного частного права - по месту заключения контракта <1>. Это утверждение исходит из того, что будто существует универсальная коллизионная норма, которую должны иметь в виду деловые люди, заключая контракты. Действительно до 3 августа 1992 г. в России (как и ранее в СССР) такая норма применялась на основании предписаний Основ гражданского законодательства Союза ССР и союзных республик 1961 г. (ст. 126) и ГК РСФСР 1964 г. (ст. 566). Применяется она и в настоящее время в силу международных договоров в отношениях между организациями СНГ (ст. 41 Конвенции о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам 1993 г. <2> и п. "е" ст. 11 Соглашения государств СНГ от 20 марта 1992 г. о порядке разрешения споров, связанных с осуществлением хозяйственной деятельности <3>). Однако никогда она не носила универсального характера в зарубежном праве, а в российском праве с 3 августа 1992 г. применительно к внешнеэкономическим сделкам (одним из видов которых является договор международной купли-продажи товаров) действуют совершенно иные коллизионные подходы <4>.
--------------------------------
<1> См.: Бублик В. Договор международной купли-продажи товаров. Как избежать ошибок при его оформлении и исполнении // Хозяйство и право. 1999. N 2. С. 89.
См.: Томсинов В.А. Внешнеторговые сделки: Практические рекомендации по составлению контрактов. М.: Тантра, 1994. С. 12 - 13.
<2> Совершена в Минске 22 января 1993 г. Ратифицирована Федеральным Собранием РФ Федеральным законом от 4 августа 1994 г. N 16-ФЗ (СЗ РФ. 1994. N 15. Ст. 1684). Вступила в силу 19 мая 1994 г., для России - 10 декабря 1994 г. Опубликована в Собрании законодательства РФ (СЗ РФ. 1995. N 17. Ст. 1472).
По информации МИД РФ участниками Конвенции (по состоянию на 1 июля 1998 г.) являются все государства, входящие в СНГ.
<3> Совершено в Киеве 20 марта 1992 г. Ратифицировано Верховным Советом РФ Постановлением от 9 октября 1992 г. (Ведомости Съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации. 1992. N 44. Ст. 2472). Вступило в силу 8 апреля 1993 г. Опубликовано в Содружество. Информационный вестник Совета глав государств и Совета глав правительств СНГ. Вып. 4. Минск, 1992. С. 53.
По информации МИД РФ участниками этого Соглашения (по состоянию на 1 июля 1998 г.) являлись: Азербайджан, Армения, Беларусь, Казахстан, Кыргызстан, Российская Федерация, Таджикистан, Туркменистан, Узбекистан, Украина.
<4> См., в частности: Богуславский М.М. Международное частное право. М.: Юрист, 1998. С. 204 - 208; Звеков В.П. Международное частное право: Курс лекций. М.: НОРМА-ИНФРА-М, 1999. С. 285 - 296; Кабатов В.А. Применимое право при разрешении споров в Международном коммерческом арбитражном суде при Торгово-промышленной палате РФ // Хозяйство и право. 1998. N 5. С. 101 - 105 и N 6. С. 105 - 109; См. также: Вестник ВАС. 1995. N 9. С. 74 - 81.

О практических последствиях неправильной ориентировки российского ответчика в применимых нормах права см. в разделе IV "Применение норм иностранного права", где излагается решение МКАС от 30.06.98 по делу N 195/1997.
Хотя нормам ГК РФ, определяющим срок исковой давности и порядок его исчисления, придан ясно выраженный императивный характер (ч. 1 ст. 198), между тем применительно к сделкам с иностранным элементом, в частности внешнеэкономическим, ОГЗ 1991 г. (п. 2 ст. 165 и п. п. 1, 2 и 5 ст. 166) исходят из права сторон определить по своему усмотрению применимое право. В силу же ст. 159 ОГЗ 1991 г., как отмечалось выше, вопросы исковой давности разрешаются по праву страны, применяемому для регулирования соответствующего отношения. Соответственно выбор сторонами иностранного права в качестве применимого к сделке практически означает их соглашение о применении к их отношениям по вопросам исковой давности иных сроков исковой давности и порядка их исчисления, если таковы предписания соответствующего иностранного права. В силу ст. 159 ОГЗ 1991 г. действует лишь одно ограничение: требования, на которые исковая давность не распространяется, определяются ГК РФ.
В проекте части третьей ГК РФ <*> этого ограничения не предусматривается при сохранении общего правила об определении исковой давности по праву страны, применяемому для регулирования соответствующего отношения. Вместе с тем проект предусматривает для сторон договора возможность избрать подлежащее применению право как для договора в целом, так и для отдельных его частей. На наш взгляд, это положение проекта следует понимать в том смысле, что стороны могут предусмотреть в соглашении выбор применимого права разных государств для отдельных частей договора. Но это, однако, не означает, что им предоставлена возможность оговорить по вопросам исковой давности применение вместо императивных положений избранного ими права предписаний права другого государства.
--------------------------------
<*> Опубликован в Ведомственном приложении к "Российской газете" 30 ноября 1996 г. В настоящей работе приводится уточненный текст проекта по состоянию на 8 октября 1999 г.

