ОГЛАВЛЕНИЕ


ПЛАН РАБОТЫ:
1. Процессуальная характеристика механизма применения законодательства о мерах пресечения в суде первой инстанции. 3
2. Применение законодательства о мерах пресечения о стадии до судебного разбирательства дела и подготовительных действий к судебному заседанию. 4
3. Проблема применения мер пресечения при направлении уголовного дела по подсудности. 9
4. Гарантии прав участников уголовного процесса при применении мер пресечения. Временные пределы действия мер пресечения. 12

1. Процессуальная характеристика механизма применения законодательства о мерах пресечения в суде первой инстанции.

Институт мер пресечения в суде первой инстанции действующим законодательством урегулирован лишь частично. Для восполнения пробела необходимо, по нашему мнению, исчерпывающе определить в главах 20-26, 32, 33 и 34 УПК РСФСР процессуальную характеристику применения законодательства о мерах пресечения, т. е. правовые основы, цели процессуальной деятельности суда и прокурора, их функции, полномочия и формы применения норм права на каждом этапе судебного производства и др. [148].
Правовые основы применения законодательства о мерах пресечения в суде первой инстанции вытекают из Конституции РФ, признанных Россией соответствующих актов международного права и заключенных Российской Федерацией международных договоров, УПК РСФСР (ст. 1-11, 13-33, 35-581, 68-104, главами 20-26, 32, 33 и 34), законодательства о прокуратуре и Федерального закона "О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений". Цели процессуальной деятельности суда и прокурора в суде первой инстанции заключаются в обеспечении законного и обоснованного применения законодательства о мерах пресечения в суде первой инстанции; выявлении и устранении нарушений закона, допущенных в досудебном производстве и суде первой инстанции; своевременном принятии прокурором и судом (судьей) мер для устранения выявленных нарушений закона и отмены незаконных и необоснованных решений; защите прав и законных интересов участников процесса и охраняемых законом интересов уголовного судопроизводства, государства, общества; обеспечении верховенства закона, единства и укрепления законности.
К предмету процессуальной деятельности суда и прокурора в суде первой инстанции следует отнести: материалы уголовного
дела, доказательства, законность и обоснованность решений о мерах пресечения, принятых в предшествующих стадиях процесса и в суде. Функции суда и прокурора: суд осуществляет правосудие, а прокурор — надзор за законностью относимых к мерам пресечения действий и решений.
Реформирование Законом РФ от 29 мая 1992 г. стадии предания суду [149] обусловило необходимость теоретического осмысления ее сущности и механизма производства, в том числе по поводу мер пресечения. Данную стадию уголовного процесса с учетом ее обновленной сущности следует именовать стадией до-судебного разбирательства дела и подготовительных действий судьи к судебному заседанию, но не стадией назначения судебного заседания, как предлагается в отдельных изданиях . Вопреки суждениям некоторых авторов мы полагаем, что производство в этой стадии осуществляется не только судьей единолично, но и коллегиально при участии народных заседателей в распорядительном заседании суда в присутствии прокурора. Это имеет место в ситуациях, указанных в ч. 1 ст. 43 и ч. Зет. 407 УПК РСФСР. Анализ норм данных статей и норм, предусмотренных главой 20 УПК РСФСР, позволяет констатировать, что в стадии досудебного разбирательства дела и подготовительных действий судьи к судебному заседанию вопросы о мерах пресечения решаются: судьей единолично — в десяти процессуальных ситуациях, а судом коллегиально в распорядительном заседании — в трех процессуальных ситуациях. Единоличные решения о мерах пресечения судья принимает: при назначении судебного заседания; при возвращении дела для производства дополнительного расследования; при приостановлении производства по делу; при прекращении дела или направлении его по подсудности. Коллегиальные решения в распорядительном заседании суда о мерах пресечения принимаются судом: при передаче дела по подсудности, когда в соответствии с ч.1 ст. 43 УПК РСФСР созывается распорядительное заседание суда; при прекращении производства по применению принудительных мер медицинского характера или возвращении дела о таком производстве для дополнительного расследования в ситуациях, указанных в ч. 3 ст. 407 УПК РСФСР.

2. Применение законодательства о мерах пресечения о стадии до судебного разбирательства дела и подготовительных действий к судебному заседанию.
Одновременно с решением о предании обвиняемого суду судья подтверждал меру пресечения, в том числе такую) как заключение под стражу, избранную в стадии предварительного расследования, о чем указывал в постановлении о предании обвиняемого суду. При несогласии судьи с мерой пресечения данный вопрос разрешался в распорядительном заседании с участием прокурора (ст. 221 УПК РСФСР в ред. 1972 г.). Решение о мере пресечения принималось судом в совещательной комнате, оформлялось решение в определении о предании суду, при этом мера пресечения могла остаться прежней, суд мог ее изменить или отменить.
С учетом положений Закона РФ от 29 мая 1992 г. при разрешении судьей вопроса о назначении судебного заседания и выяснения в отношении каждого из обвиняемых соответствующих вопросов требуется определить, подлежит ли изменению или отмене избранная обвиняемому при расследовании мера пресечения (л. 5 ст. 222 УПК РСФСР в ред. 1992 г.). Решение о мере пресечения включается составной частью в постановление судьи о назначении судебного заседания. Может быть вынесено и отдельное постановление о мере пресечения. Мера пресечения с учетом обстоятельств уголовного дела остается прежней, она может быть изменена или отменена. В указанной статье УПК РСФСР не установлено, но из юридической природы мер пресечения следует) что в ситуациях, когда при расследовании мера пресечения не избиралась, а основания для этого были усмотрены судьей в уголовном деле, то им принимается решение об избрании меры пресечения, которой может оказаться и заключение под стражу.
