ОГЛАВЛЕНИЕ

-255-
Глава 6
Процессуальная характеристика механизма применения мер пресечения в стадии расследования
В абсолютном большинстве случаев законодательство о мерах пресечения впервые применяется в стадии расследования. Правовые основы процессуальной деятельности органов расследования, прокурора и суда по применению законодательства о мерах пресечения вытекают из статей Конституции Российской Федерации, признанных Россией соответствующих актов международного права и заключенных Россией международных договоров, статей 1-11, 13-33, 35-581, 68-101, 102-104, 119-1271, 131-133, 140, 149, 188, 195-2202, 324, 391-396, 403-406, 415-417, 424 УПК РСФСР, а также законодательства о прокуратуре, Федерального закона "О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений". Цели процессуальной деятельности указанных субъектов заключаются в обеспечении законного и обоснованного применения законодательства о мерах пресечения на каждом из этапов стадии расследования и при поступлении законченного производством уголовного дела к прокурору для защиты прав участников процесса и охраняемых законом интересов уголовного судопроизводства, государства и общества, верховенства конституционных и законодательных норм, единства и укрепления законности. Цели прокурорского надзора помимо этого заключаются в предупреждении, выявлении и устранении нарушений закона, допускаемых органами расследования при применении законодательства о мерах пресечения. Судебный контроль преследует ту же цель применительно и к органам прокурорского надзора.
Функции органов расследования и прокурора. Применение органами расследования законодательства о мерах пресечения осуществляется в рамках реализуемой ими функции расследования, функции, органически объединяющей их деятельность по раскрытию преступлений, обвинению, розыску, защите, разрешению дела, профилактике противоправных деяний обвиняемых и
-256-
подозреваемых. В то же время прокурор применяет законодательство о мерах пресечения в процессе реализации своей функции надзора за законностью. Суд в стадии расследования осуществляет функцию судебного контроля за законностью применения законодательства о мерах пресечения.
Полномочия органов расследования и прокурора, процессуальный порядок, тактика и организация их деятельности по избранию, изменению, отмене мер пресечения на первоначальном и последующих этапах расследования, при направлении дела прокурору, розыске обвиняемых, при получении дел из суда для нового расследования определяются задачами данных этапов и положениями, предусмотренными ст. 89-101, 393, 394 УПК РСФСР. Полномочия суда и механизм его деятельности по контролю определяются ст. 22, 46, 47, 52 и ч. 2 ст. 6 разд. 2 Конституции РФ, ст. 97,2201, 2202 УПК РСФСР.
По абсолютному большинству уголовных дел меры пресечения впервые избираются при производстве дознания либо предварительного следствия. По общему правилу, в стадии предварительного расследования мера пресечения применяется к обвиняемому. Вынося постановление о привлечении лица к уголовной ответственности в качестве обвиняемого, следователь (лицо, производящее дознание) здесь же решает вопрос о мере пресечения. При наличии к тому оснований следователь (лицо, производящее дознание) избирает ту из мер пресечения, которая способствует, с учетом обстоятельств уголовного дела и личности обвиняемого, других указанных в законе условий, наиболее полному и наиболее объективному достижению целей, поставленных законом (ст. 89 УПК РСФСР) перед мерами пресечения. О принятом решении выносится постановление.
Юридическим фактом, порождающим реальное применение избранной меры пресечения, т. е. реализацию принятого решения, является ряд предусмотренных УПК действий следователя (лица, производящего дознание), прокурора, сопровождаемых составлением соответствующих процессуальных документов и учинением
•257-
на тексте постановления о применении меры пресечения тех или иных юридически значимых надписей.
В стадии предварительного расследования мера пресечения применяется обычно одновременно с предъявлением обвинения, т, е., по общему правилу, не позднее двух суток с момента вынесения постановления о привлечении лица к уголовной ответственности в качестве обвиняемого, а в случае привода — в день привода. Если обвиняемый скрылся или по другим причинам не известно его местопребывание, то мера пресечения реально применяется к нему с момента его привода либо задержания. Решение о применении в качестве меры пресечения заключения под стражу и залога, принятое следователем (лицом, производящим дознание), подлежит санкционированию надзирающим прокурором. Лишь при наличии такой санкции решение имеет юридическою силу.
В исключительных случаях мера пресечения может быть применена к подозреваемому, что имеет место на более ранних этапах расследования, до того, как в уголовном процессе появляется обвиняемый. Постановление о заключении подозреваемого под стражу, равно как постановление об избрании меры пресечения в виде залога, также подлежит санкционированию прокурором. Когда арест либо иная мера пресечения применяется к подозреваемому, обвинение должно быть предъявлено не позднее десяти суток с момента применения меры пресечения. Если в этот срок обвинение не будет предъявлено, мера пресечения отменяется тем следователем (лицом, производящим дознание), который осуществляет производство по уголовному делу, либо надзирающим прокурором (ст. 90 УПК РСФСР).
Законодатель не устанавливает в специальной норме сроки действия в стадии предварительного расследования примененных к обвиняемым мер пресечения, за исключением такой, как предварительное заключение под стражу (ст. 97 УПК РСФСР). В этой связи презюмируется общее положение: меры пресечения, не связанные с лишением свободы, действуют в течение всего срока расследования, если избранные меры пресечения не будут отменены
-258-
или изменены. Предварительное заключение обвиняемого под стражу как мера пресечения действует при расследовании преступлений по уголовным делам не более двух месяцев. По основаниям, указанным в законе, срок ареста может быть продлен соответствующим прокурором и судом (ст. 97 УПК РСФСР), с учетом положений ст. 90 УПК РСФСР следует иметь в виду, что применительно к подозреваемому срок ареста, равно как иной меры пресечения, не может превышать десяти суток.
Постановление о применении меры пресечения объявляется лицу, в отношении которого оно вынесено, и одновременно ему разъясняется порядок обжалования применения меры пресечения. Копия постановления немедленно вручается лицу, в отношении которого оно вынесено (ст. 92 УПК РСФСР).
