ОГЛАВЛЕНИЕ

547
Глава 19
Кризис законности и проблема применения законодательстеа о мерах пресечения в чрезвычайных ситуациях
В теории и особенно на практике весьма распространенным является суждение о том, что заключение под стражу призвано обеспечивать успешность раскрытия преступлений и изобличения преступников [197]. Статья 89, равно как статья 96 УПК РСФСР не устанавливают такие целей как в целом для всех мер пресечения, так и.для такой, как заключение под стражу. Повторяя общие указания уголовно-процессуального законодательства относительно целей мер пресечения. Федеральный закон о содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений [198] совершенно определенно подчеркивает, что избрание в качестве меры пресечения заключения под стражу производится для того, чтобы исключить для арестованных лиц возможность скрыться от следствия и суда, воспрепятствовать установлению истины по уголовному делу или заниматься преступной деятельностью, а также обеспечить исполнение приговора. Среди перечисленных целей отсутствуют такие, как способствование с помощью ареста обвиняемого успешному раскрытию преступлений и изобличению преступников. Постановка практическими работниками перед заключением под стражу указанных целей незаконно расширяет их установленный законодателем (ст. 89, 96, 393 УПК РСФСР) диапазон, ведет к использованию ареста в качестве своеобразного метода давления на психику обвиняемого, оказа-
-548-
ния на него пресинга уже самой обстановкой следственного изолятора (изолятора временного содержания), а нередко и методами внутрикамерной разработки, чтобы склонить обвиняемого к "расколу", подавить его волю и сопротивление, вынудить к даче "выгодных" для органов расследования и взаимодействующих с ними оперативно-розыскных служб "признательных" показаний, в том числе оговора или самооговора, чтобы таким образом обеспечить видимость быстрого и полного раскрытия преступлений и отрапортовать об этом.
Хачмянукяна и еще четырех граждан обвинили в тяжких преступлениях. В приговоре по их делу Московский областной суд, в частности, указал: "5 апреля 1985 г. без достаточных к тому оснований Хачмянукян был арестован, необоснованно содержался в ИВС Люберецкого ОВД и, когда оговорил себя и других, 15 апреля 1985 г. был освобожден из-под стражи, а после того, как вновь стал говорить правду, был снова арестован". Суд оправдал всех пятерых [199].
"Потребовались показания против видного работника Саф-ронова. В течение долгих часов их вымогали р прокуратуре Башкирской АССР у ветерана войны и труда Печникова. Получив отказ, Печникова водворили в следственный изолятор. Все допросы следователь сводил к обещанию изменить меру пресечения за дачу ложных показаний о Сафронове. После прекращения дела Печников пришел к печальному выводу: "Действия Башкирской прокуратуры я рассматриваю как рецидив прошлого" [200].
Заключение под стражу, равно как и другие меры пресечения, следует использовать только в тех целях, для достижения которых эти меры уголовно-процессуального принуждения установлены законом. Всякое расширение целей заключения под стражу, какими бы благими намерениями оно не прикрывалось, незаконно и должно влечь ответственность виновных следователей, яиц, производящих дознание, прокуроров, судей.
В теории и практике весьма распространенным является взгляд на заключение под стражу как на главную, самую дейст-
-549-
венную меру пресечения [201], поскольку лишение обвиняемого свободы практически исключает для него возможность скрыться или иным образом уклониться от уголовного судопроизводства, влиять на соучастников, потерпевших) свидетелей) отрицательным образом и иным путем мешать в установлении по делу истины. Заключение обвиняемого под стражу и содержание его под стражей, если они строго соответствуют закону, лишает его возможности общаться с внешним миром) преступным окружением, лишает его связей, поддержки соучастников, покровителей, средств передвижения, материальных возможностей и т. п.
Наличие указанных свойств заключения под стражу тем не менее не означает, что в заключении под стражу следует видеть самое лучшее средство для достижения целей следственной практики. Гипертрофирование возможностей ареста объективно приводит к игнорированию других мер пресечения, к отсутствию даже попыток определить, а не будут ли достаточными другие, более мягкие меры пресечения, для достижения их общих целей: предупреждения уклонения обвиняемого от органов расследования, исполнения приговора, для эоспрепятствования ему в установлении по делу истины и в попытках совершения новых преступлений.
Аггравация в практике применения заключения под стражу опасна тем, что она ведет к чрезмерному увеличению количества арестованных, неоправданно отягчает их участь, толкает органы расследования к спешке и принятию решений о лишении обвиняемых свободы по непроверенным, недостоверным данным. В конечном счете это ведет к нарушениям прав человека, свободы личности, значительным убыткам органов внутренних дел от содержания следственных заключенных, при их значительном количестве — к затруднениям и нарушениям режима содержания заключенных, к отвлечению из сферы общественного производства большой армии тружеников. Неисчислимы моральные затраты в обществе, падение престижа органов уголовного судопроизводства [202].
-550-
Заключение под стражу должно иметь исключительный характер [203]. Это означает, что обвиняемый правомерно лишается свободы яишь в тех случаях, когда с помощью других мер пресечения не будут решены поставленные перед ними законом цели'. Выполняется ли это требование в практике расследования и судебного рассмотрения уголовных дел? Нет, не выполняется. В большинстве случаев следственная и судебная практика склонны считать заключение под стражу как рядовую, ординарную, но не как исключительную меру пресечения. Об этом могут свидетельствовать следующие сведения.
По данным 3. 3. Зинатуллина, арест как мера пресечения в семидесятые годы избирался по каждому второму уголовному делу, производство по которому вели следователи [204]. Развернутые данные об удельном весе ареста во всех применяемых мерах пресечения приводит В. М. Корнуков. В Саратовкой области заключение под стражу — довольно распространенная мера пресечения. Обвиняемые, содержащиеся под стражей, от всего количества лиц, дела о которых были направлены в суды, составили: в 1966 году — 59,6%, в 1967 году ˜ 55%, в 1968 году — 58,7%. По изученным делам за 1971—1975 годы около 54% всех обвиняемых содержались под стражей, в том числе: обвиняемых в хулиганстве — 34,4%, обвиняемых в имущественных преступлениях (за кражу, грабеж, разбой — в отношении личного имущества граждан) — 25,5%, обвиняемых в преступлениях, предусмотренных ст. 108 и
' Не совсем точно и полно данное требование сформулировано Генеральной прокуратурой Российской Федерации: "Избирая в качестве меры пресечения арест, не считать определяющим только тяжесть совершенного преступления. Применять его з случаях, когда по характеру, обстоятельствам преступления и данным о личности обвиняемого (подозреваемого) не может быть избрана иная мера пресечения" // Об усилении надзора за соблюдением процессуальных гарантий, обоснованностью решений о применении ареста в качестве меры пресечения, содержания обвиняемых под стражей и их судебном обжаловании: указание Генерального прокурора Российской Федерации от 10 ноября 1992 года № 46/20.
Недостаток указания Генерального прокурора РФ в том, что оно опускает такой обязательный элемент для избрания ареста, как и любой другой меры пресечения, как наличие для этого установленных статьей 89 УПК РСФСР оснований. В этой связи в указание Генерального прокурора РФ следует, по нашему мнению, внести соответствующие коррективы.
-551-
109 УК РСФСР — 6,6%, обсиняемых в совершении преступлений, предусмотренныхст.211,212,122УКРСФСР—4,4%[205].
В 1971 году исследованием, проведенным Главным следственным управлением МВД СССР, было установлено, что 60-70% обвиняемых в момент проверки находились под стражей [206]. Такая же картина наблюдалась нами в семидесятые годы при изучении практики заключения под стражу в Новосибирской, Томской, Волгоградской, Ростовской, Воронежской, Тамбовской, Липецкой, Белгородской, Курской областях [207].
В результате опроса 150 руководителей следственных аппаратов, следственных подразделений и следователей нами было выяснено, что работники следственного аппарата нередко считают заключение под стражу положительным показателем качества расследования. С нашей точки зрения, это объясняется своеобразным "креном" в карательную сторону, в сторону обвинения (обвинительный уклон), что не согласуется с существом и назначением рассматриваемой меры пресечения. Вполне обоснованно в этой связи в приказе МВД СССР №110 от 21 апреля 1976 года " О дальнейшем совершенствовании деятельности следственного аппарата органов внутренних дел" специально подчеркивалось, что заключение под стражу, являющееся исключительной мерой пресечения, применяется неоправданно широко.
В 1977 году удельный вес арестованных по сравнению с прошлыми родами значительным образом снизился. Отчасти это явилось результатом влияния Указа Президиума Верховного Совета СССР от 8 марта 1977 года, ограничившего сферу применения заключения под стражу в качестве меры пресечения по отношению к лицам, обвиняемым в совершении хулиганства [208]. Такая позиция законодателя по сужению сферы применения ареста как меры пресечения к хулиганам практическими работками была воспринята в качестве очередной кампании, в результате чего лица, совершавшие даже злостные хулиганские действия, под стражу не заключались, скрывались от правосудия и зачастую совершали новые преступления. По выборочным данным 3. 3. Зина"
-552-
туляина, полученным "в результате изучения уголовных дел, расследованных в Башкирской АССР, среди обвиняемых, нарушивших подписку о невыезде, лица, совершившие хулиганские действия и кражи, составили 74,4%; а среди лиц, вновь совершивших преступления, находясь под подпиской о невыезде, указанная категория лиц составила 87,7% [209].
