ОГЛАВЛЕНИЕ

сдааа^о.
Защита прав и свобод человека и гражданина при применении законодательства о мерах пресечения
Проблема зашиты прав и свобод человека и гражданина при применении законодательства о мерах пресечения
Следуя идеям естественного права, современным теориям и принятым в науке классификациям прав и свобод человека и гражданина, в науке уголовного процесса открываются широкие перспективы для процессуальной характеристики защищаемых Конституцией РФ, международным правом и российским законодательством социально-экономических, политических, социаль-но-куяьтурных и личных прав и свобод человека и гражданина, пределов свободы личности в уголовном судопроизводстве, дозволенных ограничений прав и свобод граждан и лиц без гражданства, попадающих в сферу уголовно-процессуального принуждения.
-593-
К концептуальным основам защиты прав и свобод человека и гражданина при применении законодательства о мерах пресечения относятся следующие положения. Государственное принуждение в уголовном процессе неизбежно. Силе преступности и сопротивления судопроизводству должна быть противопоставлена по возможности адекватная сила уголовно-процессуального принуждения, сила мер пресечения. Однако допустимо лишь правомерное ограничение прав и свобод человека и гражданина, справедливое, не противоречащее общественному благу и не препятствующее оптимальной с учетом условий и форм уголовного судопроизводства защите прав обвиняемых и подозреваемых, которыми они наделены в соответствии с законодательством. Исследуя основные права и свободы, мы классифицируем их на четыре группы: 1) защищаемые (реализуемые) при применении мер пресечения без ограничений, 2) с несущественными ограничениями и 3) существенными, 4) не подлежащими защите (реализации). Таким же образом классифицируются обязанности обвиняемых и подозреваемых, т. е. на реализуемые при применении мер пресечения без ограничений, с несущественными ограничениями и существенными, не подлежащими реализации.
Проведенные нами исследования позволяют сформулировать следующие предложения по оптимизации защиты прав и свобод человека и гражданина при применении законодательства о мерах пресечения: а) дополнить Уголовный кодекс Российской Федерации новой главой: "Преступления, нарушающие права человека и гражданина в местах содержания под стражей и лишения свободы"; б) разработать и использовать в практике алгоритм обжалования и рассмотрения соответствующими органами государственного управления, прокурорами и судами жалоб обвиняемых, подозреваемых и других лиц по поводу фактов преступного и иного незаконного обращения с теми, кто содержится под стражей или в закрытом медицинском учреждении; в) дополнить УПК разделом: "Защита прав человека и гражданина в уголовном судопроизводстве и допустимые пределы их ограничения" (преду-
-594-
смотрев: виды и основания допустимых ограничений прав человека для достижения целей) указанных в ст. 56 Конституции Российской Федерации, а также для обеспечения общественного порядка и общего благосостояния; процессуальный порядок обжалования и рассмотрения судом и другими уполномоченными субъектами жалоб (обращений) содержащихся под стражей и обвиняемых, к которым применены иные меры пресечения (принуждения), а также жалоб других участников процесса; процессуальный механизм осуществления защиты обвиняемого в уголовном процессе; правовую форму защиты участников процесса от административных решений и действий субъектов, применяющих меры пресечения и другие меры процессуального принуждения; процессуальную форму принятия мер к возмещению всех видов ущерба) причиненного гражданину незаконными действиями и решениями в уголовном судопроизводстве, в том числе незаконным задержанием, арестом, содержанием под стражей, незаконным привлечением к уголовной ответственности и незаконным осуждением.
В свете Декларации прав и свобод человека и гражданина необходимо предусмотреть в УПК общее правило, в соответствии с которым защитник допускается в уголовный процесс всякий раз, когда в отношении конкретного гражданина органы уголовного судопроизводства применяют меры принуждения: задержание, предварительное заключение, иные меры пресечения, освидетельствование, обыск, допрос по уличающим его вопросам и т. п.