Факт объявления постановления лицу и разъяснения порядка обжалования применения меры пресечения удостоверяется подписью этого лица и подписью следователя (лица, производящего дознание, прокурора), который вынес постановление, с указанием даты и времени такого объявления и разъяснения. С этого момента начинается реализация постановления о применении меры пресечения. Если обвиняемый (подозреваемый) арестован, то с момента объявления ему постановления о применении меры пресечения начинается течение срока содержания обвиняемого (подозреваемого) под стражей. Однако если аресту предшествовало задержание в порядке ст. 122 УПК РСФСР, то течение срока содержания под стражей начинается с момента задержания. Может оказаться, что обвиняемый (подозреваемый) арестован, однако по объективным причинам текст постановления об избрании меры пресечения ему объявлен позже (например, физическое или психическое состояние обвиняемого не позволяет объявить ему текст постановления о заключении под стражу). В таком случае течение срока содержания под стражей начинается с момента фактического лишения обвиняемого свободы. На тексте постановления об избрании меры пресечения в данном случае следует сделать отметку, почему постановление не объявлено обвиняемо-
-259-му. Когда причины, препятствующие объявлению текста постановления, отпадут, следователь обязан объявить постановление обвиняемому и разъяснить порядок обжалования применения меры пресечения.
Обвиняемые (подозреваемые), заключенные под стражу, содержатся в следственных изоляторах (либо иных местах, определенных законом), куда и направляется для исполнения постановление об избрании меры пресечения. Если обвиняемый (подозреваемый) помещается под стражу в изолятор временного содержания задержанных и заключенных под стражу лиц (ИВС), на гауптвахту или в иное место, то постановление об аресте направляется администрации данных мест содержания заключенных, а затем пересылается в следственный изолятор вместе с перемещением обвиняемого (подозреваемого).
Постановление об избрании в качестве меры пресечения подписки о невыезде объявляется обвиняемому под расписку. Здесь же у обвиняемого отбирается письменное обязательство не отлучаться с места жительства или временного нахождения без разрешения лица или органа, в производстве которого находится уголовное дело. Постановление об избрании меры пресечения в виде личного поручительства либо поручительства общественной организации также объявляется обвиняемому под расписку, одновременно ему объявляется текст письменных обязательств поручителей, что также удостоверяется подписью обвиняемого. Одновременно с объявлением постановления о применении залога ему предъявляется для ознакомления протокол о принятии залога у залогодателя, что также удостоверяется подписью обвиняемого на указанном протоколе. Если залог вносится самим обвиняемым, то составляется протокол принятия залога, который подписывают обвиняемый и следователь, принявший залог. Залог вносится самим обвиняемым или залогодателем на депозит суда. В таких случаях им выдается квитанция о принятии залога, которая обвиняемым (залогодателем) предъявляется следователю, о чем составляется протокол. Квитанция хранится у обвиняемого (залого-
- 260 -
дателя) либо у тех лиц, которым обвиняемый передает ее на хранение.
При отдаче несовершеннолетнего под присмотр родителей, опекунов, попечителей, администрации закрытых детских учреждений обвиняемому объявляется не только текст постановления об избрании меры пресечения, то и текст письменных обязательств указанных лиц по обеспечению явки несовершеннолетнего к следователю и в суд, а также его надлежащего поведения.
При избрании меры пресечения в виде наблюдения командования воинской части следователь сообщает командованию воинской части о сущности дела, по которому избрана данная мера пресечения. Командование воинской части издает приказ об установлении наблюдения за обвиняемым-военнослужащим. Приказ объявляется под расписку обвиняемому и тем лицам командного состава воинской части, которым поручено командиром части осуществлять наблюдение за обвиняемым и принимать иные меры в отношении обвиняемого, предусмотренные уставами Вооруженных Сил, для того, чтобы обеспечить надлежащее поведение и явку обвиняемого по вызовам органов расследования, прокурора, суда. Об установлении наблюдения командир воинской части в письменной форме уведомляет орган, избравший эту меру пресечения.
Начальник органа дознания и начальник следственного отделения (группы, отдела, управления, службы, следственного комитета и их заместители) вправе лично вывнести постановление оо избрании в качестве меры пресечения заключение под стражу (как и иной меры пресечения), однако это может иметь место лишь в тех случаях, когда они принимают уголовные дела к своему производству. Постановление о заключении обвиняемого (подозреваемого) под стражу, равно как постановление об избрании в качестве меры пресечения залога, в таких случаях также подлежит санкционированию прокурором,
Постановления об избрании мер пресечения в период расследования вправе вынести надзирающий прокурор. Постановле-
261
ния об аресте и применении залога при этом не подлежат санкционированию вышестоящим прокурором. Надзирающий прокурор на любом этапе расследования уголовного дела вправе меру пресечения отменить либо изменить, он вправе дать письменное указание органу расследования об избрании, изменении или отмене меры пресечения. Получив дело с обвинительным заключением (постановлением о направлении дела в суд для решения вопроса о применении к лицу принудительных мер медицинского характера) и установив, что во время расследования мера пресечения не применена, хотя основания для этого в уголовном деле имеются, прокурор или его заместитель вправе вынести постановление об избрании меры пресечения, в том числе в виде заключения под стражу, или дать об этом указание органу расследования, возвратив ему уголовное дело.
Прокурор вправе дать письменное указание об избрании, изменении или отмене меры пресечения (п. 3 ст. 211 УПК РСФСР) на любом этапе расследования, а не только когда^н рассматривает вопрос об утверждении обвинительного заключения (постановления о направлении дела в суд для решения вопроса о применении к лицу принудительных мер медицинского характера). Такое указание обязательно для следователя и лица, производящего дознание. Обжалование указания вышестоящему прокурору не приостанавливает его исполнения (ст. 212 УПК РСФСР).
Возникает вопрос, вправе ли начальник следственного отдела (управления, службы, следственного комитета, отделения, группы или его заместитель) дать указание следователю об избрании, изменении или отмене меры пресечения. На практике этот вопрос решается положительно, т. е. дача таких указаний следователям представляет собой обычное 'дело, при этом сторонники данной практики руководствуются ч. 2 ст. 127' УПК РСФСР, которая устанавливает право начальника следственного отдела давать указания следователю о производстве предварительного следствия и отдельных следственных действий. Помимо этого, в ст. 1271 УПК названы и следующие права начальника следствен-
262
ного отдела: давать указания о привлечении в качестве обвиняемого, квалификации преступления и объеме обвинения, о направлении дела. О праве начальника следственного отдела давать указания по вопросам мер пресечения в ч. 2 ст. 127' УПК РСФСР ничего не сказано. В то же время в ст. 211 УПК РСФСР законодатель дает перечень прав прокурора давать указания по тем же вопросам, что и начальник следственного отдела, и помимо этого специально оговорено право прокурора давать указания по вопросам мер пресечения. Отсюда можно заключить, что если бы законодатель наделял начальника следственного отдела правом давать указания следователю по вопросам о мерах пресечения, он прямо предусмотрел бы это в ч. 2 ст. 1271 УПК РСФСР) как это сделано применительно к прокурору в п. Зет. 211 УПК РСФСР.