Практике известны случаи рассмотрения судьей ходатайств обвиняемых, их защитников и законных представителей об изменении меры пресечения (чаще всего о замене ареста залогом или иной мерой пресечения, не связанной с лишением свободы). Ходатайства подаются в соответствии с п. 7 ст. 222 УПК РСФСР (в ред. 1992 г.), при этом не только указанными участниками процесса, но также и другими заинтересованными лицами либо организациями. Встречаются ситуации, когда потерпевшие либо их представители ходатайствуют о применении к обвиняемому более строгой меры пресечения, чем та, которая была избрана при расследовании, либо о применении меры пресечения к обвиняемому, если она не была избрана следователем (лицом, производящим дознание). Рассмотрев ходатайства, судья принимает решение об изменении меры пресечения либо о применении меры пресечения, если ранее этого не было сделано. Решение оформляется обычно в постановлении о назначении судебного заседания, но возможно и вынесение отдельного постановления (ст. 92, 230 УПК РСФСР). Отдельное постановление желательно, когда в качестве меры пресечения избирается заключение подсудимого под стражу.
Применение меры пресечения при возвращении судьей дела для дополнительного расследования. Судья направляет уголовное дело для дополнительного расследования в случаях: неполноты произведенного дознания или предварительного следствия, которая не может быть восполнена в судебном заседании; существенного нарушения уголовно-процессуального закона органами расследования; наличия оснований для предъявления обвиняемому другого обвинения, связанного с ранее предъявленным, либо для изменения обвинения на более тяжкое или существенно отличающееся по фактическим обстоятельствам от обвинения, содержащегося в обвинительном заключении; наличия оснований для привлечения к уголовной ответственности по данному делу других лиц при невозможности выделить о них материалы дела; неправильного соединения или разъединения дела.
При направлении дела для дополнительного расследования судья обязан разрешить вопрос о мере пресечения в отношении обвиняемого (ст. 232 УПК РСФСР в ред. 1992 г.). Решение о мере пресечения фиксируется либо в постановлении о направлении уголовного дела для дополнительного расследования, либо в отдельном постановлении. Обычно отдельное постановление судья выносит, когда освобождает обвиняемого из-под стражи. Не исключены ситуации, когда при возвращении уголовного дела для дополнительного расследования судья избирает обвиняемому в качестве меры пресечения заключение под стражу, если ранее мера пресечения не применялась. Не исключено, что ранее избранная мера пресечения в виде заключения под стражу будет отменена судьей либо изменена на залог или иную более мягкую меру пресечения.
Применение меры пресечения при решении вопроса о приостановлении производства по уголовному делу. Если при рассмотрении вопроса о назначении судебного заседания выяснится, что обвиняемый скрылся и местопребывание его не известно, судья выносит постановление о приостановлении производства по делу впредь до розыска обвиняемого, а дело возвращает прокурору (ч. 1 ст. 231 УПК РСФСР в ред. 1992 г.). Данная норма не устанавливает при этом, как решается судьей вопрос относительно меры пресечения. По нашему мнению, с учетом обстоятельств уголовного дела судья вправе принять решение об отмене меры пресечения, не связанной с лишением свободы, и замене ее при наличии к тому оснований арестом. Мера пресечения может остаться прежней, а если она при расследовании не избиралась, судье следует избрать ее, оформив решение о мере пресечения в постановлении о приостановлении производства по делу либо в отдельном постановлении. При аресте обвиняемого следует вынести отдельное постановление. Отдельное постановление желательно выносить также, когда в качестве меры пресечения избирается залог, личное или общественное поручительство, отдача несовершеннолетнего под присмотр.
Получив из суда уголовное дело для дополнительного расследования и дело, приостановленное производством судьей по основаниям, указанным в ч. 1 ст. 231 УПК РСФСР ред. 1992 г., прокурор лично либо следователь, которому передано дело прокурором (начальником следственного подразделения), решают вопрос о мере пресечения с учетом конкретных следственных ситуаций. При этом решения судьи о мерах пресечения не имеют для прокурора и следователя обязательного значения.
При рассмотрении вопроса о назначении судебного заседания может оказаться, что обвиняемый уклоняется от явки в суд. Судья при этом не приостанавливает производство по уголовному делу, назначает судебное заседание и одновременно принимает меры к вызову обвиняемого (ч. 1 ст. 231 и ч. 1 ст. 257 УПК РСФСР в ред. 1992 г.). Какими должны быть эти меры, законодатель не устанавливает. По нашему мнению, судья может поручить милиции подвергнуть обвиняемого приводу. При наличии к тому оснований судья изменяет обвиняемому меру пресечения (например, заменяет меру пресечения, не связанную с лишением свободы, заключением под стражу). Если обвиняемый в экстрадиционном преступлении находится вне пределов России и уклоняется от явки в суд, а при этом разбирательство дела в отсутствие обвиняемого препятствует установлению истины по уголовному делу, судья производство по уголовному делу не приостанавливает, а одновременно с назначением судебного заседания принимает меры через органы прокуратуры к вызову обвиняемого в суд. Механизм вызова из-за границы уклоняющихся от правосудия обвиняемых является составной частью международно-правового и уголовно-процессуального института выдачи преступников, который регулируется в России двусторонними договорами СССР и Российской Федерации с иностранными государствами о правовой помощи либо многосторонними соглашениями и конвенциями о борьбе с международными преступлениями и о правовой помощи, которые подписаны СССР или Российской Федерацией. Экс-традиционными называются те преступления, за совершение которых находящиеся за границей преступники подлежат выдаче по требованию государства, на территории которого преступление совершено.