Закон РФ от 7 июля 1993 г. "О международном коммерческом арбитраже" (п. 2 ст. 28) <*>, как и Европейская конвенция о внешнеторговом арбитраже (ст. VII) <**>, предусматривает, что при отсутствии каких-либо указаний сторон третейский суд применяет право в соответствии с коллизионными нормами, которые он считает применимыми. Такое же положение содержится и в Регламенте МКАС (п. 1 § 13). Следует отметить, что в проекте части третьей ГК РФ содержится предписание, учитывающее возможность для суда не применять коллизионный критерий, предусмотренный в качестве презумпции для соответствующего вида договора.
--------------------------------
<*> См.: Ведомости Съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации. 1993. N 32. Ст. 1240.
<**> Ратифицирована СССР. См.: Ведомости Верховного Совета СССР. 1962. N 20. Ст. 210. Текст Конвенции см.: Ведомости Верховного Совета СССР. 1964. N 44. Ст. 485. Конвенция вступила в силу 7 января 1964 г.
По данным, опубликованным в Yearbook Commercial Arbitration XXIII-1998, по состоянию на 18 августа 1998 г. в Конвенции участвует 28 государств. Статус Конвенции по состоянию на 20 июля 1997 г. был приведен в книге: Розенберг М.Г. Международный договор и иностранное право в практике Международного коммерческого арбитражного суда. М., 1998. С. 211 - 212. За это время новым участником Конвенции стала Молдова.

В практике МКАС при рассмотрении споров обычно основываются на коллизионных нормах российского законодательства. Вместе с тем важно четко определить, каковы пределы усмотрения состава международного коммерческого арбитража в выборе применимого коллизионного критерия (связан ли состав арбитража какими-либо объективными обстоятельствами или же ему предоставлена ничем не ограниченная свобода), а также должен ли состав арбитража мотивировать сделанный им выбор. На наш взгляд, ответ на этот вопрос должен быть однозначным, исходя из соображений необходимости обеспечения стабильности международного коммерческого оборота и принципа равного отношения к сторонам, что наглядно видно на примере применения норм об исковой давности. Ведь произвольный выбор коллизионного критерия может привести к отказу в удовлетворении полностью обоснованного требования по мотиву пропуска срока исковой давности. Предоставленное третейскому суду право усмотрения означает лишь то, что суд может определить, с правом какого государства наиболее тесно связаны отношения сторон, из которых возник спор. Интересно, что именно из такого подхода исходит Германский арбитражный закон 1998 г. (п. 2 § 1051), принятый 22 декабря 1997 г. и основанный, как и Закон РФ "О международном коммерческом арбитраже", на Типовом законе ЮНСИТРАЛ о международном торговом арбитраже 1985 г. Этот же подход отражен и в Регламенте Германского арбитражного института (п. 23.2), вступившем в силу с 1 июля 1998 г.
С учетом изложенного представляется, что решение третейского суда о выборе применимого права, безусловно, должно быть мотивировано.

Раздел III. ПРИМЕНЕНИЕ НОРМ РОССИЙСКОГО ПРАВА

В российской доктрине и практике общепринятым является подход, в силу которого нормы российского права по вопросам исковой давности являются материально-правовыми и соответственно подлежат применению как в случае, когда российское право избрано сторонами в качестве права договора, так и в случае, когда при отсутствии соглашения сторон оно признается применимым в силу коллизионной нормы. Встречающееся мнение, согласно которому адресованные суду нормы, содержащиеся в российском гражданском законодательстве, должны признаваться гражданско-процессуальными, на законе не основано. Как известно, целью норм гражданского процесса является регламентация порядка ведения процесса, а не определения отношений сторон по существу.
Применительно к разрешению споров с участием иностранцев квалификация норм об исковой давности в качестве гражданско-процессуальных привела бы к следующим серьезным последствиям. Во-первых, в силу ст. 19 (п. 2) Закона РФ от 7 июля 1993 г. "О международном коммерческом арбитраже" такие нормы не являлись бы обязательными для МКАС и других третейских судов в России, выполняющих функции международного коммерческого арбитража, поскольку гражданско-процессуальное законодательство России к разбирательству в международном коммерческом арбитраже не применяется. Во-вторых, существенно ограничилась бы сфера применения иностранного права российскими государственными судами, поскольку при отсылке к иностранному праву российские государственные суды тем не менее должны были бы применять эти нормы, а не соответствующие нормы иностранного законодательства, учитывая, что иностранный закон не подлежит применению по тем вопросам, которые по российскому законодательству считаются процессуальными. В-третьих, при разрешении споров в иностранных судах (в том числе третейских) с применением российского права эти нормы по общему правилу также не применялись бы иностранными судами, поскольку в науке и практике международного частного права исходят из того, что по общему правилу отсылка к праву иностранного государства понимается как отсылка к нормам материального, а не процессуального права. В гражданских процессуальных вопросах суд, рассматривая дела с иностранным элементом, в принципе применяет только право своей страны.
Ниже излагаются содержание, порядок и практика применения норм российского гражданского законодательства по вопросам исковой давности.