Ита^, начальник следственного отдела (следственной группы, службы, следственного отделения, управления, следственного комитета, его заместитель) по закону не наделен правом давать указания следователю о применении, отмене и изменении мер пресечения. Не наделен таким правом и начальник органа дознания по отношению к лицу, производящему дознание.
В органах дознания довольно широко распространена практика, в соответствии с которой постановление лица, производящего дознание, о применении в качестве меры пресечения заключения под стражу перед направлением постановления прокурору для санкционирования утверждается начальником органа дознания либо начальником органа внутренних дел. И в следственных подразделениях зачастую постановления следователя предварительно, до их санкционирования прокурором, согласовываются с начальником следственного отделения (следственной групы, службы, следственного отдела, управления, следственного комитета, его заместителем). Подобная практика не основана на законе, утверждение и дача согласия указанными должностными лицами не придают постановлениям на арест дополнительной юридической силы, они излишни, более того, противоправны, нарушают положения ст. 92 УПК РСФСР, в соответствии с которой
-263-
лицо, производящее дознание, и следователь самостоятельно) без участия и вмешательства руководителей соответственно органа дознания и органа внутренних дел, а также следственного подразделения, выносят постановления о применении мер пресечения.
Санкционирование ареста прокурором рассматривается в качестве гарантии законности и обоснованности заключения обвиняемого (подозреваемого) под стражу. Указание о санкционировании ареста в досудебном производстве впервые было закреплено в ст. 127 Конституции СССР 1936 г. и воспроизведено ст. 54 Конституции СССР 1977 г. и соответствующими статьями Конституций союзных республик бывшего СССР (ст. 52 Конституции РСФСР 1978 г.) Конституционная норма о санкционировании ареста прокурором воспроизведена ст. 6 Основ уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных республик, ст. II УПК РСФСР и соответствующими статьями УПК бывших союзных республик. До принятия в 1979 году Закона СССР "О прокуратуре СССР" [128] круг лиц прокурорского надзора, уполномоченных санкционировать арест, не был законодательно определен, что на практике вело к необоснованному расширению этого круга. Закон СССР "О прокуратуре СССР" в ст. 30 исчерпывающе определил лиц прокурорского надзора, пользующихся правом давать санкцию на арест. Это право принадлежало: Генеральному прокурору СССР, Главному военному прокурору, прокурорам союзных республик, автономных республик, краев, областей, городов, автономных областей, их заместителям, прокурорам автономных округов, районным и городским прокурорам, а также военным, транспортным и другим прокурорам, действовавшим на правах прокуроров областей, районных или городских прокуроров, и заместителям прокуроров, действовавшим на правах прокуроров областей.
В соответствии со ст. 25 Положения о военной прокуратуре СССР, утвержденного Указом Президиума Верховного Совета СССР от 4 августа 1981 г.[129], военные прокуроры привлекали к уголовной ответственности и давали санкцию на арест военно-
-264-
служащих и других граждан, подозреваемых или обвиняемых в совершении преступлений, при наличии оснований и в порядке, установленных законом. Право давать санкцию на арест в этих случаях принадлежало; Генеральному прокурору СССР, Главному военному прокурору, военным прокурорам видов Вооруженных Сил СССР, военных округов (фронтов), округов противовоздушной обороны, групп войск, флотов и их заместителям, а также . военным прокурорам армий, гарнизонов, соединений, флотилий.
УПК РСФСР и УПК других бывших союзных республик воспроизвели положения ст. 30 Закона СССР "О прокуратуре СССР" относительно круга лиц прокурорского надзора, пользующихся правом давать санкцию на арест. В частности, в 1983 г. ч. 4 ст. 96 УПК РСФСР законодательно была сформулирована следующим образом: "Право давать санкцию на арест принадлежит: Генеральному прокурору СССР, Главному военному прокурору, Прокурору РСФСР, прокурорам автономных республик, краев, областей, городов, автономных областей, их заместителям, прокурорам автономных округов) районным и городским прокурорам, а также военным, транспортным и другим прокурорам, действующим на правах прокуроров областей, районных иди городских прокуроров, и заместителям прокуроров, действующих на правах прокуроров областей" [130].
В настоящее время с учетом изменившихся условий государственного строительства в Российской Федерации правом давать санкцию на арест располагают; Генеральный прокурор РФ, прокуроры республик в составе РФ, их заместители; прокуроры краев, областей, городов, автономных округов, автономной области, их заместители; районные и городские прокуроры; транспортные и другие прокуроры, действующие на правах прокуроров областей, районных или городских прокуроров; заместители прокуроров, действующие на правах прокуроров областей.
Применительно к современному строительству Вооруженных Сил РФ правом давать санкцию на арест в системе военной прокуратуры обладают: Генеральный прокурор РФ, Главный во-
-265-
ецныЙ прокурор, военные прокуроры Ракетных войск стратегического назначения. Федеральной пограничной службы, военные прокуроры округов (фронтов), округов противовоздушной обороны, групп войск, флотов, приравненные к ним прокуроры и их заместители; военные прокуроры армий, флотилий, соединений, гарнизонов и приравненные к ним прокуроры.
Четкая регламентация вопроса о круге лиц из числа прокурорских работников, наделенных правом давать санкцию на арест, обоснованно рассматривается в юридической литературе в качестве важной гарантии, усиливающей требования к законности и обоснованности решений о заключении обвиняемых (подозреваемых) под стражу [131], а также гарантии, повышающей персональную ответственность конкретных лиц прокурорского надзора за санкционирование ареста.
Часть 2 ст. 30 Закона СССР "О прокуратуре СССР" прямо устанавливает, что "прокурор дает санкцию на арест подозреваемого или обвиняемого при наличии оснований, предусмотренных законом". В законе РФ "О прокуратуре Российской Федерации" и в УПК РСФСР подобных прямых указаний прокурору не дано. Полагаем, что этот пробел следует законодательным путем восстановить, дополнив нормой ст. 30 Закона СССР "О прокуратуре СССР" соответствующие статьи Закона РФ "О прокуратуре Российской Федерации" и ст. 96 УПК РСФСР, и это несмотря на то, что из содержания ст. II, 89, 90, 91, 92, 96 УПК РСФСР следует, что арест недопустим, если в уголовном деле отсутствуют основанияядля его применения'. Это одна сторона) в соответствии с которой санкция на арест подозреваемого или обвиняемого правомерна лишь при наличии в уголовном деле предусмотренных законом оснований. Но есть и вторая сторона рассматриваемого положения ст.ЗО: при наличии оснований, предусмотренных законом, прокурор дает, не может не дать, обязан дать санкцию на
• Нормой подобного содержания следует дополнить и те статьи УПК, которые регулируют порядок выдачи судом разрешения на арест обвиняемого как в стадии расследования, так и в судебных стадиях уголовного процесса.