Гарантии неприкосновенности представителей органов государственной власти
Государство устанавливает через систему законодательных актов определенные исключения из общих правил применения мер пресечения и других мер уголовно-процессуального принуждения к депутатам законодательных (представительных) органов, судьям, прокурорам, другим представителям органов государственной власти, а также к отдельным категориям иностранцев. Эти
-595-
исключения отражают признанную в России и во многих зарубежных странах необходимость законодательного установления дополнительных гарантий от произвольных преследований лиц, занимающих в обществе и государстве исключительное положение. Но наряду с этим в Российской Федерации издано немало правовых актов, устанавливающих изъятия из общих правил производства по уголовных делам и в отношении лиц, которые столь особого положения в обществе и государстве не занимают. При этом наблюдается необычное явление: большинство этих изъятий Уголовно-процессуальным кодексом РСФСР не предусмотрены, не предусмотрены они и в опубликованных проектах нового УПК России, что существенным образом затрудняет нормальное правоприменение в борьбе с преступностью.
В соответствии со ст. 91 Конституции Российской Федерации Президент Российской Федерации обладает неприкосновенностью. Это означает недопустимость возбуждения уголовного дела в отношении Президента и применения к нему мер пресечения при совершении им преступления, но при условии, пока он не будет отрешен от должности. В соответствии со ст. 93 Конституции РФ Президент Российской Федерации может быть отрешен в установленном порядке от должности только на основании выдвинутого Государственной Думой обвинения в государственной измене или совершении иного тяжкого преступления, подтвержденного заключением Верховного Суда Российской Федерации о наличии в действиях Президента признаков преступления и заключением Конституционного Суда РФ о соблюдении установленного порядка выдвижения обвинения. (Достаточно подробную регламентацию данных вопросов устанавливают иные правовые акты [236]). Кандидат на должность Президента Российской Федерации не может быть привлечен к уголовной ответственности, арестован или подвергнут мерам административного взыскания, налагаемым в судебном порядке, без согласия Генерального прокурора Российской Федерации. Давая такое согласие, Генераль-
-596-
ный прокурор РФ немедленно обязан известить об этом Центральную избирательную комиссию Российской Федерации [237].
Члены Совета Федерации и депутаты Государственной Думы обладают неприкосновенностью в течение всего срока их полномочий. Они не могут быть задержаны, арестованы, подвергнуты обыску, кроме случаев задержания на месте преступления, а также подвергнуты личному досмотру, за исключением случаев, когда это предусмотрено федеральным законом для обеспечения безопасности других людей (ч. 1 ст. 98 Конституции Российской Федерации). Вопрос о лишении неприкосновенности членов Совета Федерации и депутатов Государственной Думы решается по представлению Генерального прокурора РФ соответствующей палатой Федерального Собрания (ч. 2 ст. 98 Конституции Российской Федерации). (Более подробные положения о неприкосновенности данных представителей государственной власти и механизме лишения их неприкосновенности урегулированы в других законодательных актах [238]). Кандидаты в депутаты Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации и кандидаты в депутаты других представительных (законодательных) органов не могут быть привлечены без согласия прокурора (соответственно уровню выборов) к уголовной ответственности, арестованы или подвергнуты мерам административного взыскания. налагаемым в судебном порядке. При даче согласия прокурор обязан известить соответствующую избирательную комиссию, которая осуществляла регистрацию кандидата [239].
Депутаты, члены выборных органов местного самоуправления, выборные должностные лица местного самоуправления на территории муниципального образования не могут быть задержаны (за исключением случаев задержания на месте преступления), подвергнуты обыску по месту жительства иди работы, арестованы, привлечены к уголовной ответственности без согласия прокурора субъекта Российской Федерации [240]).
Член избирательной комиссии с правом решающего голоса по выборам Президента российской федерации на период прове-
- 597 -
дения выборов, член избирательной комиссии с правом решающего голоса по выборам депутата Государственной Думы Федерального Собрания Российской федерации в период проведения выборов, член комиссии по проведению референдума Российской Федерации с правом решающего голоса во время подготовки и проведения референдума Российской Федерации не могут быть привлечены без согласия соответствующего прокурора к уголовной ответственности или подвергнуты административному взысканию, налагаемому в судебном порядке [241]. Из приведенного положения следует, что и данная группа лиц ограничена в возможности оказаться задержанной либо арестованной, а также подвергнутой другим мерам государственного принуждения за совершенные преступления, по сравнению с остальными лицами, совершившими преступления, пока это ограничение не будет снято прокурором, давшим осогласие на возбуждение уголовных дел в отношении данных лиц.