По данным Главного следственного управления МВД СССР, арест как мера пресечения в восьмидесятые годы применялся: в 1980 году — в 53% случаев из всех примененных следователями мер пресечения к обвиняемым (подозреваемым), в 1982 году — в 45,6% случаев, в 1984 году — в 42, 1% случаев, в 1985 году — в 36% случаев.
Статистика семидесятых-восьмидесятых годов говорит сама за себя. Не случайно в ряде директивных актов специально подчеркивалось, что заключение под стражу, являгощееся исключительной мерой пресечения, применялось неоправданно широко [210]. С 1985 года количество обвиняемых, заключаемых под стражу, существенным образом сократилось, стала наблюдаться другая крайность: при наличии оснований, при совершении тяжких преступлений, при отрицательной характеристике личности обвиняемых опасные и особо опасные преступники гуляют на свободе, будоражат общественное мнение, совершают новые преступления [211], а органы внутренних дел, расследования, прокуратура, суды под предлогом "перестройки" исключительность заключения под стражу стали понимать как установку на неприменение данной меры пресечения. На самом деле причина кроется в другом.
В период культа личности и в период застоя главное внимание в доказывании уделялось показаниям, а среди показаний — так называемым "признательным" показаниям подозреваемых и обвиняемых. Стремление получить "признательные" показания толкало органы расследования и работников оперативно-розыскных служб заключить как можно больше обвиняемых под стражу, поскольку в условиях следственных изоляторов получить
-553-
такие показания гораздо проще, чем когда обвиняемые на свободе. В условиях формирования правового государства, в обстановке гласности и широкого действия принципа презумпции невиновности показания, в особенности показания обвиняемых и подозреваемых, не подкрепленные другими объективными данными, перестали иметь то значение, которое им придавалось ранее в процессе осуществления правосудия. Все реже и реже суды стали выносить обвинительные приговоры, основанные только на показаниях обвиняемых, стали требовать доказательства, полученные и из других объективных источников. "Перестроились" обвиняемые, которые зачастую стали изменять свои показания в судах, даже в ситуациях, когда в период расследования показания получены у них в строгом соответствии с законом.
Ослабление доказательственного значения вербальной информации подозреваемых и обвиняемых объективно привело к ослаблению стремлений органов расследования и оперативно-розыскных служб во что бы то ни стало поместить подозреваемого и обвиняемого в изолятор временного содержания или в следственный изолятор, поэтому-то некогда переполненные ИВС и СИЗО с 1985 г. и позже стали функционировать явно не по тем "нормам", какие имели место прежде. Это одна причина. Вторая причина — в ужесточении требований судов, органов прокуратуры, общественного мнения к каждому факту незаконного и необоснованного ареста обвиняемых. В такой обстановке заключение под стражу на слабой доказательственной базе уже рискованно, недолго поплатиться за безосновательные аресты служебным креслом, карьерой.
Правоохранительные органы перестали без разбора "сажать за решетку" тех, против кого улики шатки, обвинение натянуто, кроме показаний обвиняемого и его соучастников других доказательств нет. Все большую популярность среди практических работников приобретает такой принцип: "заключать до суда под стражу не тогда, когда это можно сделать, а когда этого не сделать нельзя". Это правильный, основанный на законе подход.
-554-
B 1985 году в СССР зарегистрировано более двух миялионов преступлений. В 1980-1991 годах ежегодно совершалось свыше 20 тысяч убийств (в 1985 году за убийства осуждено свыше 12 тысяч человек). В 1985 г. зарегистрировано более 400 тысяч краж личного имущества (осуждено более 170 тысяч человек), выявлено 7800 случаев взяточничества, более 150 тысяч человек осуждено за хулиганство, за хищения государственного и общественного имущества осуждено более 190 тысяч человек. Огромное количество преступлений остались латентными, а если и выявлены, то не раскрыты, многие преступники не осуждены [212]. В 1986-1987 годах произошло снижение зарегистрированных преступлений, что связывали с антиалкогольной кампанией. Свыше 57% преступлений совершено молодежью. Однако уже в 1989 году зарегистрировано преступлений на 30% больше, чем в 1988 году.
Рост преступности не был случайным, явился результатом прежде всего разрастающегося экономического, социального, политичяского, национального, духовного кризиса советского общества, характеризующегося приближением экономического краха, подрывом основ промышленного и сельскохозяйственного производства, сокращением посевных площадей, неспособностью сельских тружеников собственными силами убирать полный урожай с полей, надлежащим образом хранить и перерабатывать сельскохозяйственную продукцию, развалом транспорта и существенным нарушением целостности и эффективности топливно-энергетического комплекса, продолжающимся ростом оборонного комплекса без реального учета возможностей СССР, инфляцией и существенным ухудшением материального положения народа.
С восьмидесятых годов усиливается борьба союзных и автономных республик СССР за национальный суверенитет, особенно активно — в Прибалтике, Молдавии, Казахстане, Средней Азии, на Кавказе, в ряде автономных республик Поволжья. Мощные демократические силы России ведут активную борьбу с центральными органами власти и управления СССР, отстаивают независимость Российской Федерации от тоталитарного режима пар-
-555-
тийной номенклатуры, бюрократизма; активизируется движение в защиту прав человека.
В обстановке всеобщего кризиса рост преступности не прекращается. Кавказ, Казахстан, Средняя Азия потрясены кровопролитными массовыми беспорядками и другими преступлениями, совершаемыми на почве межнациональных и межрелигиозных конфликтов (Сумгаит, Нагорный Карабах, Южная Осетия, Алма-Ата, Ош и др.). В числе причин преступности, кроме указанных выше, подмена подлинной демократии вседозволенностью и попустительством органов власти, управления, хозяйственных и правоохранительных органов, дезорганизация систем управления, моральная неустойчивость и психологическая растерянность кадров. В новых условиях так называемой перестройки слова постоянно расходятся с делом, много говорится и пишется о построении правового государства, демократизации общества, внедрении в жизнь принципов социальной справедливости и подлинной свободы каждого, однако мало делается для реализации провозглашенных деклараций, для подлинного реформирования хозяйственного, гражданского, финансового, земельного, экологического права, а также уголовного и уголовно-процессуального законодательства. Наглядно проявляется несовершенство советской уголовно-процессуальной формы, включая институты мер пресечения, в эффективной борьбе с преступностью. Много говорится о необходимости реформирования судебной системы, органов предварительного следствия, прокурорского надзора, оперативно-розыскных служб, но дальше косметических мер ничего радикального не принимается.
Существенно повлияло на рост преступности безответственное, неподготовленное освобождение из мест .лишения свободы по амнистии свыше 800 тысяч осужденных. Население стало испытывать разгул насилия, грабежей, спекуляции, многотысячных и даже многомиллионных хищений, совершаемых организованными преступными формированиями. Широко используются различные коммерческие и совместные предприятия для "отмывания"
-556-
денег., добытых преступным путем, широко идет процесс вкладывания денежной массы партийных структур на подпольные счета в заграничные и открываемые отечественные банки.
Верховный Совет СССР 4 августа 1989 года вынужден был принять постановление "О решительном усилении борьбы с преступностью"; 23 декабря 1989 года Съезд народных депутатов СССР принял постановление "Об усилении борьбы с организованной преступностью" [213]. С высоких трибун Съезда народных депутатов и Верховного Совета СССР, на страницах печати и по телевидению, по радио было заявлено народу, что государство объявляет открытую войну преступности.
"На фоне потрясающих цифр роста преступности, во время, когда ей объявлена война, разглагольствования об оправдательных приговорах, о сомнениях, толкуемых в пользу подсудимых, о том, что лучше отпустить десять преступников, нежели посадить хотя бы одного невиновного, вряд ли популярны" [214]. Большую популярность приобретает критика работников правоохранительных органов, что они стали меньше заключать под стражу до суда, больше оставлять под подпиской о невыезде, а преступники скрываются. Осуждения эти были нередкими в печати, в публичных выступлениях работников прокуратуры, руководителей правоохранительных органов. Все больше раздается призывов "усилить", "ужесточить", "покончить с либерализмом" и т. д. [214].
Как же выход? Для экстренного наведения порядка, для удобства следствия вернуться к проверенной практике и побольше тех, кого подозревают в преступлениях, под арест? Ибо так проще и быстрее будет установлена истина!
Высказывая официальную точку зрения государства и его руководителей, министр внутренних дел СССР В. В. Бакатин следующим образом разъяснял политику борьбы с преступностью в конце восьмидесятых годов. Война преступности объявлена. Но это не значит, что вести ее следует вне рамок закона. Никаких чрезвычайных полномочий милиции, органам расследования, прокуратуре, судам не дается. Разрабатываются и будут приниматься
-557-
самые решительные меры в борьбе с преступностью, в первую очередь — с организованной, но в рамках законности, на основе действующих законов, в том числе законов, регулирующих основания, условия, порядок заключения обвиняемых под стражу [215].
Постановление Верховного Совета СССР "О решительном усилении борьбы с преступностью", постановление Съезда народных депутатов СССР "Об усилении борьбы с организованной преступностью" должны были мобилизовать правоохранительные органы, правоприменительные силы, способствовать интенсификации работы всех звеньев милиции, органов следствия, прокуратуры, судов, максимально быстрому и сильному реагированию на все преступления, решительному применению в соответствии с законом заключения под стражу. Решительно — это не значит безосновательно, это не значит, что следует "косить виноватого и правого". Предполагалось, что заключение под стражу было и остается исключительной мерой пресечения, которую применять необходимо с учетом доказанности оснований, условий и иных предусмотренных законом обстоятельств. Генеральный прокурор СССР неоднократно указывал, что грубым нарушением закона следует считать как необоснованные аресты, так и оставление на свободе лиц, которым по обстоятельствам дела, личностной характеристике и характеру совершенных преступлений следовало бы применить в качестве меры пресечения арест [216].