266
267
арест подозреваемого или обвиняемого. Вторая сторона рассматриваемого положения ст. 30 определяет публичное, государственное начало в деятельности прокурора, в соответствии с которым вопрос о санкционировании прокурором ареста решается им хотя и в соответствии с внутренним убеждением, но не по личному усмотрению, а в соответствии с государственным интересом.
При решении вопроса о санкции на арест прокурор обязан тщательно ознакомиться со всеми материалами, содержащими основания для заключения под стражу, и в необходимых случаях личчо допросить подозреваемого или обвиняемого, а несовершеннолетнего подозреваемого или обвиняемого — во всех случаях (ч. 3 ст. 96 УПК РСФСР).
Принципиальные указания о порядке исполнения законов при заключении обвиняемых (подозреваемых) под стражу неоднократно устанавливались в приказах и указаниях Генерального прокурора СССР, Генерального прокурора Российской федерации [132].
Санкционирование заключения под стражу осуществляет прокурор) которому поднадзорно расследуемое дело. Если вышестоящий прокурор осуществляет надзор за расследованием, то он также вправе санкционировать арест. Если уголовное дело не поднадзорно прокурору, то санкционировать заключение под стражу он не имеет права.
Санкция — от лат. sanctio — строжайшее постановление. В рассматриваемом случае санкция — это утверждение акта (постановления) о заключении под стражу, придающее этому постановлению юридическую силу. Санкционирование постановлений о заключении под стражу призвано) по замыслу законодателя, гарантировать обоснованность ареста и его законность. Санкция прокурора является процессуальной формой его надзора за законностью решений следователя (лица) производящего дознание) о применении меры пресечения к обвиняемому (подозреваемому). Санкционировать арест, как отмечено выше, вправе лишь строго определенный законом круг работников прокуратуры. Помощни-
ки прокуроров, прокуроры отделов, управлении, заместители районных, городских и приравненных к ним прокуроров таким правом не обладают.
Изучив дело и придя к выводу, что постановление органа расследования не соответствует фактическим обстоятельствам или не является законным, прокурор отказывает в санкции. Отказ прокурора в таких случаях обычно излагается в виде мотивированного постановления; об отказе в санкционировании в некоторых случаях прокуроры специальных постановлений не выносят, фиксируяясвой отказ отрицательной резолюцией на самом постановлении следователя (лица, производящего дознание). Некоторые прокуроры при отказе в санкционировании никаких письменных решений не принимают. Полагаем, что в данном случае они поступают неправомерно. Дача санкции, как и отказ в санкционировании, — это прокурорское решение. Всякое же решение прокурора в соответствии с п. 12 ст. 34 УПК РСФСР и аналогичных статей УПК других бывших союзных республик бывшего СССР должно носить форму постановления.
Здесь возникает и такой вопрос. При отказе в санкционировании ареста прокуроры, не вынесшие об этом постановления или не оформившие отказ отрицательной резолюцией на тексте решения органа расследования, требуют, чтобы постановление следователя (лица, производяяего дознание) из уголовного дела было изъято. Полагаем, что подобные действия на законе не основаны. Постановление следователя (лица, производящего дознание), не санкционированное прокурором, должно оставаться в уголовном деле, как и любое его решение, отмененное прокурором, ибо отказ в санкции равнозначен отмене постановления следователя (лица, производящего дознание).
Не получив санкцию на арест и будучи не согласен с таким решением надзирающего прокурора, следователь (лицо, производящее дознание) вправе обжаловать отказ в санкции вышестоящему прокурору. Тот рассматривает жалобу следователя по существу, изучая материалы уголовного дела, и принимает оконча-
-268-
тельное решение. При отказе в санкции и вышестоящим прокурором следователь (лицо, производящее дознание), при уверенности в необходимости ареста обвиняемого, может направлять жалобы на отказ в санкции вплоть до Генерального прокурора РФ. Решение Генерального прокурора РФ по данному вопросу будет окончательным.
Санкция прокурора на арест оформляется его резолюцией на тексте постановления о заключении обвиняемого (подозреваемого) под стражу, которая скрепляется печатью прокурора. При этом указывается и дата санкционирования.
Постановление следователя и лица, производящего дознание, о заключении обвиняемого под стражу приобретает юридическую силу лишь после его санкционирования. Дата санкционирования как раз и указывает тот начальный момент, с которого постановление вступает в законную силу. Именно с этого момента оно подлежит исполнению. Санкционированные постановления, вынесенные в соответствии с законом по находящимся в производстве следователя (лица, производящего дознание) уголовным делам, обязательны для исполнения всеми предприятиями, организациями, должностными лицами и гражданами. Такова же юридическая сила постановления о заключении под стражу, когда оно вынесено прокурором^. 5 ст. 211. ст. 89,92 УПК РСФСР).
Закон предусматривает право прокурора давать указания об избрании меры пресечения, в том числе в виде заключения под стражу, об изменении или отмене меры пресечения. Эти указания даются в письменной форме, они обязательны для исполнения. Однако наличие указаний прокурора о заключении обвиняемого (подозреваемого) под стражу, равно как санкционирование прокурором постановлений о применении данной меры пресечения, не снимает полной ответственности за законность и обоснованность ареста обвиняемых (подозреваемых) с лиц, производящих дознание, и следователей (ч. 1 ст. 127 УПК РСФСР). Если следователь (лицо, производящее дознание) не согласен с указаниями прокурора о мере пресечения, он вправе обжаловать их выше-
-269-
стоящему прокурору. При этом исполнение указаний не приостанавливается (ст. 212 УПК РСФСР).