Если при рассмотрении вопроса о назначении судебного заседания выяснится, что обвиняемый находится вне пределов России и уклоняется от явки в суд, а разбирательство уголовного дела в отсутствие обвиняемого не препятствует установлению истины по делу, судья не приостанавливает производство по уголовному делу, а назначает судебное заседание, поскольку в соответствии с ч.1 ст. 231 и п. 1 ст. 246 УПК РСФСР в таких ситуациях допускается заочное разбирательство в суде. Возникает вопрос: а как быть в рассматриваемой ситуации с мерой пресечения? Закон не дает ответа на данный вопрос. Полагаем) что мера пресечения, если она была избрана, должна остаться прежней, поскольку иное решение о ней до вынесения судом приговора в отсутствие обвиняемого не имеет ни практического, ни юридического значения. Однако необходимо иметь в виду следующее. Если судом рассматривается дело об экстрадиционном преступлении, то одновременно с постановлением приговора суд принимает решение об избрании в отношении осужденного в качестве меры пресечения заключение под стражу (о подтверждении данной меры пресечения, если она ранее была избрана), а также о поручении органам прокуратуры организации процедуры, связанной с выдачей осужденного иностранным государством, чтобы обеспечить таким образом исполнение приговора в отношении осужденного.
Если при рассмотрении вопроса о назначении судебного заседания по групповому делу судья устанавливает, что обвиняемый скрылся либо страдает психическим или иным тяжким заболеванием, исключающим возможность его явки в суд, он приостанавливает производство в отношении этого обвиняемого до его соответственно розыска или выздоровления, а в отношении других обвиняемых выносит постановление о назначении судебного заседания. При этом судья своим постановлением объявляет розыск скрывшегося обвиняемого (ч.1 ст. 231; ч. 2 ст. 257 УПК РСФСР); поручает производство розыска криминальной милиции. В УПК РСФСР не указано о решениях судьи относительно мер пресечения. Эти решения с учетом обстоятельств уголовного дела должны быть приняты судьей.
С учетом логики конкретной ситуации в отношении скрывшегося обвиняемого при наличии оснований предпочтительнее избрать арест. В отношении заболевшего обвиняемого при отсутствии к тому препятствий желательно заключение под стражу заменить альтернативной мерой пресечения — залогом, ибо залог эффективнее других мер пресечения, не связанных с лишением обвиняемого свободы. Если раздельное разбирательство по групповому делу затруднит установление истины, все производство по делу приостанавливается. При этом следует принять решения о мерах пресечения в отношении других соучастников с учетом конкретных обстоятельств уголовного дела. Если освобождение арестованных соучастников из мест предварительного заключения не отразится отрицательно на уголовном деле, их следует освободить из-под стражи либо под залог, либо заменить арест другой мерой пресечения.
В случае удостоверенного врачом тяжкого заболевания обвиняемого, исключающего его участие в судебном заседании, судья выносит постановление о приостановлении производства по делу до выздоровления обвиняемого (ч. 2 ст. 231 УПК РСФСР). Законодатель не устанавливает, как в данном случае решается вопрос о мере пресечения. По нашему мнению, в таких ситуациях она остается прежней, если не связана с лишением свободы. Если обвиняемый арестован, то мы рекомендуем судье, как и в вышерассмотренной ситуации, заменить арест альтернативной мерой пресечения, хотя не исключено, что арест может и не отменяться. Не исключены также ходатайства об освобождении больного обвиняемого из-под стражи. Подобные ходатайства следует рассмотреть, и с учетом обстоятельств уголовного дела и личности обвиняемого, характера заболевания и тому подобных обстоятельств нужно решить вопрос гуманно и не в ущерб интересам уголовного дела.

3. Проблема применения мер пресечения при направлении уголовного дела по подсудности.
Если судья установит, что уголовное дело неподсудно данному суду, он выносит постановление о направлении уголовного дела по подсудности (ч. 3 ст. 231 УПК РСФСР). Законодатель не устанавливает, как при этом поступить с мерами пресечения. Полагаем, что поскольку уголовное дело судье неподсудно, вопрос о мерах пресечения им не разрешается, они остаются теми же, что были избраны при расследовании преступления. Не исключено, что по неподсудному судье делу будет заявлено ходатайство заинтересованными лицами, организациями либо самим обвиняемым или его защитником, законным представителем относительно меры пресечения. Судья оставляет такие ходатайства без рассмотрения по существу, сообщает об этом авторам ходатайств, указывая, что они не рассмотрены в связи с неподсудностью дела и что эти ходатайства вместе с делом направляются в соответствующий суд по подсудности.
Однако в исключительных (неотложных) случаях, когда это необходимо для предупреждения и пресечения преступлений, восстановления грубо нарушенных прав человека и защиты интересов уголовного дела, когда это связано с жизнью и здоровьем обвиняемого, судья должен решить вопрос о мере пресечения (ее избрании, изменении, отмене). По нашему мнению, в таких случаях нарушения закона о подсудности не произойдет, поскольку решение судьи согласуется с общими установками уголовно-процессуального права, в соответствии с которыми орган уголовного судопроизводства обязан предупреждать и пресекать преступления, защищать права человека и интересы правосудия, действовать в каждом случае по закону, гуманно, а в ситуациях, требующих защиты прав человека, руководствоваться также общепризнанными нормами международного права, которые имеют преимущество перед законами Российской Федерации (ст. 2, 114, 119 УПК РСФСР; ст. 15 Конституции Российской Федерации).
Решение вопроса о мерах пресечения при прекращении уголовного дела. При наличии обстоятельств, указанных в статьях 5-9, 208 п. 2, 406 п. 1 УПК РСФСР, судья прекращает уголовное дело. Одновременно судья отменяет меру пресечения, если она была избрана (ст. 234 УПК РСФСР). Решение о мере пресечения оформляется в постановлении о прекращении уголовного дела. Копия постановления судьи о прекращении уголовного дела вручается лицу, привлекавшемуся к уголовной ответственности, и потерпевшему.