Понятие исковой давности

Исковая давность - это не срок, в течение которого заинтересованное лицо может обратиться в суд за защитой своего права. Обращаться в суд можно и по истечении срока исковой давности (п. 1 ст. 199 ГК РФ). Истечение срока исковой давности не влечет за собой и погашения самого права. Поэтому должник не вправе требовать обратно добровольно исполненное после истечения давности (ст. 206). Исковая давность является сроком, при соблюдении которого суд общей юрисдикции, государственный арбитражный суд или третейский суд в случае обращения к ним с иском обязаны предоставить защиту лицу, право которого нарушено. Пропуск же срока, если об этом заявила заинтересованная сторона, является основанием к вынесению судом решения об отказе в иске (п. 2 ст. 199).
Исковую давность следует отличать от приобретательной давности, пресекательных (преклюзивных) сроков и претензионных сроков.
Приобретательная давность - это срок, по истечении которого при определенных в законе условиях приобретается право собственности (ст. 234). Применение приобретательной давности (исчисление ее срока) при истребовании имущества законом (п. 4 ст. 234) прямо увязывается с истечением срока исковой давности по соответствующим требованиям. На это особо обращено внимание в п. 17 Постановления N 8 Пленума ВАС от 25 февраля 1998 г. "О некоторых вопросах практики разрешения споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав" <*>, а также в Обзоре практики разрешения споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав <**>.
--------------------------------
<*> См.: Вестник ВАС. 1998. N 10. С. 19.
<**> См.: Вестник ВАС. 1997. N 7. С. 93 - 94.

Пресекательный (преклюзивный) срок - это срок, по истечении которого погашается само право требования. По его истечении нельзя путем обращения в суд получить защиту нарушенного права. В ГК РФ такого рода сроки предусмотрены применительно к искам кредиторов к поручителю (п. 4 ст. 367) (см. по этому вопросу: Обзор практики разрешения споров, связанных с применением арбитражными судами Гражданского кодекса Российской Федерации о поручительстве <1>). Аналогичен характер срока представления бенефициаром требования к гаранту по банковской гарантии (п. 2 ст. 374), а также участника долевой собственности по требованиям о переводе на него прав и обязанностей покупателя, когда продажа доли в праве общей собственности была осуществлена с нарушением преимущественного права покупки (п. 3 ст. 250). Пресекательный характер трехмесячного срока для предъявления таких требований отмечен в п. 20 указанного выше Постановления Пленума ВАС РФ N 8 от 25 февраля 1998 г. <2>. Пресекательные сроки установлены и в Положении о переводном и простом векселе <3> (См.: Обзор практики разрешения споров, связанных с использованием векселя в хозяйственном обороте <4>).
--------------------------------
<1> См.: Вестник ВАС. 1998. N 3. С. 94 - 95.
<2> См.: Вестник ВАС. 1998. N 10. С. 20.
<3> См.: СЗ РФ. 1997. N 11. Ст. 1238.
<4> См.: Вестник ВАС. 1997. N 10. С. 76 - 77.

Претензионные сроки - это сроки, предусмотренные законом или договором, для предъявления к обязанному лицу требования в досудебном порядке. ГК РФ (п. 1 ст. 797) предусмотрено, что такие сроки по требованиям к перевозчикам, вытекающим из перевозки грузов, устанавливаются соответствующим транспортным уставом или кодексом. Такие сроки установлены, в частности, Воздушным кодексом РФ (ст. 126), Транспортным уставом железных дорог РФ (ст. 139) и Кодексом торгового мореплавания РФ (ст. 406). Согласно АПК (п. 3 ст. 4) спор может быть передан на рассмотрение арбитражного суда лишь после соблюдения претензионного порядка, если он установлен федеральным законом или предусмотрен договором. В практике арбитражных судов исходят из того, что для принятия иска к рассмотрению, когда претензионный порядок предусмотрен договором, достаточно факта направления претензии. Несоблюдение претензионного срока само по себе не влечет отказа в принятии иска к рассмотрению.
От претензионных сроков следует отличать предусмотренные законом или договором сроки для уведомления об обнаруженном несоответствии товара, переданного по договору купли-продажи (п. 1 ст. 483 ГК РФ). Последствия его несоблюдения установлены законом (п. п. 2 и 3 этой же статьи). Также иной юридический характер имеет гарантийный срок (по купле-продаже см., в частности, ст. ст. 470, 471, 477 ГК РФ).
Специальные сроки предъявления требований установлены Законом о защите прав потребителей.
Между тем в ряде статей ГК РФ (см. напр.: п. п. 1 и 2 ст. 181, п. 3 ст. 885, ст. 966) предусмотрено, что в них установлен срок, "в течение которого иск может быть предъявлен". В заголовках к ст. ст. 181 и 966 указано, что в этих статьях содержатся предписания о сроках исковой давности. Применительно к п. 2 ст. 181 из Вводного закона к части первой ГК РФ (ч. 2 ст. 10) прямо вытекает, что имеется в виду срок исковой давности (как он понимается в ГК РФ), а не пресекательный срок, влекущий за собой утрату права на иск. Что касается п. 3 ст. 885, то в нем содержатся неодинаковые формулировки применительно к иску чекодержателя и к регрессным требованиям по искам обязанных лиц друг к другу. В отношении последних предусмотрено, что такие регрессные требования погашаются с истечением установленного срока (примененная в данном случае формулировка дает основания для вывода, что законом установлен не срок исковой давности, а пресекательный срок). Но представляется алогичным установление неодинаковых правовых последствий пропуска срока предъявления иска для чекодержателя и регрессных требований для обязанных лиц друг к другу. Поэтому не исключено и такое толкование: и в отношении иска чекодержателя законодателем сознательно было установлено, что в этот срок может быть предъявлен иск.