Следователь (лицо, производящее дознание) несет ответственность и за неприменение меры пресечения в виде заключения под стражу к обвиняемому (подозреваемому), когда основания для этого в уголовном деле установлены достоверными доказательствами. Как того требует руководство прокуратуры, следует неуклонно применять содержание под стражей в качестве меры пресечения в отношении опасных преступников. Оставление опасных преступников на свободе при наличии в уголовном деле достоверно доказанных оснований для его ареста при совершении обвиняемым (подозреваемым) новых преступлений либо противоправных действий, направленных на то, чтобы сорвать установление по делу истины, не позволить, воспрепятствовать в обеспечении исполнения приговора, должно влечь возбуждение против следователя (лица, производящего дознание) дисциплинарного производства, либо, с учетом причинения обвиняемым существенного вреда правосудию или общественным интересам либо охраняемым правам и интересам граждан — уголовного дела о халатности (при отсутствии умысла). В органах внутренних дел подобная практика реагирования на служебную или уголовно-правовую халатность следователей (лиц, производящих дознание) стала иметь место с начала восьмидесятых годов.
В практике встречаются случаи, когда при аресте подозреваемого в десятисуточный срок обвинение не предъявляется, но избранная мера пресечения не отменяется, а изменяется на подписку о невыезде или на другую, более мягкую меру пресечения, чем заключение под стражу, либо от подозреваемого отбирается обязательство являться по вызовам органов расследования, прокурора, суда и сообщать о перемене места жительства. Такая практика на законе не основана. Поскольку обвинение подозреваемому не предъявлено в десятисуточный срок, мера пресечения должна отменяться, но не изменяться. Поскольку обвинение не
270
271
предъявлено, не может быть отобрано и обязательство о явке, ибо оно отбирается только у обвиняемого) но не у подозреваемого [133].
"Необходимо иметь в виду, что закон говорит о предъявлении обвинения, а не о вынесении постановления о привлечении в качестве обвиняемого. Поэтому, если постановление вынесено) но обвинение фактически не было предъявлено, мера пресечения отменяется". При этом в литературе высказано суждение: исключением из правила "являются лишь случаи, когда обвинение не смогли предъявить вследствие тяжкого заболевания подозреваемого или из-за стихийного бедствия" [134].
Следует отметить, что в законе нет прямых указаний относительно исключений, когда бы мера пресечения в отношении подозреваемого не отменялась при истечении десятисуточного срока с момента ее применения и непредъявления подозреваемому обвинения. В практике действительно могут иметь место ситуации) когда постановление о привлечении подозреваемого в качестве обвиняемого, к которому применена мера пресечения, не может быть предъявлено, при этом не только потому, что подозреваемый тяжко заболел, или потому, что случилось стихийное бедствие, но и по другим основаниям. В ст. 148 УПК РСФСР подобные основания указаны: если не известно местопребывание обвиняемого или если он не явился по вызову следователя.
По нашему мнению, в указанных случаях факт непредъявления обвинения в десятисуточный срок с момента применения к подозреваемому меры пресечения, в том числе ареста, должен вести к безусловной отмене меры пресечения, как об этом прямо и без всяких условий предусмотрено ст. 90 УПК РСФСР. Но здесь возникает такой вопрос: если меру пресечения в отношении подозреваемого отменить, то это может повлечь с его стороны побег и иные негативные последствия, перечисленные в ст. 89 УПК РСФСР. Как же быть, как пресечь указанные негативные действия со стороны подозреваемого? Выход есть. Если к окончанию десятисуточного срока основания для вынесения постановления о привлечении подозреваемого в качестве обвиняемого по делу
имеются) то следует постановление о привлечении подозреваемого в качестве обвиняемого вынести, но с учетом того, что обвинение ему не может быть предъявлено) в отношении подозреваемого меру пресечения отменить и одновременно вынести новое постановление о применении меры пресечения к обвиняемому, либо, при отсутствии оснований для применения меры пресечения, вынести постановление об отобрании у него обязательства являться по вызовам и сообщать о перемене места жительства.
Подобное решение вопроса полностью согласуется с положениями ст. 89 и ст. 148 УПК РСФСР.
Возникает такой вопрос: следует ли отменять меру пресечения, избранную в отношении подозреваемого, если в течение десятисуточного срока обвинение ему было предъявлено, однако необходимости в изменении или отмене меры пресечения нет? В литературе высказаны следующие суждения по частному случаю данной проблемы. Т. Н. Добровольская и М. Ю. Рагинский писали: "Если до предъявления обвинения была избрана мера пресечения в виде заключения под стражу и через 9 дней (т. е. до истечения срока) следователь предъявил обвинение, он должен вынести новое постановление об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу в отношении обвиняемого и снова получить санкцию прокурора" [134]. ,
Если следовать логике данного суждения, то и в других ситуациях, когда избрана подписка о невыезде либо иная мера пресечения, не связанная с арестом подозреваемого, то после предъявления ему обвинения выносится новое постановление об избрании меры пресечения) но уже в отношении обвиняемого. Первоначальное постановление отменяется в связи с тем, что отпали основания для применения меры пресечения в отношении подозреваемого. Полагаем) что подобное решение вопроса согласуется с законом, в частности, и с положениями ст. 90, и с положениями ст. 89 УПК РСФСР. С положениями ст. 90 УПК РСФСР подобное решение вопроса согласуется в том, что мера пресечения была избрана в отношении подозреваемого и действовала, применялась к
-272-
нему в течение срока, не превышающего десяти суток. Поскольку срок, в течение которого действует правовой статус подозреваемого, истек, должны прекратиться и все правоотношения, связанные с этим статусом. Решением о прекращении правоотношений подозреваемого и является постановление об отмене меры пресечения. С положениями ст. 89 УПК РСФСР подобное решение вопроса согласуется в том, что при наличии оснований, указанных в данной статье, мера пресечения должна быть применена в отношении обвиняемого, что и оформляется путем вынесения постановления.
Вынесение нового постановления о применении меры пресечения в отношении бывшего подозреваемого обусловлено и необходимостью реализации общего требования уголовного процесса) в соответствии с которым вопрос о мере пресечения разрешается органом расследования, прокурором, судьей, судом не только при поступлении уголовного дела из одной стадии процесса в другую, но и в связи с каждым изменением правового статуса лица, в отношении которого возбуждено уголовное преследование, т. е. в отношении подозреваемого, обвиняемого, подсудимого, осужденного.
Следователь РОВД города Орла заключил под стражу с санкции прокурора подозреваемого Дружбина. Через семь дней после ареста Дружбину было предъявлено обвинение. Народный судья при рассмотрении жалобы Дружбина на необоснованность ареста 7 августа 1992 г. вынес постановление об освобождении Дружбина из-под стражи. В обоснование своего решения об освобождении арестованного судья в постановлении указал, что после предъявления обвинения следователь не вынес повторного постановления об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу в отношении обвиняемого. Полагаем, что судья поступил правильно, поскольку изменение правового статуса подозреваемого на правовой статус обвиняемого должно влечь разрешение вопроса о применении к обвиняемому меры пресечения.