Председатель Счетной палаты, его заместители, аудиторы Счетной палаты Российской Федерации не могут быть задержаны, арестованы, привлечены к уголовной ответственности без согласия той палаты Федерального Собрания Российской Федерации, которая их назначила на должность в Счетную палату. Уголовное дело в отношении Председателя Счетной палаты, его заместителей, аудиторов Счетной палаты может быть возбуждено только Генеральным прокурором Российской Федерации. Инспектор Счетной палаты при выполнении им служебных обязанностей не может быть привлечен к уголовной ответственности без согласия Счетной палаты [242].
Судья Конституционного Суда Российской Федерации неприкосновенен, его нельзя привлечь к уголовной ответственности и административной ответственности, налагаемой в судебном порядке, задержать, арестовать, подвергнуть обыску без согласия Конституционного Суда Российской Федерации, за исключением случаев задержания на месте преступления, а также подвергнуть личному досмотру, за исключением случаев, когда это предусмот-
-598-
рено федеральным законом для обеспечения безопасности других людей. Судья Конституционного Суда Российской Федерации, личность которого не могла быть известна в момент задержания, по выяснении его личности должен быть немедленно освобожден. Должностное лицо) которое произвело задержание судьи Конституционного Суда РФ на месте преступления, обязано немедленно уведомить об этом Конституционный Суд РФ. В течение 24 часов Конституционный Суд РФ должен принять решение о даче согласия на дальнейшее применение этой меры процессуального принуждения либо об отказе в даче согласия [243].
Судьи судов общей юрисдикции и судьи арбитражных судов неприкосновенны. Уголовное дело в отношении судьи может быть возбуждено только Генеральным прокурором РФ или лицом, исполняющим его обязанности, при наличии на то согласия квалификационной коллегии судей. Судья не может быть привлечен к уголовной ответственности, заключен под стражу, подвергнут приводу без согласия соответствующей квалификационной коллегии судей. Заключение судьи под стражу допускается не иначе как с санкции Генерального прокурора Российской Федерации или лица, исполняющего его обязанности, либо решением суда, Уголовное дело в отношении судьи по его требованию, заявленному до начала судебного разбирательства, должно быть рассмотрено только Верховным Судом РФ [244].
Приведенные положения в полной мере распространяются не только на постоянных судей, но также на народных и присяжных заседателей при выполнении ими функции правосудия в судах первой инстанции.
Любая проверка сообщения о факте правонарушения, совершенного прокурором или следователем органов прокуратуры, возбуждение против них уголовного дела (за исключением случаев, когда прокурор или следователь прокуратуры застигнуты при совершении преступления), производство расследования являются исключительной компетенцией органов прокуратуры. На период расследования возбужденного в отношении прокурора и следова-
599
теля прокуратуры уголовного дела они отстраняются от должности. Не допускаются задержание, привод, личный досмотр прокурора и следователя прокуратуры, досмотр их вещей и используемого ими транспорта, за исключением случаев, когда это предусмотрено федеральным законом для обеспечения безопасности других лиц, а также задержания при совершении преступления [245].
В данных положениях Федерального закона об органах прокуратуры ничего не сказано об аресте прокурора и следователя прокуратуры и применении к ним других мер пресечения в связи с совершением ими преступлений. Однако смысл приведенных выше норм четко свидетельствует, что арестовать прокурора или следователя прокуратуры не вправе никто, кроме органов прокуратуры, поскольку любая проверка сообщения о факте правонарушения, совершенного прокурором или следователем прокуратуры, возбуждение уголовных дел и их расследование составляют исключительную компетенцию органов прокуратуры.
При исполнении сотрудником органов Федеральной службы безопасности служебных обязанностей не допускаются его привод, личный досмотр и досмотр его вещей, а также досмотр личного и используемого им транспорта без официального представителя органов Федеральной службы безопасности или решения суда. Данные положения Федерального закона от 3 апреля 1995 г. "Об органах Федеральной службы безопасности^ не ограничивают органы расследования, прокурора и суд в принятии ими решений о возбуждении уголовных дел при наличии поводов и оснований в отношении работников органов Федеральной службы безопасности, проведении по ним расследования соответственно и судебного рассмотрения, применения в отношении указанных работников мер пресечения, в том числе в виде заключения под стражу.