ЦК КПСС в постановлении "О дальнейшем укреплении социалистической законности и правопорядка, усилении охраны прав и законных интересов граждан" от 20 ноября 1986 года потребовал решительно покончить с проявлениями предвзятости, тенденциозного подхода при проведении дознания, предварительного следствия и судебного разбирательства, волокиты, черствости, безразличия к судьбе людей. Из практики правоохранительных органов предписывалось полностью исключить факты незаконных и необоснованных задержаний и арестов, привлечения граждан к уголовной ответственности [217].
-558-
В порядке реализации постановлений законодательных органов Совет Министров СССР в октябре 1990 года принял постановление "О неотложных мерах по укреплению законности и правопорядка в стране". Постановление Правительства предусматривало внесение в Верховный Совет СССР в порядке законодательной инициативы предложений о мерах, направленных на обеспечение в соответствии с Конституцией СССР организационного единства существующих систем правоохранительных органов, имея в виду не допустить разрушения этих структур в условиях роста организованной преступности, приобретающей межрегиональный характер и выходящей на связи с преступным миром за рубежом. Оперативное решение вопросов борьбы с преступностью) координации деятельности правоохранительных органов предполагалось поручить специальному центру. Постановление одобрило внесенную МВД СССР, МЮ СССР и Бюро Совета Министров СССР по социальному развитию программу борьбы с преступностью. Одобрено также предложение КГБ СССР об усилении и создании новых специальных подразделений по борьбе с организованной преступностью; силовым и другим министерствам, правительствам союзных республик предложено незамедлительно принять меры по обеспечению сохранности оружия, боеприпасов и взрывчатых веществ при производстве, транспортировке, использовании и хранении [218].
Что можно сказать о постановлениях высших органов власти, государственного управления и партии? В целом по форме это были правильные решения. Однако советская экономическая, политическая, правоохранительная системы и законодательство уже изжили себя, В обстановке всеобщего кризиса, когда ради спасения советской системы от краха лидеры КПСС вынуждены были объявить перестройку и формальный отход от тоталитаризма, когда на весь мир, а не только собственному народу было объявлено о демократизации советского общества и защите прав человека, правоохранительные органы без применения отработанных за семидесятичетырехлетнюю историю силовых методов
-559-
оказались неспособными добиться сколько-нибудь существенных сдвигов по стабилизации преступности, увеличению количества раскрытых, предупрежденных и пресеченных преступлений, о чем наглядно свидетельствуют данные МВД СССР в приводимой таблице [219].
РЕГИОНЫ,
имеющие наиболее низкие показатели в борьбе с преступностью за январь-сентябрь 1990 года
-560
Подготовлено МВД СССР
Анализ приведенных и не приведенных в таблице официальных статистических данных свидетельствует, что в краях, облас-
-561-
тях, автономных республиках РСФСР количество нераскрытых преступлений исчислялось тысячами (в среднем по указанным административно-территориальным единицам количество нераскрытых преступлений за девять месяцев 1990 года составило свыше семи тысяч преступлений на регион). Существенно увеличились показатели роста как в целом всех преступлений (до плюс 20 в ряде регионов), так и тяжких преступлений (до плюс 25-27 в отдельных регионах).
В практике было немало незаконных и необоснованных арестов обвиняемых и подозреваемых, нередко избранная мера пресечения не соответствовала тяжести совершенных преступлений и обвиняемые (подозреваемые) скрывались от следствия и суда, совершали новые преступления [220]. По данным Главного следственного управления МВД СССР, в 1985 году на 10 тысяч арестованных приходилось 7,1% заключенных под стражу незаконно [221]. Тысячи арестованных содержались под стражей с нарушением установленного законом двухмесячного срока.
В то же время нельзя не отметить роста показателей, свидетельствующих о стремлении правоохранительных органов защитить права человека в уголовном судопроизводстве. Определенный свет на проблемы защиты прав граждан проливают данные о судебно-надзорной практике. Количество жалоб на вступившие в законную силу приговоры судов РСФСР, рассмотренных органами прокуратуры, увеличилось с 98 тысяч в 1981 году до 159 тысяч в 1988 году. Практически удвоилось количество подготовленных органами прокуратуры протестов. По таким протестам в 1988 году отменены приговоры с прекращением уголовных дел в отношении 843 необоснованно осужденных, а в первом полугодии 1989 года — в отношении 515 осужденных (без учета лиц из числа незаконно репрессированных в 30-40 годы и в начале 50-х годов). Из-за чрезмерной суровости назначенного наказания в 1988 году по протестам прокуроров изменены приговоры отношении 1215 осужденных, в первом полугодии 1989 года — 520 осужденных [221].
-562-
По данным Верховного Суда СССР "число оправдательных приговоров увеличивается. В 1989 году было оправдано 5022 чел., в том числе 2372 — по делам, расследованным органами предварительно следствия. Это в два с лишним раза больше, чем пять лет назад" [222].
Экономический и социальный кризис усугубился политическим, ярким проявлением которого явились августовские 1991 года события по созданию ГКЧП и реставрации тоталитарного режима в СССР. В Беловежской пуще в декабре 1991 года подписано соглашение президентов России, Украины, Казахстана и Председателя Верховного Совета Белоруссии о распаде СССР и создании Содружества Независимых Государств. Верховные Советы республик утвердили это Соглашение. Однако создание Содружества не остановило кризиса. С самого начала для СНГ стало характерно несоответствие между провозглашенными принципами и практическими действиями. Система Содружества оказалась далекой от совершенства, во многом не учитывает вековые традиции взаимодействия и сотрудничества стран и народов. В результате процессы перехода к экономике свободного рынка и демократии в СНГ не привели к стабилизации обстановки, более того, наблюдается дальнейшее обострение существовавших противоречий и порождение новых во всех сферах общественной жизни, экономики и политики, правоохранительной деятельности и борьбы с преступностью.
В странах СНГ и других государствах, ранее входивших в СССР, продолжается развал экономики, производственных связей, обнищание народов. Обостряется общенациональный кризис по поводу исторических и новых противоречий. Принцип отказа от применения силы и угрозы силой, провозглашенный Алма-Атинской декларацией СНГ, не выполняется. Между государствами и народами спорные вопросы нередко решаются силой оружия, путем кровопролитных войн и совершения преступных деяний на межнациональной и межрелигиозной основе (Армения,
-563-
Азербайджан, Грузия, Абхазия, Южная Осетия, Молдова, Приднестровье, Северная Осетия, Ингушетия, Чечня, Таджикистан).
В России и других государствах бывшего СССР не наблюдается политической активности рабочих и крестьян, зато мощно поднимаются националистические и экстремистские движения. В бывших союзных и автономных республиках просматривается тенденция построения тоталитарных государств с национальным уклоном. Распад СССР обострил проблему русскоязычного населения и статуса армии в странах, образовавшихся на территории бывшего СССР. Борьба с "мигрантами" и "оккупантами" во многих случаях возводится в ранг государственной политики, принимает форму давления юридического, политического, экономического, нередко провоцирует коренное население на преступное разрешение проблемы "оккупантов" и "иммигрантов".
В России ширился сепаратизм, осуществлялась интенсивная финансовая поддержка прежде всего тех регионов, где сепаратистские устремления наиболее активны и где в связи с этими устремлениями проявляется игнорирование Основного Закона РФ и отраслевого законодательства России (Чечня, Карелия, Татарстан, Башкортостан др.). Так, статья 59 новой татарской Конституции декларирует верховенство законов Республики Татарстан на ее территории. Татарстан провозглашен ассоциированным с Россией государством, здесь учреждаются собственные силовые структуры, принимаются собственные уголовные законы. Подобные тенденции характерны для Чечни, Якутии, Калмыкии, Бурятии, Карелии, Тувы, Башкортостана. По мнению специалистов конституционного права, вероятно появление нескольких десятков новых конституций, обособливающих нынешние российские области. В Республике Татарстан уже произошла смена на национальные кадры даже в тех районах, в которых татарское население не составляет большинства. Смена на национальные кадры захватила и правоохранительные органы.
Энтузиазм августа-сентября 1991 года сменили апатия, разочарование в обществе вследствие разрухи, дороговизны, инфля-
-564-
ции, растущей безработицы, неустроенности народа, роста преступности и нарушений прав человека. Не прекращался политический кризис, конфронтация представительной и исполнительной ветвей власти. Особую озабоченность вызывает национальный кризис. Борьба различных национальных элит и мафиозных групп за власть и сферы влияния, принимающая форму межэтнических столкновений, внутриклановые и межклановые распри грозят расколом молодым независимым государствам СНГ, все новым и новым всплескам преступности и нарушениям прав человека. Народы в драматической междоусобной борьбе разделены по языку, национальности, вероисповеданию. Растет количество жертв преступлений, национальных и гражданских войн, они исчисляются уже десятками тысяч. Межнациональные конфликты переросли в региональные и межрегиональные (Северный Кавказ, Грузия, Абхазия, Южная Осетия, Молдова, Приднестровье, Таджикистан, Северная Осетия, Чечня, Ингушетия). Межнациональные проблемы породили проблему беженцев, количество которых превышает миллион.