273
Учитывая) что в качестве важнейшего основания для применения к гражданину меры пресечения является факт совершения им того или иного преступления (тех или иных преступлений), что находит свое отражение в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого) следует, очевидно, при всяком принятии решений органами расследования или судебными органами об изменении обвинения сразу же рассматривать вопрос, с учетом нового обвинения, и о мере пресечения: либо оставлять меру пресечения без изменения, либо изменять меру пресечения, либо отменять ее, о чем в каждом случае выносить постановление. Это явится важной гарантией законности и обоснованности избрания и изменения мер пресечения с учетом измененного и предъявленного обвинения.
Наши изучения следственной практики свидетельствуют, что далеко не всегда после предъявления обвинения подозреваемым выносится новое постановление о применении к ним мер пресечения, особенно если к подозреваемому в качестве меры пресечения применялась подписка о невыезде или иная мера, не связанная с заключением подозреваемого под стражу. Опрос 167 руководителей следственных аппаратов республик, краев, областей показал, что только 18% из числа опрошенных считают необходимым вынесение нового постановления о применении меры пресечения в отношении бывшего подозреваемого. Остальные опрошенные считают, что предъявление обвинения подозреваемому автоматически ведет к пролонгации срока заключения под стражу, автоматически пролонгируется при этом также и применение мер пресечения, не связанных с заключением под стражу. По мнению В. П. Божьева, автоматическая пролонгация срока заключения под стражу чревата нарушениями законности и прав граждан. В обоснование указанных опасений он приводит собранные им данные практики. Выборочное изучение уголовных дел в четырех областях РСФСР выявило серьезные нарушения: 9,5% подозреваемым', заключенным под стражу, обвинение вопреки требованиям ст. 90 УПК РСФСР было предъявлено с нарушением 10-дневного срока; 31,7% постановлений об избрании меры пресечения не содержали
274
275
мотивировки применения меры пресечения, чем были нарушены требования ст. 92 УПК РСФСР [135].
Приведенные данные действительно говорят за то, что вынесение нового постановления об избрании бывшему подозреваемому меры пресечения явится серьезной гарантией законности и обоснованности применения мер пресечения в отношении подозреваемых, поскольку ставит практику под дополнительный надзор прокурора.
В юридической литературе высказано суждение, в соответствии с которым лицо, производящее дознание, не вправе избрать меру пресечения в виде заключения под стражу в отношении обвиняемого по делу, по которому предварительное следствие обязательно, а прокурор такое постановление, если оно будет вынесено, не вправе санкционировать [136]. Что можно сказать по данному вопросу? Действительно, лицо, производящее дознание по делу, по которому предварительное следствие обязательно, такого решения принять не вправе, поскольку не вправе вынести и решения о привлечении гражданина к уголовной ответственности в качестве обвиняемого. Об отсутствии такого права следует судить при анализе ст. 119 УПК РСФСР, устанавливающей полномочия органов дознания при возбуждении ими уголовных дел, по которым следствие обязательно, и проведении по таким делам в течение десяти суток неотложных следственных действий.
В перечне разрешенных действий законодатель не указывает решения о привлечении гражданина к уголовной ответственности в качестве обвиняемого и применении к нему меры пресечения, в том числе в виде заключения под стражу. В то же время в ст. 119 УПК РСФСР предусмотрена возможность для органа дознания допросить подозреваемого в целях установления и закрепления следов преступления. В соответствии со ст. 52 УПК РСФСР подозреваемым признается не только то лицо, которое задержано по подозрению в совершении преступления, но и то, к которому применена мера пресечения до предъявления обвинения. Из этого следует, что орган дознания по делу, по которому следствие обя-
зательно, вправе, если им возбуждено уголовное дело, применить к подозреваемому в совершении преступления заключение под стражу либо иную меру пресечения.
Арест чаще всего возможен в порядке исключения, когда гражданин задержан по основаниям, предусмотренным ст. 122 УПК РСФСР, а затем при наличии к тому оснований и заключен под стражу. Отказать в санкции в подобных случаях прокурор не вправе, если материалами уголовного дела доказательства, устанавливающие основания для ареста, подтверждены.
К арестованному подозреваемому в указанных случаях в полной мере относятся положения, предусмотренные ст. 90 УПК РСФСР. В частности, обвинение подозреваемому должно быть предъявлено не позднее десяти суток с момента применения меры пресечения. Если аресту предшествовало задержание — не позднее десяти суток с момента задержания в порядке ст. 122 УПК РСФСР. Однако постановление о привлечении подозреваемого к уголовной ответственности в качестве обвиняемого должен выносить не орган дознания, а следователь, которому дело подследственно. Следователь вправе только предъявить обвинение арестованному. Учитывая данное обстоятельство, лицо, производящее дознание, обязано до истечения срока дознания сообщить об избрании меры пресечения соответствующему следователю или начальнику следственного подразделения, чтобы те имели возможности заблаговременно изучить материалы дознания и с учетом фактических данных после получения дела в свое производство аргументированно решать вопрос о мере пресечения: подтверждать арест постановлением о заключении под стражу обвиняемого либо принимать решение об изменении или отмене меры пресечения.
За ходом расследования по делам в отношении содержащихся под стражей лиц, равно как и по делам, по которым избраны иные меры пресечения, прокуроры должны установить четкую систему надзора, которая обеспечивала бы своевременное выявление, пресечение и предупреждение волокиты, проявлений обви-
нительного (оправдательного) уклона, упрощенческого подхода к сбору, оценке доказательств и применению мер пресечения.
Заключение под стражу, равно как и иная мера пресечения, отменяется) изменяется на более мягкую, когда это вызывается обстоятельствами дела. Например, при наличии к тому оснований арест может быть заменен на залог. Отмена или изменение меры пресечения производится мотивированным постановлением липа, производящего дознание, следователя или прокурора (после передачи дела в суд — мотивированным определением суда (постановлением судьи). Отмена или изменение лицом, производящим дознание, и следователем меры пресечения, избранной по указанию прокурора, допускается лишь с санкции прокурора (ст. 101 УПК РСФСР).