Система регулирования исковой давности
в российском гражданском законодательстве

В системе ГК РФ нормы, содержащиеся в гл. 12 "Исковая давность", являются определяющими по вопросам исковой давности. Вместе с тем предписания по этим вопросам имеются и в ряде других глав части первой и части второй ГК (см., напр.: ст. ст. 181, 308, 411, 725, 797, 966, 1109), Вводном законе к части первой ГК (ст. 10), транспортных уставах и кодексах. Временные пределы осуществления прав могут быть установлены и отдельными федеральными законами, когда это вытекает из международных обязательств Российской Федерации (см., напр.: Федеральный закон РФ от 11 марта 1997 г. "О переводном и простом векселе").

Сфера применения норм

Предусмотренные ГК РФ (частью первой и частью второй) предписания, относящиеся к исковой давности, существенно отличаются от содержащихся в ОГЗ 1991 г. и ГК РСФСР 1964 г. Это предопределяет необходимость четкого разграничения сферы применения ГК РФ и ранее действовавшего законодательства. Исходными моментами при таком разграничении служат общие положения Вводных законов к части первой и части второй ГК РФ (см. ст. 5 соответствующего Закона). Вместе с тем следует учитывать, что Вводным законом к части первой ГК РФ (ч. 1 ст. 10) расширена сфера применения установленных в ней сроков исковой давности: они применяются не только по искам, подпадающим под общие предписания ст. 5 Вводного закона, но и к тем искам, сроки предъявления которых, предусмотренные ранее действовавшим законодательством, не истекли до 1 января 1995 г. (т.е. и тогда, когда права и обязанности из гражданского правоотношения возникли до введения в действие части первой ГК РФ). Исключение из этого правила предусмотрено (ч. 2 ст. 10 Вводного закона) только применительно к одному предписанию ГК РФ (п. 2 ст. 181). Так, независимо от того, когда началось исполнение сделки, признанной ничтожной, для иска о применении последствий недействительности действует десятилетний срок исковой давности, установленный п. 1 ст. 181 ГК РФ, а не законодательством, действовавшим на момент начала ее исполнения. По этому вопросу см., в частности, Постановление Президиума ВАС РФ N 5476/96 от 1 апреля 1997 г. <*>. Из такого же подхода Президиум ВАС РФ исходил, в частности, и при решении вопроса о продолжительности срока исковой давности по требованиям о взыскании пени. Установив, что на 1 января 1995 г. не истек шестимесячный срок по такому требованию за период со 2 июля 1994 г. по 31 декабря 1994 г., Президиум ВАС в Постановлении N 8566/95 от 23 апреля 1996 г. применил общий (трехгодичный) срок исковой давности <**>.
--------------------------------
<*> См.: Вестник ВАС. 1997. N 7. С. 81 - 82.
<**> См.: Вестник ВАС. 1996. N 8. С. 37 - 38.