Россия переживает глубокий кризис законности. Широкое распространение получили нарушение Конституции и отраслевого законодательства, прав, свобод и законных интересов личности. Надлежащим образом не обеспечивается зашита жизни и здоровья граждан, их чести, достоинства и собственности [223]. Никогда Россия не была столь уголовной, как в настоящее время, — заявил на VII Съезде народных депутатов народный депутат Гуров А. И. Растет преступность, приобретающая качественно новые организованные и все более опасные формы, межрегиональный и международный характер. Огромную опасность представляет преступность на межнациональной и межрелигиозной основе, перерастающая в межнациональные и гражданские войны.
По экспертным оценкам в России ежегодно совершается до 14 миллионов преступлений, в то время как в 1992 году зарегистрировано лишь два с лишним миллиона преступлений. Вследствие латентности и в результате сокрытия от учета не регистрируется,
-565-
не попадает в статистику 80% хищений, 90% мошеннических деяний, многочисленные факты изнасилований. Постоянно растет количество преступлений, совершаемых с помощью оружия. Небывалый размах приобрела коррупция, которая реально угрожает безопасности государства. В то же время расследование коррупции и проверки фактов коррупции ведутся далеко не во всех регионах России. В 1992 году это имело место лишь в 33 регионах Российской Федерации. Общество захлестнул поток оружия, бесконтрольное вооружение населения. Тысячи преступлений, в том числе убийства) совершаются с помощью похищенного оружия. Каждый час в России регистрируются два убийства, 16 разбоев и грабежей, до 40 квартирных краж. Самым скандальным бизнесом стала проституция [224].
Под видом рыночных отношений и операций велась перекачка государственных средств на счета кооперативов и коммерческих банков. Не сняты путы с российской экономики, не даны реальные свободы российским промышленникам и сельхозпроиз-водителям, отсутствие которых порождает злоупотребления и преступления, сепаратистские тенденции, разрушающее Россию местное законотворчество.
Преступность бросает вызов Российскому государству. По заключениям западных специалистов в области борьбы с организованной преступностью, единственным предприятием в развалившемся СССР, которое отлично функционирует, является мафия. Более 500 банд и 200 синдикатов к 1992 году поделили Россию на сферы влияния. Обстановка во многих российских городах такова, что Сицилия с ее кровавыми мафиозными войнами кажется просто курортом [225]. Данная оценка преступности в России подтверждается высказываниями Президента РФ Ельцина Б. Н. Открывая 20 января 1993 года в Кремле совещание по борьбе с преступностью) он сказал, что уже сейчас Россия в мировом сообществе считается "крупной державой по мафии"... Мы опережаем по росту преступности страны, которые всегда отличались в этом отношении, такие, как, например, Италия. У нас есть мафи-
-566-
озные структуры, которые не дают жизни не только простым людям, но и деловым кругам, коммерческим деятелям. Явно не дорабатывают те ортаны, которые обязаны этим заниматься, прежде всего МВД, Министерство безопасности и другие ведомства. Терпеть такую обстановку мы не можем. Все считают, что нас могут взорвать политические вопросы, но нас может взорвать как раз преступность, так как она разрослась до беспредела" [226].
Президентом РФ принят ряд указов по борьбе с организованной преступностью и коррупцией, началось фронтальное наступление на преступность. Немало и действующих уголовных законов, позволяющих при надлежащем уровне управления и организации эффективно выявлять и раскрывать преступления. И тем не менее механизм реализации законов, контроля за их исполнением далеко не совершенен. Не случайно Указы о борьбе с коррупцией исполняются только в принудительном порядке. Да это и не удивительно при том падении общественной нравственности, правовом нигилизме, которые охватили как общество в целом, так и его властные структуры. Даже работники судов, прокуратуры, органов внутренних дел и государственной безопасности, несмотря на запреты, установленные и законом, и указами Президента РФ, активно участвуют в коммерческой деятельности, являются соучредителями коммерческих служб. Пагубность подобных совмещений очевидна, она открывает широкие каналы для хищений, злоупотреблений и взяточничества [227].
Огромно участие в преступности молодежи и несовершеннолетних. За 1988-1992 годы преступность подростков выросла более чем на 36%. Более 40% четырнадцати-восемнадцатилетних регулярно употребляют алкогольные напитки, 12% — наркотики. Несколько десятков тысяч девочек школьного возраста ежегодно делают аборты [228]. Общество и правоохранительные органы практически перестали заниматься проблемой правонарушений несовершеннолетних. Правительству следует, видимо, разработать программу спасения российского генофонда, а высшему за-
-567-
конодательному органу РФ разработать и срочно принять закон о защите детства и юношества [229].
Кризис законности сопровождается кризисом правоохранительной системы и законодательства. Нельзя сказать, что ничего не делалось для выхода из кризиса. С 1989 года по 1993 около десяти раз законами РСФСР и РФ вносились изменения и дополнения в Конституцию РСФСР; шла интенсивная работа над проектом Конституции России; приняты Федеративный Договор, Декларация прав и свобод человека и гражданина, законы: о милиции, о прокуратуре, об оперативно-розыскной деятельности, о частной детективной и охранной деятельности, о безопасности, о федеральных органах государственной безопасности, о внешней разведке, таможенных органах, подразделениях налоговых расследований, налоговой полиции. Неоднократно вносились изменения и дополнения в Уголовный и Уголовно-процессуальный кодексы РСФСР. В октябре 1991 года Верховный Совет РСФСР одобрил Концепцию судебной реформы. Россия не один раз участвовала в международных форумах, на которых принимались акты по защите прав человека. И тем не менее вся эта законодательная и связанная с нею деятельность не реформировали кардинальным образом российское законодательство и российские правоохранительные органы, которые во многом оставались законодательством и оргструктурами вчерашнего дня, которые далеки от законодательства и правоохранительных органов правового государства, призванного защищать общество, человека, свободу, демократию, экономику.
Правоохранительные органы, дезориентированные отсутствием четкой и последовательной уголовно-правовой политики, не справлялись с нарастающим валом преступности, ее наиболее опасными формами, допускали просчеты в своей деятельности) крайне слабо использовали законодательство, имевшиеся средства и полномочия для того, чтобы нейтрализовать и переломить тенденцию роста преступности, обеспечить безусловное исполнение законов Российской Федерации всеми должностными лицами.
569
Не соответствоваяи современным требованиям кадровая и материально-техническая обеспеченность правоохранительных органов, правовая и социальная защищенность их работников [230].
Огромен объем работы, падающий на плечи сотрудников следствия, дознания, оперативно-розыскных служб и судов. Следователи МВД ежегодно расследовали свыше 1,5 миллиона уголовных дел. Нагрузка на следователей МВД в два - три раза превышала установленные нормативы. Не менее перегруженными были оперативные работники и судьи. Тысячи уголовных дел лежали без движения в судах из-за того, что нет народных заседателей, вследствие чего тысячи арестованных томились в следственных изоляторах в ожидании правосудия. Высокие психофизические перегрузки, неудовлетворительная материально-техническая оснащенность, отсутствие юридических, организационных и материальных гарантий процессуальной независимости, самостоятельности и социальной защищенности следователей не позволяли всесторонне, полно и объективно расследовать совершенные преступления, нередко влекли серьезные нарушения конституционных прав и законных интересов граждан при проведении следственных действий и применений мер процессуального принуждения.
Престиж профессии следователя упал как никогда, следственные кадры уходили в другие службы или в другие государственные, а то и коммерческие структуры. Все чаще и чаще неудовлетворенность следственным трудом, небывалый рост нагрузки следователей, достигающей в органах внутренних дел 60 и более уголовных дел в год на одну штатную единицу, невнимание к жизненным нуждам и интересам следователей, ведомственные перекосы в оплате их труда и другие негативные факторы вызывали у многих работников следственного аппарата коллективные протесты, вполне обоснованно требовавших принятия экстренных мер для вывода следственного аппарата из кризиса.
Не способствовало выходу из кризиса отсутствие новых законов о судоустройстве, о следственном аппарате, новых УК и УПК, закона о предварительном заключении под стражу и при-
менении других мер пресечения, закона о защите прав человека в уголовном судопроизводстве. Несовершенство механизма реализации действующего законодательства и вновь принимаемых законов) контроля за их исполнением и в целом несовершенство механизма обеспечения законности также негативным образом сказывалось на состоянии законности и борьбы с преступностью, защите прав человека.
Отрицательные последствия для законности имели низкий уровень правового информирования населения и правоохранительных органов, широко развитая дискреционная нормотворче-ская деятельность руководителей МВД, МБ, Генеральной прокуратуры, Верховного Суда России, подменявшая зачастую законодательный процесс высших органов государственной власти, а также дискреционная практика органов расследования по разрешению уголовных дел и материалов о преступлениях, что фактически заменяло правосудие примерно в 50°/о всех уголовных дел и материалов о преступлениях.
Устарели и не отвечали современным задачам борьбы с преступностью: система управления правоохранительными органами, организация их взаимодействия в пределах России и с правоохранительными органами ближнего и дальнего зарубежья; стиль и методы работы правоохранительных органов; приемы, методы и средства выявления, раскрытия, расследования преступлений, их пресечения и предупреждения; информационное, криминалистическое и оперативно-розыскное обеспечение процессов раскрытия и расследования преступлений.
Несовершенство уголовной политики тормозило борьбу с бандитизмом. Даже при совершении очевидных "разборок" между вооруженными группировками, при захвате заложников вооруженными преступными формированиями подобные действия обычно квалифицировались не как бандитизм, а как менее тяжкие и менее опасные преступления. Объяснялось это тем, что правоохранительные органы давно были приучены официальной ком-
-570-
мунистической пропагандой к мысли, что бандитизма в СССР в условиях социализма нет и не может быть.