Утверждая обвинительное заключение (постановление о направлении дела в суд для решения вопроса о применении к лицу принудительных мер медицинского характера) и установив, что во время расследования мера пресечения была отменена, прокурор рассматривает вопрос о мере пресечения. При этом не исключено, что прокурор примет решение о повторном заключении под стражу лиц, мера пресечения в отношении которых была отменена следователем (лицом, производящим дознание).
При истечении 72 часового срока задержания подозреваемого по основаниям, предусмотренным ст. 122 УПК РСФСР, должно быть принято решение органом расследования и прокурором об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу либо об освобождении задержанного из ИВС при отсутствии оснований для ареста; в последнем случае принимается решение о другой мере пресечения (она при наличии оснований должна быть избрана). Вопрос о мере пресечения, связанной с лишением свободы, решается органом расследования и прокурором при помещении обвиняемого (подозреваемого) в лечебно-психиатрическое учреждение (ст. 188 УПК РСФСР), если он не содержится под стражей.
Всякий раз, принимая к своему производству уголовное дело, орган расследования обязан рассмотреть вопрос о мере пресе-
^ в отношении ^-^^^^
и- — ^ ";Г:::в^^Р-----ия- - су-вдевания, от другого ^ дополнитеяьного расследова-
или-^-^-^^^^ом уголовного дела по новому —,- - —^ ^
участником уголовного ^^^^^^^, прокурор 'продлениясрокасодержанияподстр^ ^ ^^
и лицо, производящее дознание, дол J соответст-поднятыЙ в жалобе, и не дожидаяс^ ^рассм р ^ ^ ^
вующим прокурором либо судом при наличи Д ^^ Гийвынестисоотве.твую^пос^^^ ^___ ^
Д--- ^ ^рТ^омэтаперассяедования могут расследования и про^Р^ ^ Мера пресечения отме-
-^ ^ 'Тот^Д-н--я необходимость, или из.
-^ ^ ° ^о^ил^олее мягкую, когда это вызывает-меняется на более строгую и ^ мотивированное по-
ся обстоятельствами дела, о^ем выноси
становление^. ^^J^^o быть принято при воз-решение о мере пресечения д предварительного
^овении оснований ^ -Р^-^^о"по'д стражей,
расследования или ^^^^ельным заключением при направлении ^J^^ , ^ ^ рассмотрения во. (постановлением о ^^^ельных мер медицинского проса о применении к лицу ^^ едений производ-характера), при прекращении ^JJ^ ,. , , 2 ст. 195 ства по делу по основаниями, пр^^р , „06х0-
—-- -
-278
279
должности и при отмене органом расследования данной меры процессуального принуждения.
По итогам рассмотрения жалобы обвиняемого или иного участника процесса на законность ареста, продления срока содержания под стражей или иной меры пресечения прокурор и судья в пределах их компетенции вправе меру пресечения отменить или изменить либо признать жалобу неосновательной, о чем ими выносятся мотивированные постановления. После отмены прокурором или судом меры пресечения орган расследования вправе избрать меру пресечения к обвиняемому лишь при появлении в деле новых оснований для этого. Вновь избранные меры пресечения обвиняемые и иные участники процесса вправе обжаловать по общим основаниям, равно как по общим основаниям обязаны рассмотреть данные жалобы соответственно прокурор и суд. Данное положение распространяется на обжалование повторных ареста и продления сроков содержания под стражей, когда органы расследования и соответствующий прокурор приняли решения при появлении в деле новых оснований для повторного ареста или основания для повторного прочтения срока содержания под стражей.
В УПК РСФСР отсутствуют нормы, которые бы регулировали механизм применения законодательства о мерах пресечения в стадии расследования с учетом рассмотренных нами следственных ситуаций. В порядке совершенствования УПК, защиты прав и законных интересов участников процесса и охраняемых законом интересов уголовного судопроизводства, государства и общества данный пробел следует устранить, включив в УПК статьи, регламентирующие механизм применения законодательства о мерах пресечения в отношении подозреваемого, обвиняемого во всех возможных следственных ситуациях.
Процессуальный контроль начальника следственного отдела (начальника органа дознания) за применением законодательства о мерах пресечения имеет многоплановый характер. Его формы, средства и методы, как отмечалось выше, дифференцируются на
три группы по признаку использования для выявления, предупреждения и устранения нарушений законодательства (для восстановления законности). В стадии расследования ими используются следующие процессуальные формы, средства и методы контроля для установления нарушений закона:
- ознакомление с материалами уголовных дел; изучение деятельности следователей (лиц, производящих дознание) по собиранию, проверке и оценке доказательств в целях установления оснований для избрания, изменения, отмены мер пресечения; проверка практики выбора следователями (.лицами, производящими дознание) правовых норм о мерах пресечения и сопряженных с ними норм и институтов; критическая оценка решений о задержании подозреваемых, привлечении граждан к уголовной ответственности в качестве обвиняемых и освобождении от нее, об избрании, изменении, отмене мер пресечения, о продлении сроков содержания обвиняемых под стражей) о применении мер попечения о детях и сохранности имущества заключенных под стражу;
- изучение деятельности следователей (лиц, производящих дознание) по исполнению решений о мерах пресечения;
- ознакомление с копиями отдельных процессуальных документов о мерах пресечения и сопряженных с ними протоколов и постановлений;
- заведение контрольно-наблюдательных производств и накопление в них важнейших процессуальных документов, определяющих ход и существо расследования) законность и обоснованность принимаемых следователями (лицами) производящими дознание) решений и выполняемых следственных действий;
- заслушивание следователей (лиц, производящих дознание) о проведении следственных действий и принятии важнейших процессуальных решений (о задержании подозреваемых, избрании) изменении и отмене мер пресечения, продлении сроков содержания обвиняемых под стражей и т. п.);
- проверка правильности квалификации предъявленного обвинения и обоснованности его доказательствами) собранными
280
281
по деяу, а также правильности с учетом предъявленного обвинения избрания, изменения, отмены мер пресечения, применения мер попечения о детях и охраны имущества, заключенного под стражу;
- предварительное ознакомление либо проверка начальником следственного отдела (начальником органа дознания) решений следователя (лица, производящего дознание), подлежащих санкционированию, утверждению прокурором, а также решений, на принятие которых требуется согласие прокурора;
- проверка уголовных дел в полном объеме, когда они закончены производством либо производство по которым приостановлено следователем (лицом, производящим дознание); проверка материалов розыска скрывшихся обвиняемых и решений об избрании мер пресечения и этапировании обвиняемых;
- наблюдение за выполнением следователями (лицами, производящими дознание) требований закона о соблюдении процессуальных сроков задержания подозреваемых, ареста обвиняемых и содержания их под стражей;
- выявление фактов волокиты и некачественного расследования уголовных дел; получение объяснений следователей (лиц, производящих дознание) и участников следственно-оперативных групп о причинах нарушения законов, сроков выполнения процессуальных действий и принятия процессуальных решений, несвоевременного возбуждения ходатайств о продлении сроков расследования и содержания обвиняемых под стражей;
- личное разбирательство с каждым фактом необоснованного и незаконного задержания подозреваемых, заключения под стражу обвиняемых (подозреваемых), привлечения в качестве обвиняемого граждан либо освобождения от уголовной ответственности и отмены мер пресечения;
- личное участие начальника следственного отдела (начальника органа дознания) в производстве предварительного расследования либо отдельных следственных действий (участие в собирании) проверке и оценке доказательств, подтверждающих
необходимость задержания, избрания, изменения и отмены мер пресечения; беседы с лицами, подлежащими задержанию и аресту, дибо допрос таких лиц, и т. п.);
- ознакомление начальника следственного отдела (началь-йика органа дознания) с ходатайствами участников предварительного расследования и проверка в пределах своих полномочий жалоб на действия и решения следователя (лица, производящего дознание) в связи с избранием, изменением, отменой мер пресечения и задержанием подозреваемых;
- ознакомление с жалобой лица, содержащегося под стражей, его защитника и законного представителя на применение заключения под стражу в качестве меры пресечения (задержание) и продление срока содержания под стражей, а также с материалами дела, подтверждающими законность и обоснованность применения заключения под стражу в качестве меры пресечения и продления срока содержания под стражей, ознакомление и с объяснениями по данному поводу следователя (лица, производящего дознание).