Соответствующие разъяснения по вопросу сферы применения предписаний части первой ГК РФ, относящихся к исковой давности, содержатся в Постановлении Пленумов ВС РФ и ВАС РФ от 28 февраля 1995 г. N 2/1 (п. п. 11 и 12).
В Вводном законе к части второй ГК РФ отсутствует положение, аналогичное ст. 10 Вводного закона к части первой ГК РФ. Между тем часть вторая ГК РФ по вопросам исковой давности (в частности, о продолжительности сроков) также содержит предписания, отличающиеся от ранее действовавшего законодательства. Следует прийти к выводу, используя ст. 6 ГК РФ, что и в отношении сроков исковой давности, установленных частью второй ГК РФ, по аналогии применяется правило, предусмотренное ст. 10 Вводного закона к части первой ГК РФ. Такой подход вытекает и из логики Постановления Пленумов ВС РФ и ВАС РФ от 28 февраля 1995 г. N 2/1 (см. ч. ч. 2 - 4 п. 11). Поскольку в части второй ГК РФ отсутствуют предписания о сокращенных сроках исковой давности по ряду требований, в отношении которых они были установлены ранее действовавшим законодательством, с 1 марта 1996 г. к этим требованиям применяется общий срок давности. К их числу относятся требования о недостатках товаров, переданных по договору купли-продажи (ст. 249 ГК РСФСР 1964 г.), о недостатках поставленной продукции по договору поставки (ст. 262 ГК РСФСР 1964 г.).
Именно из такого подхода исходил МКАС при разрешении спора между турецкой фирмой и российской организацией по делу N 413/1998 (решение от 23.06.99). Покупателем (турецкой фирмой) 27 ноября 1998 г. был предъявлен иск, включавший требование о недостатках качества товара. Контракт между сторонами был заключен 29 августа 1995 г., поставка осуществлена 19 октября 1995 г., судно прибыло в порт назначения 11 ноября 1995 г., экспертиза товара, установившая его некачественность, была произведена на складе покупателя в период с 17 ноября 1995 г. по 11 декабря 1995 г. Ответчик, возражая против требования истца по существу, сослался также на пропуск истцом в отношении данного требования шестимесячного срока исковой давности, установленного ст. 249 ГК РСФСР 1964 г., действовавшей в момент возникновения права на это требование. Ссылаясь на ст. 10 Вводного закона к ч. 1 ГК РФ, МКАС пришел к выводу, что в данном случае применим общий срок исковой давности в три года (а не шестимесячный срок, предусмотренный ст. 249 ГК РСФСР 1964 г.), который истцом не пропущен. Поскольку акт приемки оформлен 12 декабря 1995 г., на момент истечения шестимесячного срока, исчисленного с этой даты, вступила в силу часть вторая ГК РФ, а ст. 249 ГК РСФСР 1964 г. утратила свое действие.
С 1 января 1995 г. (т.е. с даты введения в действие части первой ГК РФ) прекратили применяться по этой же причине сокращенные сроки давности по требованиям о взыскании неустойки (штрафа, пени) и по искам, вытекающим из поставки некомплектной продукции (ст. 79 ГК РСФСР 1964 г.).
Сокращенные сроки исковой давности, но более длительные по сравнению с ранее действовавшим законодательством, применяются с 1 марта 1996 г. по следующим требованиям: один год вместо шести месяцев в отношении недостатков выполненной работы по договору подряда (п. 1 ст. 725 ГК РФ); один год вместо двух месяцев из перевозки грузов (п. 3 ст. 797 ГК РФ).
Из предписаний Вводного закона к части первой ГК РФ (ст. 10) недостаточно ясно, имелась ли в виду только продолжительность срока исковой давности либо также порядок и условия применения давности. В Постановлении Пленумов ВС и ВАС от 28 февраля 1995 г. N 2/1 (п. 12) содержатся некоторые разъяснения по вопросу применения новых положений ГК РФ, но не указывается, следует ли их использовать в случаях, предусмотренных ст. 10 Вводного закона к части первой ГК. На наш взгляд, коль скоро подлежат применению сроки исковой давности, предусмотренные новым ГК РФ, порядок и условия их применения должны определяться также новым ГК РФ, а не ранее действовавшим законодательством. Это относится, в частности, к приостановлению (ст. 202), перерыву (ст. 203) и восстановлению (ст. 205) срока исковой давности.
В практике МКАС в каждом решении указывается, на основании каких конкретно норм оно выносилось. Так, например, при разрешении спора по контракту, заключенному в мае 1993 г. (дело N 31/1998, решение от 20.10.98) <*>, МКАС признал применимыми нормы ГК РСФСР 1964 г. и в мотивах решения использовал предписания ст. ст. 78, 83, 86 и 87 этого Кодекса. Придя к выводу, что к этому спору неприменима Конвенция ООН об исковой давности в международной купле-продаже товаров 1974 г. и что истцом пропущен трехлетний срок исковой давности, установленный ст. 78 и исчисленный в соответствии со ст. 83 ГК РСФСР 1964 г., МКАС в иске отказал. При этом было учтено, что истец не доказал, что имел место перерыв срока давности, а названные им обстоятельства (смена руководства, недостатки в ведении бухгалтерского учета) не могут служить основанием для восстановления срока давности. При разрешении другого спора (дело N 62/1998, решение от 30.12.98) <**>, в котором также была признана неприменимой Конвенция ООН об исковой давности в международной купле-продаже товаров 1974 г., МКАС признал применимыми к отношениям сторон по контракту, заключенному в июле 1994 г., нормы части первой ГК РФ, учитывая, что у истца возникло право требования в январе-феврале 1995 г., т.е. тогда, когда уже действовала часть первая ГК РФ. Соответственно решение было вынесено на основе ст. ст. 196, 199 и 200 ГК РФ. При этом в связи с просьбой истца учесть возникшие у него трудности с предъявлением иска Арбитражный суд особо отметил, что в силу ст. 205 ГК РФ даже при наличии у истца уважительных причин пропуска срока исковой давности ему как юридическому лицу не могла бы быть предоставлена защита его права. В этом решении было признано необоснованным утверждение ответчика о том, что в силу ст. 78 ГК РСФСР 1964 г. к требованиям истца подлежал применению общий годичный срок исковой давности, поскольку истец и ответчик являются организациями. В решении отмечено, что к требованиям из отношений, стороной которых являлись иностранные организации, подлежал применению единый общий трехгодичный срок. Кроме того, было обращено внимание и на то, что согласно ОГЗ 1991 г. (ст. 42) вообще был установлен общий трехгодичный срок исковой давности независимо от субъектного состава отношений.
--------------------------------
<*> См.: Арбитражная практика... за 1998 г. С. 183 - 185.
<**> См.: Арбитражная практика... за 1998 г. С. 250 - 256.