Процессуальное назначение прокурора в стадии досудебного разбирательства дела и подготовительных действиях судьи к судебному заседанию заключается в осуществлении надзора за законностью, проверке законности и обоснованности выносимых судьей постановлений и опротестовании тех из них, которые не соответствуют нормам УПК РСФСР или противоречат им. Кроме того, прокурор участвует в распорядительных заседаниях суда в случаях, вытекающих из положений, предусмотренных ч. 1 ст. 43, ч. 3 ст. 407 УПК РСФСР, и дает заключения по делам, в том числе по поводу судебных решений о мерах пресечения.
Анализ законодательства и практики его применения позволяет сформулировать ряд рекомендаций прокурору в целях оптимальной реализации им своих полномочий по надзору за законностью:
1) руководствуясь ст. 230, 232 и 331 УПК РСФСР, опротестовывать в кассационном порядке незаконные (необоснованные) решения судьи о мерах пресечения, когда они зафиксированы в резолютивной части постановлений о назначении судебного заседания и возвращении дела для производства дополнительного расследования;
2) с учетом предусмотренных ст. 234 и 331 УПК РСФСР положений опротестовывать в кассационном порядке незаконные (необоснованные) решения судьи о мерах пресечения, когда они зафиксированы в резолютивной части постановления о прекращении уголовного дела;
3) иметь в виду, что прокурор не вправе опротестовывать в кассационную инстанцию незаконные (необоснованные) решения судьи о мерах пресечения, когда они зафиксированы в резолютивной части постановлений о приостановлении дела и направлении его по подсудности (ст. 231 и п. Зет. 331 УПК РСФСР);
4) иметь в виду, что с учетом предусмотренных ст. 260 и п. 3 ст. 331 УПК положений и руководствуясь правилами аналогии прокурор не вправе опротестовывать в кассационном порядке незаконные (необоснованные) решения судьи о мерах пресечения, оформленные в соответствии со ст. 92 УПК РСФСР в отдельных постановлениях.
Однако два последних пункта еще не свидетельствуют о том, что у прокурора нет правовых возможностей для восстановления законности. Они есть; в соответствии с п. Зет. 35 Закона "О прокуратуре Российской Федерации" прокурору следует обратиться к судье с заявлением по поводу незаконности (необоснованности) его решения о мере пресечения, и судья должен отреагировать на данное заявление прокурора. Целесообразно включить данную норму закона "О прокуратуре Российской Федерации" в УПК РСФСР, что явится дополнительной гарантией защиты прав граждан и охраняемых законом интересов общества и государства.
Важное внимание прокурор должен уделять проблеме своевременного выявления нарушений закона судьей в стадии досудебного разбирательства дела и подготовительных действий к судебному заседанию. В этой связи согласно ст. 236 УПК РСФСР прокурору следует подробно знакомиться с делом не только в тех случаях, когда судья назначил судебное заседание, но и когда он принял другие решения по делу. В соответствии со ст. 35 Закона "О прокуратуре Российской Федерации" прокурор вправе и в силу принципа публичности обязан для защиты прав человека и гражданина и охраняемых законом интересов общества и государства вступить в дело в любой стадии уголовного процесса. Глава 20 УПК РСФСР не предусматривает права прокурора участвовать в стадии досудебного разбирательства дела и подготовительных действий судьи к судебному заседанию. Однако в силу вышеприведенной нормы ст. 35 Закона "О прокуратуре Российской Федерации" такое участие возможно. Используя эту возможность, прокурор должен в необходимых случаях участвовать в судебных заседаниях, проводимых судьей единолично, и обосновывать в суде свою позицию по основным и частным вопросам дела, в том числе и по таким, как избрание, изменение или отмена меры пресечения. Судья не связан позицией прокурора по данным вопросам, однако это не означает, что судья вправе безмотивно не учесть мнение прокурора относительно применения законодательства о мерах пресечения.
Надлежащая реализация прокурором своих полномочий помогает судье (суду) своевременно предупредить и устранить возможные ошибки, связанные с незаконным (необоснованным) разрешением вопроса о мерах пресечения при досудебном разбирательстве дела и подготовительных действиях к судебному заседанию.
Учитывая актуальность роли прокурора в обеспечении единства законов и укреплении законности в рассматриваемой стадии процесса, следует дополнить главу 20 УПК РСФСР положениями, предусмотренными частью третьей статьи 35 Закона "О прокуратуре Российской Федерации", и положениями, вытекающими из ч. 1 ст. 43 и ч. 3 ст. 407 УПК РСФСР. В этой связи главу 20 УПК РСФСР необходимо дополнить статьей 239' следующего содержания: "Статья 2391. Участие прокурора в рассмотрении дел судами. При единоличном разбирательстве дела судьей и подготовительных действиях к судебному заседанию прокурор вправе обратиться к судье с заявлением или вступить в дело на любом этапе данной стадии процесса, если этого требует защита прав граждан и охраняемых законом интересов общества или государства. Прокурор участвует в рассмотрении дела распорядительным заседанием суда в случаях, предусмотренных частью первой статьи 43 и частью третьей статьи 407 настоящего Кодекса".

4. Гарантии прав участников уголовного процесса при применении мер пресечения. Временные пределы действия мер пресечения.

После назначения судебного заседания судья обязан обеспечить обвинителю, подсудимому, защитнику, потерпевшему и его представителю, гражданскому истцу, гражданскому ответчику или их представителям возможность ознакомиться со всеми материалами уголовного дела, включая и те, которые отражают обстоятельства, связанные с применением мер пресечения, и выписывать из уголовного дела необходимые сведения (ст. 236 УПК РСФСР в ред. 1992 г.).
Спрашивается, какой практический смысл данных положений ст. 236 УПК РСФСР с точки зрения подсудимого, к которому применена мера пресечения? А смысл и значение данных положений заключается в том, что ознакомление с делом позволяет подсудимому и его защитнику знать фактические и юридические основания применения мер пресечения и с их учетом заявить в судебном заседании ходатайство об отмене или изменении меры пресечения. Такое же значение указанных положений ст. 236 УПК РСФСР и для других участников процесса.