Процессуальные формы) средства и методы контроля по предупреждению и устранению нарушений закона, допускаемых при применении правовых норм о мерах пресечения. К ним относятся следующие действия и решения начальника следственного отдела (начальника органа дознания):
1) дача указаний следователям (лицам, производящим дознание):
- о выполнении следственных действий в целях установления (проверки) оснований идя избрания, изменения, отмены мер пресечения;
- о привлечении в качестве обвиняемого, квалификации преступления и объеме обвинения, о направлении дела;
- о выборе соответствующих норм о мерах пресечения для их применения;
- о принятии мер попечения о детях и охраны имущества заключенных под стражу;
-282-
- об испоянении решений о мерах пресечения; 2) дача указаний следователям (лицам, производящим дознание) о производстве допоянительного расследования по делам, по которым они принимают решения о приостановлении либо прекращении уголовного дела или о направлении дела в суд (в целях проверки и уточнения материалов и решений о мерах пресечения);
3) личное участие в производстве предварительного расследования либо отдельных следственных действий с использованием при этом полномочий следователя (лица, производящего дознание); участие:
- в собирании, проверке и оценке доказательств, подтверждающих необходимость задержания подозреваемых, избрания, изменения, отмены мер пресечения;
- в выборе соответствующих норм о мерах пресечения; в избрании, изменении, отмене мер пресечения;
- в принятии мер попечения о детях и охраны имущества заключенного под стражу;
- в продлении сроков содержания обвиняемых под стражей;
- в исполнении решений о мерах пресечения;
- в беседах с лицами, подлежащими задержанию и аресту, допрос таких лиц;
- в принятии решений о мерах пресечения по делам, принятым к производству начальником следственного отдела (начальником органа дознания);
4) дача начальником органа дознания указаний лицу, производящему дознание, о немедленном освобождении из ИВС задержанных либо личное принятие им об этом решений) когда отсутствуют основания для применения данной меры процессуального принуждения, а также когда прокурором отказано в санкционировании ареста подозреваемых;
5) принятие начальником следственного отдела (начальником органа дознания) дела к своему производству для принятия решения о немедленном освобождении из-под стражи обвиняемых
˜ 283 -
(подозреваемых), когда отсутствуют основания для содержания обвиняемого (подозреваемого) под стражей и когда истек предусмотренный законом срок ареста и он не продлен в установленном порядке;
6) возбуждение перед прокурором ходатайств об отмене незаконных и необоснованных постановлений следователей (лиц, производящих дознание) о мерах пресечения) о прекращении или приостановлении уголовных дел, о розыске обвиняемых и их этапировании;
7) изъятие уголовного дела у одного следователя (лица, производящего дознание) и передача его в производство другому следователю (лицу, производящему дознание);
8) поручение расследования дела нескольким следователям (нескольким лицам, производящим дознание);
9) выявление начальником следственного отдела (начальником органа дознания) причин и условий) способствующих нарушениям законодательства о мерах пресечения в процессе его применения, исполнения, соблюдения и использования; принятие мер по устранению этих причин и условий; принятие решений о соединении и выделении уголовных дел;
10) внесение начальником следственного отдела представления в адрес начальника органа дознания о причинах и условиях, способствовавших нарушениям законности подчиненными ему сотрудниками органа дознания при применении законодательства о мерах пресечения по находившимся в их производстве уголовным делам о преступлениях, по которым производство предварительного следствия обязательно, и о принятии мер по устранению этих причин и условий;
II) внесение начальником следственного отдела (начальником органа дознания) в адрес администрации мест содержания задержанных и арестованных, а также их соответствующему руководству, представлений о причинах и условиях, способствовавших нарушениям законности при содержании под стражей за-
284
держанных и арестованных, и о принятии мер по устранению этих причин и условий;
12) принятие предусмотренных законом исчерпывающих мер к восстановлению нарушенных прав, свобод и законных интересов граждан, к возмещению причиненного им морального и материального ущерба в результате незаконного привлечения их к уголовной ответственности и незаконного применения меры пресечения в виде заключения под стражу;
13) немедленное информирование прокурора и руководства вышестоящего следственного подразделения (правоохранительного органа) о результатах расследования и судебного рассмотрения дел, сроки следствия и содержания обвиняемых под стражей) по которым были продлены в установленном законом порядке;
14) незамедлительное уведомление прокурора и руководства вышестоящего следственного подразделения (правоохранительного органа) о всех случаях нарушения следователями (лицами, производящими дознание) и другими сотрудниками законности при применении законодательства о мерах пресечения и способах реагирования на данные нарушения.
Возможны и другие формы, средства) методы предупреждения и устранения нарушений законности в процессуальной деятельности при применении законодательства о мерах пресечения и сопряженных с ним норм и институтов.



ОГЛАВЛЕНИЕ