В соответствии со статьей 77 УК РСФСР как бандитизм признавалась организация вооруженных банд с целью нападения на государственные, общественные учреждения (предприятия) либо на отдельных лиц, а равно участие в таких бандах и в совершаемых ими нападениях. Согласно ст. 126 УПК РСФСР производство расследования преступлений о бандитизме относилось к подслед-ственности следователей прокуратуры. Оперативно-розыскная борьба с бандитизмом как разновидностью иных государственных преступлений относилась к компетенции органов государственной безопасности и органов внутренних дел.
Бандитизм — наиболее опасная разновидность организованной преступности. За первое полугодие 1993 года органами внутренних дел было выявлено более 2600 бандитских группировок, в том числе 157 — с международными связями. И хотя за тот же период было возбуждено 2625 уголовных дел в отношении бандитских формирований, в суды направлено 1175 уголовных дел. юридически квалифицировано как бандитизм органами следствия только восемь фактов преступной деятельности вооруженных формирований, по остальным фактам дана квалификация не по статье 77 УК РСФСР, а по другим статьям Уголовного кодекса РСФСР. В 1992 году картина была такой же: по статье о бандитизме квалифицированы деяния бандитских формирований лишь в девяти случаях. Ориентируясь на установки коммунистического периода об отсутствии в нашей стране социальной почвы для бандитизма, органы прокуратуры практически "сквозь пальцы" смотрели в изменившихся условиях обвального роста преступности и порождающих ее причин на разгул банд новой формации, формирующихся зачастую на базе служб безопасности коммерческих структур. Такие фактически лжекоммерческие структуры довольно активно занимались крупными контрактами, когда деньги давались в кредит, после чего путем угрозы физической расправы с применением оружия, захвата заложников) пыток, применяемых
в отношении кредиторов, членов их семей и близких, должники вынуждали кредиторов "забыть" о выданных кредитах. Несмотря на огромную общественную опасность указанных и подобных им проявлений бандитизма, органы прокуратуры зачастую отпускали подозреваемых и обвиняемых под залог при найденном огнестрельном оружии и наличии других объективных данных о принадлежности подозреваемых и обвиняемых к бандам. Практически складывалась ситуация, когда органы внутренних дел выявляли и задерживавши бандитов) а органы прокуратуры отпускали их. Практика органов прокуратуры находила поддержку в судах. Данная практика на подлинных положениях уголовного и уголовно-процессуального законодательства не основывалась.
Сложившееся положение вещей требовало обобщения судебной и следственной практики по делам о вооруженных формированиях, совершавших опасные преступления, и вынесения на этой основе Верховным Судом РФ постановления, разъясняющего сущность статьи 77 УК РСФСР, объясняющего наиболее распространенные ошибки в ее применении (неприменении) следователями, судами) и намечающего пути исправления и пресечения таких ошибок, а также рекомендующего приемы надлежащей квалификации деяний по признакам бандитизма.
С учетом новых условий формирования и преступной деятельности бандитских групп требовалось сформировать новую стратегию борьбы с бандитизмом, оптимизировать практику следственной деятельности и взаимодействия органов следствия с оперативно-розыскными службами на основе уточненных криминалистами частных методик и учений о криминалистической характеристике бандитизма) о следственных ситуациях, организационных и тактических формах совместной и согласованной деятельности следственных и следственно-оперативных групп. Высокая общественная опасность и широкая распространенность бандитизма ставили на повестку дня вопрос о безусловном применении к бандитам наиболее строгих мер уголовно-процессуального принуждения, включая их задержание и заключение под стражу.
-572-
Актуальной задаччч была разработка в целом новой стратегии борьбы с преступностью, а не тояько с бандитизмом.
Укрепление законности и правопорядка предполагали необходимость: искоренения правового нигилизма руководителей и исполнителей в системе правоохранительных органов; коренного изменения их психологии; безусловного избавления от обвинительного и оправдательного уклонов в правоохранительной и правоприменительной деятельности; широкого применения международных стандартов по защите прав и свобод человека и гражданина.
Органы уголовного судопроизводства должны были понимать, что выход из экономического, социального, политического, национального кризиса невозможен, если не организовать, не обеспечить выхода из кризиса законности.
Учитывая актуальность данных проблем, стоящих перед обществом и государством, VII Съезд народных депутатов РФ постановил: "Рассматривать обеспечение законности, укрепление правопорядка, общественной безопасности и усиление борьбы с преступностью как приоритетную общегосударственную задачу, от решения которой во многом зависят стабилизация социально-политической обстановки, судьба экономических реформ" [231].
Гарантией надежной защиты прав человека, своевременного реагирования на изменения криминогенной обстановки и восполнения пробелов правового регулирования в области борьбы с преступностью должна была стать судебная реформа, которая непомерно затянулась, несмотря на многочисленные заверения и решения высших органов власти и руководителей государства в необходимости ее незамедлительного проведения. Прежде всего следовало бы решить проблемы законодательного регулирования борьбы с организованной преступностью и коррупцией, разграничения компетенции между Российской Федерацией и ее субъектами в сфере охраны прав, свобод и законных интересов граждан. обеспечения законности, правопорядка и общественной безопасности; следовало утвердить основы государственной уголовно-
573
правовой политики в новых условиях перехода к рынку, в условиях формирования правового государства, неуклонно руководствоваться основами этой политики в дальнейшей законодательной деятельности. В качестве промежуточных мер в первоочередном порядке должны быть устранены противоречия в действующем законодательстве, которые используются в противоправных целях преступными элементами. В данном случае имеются в виду противоречия не только в уголовном праве, но и в уголовно-процессуальном праве, в частности в тех нормах, которые регулируют институт мер пресечения и в целом институт уголовно-процессуального принуждения, например, противоречия между институтом задержания и ареста подозреваемого, несоответствия норм о задержании Конституции РФ, предусматривающей в ст. 39: "Заключение под стражу и лишение свободы допускаются исключительно на основании судебного решения в порядке, предусмотренном законом". Вопреки данной конституционной норме, УПК РСФСР предусматривает задержание и арест по решению органов расследования (арест — с санкции прокурора), но не на основании судебного решения'. Есть и другие противоречия, например, ст. 99 УПК РСФСР о залоге в уголовном процессе противоречит закону РФ "О залоге". Нормы законодательства о предварительном заключении под стражу далеко не полно согласуются с нормами Конституции РФ и международно-правовыми нормами о защите прав человека. Все противоречия в законодательстве должны быть устранены.
Требуется разработка и принятие комплекса новых законов о судоустройстве и законодательное решение о Следственном комитете Российской Федерации в соответствии с постановлениями Съездов народных депутатов РФ и Концепцией судебной реформы в РСФСР. В порядке усиления борьбы с преступностью в числе первоочередных должны быть приняты законы: о борьбе с
^ Статья 39 Конституции РФ носит декларативный храктер, поскольку ее вступление в силу отнесено на неопределенный срок, пока не будут созданы орга-низацонно-технические условия и приняты соответствующие законодательные акты, согласующиеся с нормами Конституции.
-574-
коррупцией, спекуляцией, о борьбе с организованной преступностью, бандитизмом и терроризмом, о контроле за распространением наркотиков, об ответственности за легализацию доходов от преступной деятельности, об ответственности за создание незаконных вооруженных формирований и участие в них, об ответственности за блокирование транспортных магистралей и др.
Одна из главных задач в настоящее время заключается в том, чтобы научить оперативные службы правоохранительных органов, работников следственных аппаратов, органов дознания, судей и прокуроров работать в непривычных пока для них условиях гласности, презумпции невиновности, строжайшего соблюдения всех без исключения требований законодательства, избавиться от стереотипов мышления и действия в процессе доказывания, не уповать только на показания подозреваемых и обвиняемых, на признание ими своей вины, но широко использовать возможности всех предусмотренных законодательством средств доказывания и источников доказательств.
За последние годы количество оправдательных приговоров увеличивается. В 1989 году по СССР оправдано 5022 человек, в том числе 2372 — по делам, расследованным органами предварительного следствия. Это в два с лишним раза больше, чем в 1984 году [232]. Это данные по СССР. В Российской Федерации в первой половине 1992 г. число оправданных и лиц, дела о которых прекращены судами по реабилитирующим основаниям, составило уже 797 человек. В 1993 г. этот показатель почти утроился. В настоящее время ежегодно освобождается от уголовной ответственности и оправдывается по реабилитирующим основаниям до трех тысяч человек.
В условиях формирования правового государства нарушения законности при применении мер пресечения к обвиняемым (подозреваемым) недопустимы. Следует постоянно повышать ответственность следователей, работников органов дознания, прокуроров, судей за неукоснительное соблюдение конституционных гарантий неприкосновенности личности. Любые отступления от
-575-
закона, необъективность и предвзятость, незаконные задержания и аресты, необоснованное привлечение граждан к уголовной ответственности необходимо рассматривать как чрезвычайное происшествие. В каждом конкретном случае руководители следственных аппаратов и органов дознания должны решать вопрос в установленном порядке об ответственности виновных должностных лиц за нарушения законности и прав человека.
Укрепление законности при применении мер пресечения предусматривает неуклонное применение содержания под стражей опасных преступников, особо тщательное рассмотрение вопроса о необходимости арестов за впервые совершенное преступление небольшой или средней тяжести, учет при этом данных о личности, возрасте, состоянии здоровья и семейном положении обвиняемого, отношении к общественно полезному труду.
С учетом различных форм проявление кризиса законности в России следует, по нашему мнению, избирательно решать проблемы борьбы с преступностью и применения мер пресечения, как составной части этой борьбы, с учетом обострения межнациональных конфликтов и достижения в регионах данных конфликтов кризиса законности его критической точки, когда кризис перерастает в обвальное нарушение прав человека, разгул преступности, национальные и гражданские войны.