В соответствии с п. 2 ст. 331 УПК РСФСР решение судьи о мере пресечения не подлежит обжалованию в кассационном порядке со стороны подсудимого, его защитника и других участников процесса. В то же время прокурор, ознакомившись с уголовным делом, в соответствии с п. 2 ст. 331 УПК РСФСР вправе принести частный протест в кассационную инстанцию на решение судьи о применении, отмене или изменении меры пресечения, принятое в порядке, предусмотренном ст. 230 УПК РСФСР при вынесении постановления о назначении судебного заседания.
Возникает вопрос: когда после направления прокурором дела в суд судья обязан принять решение о мере пресечения в отношении подсудимого и как долго эта мера пресечения действует, т.е. на какой конкретно срок она применяется судьей? В юридической литературе и практике сложилось твердое убеждение, что после окончания расследования и передачи дела в суд законом вообще не установлено никаких ограничений сроков содержания под стражей и применения иных мер пресечения. Результатом подобного положения являются ситуации, когда "многие обвиняемые и подсудимые томятся длительное время, иногда — годами, в ожидании суда или окончания судебного разбирательства. В 1993 г. в изоляторах и тюрьмах числилось за судами 86 560 человек, или 37% от общего числа арестованных (более 48 тыс. человек ждали суда, а 37 тыс. — рассмотрения их кассационных жалоб). Явное неблагополучие в этом вопросе был вынужден признать Верховный Суд России в своем постановлении от 24 августа 1993 г. и указать, что это происходит нередко из-за недостатков в организации работы и исполнительской дисциплины в судах. Особенно бесчеловечным является положение лиц, приговоренных к смертной казни и ожидающих своей участи после подачи прошений о помиловании. Эта психологическая пытка может продолжаться годами, каких-либо сроков для прохождения таких обращений также не установлено" [151]. Об указанных и подобных им явлениях автором настоящей работы неоднократно направлялись письма в Государственное правовое управление Администрации Президента России с предложением об установлении строгих рамок сроков предварительного заключения под стражу и иных мер пресечения, в том числе в период производства по уголовным делам в судах первой и кассационной инстанций, а также в судах надзорной инстанции, при исполнении приговоров. Ставился вопрос и о том, чтобы в законодательном порядке администрация мест содержания арестованных была наделена правом освобождать из-под стражи лиц, у которых истекли законные сроки содержания под стражей после предварительного уведомления органов и должностных лиц, за которыми числятся арестованные. Однако этот вопрос не решен до сих пор. Практика и далее исповедует положение, в соответствии с которым заключение под стражу и иные меры пресечения в судебных стадиях никакими сроками не ограничены.
Между тем это не совсем так. Косвенные указания о сроках ареста и применения иных мер пресечения в судебных стадиях процесса законодатель устанавливает. Так, в ч. 2 ст. 223 УПК РСФСР в ред. 1992 г. предусмотрено, что по делам, по которым обвиняемый арестован, решение судьи о назначении судебного заседания должно быть принято не позднее, чем через 14 суток с момента поступления дела в суд, а по делам, по которым избраны иные меры пресечения, — не позднее, чем через месяц со дня поступления дела в суд. Следовательно, и решение о мере пресечения по делам, по которым обвиняемый в стадии расследования арестован, судья должен принять не позднее 14 суток с момента поступления дела в суд, а по делам, по которым избраны иные меры пресечения, — не позднее, чем через месяц со дня поступления дела в суд. Но здесь возникнет такой вопрос: если при расследовании уголовного дела обвиняемый был арестован, однако основной или дополнительный срок его содержания под стражей не истек, то нет ли оснований полагать, что этот "оставшийся срок" суммируется с теми 14 сутками, которые ч. 2 ст. 223' УПК РСФСР предоставлены судье для решения вопроса о назначении судебного заседания? Полагаем, что указанный "оставшийся срок" суммированию с 14 сутками не подлежит, поскольку в соответствии со ст. 97 УПК РСФСР весь срок ареста обвиняемого при расследовании преступлений, значит, и часть этого срока, юридически значимы лишь для стадии предварительного расследования. Если мера пресечения при расследовании уголовного дела не избиралась, то решение об избрании меры пресечения при наличии к тому оснований судья должен принять не позднее, чем через месяц с момента поступления уголовного дела в суд.
Данные положения означают, что вопрос о мерах пресечения решается в пределах, соответственно) 14 суток и одного месяца со дня поступления дела в суд. При этом совершенно не обязательно, чтобы вопрос о мерах пресечения решался судьей одновременно с принятием основных решений рассматриваемой стадии уголовного процесса. Вопрос о мере пресечения в необходимых случаях может быть решен судьей и раньше, в связи с чем такое решение оформляется им отдельным постановлением.
Возникает юридический вопрос и такого порядка: если обвиняемый нарушит обязательства, которые возложены на него актом применения меры пресечения органом расследования (прокурором), но произойдет это после того) как истекли, соответственно, 14 суток (применительно к арестованным в стадии расследования) или один месяц (применительно к обвиняемым, к которым в стадии расследования применены другие меры пресечения),
- 333 -
а судья не рассмотрел еще уголовное дело (или вообще не принимал к своему производству, оно находится в канцелярии суда), то повлечет ли такое нарушение обвиняемым обязательств отрицательные для него последствия? Полагаем, что отрицательных последствий быть не может, поскольку сроки действия избранной в стадии расследования меры пресечения истекли. Истечение сроков действия меры пресечения аннулирует ее юридическую силу и юридическое значение тех обязательств, которые возникли у обвиняемого при применении к нему в стадии расследования меры пресечения.