В практике не сложилось единообразного подхода к пониманию содержания положения ч. 2 ст. 5 Вводного закона к ч. 1 ГК РФ применительно к исковой давности.
Согласно первой точке зрения в этом положении законодателем имелось в виду возникновение прав и обязанностей из правоотношений, а не момент наступления условия для реализации права, предоставленного стороне применительно к уже возникшим правам и обязанностям на основании ранее действовавшего законодательства. Например, по контракту, заключенному в июне 1994 г., поставка была осуществлена в январе 1995 г. По условиям контракта расчеты за товар должны были производиться покупателем в течение 10 дней с даты получения счета продавца. Поскольку права и обязанности у сторон, связанные с расчетами за товар, возникли тогда, когда уже действовала часть первая ГК РФ, соответственно к спору между ними подлежат применению нормы об исковой давности, содержащиеся в части первой ГК РФ. Если же поставка по этому контракту была осуществлена в ноябре 1994 г. и расчеты за товар должны были производиться до 15 декабря 1994 г., то к спору сторон применяются нормы об исковой давности, предусмотренные ОГЗ 1991 г., а по вопросам, ими не урегулированным, - ГК РСФСР 1964 г. В то же время в силу ст. 10 Вводного закона к ч. 1 ГК РФ, если до 1 января 1995 г. не истекли сроки исковой давности, предусмотренные ранее действовавшим законодательством, а в ГК РФ установлены сроки давности большей продолжительности, подлежат применению сроки исковой давности, установленные частью первой ГК РФ.
Согласно второй точке зрения ч. 2 ст. 5 в совокупности с ч. 1 ст. 10 Вводного закона к ч. 1 ГК РФ служит основанием для вывода, что "правила ГК об исковой давности применяются к тем искам, сроки предъявления которых по ранее действовавшему законодательству не истекли к 1 января 1995 г. (ст. 10 Вводного закона), т.е. право на предъявление иска сохранилось и после 31 декабря 1994 г. При рассмотрении таких исков суд применяет правила нового ГК об исковой давности. Это, в частности, означает неприменение судом с 1 января 1995 г. правил прежнего законодательства о сокращенных сроках исковой давности, а также необходимость для ответчика сослаться на применение исковой давности (п. п. 11 и 12 Постановления Пленумов N 2/1)" <*>. При такой трактовке в приведенных выше примерах к спорам подлежат применению в обоих случаях нормы ГК РФ, введенные в действие с 1 января 1995 г., независимо от того, что во втором случае право на иск возникло у истца до 1 января 1995 г. Обосновывается это, в частности, тем, что у ответчика право заявить о пропуске истцом срока исковой давности возникает лишь после его истечения, а он истек во втором случае 16 декабря 1997 г., т.е. тогда, когда уже действовала часть первая ГК РФ. Между тем право сделать такое заявление при наступлении предусмотренного в законе условия (истечение срока исковой давности) возникло у ответчика на основании п. 1 ст. 43 ОГЗ 1991 г., действовавших на момент возникновения соответствующих прав и обязанностей у сторон и соответственно возникновения у истца права на иск (п. 3 ст. 42 ОГЗ 1991 г.). Кроме того, неясно, каким образом можно при такой аргументации обосновать применение правил нового ГК об исковой давности к иску, заявленному после 31 декабря 1994 г., в пределах общего трехгодичного срока исковой давности (который в новом ГК не изменен), когда права и обязанности сторон из правоотношения и соответственно право на иск у истца возникли до 1 января 1995 г. Ведь в таких случаях, наиболее часто встречающихся в практике, отсутствуют условия для применения ч. 2 ст. 5 Вводного закона к ч. 1 ГК РФ, а в силу ч. 1 этой статьи Вводного закона отношения сторон подлежат регулированию ранее действовавшим законодательством. В некоторых решениях МКАС нашла отражение вторая точка зрения. Так, в решении от 01.02.99 (по делу N 17/1998) по вопросам исковой давности были применены нормы части первой ГК РФ по иску, право на предъявление которого, как установил состав Арбитражного суда, возникло 30 сентября 1993 г. из контракта, заключенного 10 мая 1993 г. На основании п. 2 ст. 199 ГК РФ в иске было отказано в связи с заявлением ответчика об истечении общего трехгодичного срока, установленного ст. 196 ГК РФ. При разрешении спора по делу N 314/1998 (решение от 09.04.99) МКАС применил предписания части первой ГК РФ об исковой давности к спору сторон, возникшему из контракта, заключенного 29 июля 1992 г. Установив, что имел место неоднократный перерыв срока исковой давности в результате признания ответчиком долга, право требования в отношении которого возникло у истца в 1993 г., и что на момент предъявления иска не истек срок исковой давности, предусмотренный ст. 196 ГК РФ с учетом предписаний ст. 203 ГК РФ, Арбитражный суд удовлетворил исковые требования.
--------------------------------
<*> См.: Научно-практический комментарий к части первой Гражданского кодекса Российской Федерации для предпринимателей. 2-е изд., доп. и перераб. М., 1999. С. 20.