В условиях такого кризиса, когда правоохранительная система оказывается неспособной подавить преступность в ее горячих точках, не допустить того, чтобы метастазы межнациональных конфликтов и межнациональной вражды, иные формы чрезвычайных конфликтов пронизали всю Россию, возникает проблема выхода из кризиса. В литературе и публичных выступлениях ряда лидеров общественных движений отстаивается точка зрения, в соответствии с которой провозглашенные в 1985 году лозунги демократии и гуманизации общества требуют новых подходов к организации борьбы с преступностью, ее предупреждения и пресечения, в том числе и в районах конфликтов и чрезвычайного положения. Предлагается проблему решать не с позиции силы, а
-576-
на основе приоритета социальных ценностей и модифицированных криминологических мер [233].
Реализация данных рекомендаций перспективна, безусловно, в обычных условиях мирного перехода России и ее национально-государственных структур к рыночным отношениям. Однако реализация указанных рекомендаций бесперспективна в условиях происходящих в стране процессов развала экономики, глубочайшего кризиса социальной и духовной сфер, обвального понижения жизненного уровня подавляющего большинства граждан, растущей безработицы населения, его почти полного обнищания и люмпенизации, конфронтации общества по национальному и социальному признакам, активизации миграционных процессов и эмиграционных настроений, правового нигилизма значительной части населения, возрастающего движения народов Кавказа, Средней Азии, Казахстана, других районов бывшего СССР за государственный и экономический суверенитет, национальный язык и национальную культуру, историческую самостоятельность и независимость, которые происходят в обстановке передела собственности, ожесточенной межнациональной, а порой и межрелигиозной борьбы, сопровождаются далекими от принципов гуманизма и справедливости экстремистскими действиями коррумпированных и уголовных элементов, бандитскими нападениями и вооруженными столкновениями боевиков и других незаконных формирований. В ряде регионов бывшего СССР указанные противоречия и кризисные явления пытаются разрешать в открытой национальной или гражданской войне некогда дружественных наций, народов и этнических групп.
Растущая преступность на основе межнациональных и социальных конфликтов, гражданские войны как метод решения спорных территориальных и других межнациональных, религиозных и социальных проблем требуют объективно введения в регионах таких конфликтов и войн особых (особенных) правил борьбы с преступностью, правил, ориентированных не только на общие, но и силовые методы. При единстве основополагающих
- 577 -
принципов приема, рассмотрения заявлений (сообщений) о преступлениях, возбуждения, расследования и судебного рассмотрения уголовных дел эти особенности борьбы с преступностью должны включать необходимость учета; исторического, местного, национального (межнационального), экономического, географического, социального и политического аспектов; криминологического, уголовно-правового, процессуального, криминалистического, а также управленческого аспектов. И в обязательном порядке особые методы борьбы с преступностью в регионах острых социальных, межнациональных, религиозных конфликтов, гражданских войн должны исходить именно из данных факторов и потому носить силовой характер.
Если всерьез говорить о наведении порядка в России, об эффективной борьбе с преступными формами передела собственности, с вооруженными бандитскими формированиями в горячих точках социальных, межнациональных, религиозных и прочих конфликтов, с порожденными новыми социально-экономическими условиями формами организованной преступности, то следует придерживаться принципа адекватного реагирования правоохранительных органов на преступные проявления. Настало, видимо, время, когда многократные увещевания и предупреждения перестают действовать на расхитителей государственной и общественной собственности, бандитов, убийц, насильников, взяточников. Бандитов, убийц и расхитителей национальных богатств России надо не только предупреждать, их следует активно выявлять и безотлагательно арестовывать, привлекать к строгой уголовной ответственности.
Данные принципы следует брать в качестве исходного начала при законодательном определении стратегии и тактики борьбы с преступностью в условиях преступного передела собственности, массовой коррупции, гражданских войн, широкомасштабного бандитизма, терроризирования населения, массового вооружения незаконных формирований и неорганизованных жителей страны и особенно регионов, охваченных острыми социальными, межна-
-578-
циональными, религиозными конфликтами, войнами и возрастающим валом организованной преступности.
В границах бывшего СССР насчитывается около 180 территориально-этнических и межобщинных споров. Значительное число их приходится на районы Кавказа и Средней Азии [234]. Рост преступности на основе критического накопления противоречий в сфере национально-государственного устройства и межнациональных (межэтнических) отношений не затухает, преступность развивается перманентно и в ближайшие годы не просматриваются перспективы ее стабилизации, не говоря уже о спаде.
Успех борьбы с преступностью может быть обеспечен лишь на научной основе. Учитывая данное обстоятельство, представляется необходимым создание международного (для государств СНГ) Центра стратегических исследований проблем борьбы с преступностью в регионах, охваченных социальными, межнациональными, межобщинными, религиозными конфликтами и гражданскими войнами. Внимание ученых должно быть сосредоточено на актуальных вопросах судоустройства, судопроизводства, оперативно-розыскного и следственного мастерства, управления силами и средствами правоохранительных органов, их взаимодействия и координации деятельности в борьбе с преступностью, криминалистического и информационного обеспечения.
В предшествующие годы мастерство сотрудников правоохранительных органов было ориентировано на борьбу с преступностью в условиях мирного перехода государств к рыночным отношениям. Руководителям правоохранительных органов и ученым, разрабатывающим проблемы профессионального искусства сотрудников правоохранительных органов, следует ориентировать внимание на изучении опыта борьбы с преступностью в условиях капитализации экономики и переориентации России с рельсов социалистической на рельсы капиталистической формации и сопутствующих переходному периоду преступному переделу собственности, локальных социальных, межнациональных и религиозных конфликтов и гражданских войн. Нельзя на такие
-579-
конфликты и войны смотреть как на что-то кратковременное, случайное, нехарактерное и не свойственное современной борьбе с преступностью и не достойное серьезного и длительного внимания.
Необходимо углубленное изучение и прогнозирование криминологической обстановки в целом в государствах бывшего СССР и государствах (регионах), где наиболее вероятно возникновение (обострение) социальных, межнациональных, межобщинных и религиозных конфликтов, перерастание конфликтов в гражданские войны и связанный с этим рост преступности. Такое изучение должно обеспечить исходную базу для выявления источников конфликтов и войн, их причин и своевременной подготовки предложений по их предупреждению и локализации. Центр стратегических исследований проблем борьбы с преступностью должен работать в тесном контакте с научными учреждениями, высшими учебными заведениями, правоохранительными органами, Необходим серьезный научный анализ практики борьбы с преступностью в регионах, охваченных социальными, межнациональными, межобщинными и религиозными конфликтами и гражданскими войнами, выявление эффективности законодательства (включая уголовное, уголовно-процессуальное и в том числе законодательство о мерах пресечения), регулирующего эту борьбу, глубокая проработка назревших проблем с конкретными региональными (межрегиональными) программами по принятию социально-политических, экономических, законодательных, организационных и конкретных правоохранительных мер.
Неоценимую помощь Центру и правоохранительным органам в изучении криминологической обстановки могут оказать историки, этнографы, экономисты, географы; социологи, политологи, а также психологи, педагоги, руководители местных органов власти и управления из коренного населения, хорошо знающие историю) обычаи, нравы и другие особенности того или иного региона. Глубокое и обстоятельное изучение и обобщение опыта борьбы с преступностью в регионах социальных, межнациональных, межобщинных и религиозных конфликтов должно осуществ-
-580-
ляться не только в Центре стратегических исследований, но и в штабных подразделениях и главках правоохранительных органов, научно-исследовательских учреждениях и высших учебных заведениях с тем, чтобы опыт борьбы с преступностью в условиях локальных конфликтов более полно учитывать при подготовке (переподготовке) кадров и в процессе строительства органов МВД, ФСБ, ФСНП, МЮ, Прокуратуры, судебной системы, адвокатуры. министерства обороны и органов внешней разведки.
Интересы дела требуют, чтобы подготовка управленчччччччччччччччччччров исполнителей была ориентирована в известной мере и на условия борьбы с преступностью в регионах социальных, межнациональных, межобщинных и религиозных конфликтов. Этим проблемам следует уделять внимание не только в учебных заведениях, но и в системе служебной профессиональной подготовки правоохранительных органов, разработать учебно-тематические планы и программы такой подготовки, учебную литературу, методические материалы.
Центр стратегических исследований проблем борьбы с преступностью должен находиться в ведении глав государств СНГ. При невозможности учреждения Международного Центра таковой следует создать в России при Совете безопасности РФ. Центр должен координировать аналитическую деятельность штабных и информационных подразделений правоохранительных органов и научно-исследовательскую работу научно-исследовательских учреждений и высших учебных заведений СНГ по проблемам борьбы с преступностью, особое внимание уделяя взрывоопасным районам.