Юридическое значение ч. 2 ст. 223" УПК РСФСР о сроках назначения судьей судебного заседания для мер пресечения, примененных в стадии расследования, таково, что названная норма косвенным путем определяет временные пределы этой меры пресечения: мера пресечения, избранная и примененная в стадии расследования, продолжает действовать в период пересылки дела из прокуратуры в суд и в период нахождения дела в суде, но не более 14 суток с момента поступления дела в суд, если обвиняемый заключен под стражу, и в течение одного месяца по остальным делам. Данные положения в законе не записаны, но они презюми-руготся с учетом содержания ч. 2 ст. 2231) ст. 230 УПК РСФСР и общепроцессуального требования о том, что в уголовном судопроизводстве всякие сомнения толкуются не во вред, а в пользу обвиняемого.
С учетом изложенного полагаем необходимым, чтобы законодатель в специальной норме установил последствия пропуска процессуальных сроков применения меры пресечения. Такая норма могла бы иметь следующее содержание: "Действие меры пресечения прекращается с истечением установленного законом срока ее применения". В специальных нормах следует установить также сроки действия мер пресечения в каждой стадии уголовного судопроизводства и при перемещении уголовного дела из одной стадии в другую, чтобы таким образом гарантировать своевременное принятие решений о подтверждении, отмене, изменении
-334-
мер пресечения либо об их избрании, а также гарантировать право обвиняемого на обжалование примененных против него мер пресечения. Такое правовое регулирование сроков явится важной гарантией прав человека при применении мер пресечения в уголовном процессе.
Следует отметить, что в УПК РСФСР имеется одна норма, которая прямо и достаточно конкретно устанавливает временные пределы действия меры пресечения на разных стадиях уголовного процесса, избранной при постановлении обвинительного приговора. Эта норма уже рассматривалась .выше (имеется в виду п. 7 ст. 315 УПК РСФСР). Указанная норма устанавливает, что решение о мере пресечения, названное в резолютивной части обвинительного приговора, действует в отношении подсудимого до вступления приговора в законную силу.
В свете изложенного можно указать временные пределы действия меры пресечения, избранной судьей в постановлении о назначении судебного заседания; по нашему мнению, эта мера пресечения действует на всем протяжении производства в суде первой инстанции до вынесения приговора) определения (постановления) суда (судьи) о разрешении дела по существу либо в целом, либо в отношении конкретного подсудимого. В то же время в ходе судебного разбирательства на любом его этапе суд (судья) вправе изменить меру пресечения либо отменить в отношении подсудимого, либо избрать меру пресечения, если раньше она не была избрана (ст. 260 УПК РСФСР), т. е. временные пределы действия ранее избранной меры пресечения определяются и с учетом данного положения ст. 260 УПК РСФСР.
С уччччччччччччччччччччччччччччччнению, должен решаться вопрос об уголовной ответственности обвиняемого, совершившего побег из места заключения или из-под стражи. Если такой побег произошел в период расследования после того, как истек срок ареста, который в установленном порядке не был продлен, состава преступления пост. 313 УК РФ не будет, поскольку охраняемое данной статьей общественное отношение в связи с истечением ус-
-335-
тановленного ст. 97 УПК РСФСР срока аннулировано) оно перестало существовать, уголовная ответственность данными обстоятельствами погашается. Аналогично следует решать вопрос об уголовной ответственности обвиняемого, который совершил побег из места заключения или из-под стражи после того) как истекли 14 суток с момента поступления дела в суд, а судья своим решением не подтвердил ранее избранную в стадии расследования меру пресечения в виде заключения под стражу.
В настоящее время УПК РСФСР не содержит достаточно полных и конкретных положений относительно механизма избрания и применения мер пресечения, исчисления их сроков в стадии до судебного разбирательства и подготовительных действий к судебному заседанию. Подобные пробелы характерны для всех стадий уголовного судопроизводства, что негативно сказывается на защите прав человека в уголовном судопроизводстве. Законодательные пробелы подлежат восполнению. Этому может способствовать научная модель законопроекта о мерах пресечения, механизме их избрания и применения в каждой стадии уголовного процесса, а также модель законопроекта о защите прав человека при применении мер пресечения с тем, чтобы законодатель мог использовать названные модели в законотворческом процессе. Говоря о защите прав человека, мы имеем в виду и пострадавших от преступлений, и обвиняемых в их совершении.
Применение мер пресечения в процессе судебного разбирательства
В судебном разбирательстве судья (суд) единолично (коллегиально) рассматривает в состязательном процессе дело по существу, исследует относимые к мерам пресечения доказательства, принимает решения об избрании) изменении, отмене мер пресечения в ходе судебного разбирательства и по его итогам. Это возможно, как показывает анализ глав 21-25, 32, 33, 34 УПК РСФСР, более чем в 20 процессуальных ситуациях.
-336-
В стадии судебного разбирательства на любом этапе судебного производства суд вправе избрать, изменить или отменить меру пресечения в отношении подсудимого (ст. 260 УПК РСФСР). Решение принимается в совещательной комнате, оформляется определением суда, которое подписывается всем составом суда. Если в ходе судебного разбирательства будут установлены обстоятельства, указывающие на совершение преступления лицом, не привлеченным к уголовной ответственности, суд, возбуждая против такого лица уголовное дело, вправе применить при этом к нему меру пресечения, в том числе заключение под стражу (ст. 256 УПК РСФСР). Если в ходе судебного разбирательства будут установлены обстоятельства, указывающие на совершение подсудимым преступления, по которому ему ранее не было предъявлено обвинение, то суд, не приостанавливая разбирательства, возбуждает дело по новому обвинению и направляет необходимые материалы для производства дознания или предварительного следствия. В случае, когда новое обвинение связано с первоначальным и раздельное их рассмотрение не представляется возможным, все дело должно быть возвращено для производства дополнительного расследования. При этом новое обвинение естественно обусловливает необходимость решения вопроса о мере пресечения; с учетом вновь возникших обстоятельств мера пресечения может быть изменена на более строгую, в частности, на предварительное заключение под стражу, мера пресечения может быть избрана, если до этого она не была применена. Решение о мере пресечения суд оформляет в определении о направлении материалов для производства расследования и в определении о направлении дела для производства дополнительного расследования, либо выносит о мере пресечения отдельное определение. Решая вопрос о мере пресечения, суд руководствуется правилами, предусмотренными ст. II, 89,91,92,93-96,99, 100, 101, 393, 394 УПК РСФСР.