Исследование проблемы единичных оснований и обстоятельств, подлежащих учету при применении мер уголовно-процессуального принуждения в отношении представителей органов государственной власти, свидетельствует, что применение данных
-600-
оснований и указанных обстоятельств: 1) призвано обеспечивать неприкосновенность многочисленной группы должностных лиц и создание им тем самым условий для активного выполнения ответственных государственных функций; 2) не должно рассматриваться в качестве личной привилегии данных должностных лиц; 3) свидетельствует о достоинствах и недостатках конституционной и законодательной регламентации института неприкосновенности представителей органов государственной власти; недостатки данного института настолько существенны, что нередко препятствуют реализации принципа неотвратимости наказания за преступления, совершаемые лицами, обладающими неприкосновенностью.
Как показывают исследования законодательства и практики его применения, важнейшим недостатком в решении проблемы гарантий неприкосновенности представителей органов государственной власти представляется создание в России своеобразного сословия (касты) особо привилегированных лиц, "выпадающих" из общей уголовно-правовой и уголовно-процессуальной юрисдикции за счет абсолютизации законодателем института неприкосновенности многотысячной армии должностных лиц, за счет трансформирования по этой причине института неприкосновенности в противоречащий принципу равенства всех перед законом и судом способ уклонения депутатов (кандидатов в депутаты), судей, прокуроров, выборных должностных лиц органов местного самоуправления, членов избирательных комиссий, сотрудников Счетной палаты и ряда иных представителей органов государственной власти от законной ответственности за совершаемые ими преступления и мер уголовно-процессуального принуждения.
Конституционное и законодательное решение проблемы неприкосновенности мы усматриваем в следующем: институт неприкосновенности допустим не как явление широко распространенное, а как исключение, распространяется на ограниченный круг представителей всех ветвей федеральной власти (Президента, главу Правительства, депутатов Федерального Собрания РФ, су-
-601-
дей и прокуроров). Неприкосновенность при этом не должна быть абсолютной и допустима лишь на период выполнения субъектами федеральной власти своих должностных функций. Задержание на месте преступления субъектов неприкосновенности допустимо; запрет на возбуждение уголовных дел в отношении субъектов неприкосновенности должен быть отменен. Пределы неприкосновенности обладающих иммунитетом от юрисдикции органов правосудия и правоохранительныы органов субъектов федеральной власти определяется Конституцией Российской Федерации) федеральными законами и специальным разделом УПК: "Производство в отношении лиц, обладающих неприкосновенностью". Пределы неприкосновенности и механизм ее обеспечения в уголовном судопроизводстве для различных групп представителей органов федеральной государственной власти не могут совпадать, поскольку различен уровень значимости соответствующих групп должностных лиц в общей иерархии органов государственной власти.
Гарантии неприкосновенности представителей иностранных государств
Нормами международного права и национальным законодательством установлен иммунитет от уголовной юрисдикции Российской Федерации отдельных категорий иностранцев. В частности, иностранцы, пользующиеся правом дипломатической неприкосновенности, при совершении ими преступлений на территории России не могут быть привлечены к уголовной ответственности и к ним не могут быть применены меры уголовно-процессуального принуждения (включая меры пресечения). Данное положение вытекает из ст. 11 УК РФ, ст. 33 УПК РСФСР. Дипломатический и консульский иммунитет представляет собой совокупность прав и привилегий, предоставляемых иностранным дипломатическим и консульским представительствам, их главам, сотрудникам и некоторым другим лицам. Основные положения о дипломатическом иммунитете закреплены в нормах международного права, в част-
-602-
ности, в Венской конвенции о дипломатических сношениях 1961 г. (подписана представителями СССР, Украинской ССР и Белорусской ССР 18 апреля 1961 г.) [246]. В России вопросы дипломатического и консульского иммунитета регулируются Положением о дипломатических и консульских представительствах иностранных государств на территории Союза Советских Социалистических Республик (утв. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 23 мая 1966 г. № 4691-VI) [247].