В решениях высших законодательных органов России осуждается применение насилия и нарушения прав человека при решении спорных вопросов конфликтующими сторонами, заранее планируемые вооруженные вторжения бандформирований с целью насильственного отторжения части территории суверенных республик, факты геноцида и захвата заложников, мародерства, бандитских нападений, массовых нарушений границ и т. п. Осуж-
-581-
дение указанных и подобных им преступлений содержится также в указах, посланиях, выступлениях Президента России, глав других государств. Возбуждены и расследованы сотни уголовных дел, однако к судебной ответственности привлекается незначительное количество виновных. Фактическая безнаказанность за совершенные преступления не снимает напряженности, преступность не сокращается. В числе первоочередных задач высшего законодательного органа России должно быть внесение изменений, дополнений в Уголовный кодекс РФ с целью усиления ответственности за самовольные захваты территории и изменение границ в РФ, за преступные приватизацию, акционирование и другие преступные формы передела собственности, а также за преступления, совершаемые на межнациональной, межобщинной и религиозной почве, с применением оружия, а также за преступления в зонах чрезвычайного положения. Полагаем, что данные и подобные им силовые методы реагирования на совершение тяжких преступлений в регионах социальных, межнациональных, межобщинных и религиозных конфликтов повысят эффективность борьбы с преступностью. Именно в этом направлении следует развивать уголовную политику, ибо ничто так не сдерживает преступность, как неотвратимость уголовного наказания за совершенные деяния.
Преступный развал экономики и расхищения государственной и общественной собственности, рост преступности на основе социальных, межнациональных, межобщинных и религиозных конфликтов, перерастающих в гражданские войны, требуют усиления уголовной ответственности за преступления, подрывающие безопасность государства и за совершаемые в зонах чрезвычайного положения, требуют перестройки организации и деятельности судебных, следственных и прокурорских органов, оперативно-розыскных служб и адвокатуры. Фундамент правоохранительных органов — их организационные структуры, силы, средства, мобилизационные ресурсы, система управления и материально-технического снабжения, система правового обеспеччччччччччччччччччччччссчитаны на возможность решения задач борьбы
-582-
с преступностью не в одном регионе, охваченном конфликтами и войнами на социальной, межнациональной, межобщинной и религиозной почве, а на территории всех регионов стран СНГ, где такие конфликты имеют место.
В период капитализации общества, преступного передела собственности, в период социальных, межнациональных, межобщинных и религиозных конфликтов и гражданских войн перед правоохранительными органами ставится задача локализации преступлений и конфликтов, недопущения их развития (распространения), пресечение и предупреждение преступлений, быстрое и полное раскрытие прежде всего преступлений, подрывающих безопасность России, и других опасных преступлений, привлечение к уголовной ответственности виновных и назначение им судами справедливых наказаний. Конкретные задачи оперативно-розыскной деятельности, расследования и правосудия должны определяться законами о чрезвычайном положении в местностях, объявленных на чрезвычайном положении, законами об уголовной ответственности за совершение преступлений в таких местностях.
В местностях, объявленных на чрезвычайном положении, следует создавать систему военных трибуналов, поскольку общие суды задачи правосудия выполнять не приспособлены. Расследование преступлений в таких местностях необходимо возложить на военных следователей. Кадры военных следователей и военных прокуроров, а также судей военных трибуналов необходимо формировать на контрактной основе, равно как за счет реорганизации части следственных аппаратов прокуратуры и МВД, за счет реорганизации части корпуса судей общих судов. Должна быть учреждена и государственная, в том числе военная адвокатура для оказания обвиняемым и потерпевшим юридической помощи в уголовном судопроизводстве. 'В законодательном порядке необходимо установить подследственность военных следователей и подсудность военных трибуналов в местностях, объявленных на чрезвычайном положении. Должна быть создана военная мили-
-583-
ция, прежде всего на контрактной основе. Создание военной милиции предусмотрено постановлением VII Съезда народных депутатов РФ "О состоянии законности, борьбы с преступностью и коррупцией".
В юридической литературе вопрос о создании военной милиции в Вооруженных Силах поставлен и обоснован еще в 1970 году автором данной работы совместно с профессором Вы-дрей М. М. на научно-практической конференции, посвященной 25-летию победы нашей страны в Великой Отечественной войне [235]. Опыт этой войны подсказывает необходимость учреждения военной милиции прежде всего в прифронтовой зоне и в местностях, объявленных на военном положении, где вся полнота власти сосредоточивается в руках военного командования, а обеспечение порядка, как правило, возлагалось на управление военного коменданта. Как свидетельствуют архивные материалы, во время Великой Отечественной войны успешное расследование уголовных дел нередко затруднялось в связи с тем, что в армейских соединениях отсутствовали розыскные органы, ведущие борьбу с уголовной преступностью.
Было бы ошибочным считать, что этот пробел в армейской организационной структуре восполняется аппаратом военных контрразведывательных органов, которые принимали на себя некоторые функции органов, осуществляющих розыск скрывшихся преступников, установление данных о прошлой судимости, преступных связях и т. п. Эти не свойственные контрразведывательным органам функции, несомненно, отвлекали их от выполнения непосредственно стоящих перед ними задач.
Вот почему, с нашей точки зрения, следует продумать механизм создания в армейских соединениях подразделений военной милиции, которые осуществляли бы вместе с другими специальными армейскими службами борьбу с уголовной преступностью, обеспечение тыла от проявлений уголовного элемента, охрану, безопасность движения и контрольные функции на дорогах, имеющих военное значение. Важнейшие функции военной милиции
-584-
— оперативно-розыскная деятельность по выявлению, раскрытию и предупреждению общеуголовных преступлений в армии, на флоте и в местностях, объявленных на чрезвычайном (военном) положении, в местах военных действий, розыск скрывшихся преступников, оперативно-розыскное сопровождение процессуальной деятельности, производство дознания, организация содержания задержанных и арестованных, обеспечение исполнения других мер пресечения и иных мер уголовно-процессуального принуждения.
В армейских условиях имеется большая сфера для применения специальных мер, присущих милиции. Наличие милиции в Вооруженных Силах (включая внутренние войска МВД РФ) будет способствовать более успешному выполнению задач командования по обеспечению борьбы с общеуголоаными преступлениями в Вооруженных Силах и в местностях, объявленных на чрезвычайном и военном положении) в местах военных действий. 06 аналогичной деятельности общей милиции в специфических условиях Сталинградской битвы свидетельствуют тесные контакты, которые существовали между милицией и комендатурой Сталинграда. В определенной мере милиция Сталинграда) не теряя своей оперативной самостоятельности, являлась органической частью военной комендатуры и принимала активное участие в обеспечении задач командования по борьбе с хищениями, охране государственной (военной) собственности, в борьбе с мародерством, дезертирством и т. п. В условиях обороняющегося Сталинграда нелегко было обеспечить содержание задержанных и арестованных, но и с этими задачами милиция успешно справлялась, тесно взаимодействуя с военной комендатурой и командирами воинских частей. Вновь сформированные военные комендатуры, их личный состав не знали города, который к тому же потерял свой первоначальный облик. Обходы) осмотры, облавы, проверку документов) задержания и аресты военные комендатуры практиковали с участием работников милиции, которые вливались в состав военных патрулей и нарядов, оперативных групп, которые нуждались в
585
оперативно зрелом) подготовленном сотруднике, помощнике и советчике.
Оперативное мышление, рациональные приемы розыска и задержания (ареста) подозреваемых лиц в военное время имеют очень большое практическое значение. Но они приходят с годами и достигаются в результате специальной подготовки. Поэтому закономерно пожелание, чтобы в армейских условиях сотрудники милиции использовались только с учетом их служебной подготовки и практических навыков работы.
Наиболее успешно осуществляла милиция свои функции только в тех случаях, когда она наделялась определенными полномочиями и получала право, наряду с военнослужащими) появляться в воинских частях и подразделениях. Вообще осуществление функций по розыску преступников, их задержанию и аресту, в значительной мере определялось отношением к этому вопросу военного командования, которое иногда не создавало милиции необходимых условий для выполнения ею своих функций. Наличие подразделений милиции в воинских соединениях во многом облегчит борьбу с уголовной преступностью, явится важным заслоном против попыток военного командования укрывать преступления от учета, во имя чести мундира не предавать гласности факты преступных нарушений уголовного закона.
Можно без преувеличения сказать, что обеспечение должного порядка в условиях военного времени, при обострении чрезвычайного положения, несомненно, повысится в результате делового сотрудничества представителей военного командования с представителями милиции, обеспечивающими общественный порядок, осуществляющими розыск, борьбу с уголовной преступностью, задержание и арест подозреваемых и обвиняемых, их содержание под стражей, а также другие функции, свойственные криминальной милиции и милиции общественной безопасности. Эту компетенцию милиции мы не связываем только с деятельностью в прифронтовой зоне и в местностях, объявленных на военном положении или военными действиями вообще. Необходимость оргструктур милиции в армейских соединениях с надлежа-
-586-
ще обученным личным составом и присущей милиции компетенцией, распространяемой на военнослужащих, теперь уже несомненна, что подтверждает постановление VII Съезда народных депутатов РФ от 10 декабря 1992 года, о чем уже говорилось выше. Несомненно, что военная милиция должна действовать в тесном взаимодействии не только с армейским (флотским) командованием, но и с федеральными органами государственной безопасности, контрразведывательными органами, местными органами внутренних дел, прокуратуры, со следственными аппаратами, с судебными органами.