В отношении подсудимого вопрос о мере пресечения разрешается судом также при постановлении приговора в совещательной комнате. Если судом выносится обвинительный или оправда-
-337-
тельный приговор, то решение о мере пресечения фиксируется в приговоре (при постановлении оправдательного приговора она отменяется). Если же суд прекращает дело или возвращает его на новое расследование, то решение о мере пресечения оформляется соответственно в определении о прекращении дела или о его направлении на дополнительное расследование. Когда в качестве меры пресечения избирается заключение под стражу, в данных случаях желательно выносить отдельное определение о мере пресечения.
При завершении производства по применению принудительных мер медицинского характера суд в совещательной комнате выносит определение в соответствии со ст. 21, 81 УК РФ: об освобождении лица от уголовной ответственности, когда будет доказано совершение данным лицом в состоянии невменяемости общественно опасного деяния, предусмотренного уголовным законом, и о применении к нему принудительных мер медицинского характера (с указанием, какой именно); об освобождении лица от уголовного наказания и о применении к нему принудительных мер медицинского характера (с указанием, какой именно), когда будет доказано, что это лицо после совершения преступления заболело душевной болезнью, лишающей его возможности отдавать отчет в своих действия или руководить ими.
Одновременно в определении суд решает вопрос о мере пресечения — об ее избрании (если ранее она не была избрана), изменении. Когда лицо по характеру совершенного им деяния и своему болезненному состоянию не представляет собой опасности для общества и не нуждается в принудительном лечении, суд прекращает дело и выносит решение о неприменении к лицу принудительных мер медицинского характера. Вместе с тем суд отменяет ранее избранную меру пресечения, о принятых решениях уведомляет органы здравоохранения. Признав, что невменяемость лица, о котором рассматривается дело, не установлена или что заболевание лица, совершившего преступление, не устраняет применения к нему мер наказания, суд своим определением возвра-
-338-
щает дело для производства дополнительного расследования и дальнейшего направления дела в общем порядке, одновременно решая вопрос о мере пресечения (либо она остается прежней, либо изменяется, либо избирается, если ранее не была избрана).
В случае, когда суд признает, что участие лиц^ в совершении общественно опасного деяния не доказано, равно как и при установлении обстоятельств, предусмотренных ст. 5 УПК РСФСР, суд выносит определение о прекращении дела по установленному им основанию вне зависимости от наличия и характера заболевания лица, извещая об этом органы здравоохранения. В данном либо отдельном определении суд принимает решение об отмене ранее избранной меры пресечения. Если лицо было заключено под стражу, оно освобождается.
Виды определений при завершении производства по применению принудительных мер медицинского характера, изложенные выше, установлены ст. 410 УПК РСФСР, однако при этом в указанной статье ничего не упоминается о мерах пресечения, правда, делается оговорка, что в определении суда разрешаются вопросы, указанные в ст. 317 УПК РСФСР. Однако в ст. 317 УПК РСФСР ничего не говорится о мерах пресечения, в то же время ст. 317 отсылает к ст. 315и316, где сказано, что при вынесении приговора (обвинительного и оправдательного) в резолютивной части приговора следует указать решение о мере пресечения. Столь сложная конструкция норм с двойной-тройной отсылкой к другим нормам не может быть признана оптимальной. В этой связи, по нашему мнению, ст. 410 УПК РСФСР следует законодательным порядком дополнить положениями, четко и конкретно характеризующими все решения, принимаемые судом при вынесении определений по итогам производства по применению принудительных мер медицинского характера, включая и решения относительно мер пресечения (их подтверждении, изменении, отмене либо избрании, если они ранее не применялись), как это вытекает из конкретных обстояяяяяяяяяяяяяяяяяго дела.
-339-
В ходе судебного разбирательства при наличии к тому оснований может возникнуть проблема возбуждения уголовного дела в отношении свидетеля, потерпевшего или эксперта, давших заведомо ложное показание или заключение. Уголовное дело может быть возбуждено судом лишь одновременно с постановлением приговора. При этом суд вправе применить меру пресечения к лицу, в отношении которого возбуждено уголовное дело, руководствуясь правилами ст. 89, 91 и 92 УПК РСФСР; при наличии к тому оснований в качестве меры пресечения может быть избрано заключение под стражу.
Нередки ситуации, когда подсудимый, не лишенный свободы, не является в судебное заседание. Суд вправе подвергнуть такого подсудимого приводу, а равно избрать или изменить в отношении подсудимого при наличии к тому оснований меру пресечения (ст. 247 УПК РСФСР). В отношении подсудимого при наличии к тому оснований суд может избрать заключение под стражу. В ряде случаев это необходимо делать в отношении подсудимого, к которому ранее мера пресечения не применялась. Не исключено, что заключение под стражу в качестве меры пресечения суд изберет в порядке изменения ранее примененной меры пресечения, например, подписки о невыезде.