Следует заметить, что и при применении в первом из указанных дел правил об исковой давности ОГЗ 1991 г. (ст. ст. 42 и 43), а во втором - тех же статей ОГЗ 1991 г. и ГК РСФСР 1964 г. (ст. ст. 80 и 86) достигался бы тот же результат, что и при вынесении решения на основании норм ГК РФ. Однако далеко не всегда использование в практике разрешения споров подходов, следующих из этих точек зрения, приведет к одинаковому результату. Это наглядно видно при сравнительном анализе положений об исковой давности ГК РФ и ранее действовавшего законодательства (см. далее), например, по вопросам приостановления и восстановления срока исковой давности.
Включение в Вводный закон к ч. 1 ГК РФ переходных положений (ст. ст. 5 и 10) является традиционным для советского (российского законодательства) при введении в действие новых актов гражданского законодательства. Например: Указ Президиума Верховного Совета СССР от 10 апреля 1962 г. "О порядке введения в действие Основ гражданского законодательства и Основ гражданского судопроизводства" <1> (ч. 2 п. 2 и п. 6); Указ Президиума Верховного Совета РСФСР от 12 июня 1964 г. "О порядке введения в действие Гражданского и Гражданского процессуального кодексов РСФСР" <2> (п. п. 2 и 6); Постановление Верховного Совета СССР от 31 мая 1991 г. "О введении в действие Основ гражданского законодательства Союза ССР и республик" <3> (п. п. 3 и 5); Постановление Верховного Совета РФ от 3 марта 1993 г. "О некоторых вопросах применения законодательства Союза ССР на территории Российской Федерации" <4> (п. п. 1 и 4). Также традиционно понималось, что новое гражданское законодательство подлежит применению к правоотношениям, возникшим до его введения в действие, по общему правилу только при возникновении из них прав и обязанностей после вступления в силу такого нового законодательства, а не в случаях, когда для стороны наступают в этот период условия для реализации права, предоставляемого законом в отношении уже возникших прав и обязанностей. Этим и объясняется то, что в тексты актов о введении в действие нового гражданского законодательства включались специальные дополнительные положения, касающиеся исковой давности. Но этими специальными дополнительными положениями, включенными в Вводный закон к ч. 1 ГК РФ (ст. 10), урегулирован не общий вопрос о применении норм об исковой давности к правоотношениям, возникшим до введения в действие части первой ГК РФ, а о продолжительности срока исковой давности <5>.
--------------------------------
<1> Ведомости Верховного Совета СССР. 1962. N 15. Ст. 156.
<2> Ведомости Верховного Совета РСФСР. 1964. N 24. Ст. 416.
<3> Ведомости Съезда народных депутатов и Верховного Совета СССР. 1991. N 26. С. 734.
<4> Ведомости Съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации. 1993. N 11. С. 393.
<5> Следует обратить внимание на то, что в первом издании Комментария к части первой Гражданского кодекса Российской Федерации для предпринимателей (М., 1995. С. 14 - 15) в отличие от того, что утверждается во втором издании, указывается, что в силу ч. 2 ст. 10 Вводного закона к ч. 1 ГК РФ применяются "правила нового ГК о сроках исковой давности", а не "правила нового ГК об исковой давности". Аналогично трактуется это положение Вводного закона к ч. 1 ГК РФ и в ряде других изданий. См., например: Гражданский кодекс Российской Федерации. Часть первая. Научно-практический комментарий / Отв. ред. Абова Т.Е., Кабалкин А.Ю., Мозолин В.П. 1996. С. 7; Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации (постатейный). Часть первая / Отв. ред. Садиков О.Н. М., 1997. С. XXI - XXII, 396 - 397.

Внесение в этот вопрос ясности в порядке, предусмотренном законом, представляется крайне необходимым в целях обеспечения достижения в практике единообразия.
При рассмотрении этого вопроса целесообразно, в частности, учесть следующее:
- применительно к договорным отношениям ГК РФ устанавливает специальные правила, касающиеся императивных правил закона (ст. ст. 4 и 422). Особо актуально это для внешнеэкономических сделок, выбор применимого права в отношении которых производится в силу закона (ст. ст. 166 и 159 ОГЗ 1991 г.) по соглашению сторон;
- вряд ли допустимо применять в отношении норм исковой давности более жесткий для соответствующей стороны режим, чем действовавший на момент возникновения прав и обязанностей сторон (например, в отношении требований к мораторию, служащему основанием для приостановления течения срока исковой давности, - ст. 202 ГК РФ).
Положения об исковой давности подлежат применению и к встречным искам. В силу закона их предъявление производится по общим правилам о предъявлении иска (см. ч. 2 ст. 131 ГПК РСФСР, п. 2 ст. 110 АПК РФ).
В то же время они не применимы к возражению ответчика по иску (отзыву, объяснению по иску), хотя и являющемуся, как и встречный иск, средством защиты против иска, но не самостоятельным исковым требованием ответчика (см. ст. 30 ГПК РСФСР, ст. 109 АПК РФ). В то же время исковая давность подлежит применению к требованию, предъявляемому к судебному зачету, если ответчик ссылается на пропуск срока (см. ст. 411 ГК РФ). В качестве возражения по иску, а не требования о судебном зачете должно квалифицироваться заявление ответчика о снижении цены переданного товара, выполненных работ или оказанных услуг, когда иск предъявлен в связи с их полной или частичной неоплатой ответчиком, который ссылается на их несоответствие установленным требованиям.
Поскольку Регламент МКАС (п. 2 § 33), как и ранее действовавший Регламент Арбитражного суда 1988 г. (п. 2 § 29), устанавливает, что к встречному иску предъявляются те же правила, что и к первоначальному, МКАС в своей практике исходит из того, что исковая давность по встречным искам прерывается в соответствии с общими правилами, применяемыми в отношении первоначальных (основных) исков.
В действующем Регламенте МКАС применение этого подхода оговорено и в отношении требований, предъявляемых ответчиком в целях зачета. Соответственно и в отношении таких требований используется тот же принцип применения исковой давности. Вместе с тем возможны и неординарные ситуации. Например, когда покупатель, используя предусмотренное ГК РФ (ст. 410) право на зачет встречного однородного требования, заявит продавцу о зачете своего требования о снижении цены товара в счет оплаты стоимости товара. В таком случае, если продавец предъявил иск об уплате полной стоимости товара, он тем самым оспаривает действия покупателя, осуществившего зачет встречных однородных требований, предусмотренный законом в качестве одного из видов прекращения обязательств (полного или частичного). Вопрос об обоснованности действий покупателя в каждом случае должен решаться судом с учетом обстоятельств конкретного дела. В этой связи в качестве основания для оспаривания произведенного покупателем зачета могут служить, в частности, обстоятельства, связанные с несоблюдением покупателем предусмотренного контрактом претензионного порядка, приведшим к утрате доказательственной силы документами, представленными им в обоснование правомерности своих действий. Если покупателем был соблюден предусмотренный контрактом претензионный порядок, то, на наш взгляд, вообще исключена постановка вопроса о том, что покупатель, не оплативший продавцу товар, тем не менее должен был предъявить ему иск о снижении цены в связи с обнаруженными дефектами товара. У покупателя в таком случае вообще отсутствует право на иск в материальном смысле. Представляется не основанным на законе встречающийся в практике подход, согласно которому покупатель, не предъявлявший к продавцу в таких случаях иска о снижении цены или, по крайней мере, о признании его права на снижение цены, утрачивает соответствующее право на защиту своего требования, если к моменту предъявления продавцом иска об оплате товара истек срок исковой давности по требованию о снижении цены и продавец заявил о пропуске срока.
Не сложилось единообразного подхода в практике МКАС в вопросе о возможности применения сроков исковой давности к возражениям, заявленным против иска. Разработать общие рекомендации, пригодные для любой ситуации, по-видимому, невозможно, имея в виду, что в качестве возражения против иска могут быть выдвинуты и такие требования, которые должны оформляться в качестве самостоятельных путем предъявления встречного иска или требования в целях судебного зачета. Для случая же, когда разрешается спор по иску продавца об оплате товара, соответствие качества которого оспаривается покупателем, на наш взгляд, применение к возражению сроков исковой давности недопустимо. Представляется, что аналогичный подход должен, в частности, применяться и в случае, когда покупатель возражает против обоснованности определения продавцом цены (когда контракт предусматривает не твердую цену, а способ ее определения или в контракте отсутствуют указания о способе определения цены). Такой же подход применим и к возражениям заказчика против иска подрядчика, требующего оплаты за выполненные работы, когда заказчик ссылается на ненадлежащее качество результата работы. Следует заметить, что применительно к требованиям, связанным с ненадлежащим качеством результата работы, выполненной по договору подряда, в ГК РФ (ст. 725) установлен сокращенный срок исковой давности. Приведенными примерами не исчерпываются случаи, когда необходимо применение такого подхода.