Порядок уголовного судопроизводства в борьбе с преступлениями, посягающими на государственную, экономическую безопасность России, а также в регионах социальных, межнациональных, межобщинных и религиозных конфликтов, включая местности, объявленные на чрезвычайном положении, должен определяться общими принципами уголовного процесса, принципами демократизма и гуманизма. Однако при этом в законодательном порядке в уголовно-процессуальном кодексе следует установить отдельные изъятия из общих принципов и из общего порядка судопроизводства, диктуемые необходимостью обеспечить быструю и решительную борьбу со всеми преступлениями, которые представляют особую опасность для государства, общества, прав человека, жизни, здоровья людей, территориальной неприкосновенности государства, его экономики, транспорта и т. п. Соответствующие изъятия распространяются не только на деятельность военных трибуналов, но и органов расследования, а также оперативно-розыскных служб, прокуратуры, адвокатуры, экспертных подразделений. Применительно к следственному аппарату изъятия из установленных нормами УПК порядка возбуждения уголовных дел и расследования преступлений могут касаться следующего:
- расширяется подследственность военных следователей за счет сокращения подследственности следователей органов внутренних дел и прокуратуры;
-587
- срок предварительного следствия уменьшается с двух месяцев до одного месяца; защитник допускается к участию в расследовании лишь при окончании производства по делу; в качестве меры пресечения применяется, как правило, заключение под стражу; потерпевшему, гражданскому истцу, гражданскому ответчику, их представителям объявляется об окончании расследования, но с материалами дела они не знакомятся; жалобы участников процесса рассматриваются военным прокурором; судебный порядок рассмотрения жалоб обвиняемых (подозреваемых) и их защитников на решения следователей об аресте и продлении сроков содержания под стражей приостанавливается (отменяется);
- органы предварительного следствия свою работу строят в тесном контакте с военными советами и высшим командованием соединений, к которым переходят все функции органов государственной власти и государственного управления в местностях, объявленных на чрезвычайном положении;
- дознание как самостоятельная форма расследования применяется по более широкому кругу дел за счет сокращения подследственности следователей органов внутренних дел; срок производства дознания не должен превышать 15 дней; защитник не допускается при производстве дознания; дознание проводится преимущественно военной милицией.
Учитывая повышенную общественную опасность преступлений против безопасности государства, общества и преступлений, совершаемых в местностях, объявленных на чрезвычайном положении, рекомендуется особый порядок судопроизводства и в военных трибуналах. Прежде всего, решение о судебном разбирательстве по таким делам судьей должно приниматься в более сжатые сроки: при избрании в отношении обвиняемого меры пресечения в виде заключения под стражу не в течение четырнадцати, а в течение семи дней со дня поступления дела в суд, по остальным делам — в течение десяти дней. Судебное разбирательство проводится либо единолично судьей, либо коллегией из трех постоянных судей (в последнем случае по делам о преступлениях, по ко-
-588-
торым уголовным законом предусмотрена смертная казнь). Приговоры военных трибуналов, принятые в местностях, объявленных на чрезвычайном положении, кассационному обжалованию не подлежат. Председателями военных трибуналов назначаются только кадровые работники военной юстиции. Военные трибуналы должны рассматривать не только дела, подсудные военным судам, но и дела о любых преступлениях, совершенных в местностях, объявленных на чрезвычайном положении, когда такие дела переданы военным трибуналам для производства военным командованием (если преступления представляют угрозу общественному порядку и безопасности в районе чрезвычайного положения). Приговоры военных трибуналов к смертной казни пересматриваются в установленном законом надзорном порядке. Право приостановления таких приговоров должно принадлежать военным советам округов и прокурорам военных округов.
За указанными и некоторыми другими изъятиями) обусловленными совершением преступлений против безопасности государства и общества, а также обострением социальных, межнациональных, межобщинных и религиозных конфликтов и ростом преступности, военные следователи, военные дознаватели и военные трибуналы должны действовать на основании общих процессуальных законов.
Уччтывая повышенную общественную опасность преступлений против безопасности государства и общества, геноцида, захвата заложников и физической расправы с ними) а также преступлений, разрушающих транспорт) энерготопливный комплекс и в целом народное хозяйство, целостность национально-государственного устройства и нерушимость конституционного строя в регионах, охваченных социальными, межнациональными, межобщинными и религиозными конфликтами и гражданскими войнами, представляется целесообразным создание законом РФ Чрезвычайной Государственной Следственной Комиссии по установлению и расследованию указанных преступлений их организаторами и активными участниками, причиненного такими преступ-
-589-
лениями, конфликтами и войнами ущерба гражданам, предприятиям, учреждениям, организациям, в целом народному хозяйству, народу, государству, обществу, культуре. На Чрезвычайную Государственную Следственную Комиссию следует возложить собирание документальных данных, их проверку и подготовку всех материалов о преступной деятельности указанных лиц для представления Международному Военному Трибуналу стран СНГ (если он не будет создан — Особому Российскому Военному Трибуналу). Чрезвычайная Государственная Следственная Комиссия ведет расследование в тесном контакте с другими государственными и правоохранительными органами России. Действует она в соответствии с утвержденным законом РФ Уставом. Аналогичные Чрезвычайные Государственные Следственные Комиссии желательно создать и в некоторых других странах СНГ (Грузии, Таджикистане, Молдове, в частности).
По соглашению между странами СНГ желательно учреждение Международного Военного Трибунала для судебного разбирательства преступлений, совершенных организаторами и активными участниками социальных, межнациональных, межрелигиозных конфликтов, гражданских войн на территории бывшего СССР, а также их сообщников. При невозможности создания Международного Военного Трибунала следует учредить в России Особый Российский Военный Трибунал, издав об этом закон РФ. Судопроизводство в Особом Российском Военном Трибунале вести в порядке, установленном Уставом этого трибунала (если будет создан Международный Военный Трибунал, то следует принять и Устав Международного Военного Трибунала).
В целях предупреждения преступности в странах СНГ целесообразно принять законы об уголовной ответственности за разжигание межнациональной и межрелигиозной розни, межнациональных, межобщинных и социальных конфликтов и гражданских войн, геноцид, повысить ответственность за захват и физическую расправу с заложниками, за другие опасные преступления против мира и человечества.
-590-
Практика свидетельствует, что в борьбе с преступными нарушениями государственной, экономической безопасности страны, а также в районах социальных, межнациональных, межобщинных и религиозных конфликтов следует учитывать специфику применения уголовно-процессуальных институтов как органами расследования, так и судами. Специфическими особенностями обладает также криминалистическое обеспечение производства по уголовным делам, равно как специфически проводится оперативно-розыскная деятельность и управление процессами борьбы с преступностью.
Преступные посягательства на экономическую и государственную безопасность страны и общества, социальные, межнациональные, межобщинные и религиозные конфликты и гражданские войны, условия чрезвычайного положения накладывают свой отпечаток на поводы к возбуждению уголовных дел, процедуру приема и рассмотрения заявлений (сообщений) о преступлениях, предмет и пределы доказывания, субъектов доказывания, меры пресечения и другие меры процессуального принуждения; специфическими особенностями характеризуется порядок и тактика проведения следственных действий, участия в расследовании специалистов и экспертов, переводчиков, защитников. По нашему мнению, ученым-криминалистам следует на основе анализа следственной практики внести соответствующие коррективы в учения о криминалистической характеристике преступлений, посягающих на экономическую, государственную безопасность страныыи общества, а также совершаемых на почве межнациональных, межобщинных, социальных и религиозных конфликтов, о следственной ситуации и методике расследования преступлений. Нуждается в совершенствовании организация криминалистических, оперативно-розыскных и профилактических учетов, тактика их использования, равно как тактика проведения экспертиз, других следственных действий, использования при расследовании преступлений специальных познаний, научно-технических средств и методов.
-591-
С учетом особых условий работы в чрезвычайных условиях, в регионах межнациональных и других конфликтов и гражданских войн, назрела необходимость создания для активного использования в борьбе с преступностью подвижных модулей на базе автобусов, поездов, теплоходов (барж), самолетов с рабочими местами членов следственно-оперативных групп, переводчиков, защитников, специалистов, экспертов, охраны. В таких модулях следует также предусмотреть помещения для содержания задержанных и арестованных подозреваемых и обвиняемых. Такие модули следует предусмотреть соответствующими табелями поло-женности в органах МВД, ФСБ, ФСНП, прокуратуры.
Выше уже говорилось о целесообразности учреждения института военных адвокатов. Целесообразно также введение института военных переводчиков, специалистов, экспертов в штатах военной юстиции для условий борьбы с преступностью в чрезвычайных ситуациях и в регионах чрезвычайного положения. Объясняется это тем, что местные кадры не обеспечивают объективного отношения к расследуемым и рассматриваемым в судах уголовным делам. Необходим закон об обеспечении личной безопасности участников следственных, следственно-оперативных групп и в целом об обеспечении личной безопасности сотрудников правоохранительных органов в зонах конфликтов, чрезвычайного положения.
С учетом опыта организации борьбы с преступностью в районах межнациональных конфликтов и гражданских войн в соответствующих законах и подзаконных актах надо отразить управленческие аспекты расследования преступлений и осуществления правосудия: систему расследования, оперативно-розыскной деятельности, правосудия, их ресурсное (кадровое и материально-техническое) обеспечение; организацию информационно-аналитической работы, планирования, использования в борьбе с преступностью специальных познаний, научно-технических средств и методов; организацию борьбы с отдельными видами преступлений; организационное обеспечение законности в деятельности следст-
-592-
венных аппаратов и органов дознания, других правоохранительных органов; организацию профилактики преступлений.
Особенности борьбы с преступностью в чрезвычайных ситуациях, рассмотренные в настоящей главе, требуют законодательного дополнения УПК специальным разделом об особых процессуальных формах такой борьбы.
После надежной защиты экономической, государственной безопасности и безопасности общества, после стабилизации обстановки в районах межнациональных и т. п. конфликтов, при укреплении законности и правопорядка, отмене чрезвычайного положения органы расследования и другие правоохранительные органы приводятся в соответствие с требованиями мирного функционирования, действие законов об ограничениях и исключениях из общих правил судопроизводства приостанавливаются (отменяются).



ОГЛАВЛЕНИЕ