Законом Российской Федерации от 29 мая 1992 г. значительным образом расширены полномочия судьи не только в стадии досудебного разбирательства и подготовительных действий к судебному заседанию, но и в стадии судебного разбирательства. В частности, в соответствии со ст. 10 Закона РФ "О судоустройстве РСФСР" (в ред. от 29 мая 1992 г.) и в соответствии со ст. 15 и ч. 2, 3 ст. 35 УПК РСФСР (в ред. от 29 мая 1992 г.) судья единолично сиал рассматривать уголовные дела о преступлениях, предусмотренных 143 статьями УК РСФСР. При этом рассмотрение судьей единолично уголовных дел в суде первой инстанции осуществляется в общем порядке (ч. 4 ст. 15 УПК РСФСР в ред. от 21 декабря 1996 г.) Данные положения следует понимать и в том смысле, что вся процедура применения мер пресечения судом при судебном
-340-
разбирательстве уголовных дел, освещенная выше, в полном объеме касается и ситуаций, когда производство осуществляется судьей единолично. Но при этом надо иметь в виду, что во время судебного разбирательства судья все решения об избрании, изменении или отмене мер пресечения в отношении подсудимых принимает единолично и оформляет свои решения не путем вынесения определений, как это делает коллегиальный суд, а постановлений (ч. 5 ст. 261 УПК РСФСР в ред. от 29 мая 1992 г.).
О решениях относительно мер пресечения, принятых при вынесении постановлений и определений, указывается в протоколе судебного заседания (ч. 1 ст. 264 УПК РСФСР в ред. от 29 мая 1992 г.).
Как и коллегиальный суд, судья принимает решения о мерах пресечения в отношении подсудимых при постановлении приговора, что и отражается в его резолютивной части (п. 10 ст. 303, п. 7 ст. 315, п. Зет. 316 УПК РСФСР). При этом решение судьи (суда) о мере пресечения в отношении подсудимого действует до вступления обвинительного приговора в законную силу (п. 7 ст. 315 УПК РСФСР). При оправдании подсудимого, или освобождении его от наказания либо от отбывания наказания, или в случае осуждения его к наказанию, не связанному с лишением свободы, суд (судья), в случае нахождения подсудимого под стражей, освобождает его немедленно в зале судебного заседания (ст. 319 УПК РСФСР).
Следует иметь в виду, что в соответствии с ч. 4 ст. 35 УПК РСФСР дела о преступлениях несовершеннолетних рассматриваются коллегиально. Это означает, что и решения о мерах пресечения в отношении несовершеннолетних подсудимых суд принимает в совещательной комнате только в коллегиальном составе, единоличное решение судьей вопроса о мере пресечения в отношении несовершеннолетнего подсудимого недопустимо.
В судебном разбирательстве уголовного дела назначение процессуальной деятельности прокурора заключается в обеспече-
-341-
нии законного и обоснованного применения норм права о мерах пресечения на всех этапах данной стадии процесса; выявлении и принятии мер к устранению нарушений закона, допущенных в предшествующих стадиях уголовного процесса; предотвращении нарушений закона о мерах пресечения в судебном разбирательстве и при вынесении приговора и других судебных решений; своевременном принятии мер для устранения судом (судьей) выявленных нарушений закона и отмены в установленном порядке и необоснованных судебных решений о мерах пресечения для защиты прав участников процесса и охраняемых законом интересов уголовного судопроизводства, государства и общества, обеспечения верховенства закона, единства и укрепления законности. Поскольку производстяо в суде первой инстанции является обязательной стадией уголовного процесса, постольку обязательным должен быть и надзор прокурора по каждому уголовному делу независимо от его участия в суде. Однако в суде первой инстанции объем полномочий прокурора по надзору не всеобъемлющ, как в досудебном производстве, его полномочия ограничены, что вытекает из положений Конституции РФ, УПК РСФСР и законодательства о прокуратуре. Участвуя в судебном разбирательстве, в исследовании доказательств, осуществляя уголовное преследование путем поддержания государственного обвинения, отстаивая выводы обвинительного заключения (при полном или частичном отсутствии оснований для обвинения — полностью либо частично соответственно отказываясь от обвинения), прокурор призван предупреждать, выявлять и добиваться устранения судом нарушений законодательства о мерах пресечения и другого законодательства. Осуществляя уголовное преследование в суде, выступая при этом от имени Российского государства, прокурор представляет его интересы при реализации законодательства о мерах пресечения и иного законодательства. Прокурор пользуется в судебном разбирательстве равными с участниками процесса правами по представлению доказательств, относимых к мерам пресечения,
-342-
участию в их исследовании и заявлении ходатайств по поводу мер пресечения. Прокурор предупреждает и выявляет нарушения закона в период судебного разбирательства и заявляет требования об их устранении судом (судьей). Прокурор выполняет в суде роль гаранта прав и законных интересов физических и юридических лиц, вовлеченных в орбиту судебного процесса, а также законных интересов уголовного судопроизводства, государства и общества. В этой связи ему предоставлено право обращаться к суду (судье) с заявлениями в защиту прав и охраняемых законом интересов участников процесса, если они будут нарушены во время судебного разбиратяльства, равно как вступать в дело на любом этапе судопроизводства, если этого требует охрана прав и законных интересов граждан, судопроизводства, государства, общества. Прокурор отстаивает в суде выводы обвинительного заключения, а при отсутствии оснований для обвинения подсудимых отказывается от обвинения и ставит перед судом вопрос об отмене мер пресечения. Как в ходе судебного разбирательства, так и по его итогам, прокурор дает заключения на основе закона и в полном соответствии с законом о принятии судом решений по основным и частным вопросам уголовного судопроизводства (о доказанности вины подсудимых, квалификации инкриминируемых им преступлений, виде и размере наказания, назначаемого подсудимым, о мерах пресечения с учетом данных обстоятельств и т. п.). Прокурор проверяет законность и обоснованность судебных решений по основным и частным вопросам уголовного дела, принятых при вынесении приговора (иного итогового решения) и в ходе судебного разбирательства. Установив нарушения закона, в том числе в связи с применением мер пресечения, прокурор добивается восстановления законности путем принесения протестов в кассационном, и надзорном порядке.



ОГЛАВЛЕНИЕ