Дипломатический иммунитет означает личную неприкосновенность работников дипломатического корпуса, право на охрану их личности, помещений, архивов, переписки, почты и др. от принудительных действий административных и иных органов страны пребывания. Наиболее полно дипломатическим иммунитетом обладают сотрудники дипломатических представительств. Глава дипломатического представительства (посол, посланник, поверенный в делах) пользуется личной неприкосновенностью. Он не может быть подвергнут в связи с совершением преступления задержанию или аресту, пользуется иммунитетом от уголовной юрисдикции Российской Федерации в полном объеме, т. е. этот иммунитет распространяется не только на служебные действия главы дипломатического представительства, но и на действия, не связанные с выполнением им своих служебных обязанностей. При совершении главой дипломатического представительства преступления на территории России и за ее рубежами он не может быть привлечен в России к уголовной ответственности, к нему не могут быть применены меры уголовно-процессуального принуждения.
В полном объеме от уголовной юрисдикции России иммунитет предоставляется также: членам дипломатического персонала дипломатического представительства (советникам, торговым представителям, военным, военно-морским, военно-воздушным и другим атташе, первым, вторым и третьим секретарям, секретарям-архивистам, заместителям торговых представителей, помощникам военных, военно-морских, военно-воздушных и других атташе); членам семьи указанных лиц и главы дипломатического
603
представительства, которые проживают вместе с ними и не являются гражданами России; сотрудникам административно-технического персонала дипломатического представительства и проживающим вместе с ними членам их семей, если эти сотрудники и члены их семей не являются гражданами России и не проживают в России постоянно; дипломатическим курьерам (лицам, постоянно занимающимся перевозкой дипломатической почты) [248]. Указанные лица пользуются неприкосновенностью, не могут быть подвергнуты задержанию и аресту в связи с совершением ими преступлений.
Сотрудники обслуживающего персонала дипломатического представительства, не являющиеся гражданами России или не проживающие в России постояяяяяяяяяязуются на основе взаимности иммунитетом от уголовной юрисдикции России в отношении действий, совершенных ими при исполнении служебных обязанностей, однако не пользуются правом личной неприкосновенности: в связи с совершением ими преступления при наличии к тому оснований они могут быть задержаны или арестованы. Таково общее правило в отношении указанных лиц. Однако на основе специального соглашения России с конкретным иностранным государством на указанных сотрудников обслуживающего персонала могут быть распространены дополнительные привилегии и иммунитеты, предоставляемые членам дипломатического персонала, в частности, право личной неприкосновенности и запрет подвергать задержанию или аресту в связи с совершением ими преступлений [249].
Личной неприкосновенностью, правом не подвергаться задержанию и аресту наделены представители иностранных государств — члены парламентских ипрагительственных делегаций, а также на основе взаимности — сотрудники делегаций иностранных государств, которые приезжают в Россию для участия в межгосударственных переговорах, международных конференциях и совещаниях или с другими официальными поручениями. Пользуются личной неприкосновенностью, не могут быть задержаны и
604
-605
арестованы указанные выше лица, когда они следуют для тех же целей транзитом через территорию России. Необходимо отметить, что на сотрудников делегаций иностранных государств распространяется также иммунитет от уголовной юрисдикции России и другие привилегии и иммунитеты, предусмотренные для членов дипломатического персонала представительства. Данные привилегии и иммунитеты распространяются и на членов семей сотрудников делегаций иностранных государств, которые их сопровождают, если эти члены семьи не являются гражданами России [250].
Соответствующими международными соглашениями, в которых ранее участвовал СССР и сейчас участвует Россия, определяются привилегии и иммунитеты, предоставляемые представителям международных межправительственных организаций на территории России, сотрудникам представительств иностранных государств при этих организациях. В числе таких иммунитетов и привилегий — неприкосновенность личности представителей, должностных лиц и сотрудников международных межправительственных организаций и представительств иностранных государств при этих организациях, право не подвергаться задержанию или аресту, иммунитет от уголовной юрисдикции России [251].