Общий и специальные сроки давности

Согласно ГК РФ (ст. ст. 196 и 197), как и в силу ранее действовавшего законодательства, сроки исковой давности подразделены на два вида.
Общий срок исковой давности продолжительностью в три года подлежит применению в виде общего правила (если только для соответствующего требования не установлен специальный срок). ГК РФ исходит из того, что такой специальный срок может быть установлен только законом.
Специальные сроки исковой давности могут быть как более короткими, так и более длительными по сравнению с общим сроком. Ранее действовавшее законодательство (ст. 42 ОГЗ 1991 г. и ст. 79 ГК РСФСР 1964 г.) предусматривало возможность установления только сокращенных (но не более длительных, чем общий) сроков исковой давности. Примером установления более длительного срока может служить, как отмечалось выше, п. 1 ст. 181 ГК РФ: для исков о применении последствий недействительности ничтожной сделки действует 10-летний срок. В то же время согласно п. 2 этой же статьи для исков о признании оспоримой сделки недействительной установлен срок в один год. Сокращенные сроки давности установлены в части второй ГК, в частности, по требованиям: из договора подряда в связи с ненадлежащим качеством работы (п. 1 ст. 725), из договора перевозки грузов (п. 3 ст. 797), из договора имущественного страхования (ст. 966). Следует обратить внимание на то, что в ГК РФ (п. 1 ст. 725) сделано исключение для требований, связанных с ненадлежащим качеством работ в отношении зданий и сооружений. К ним применяется не сокращенный, а общий срок исковой давности.
ВАС РФ в своей практике неизменно исходил из применения общего срока исковой давности к требованиям, в отношении которых законом не установлен специальный срок исковой давности. Так, например, в Обзоре практики рассмотрения споров, связанных с использованием аккредитивной и инкассовой форм расчетов (п. 12), предусмотрено, что к искам получателей средств о применении к банку мер ответственности на основании п. 2 ст. 872 ГК РФ применяется общий срок исковой давности, когда такое требование вызвано неосновательным отказом банка в выплате средств с аккредитива при предъявлении получателем документов банку до истечения срока действия аккредитива <1>. Такой подход применяется, в частности, и к требованиям об уплате процентов годовых, предусмотренных ст. 395 ГК РФ (см. также: Постановления Президиума ВАС N 5900/97 от 27 января 1998 г. <2> и N 6071/98 от 1 декабря 1998 г. <3>), и к иску бенефициара к гаранту, отказавшемуся удовлетворить своевременно предъявленное требование об уплате денежной суммы по банковской гарантии, а также процентов, начисленных на основании ст. 395 ГК РФ (см.: Обзор практики разрешения споров, связанных с применением норм Гражданского кодекса Российской Федерации о банковской гарантии <4>).
--------------------------------
<1> См.: Вестник ВАС. 1999. N 4. С. 55 - 56.
<2> См.: Вестник ВАС. 1998. N 5. С. 73 - 75.
<3> См.: Вестник ВАС. 1999. N 2. С. 74 - 75.
<4> См.: Вестник ВАС. 1998. N 3. С. 91.

стр. 1
(из 3 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>