Объем привилегий и иммунитетов консульских должностных лиц меньше объема привилегий и иммунитетов, которыми наделяются члены дипломатического персонала представительства. Консульский иммунитет представляет собой совокупность льгот и преимуществ, которые предоставлены консульскому учреждению и его сотрудникам. Объем консульского иммунитета устанавливается внутренним законодательством, а также международно-правовыми актами (Венской конвенцией о консульских сношениях от 24 апреля 1963 г.), двусторонними консульскими конвенциями, международными обычаями. Большую роль в организации дипломатических и консульских сношений и защите прав личности сотрудников дипломатических и консульских представительств играет внутригосударственное законодательст-
во, которое должно находиться в соответствии с нормами международного права. В России основными актами по этим вопросам являются Конституция РФ, Положение о дипломатических и консульских представительствах иностранных государств на территории СССР от 23 мая 1966 г.. Консульский Устав СССР от 26 июня 1976 г. [252] и др.
Консульские должностные лица пользуются личной неприкосновенностью и не могут быть задержаны или арестованы иначе как в случае преследования за совершение тяжкого преступления или исполнения вступившего в законную силу приговора. Они пользуются иммунитетом от уголовной юрисдикции России в том, что касается их служебной деятельности. Это, однако, не распространяется на иски о возмещении вреда, причиненного дорожно-транспортными происшествиями. Консульские должностные лица не могут отказываться от свидетельских показаний, кроме показаний по вопросам, свяяяяяяяяяяяяяяяяяяяяяяяяяяяяяяяяных обязанностей. В случае отказа консульских должностных лиц от дачи свидетельских показаний к ним могут применяться меры уголовно-процессуального принуждения [253].
Конкретизация объема привилегий и иммунитета, которыми наделяются консульские должностные лица, производится при заключении между странами Консульских конвенций. Так, в соответствии с Консульской конвенцией между СССР и Турецкой Республикой установлено: "Статья 19. Личная неприкосновенность консульских должностных лиц.
1, Консульские должностные лица подлежат аресту или задержанию за преступления, влекущие за собой меру наказания в виде лишения свободы более чем на 5 лет в соответствии с законодательством государства пребывания и по решению компетентных судебных властей.
2, За исключением случая, предусмотренного в пункте 1 настоящей статьи, консульские должностные лица не могут быть арестованы и их личная свобода не может быть ограничена в лю-
-606-
бой форме иначе, как во испоянение не подлежащего обжалованию решения суда..." [2543.
В консульских конвенциях между Россией и иностранными государствами объем привилегий и иммунитетов консульских должностных лиц может быть расширен в любых пределах с учетом тех привилегий и иммунитетов, которыми наделяются члены дипломатического персонала дипломатических представительств [255], в частности, личная неприкосновенность консульских должностных лиц, их право не подвергаться задержанию или аресту могут и не ограничиваться совершением тяжких преступлений и необходимостью исполнения вступивших в законную силу приговоров суда.
Консульскими должностными лицами, на которых распространяются вышеизложенные привилегии и иммунитеты, являются: глава консульского представительства (таковым признается назначенный иностранным государством и принятый в этом качестве Правительством России в лице министра иностранных дел РФ генеральный консул, консул, вице-консул и консульский агент); должностные лица консульского представительства. Привилегиями и иммунитетами консульских должностных лиц могут быть наделены сотрудники административно-технического персонала консульского представительства, не являющиеся гражданами России и не проживающие в России постоянно.
Дипломатическая и консульская неприкосновенность подразумевает, что иностранцы, о которых говорилось выше, не могут быть привлечены к уголовной ответственности на территории России за совершенные ими преступления, задержаны или арестованы, однако это не означает, что эти иностранцы не должны считаться с законами России. При совершении ими преступлений следует удостоверить личность иностранца, о чем составляется протокол, который представляется в МВД, УВД; о факте совершенного преступления направляется сообщение в Министерство иностранных дел России и представительство (соответственно дипломатическое или консульское) для разрешения вопроса об
-607-
ответственности нарушителя уголовного закона дипломатическим путем. Нарушение закона, в том числе совершение преступления, может быть основанием для требования об отозвании иностранца, обладающего дипломатической или консульской неприкосновенностью.
В уголовно-процессуальном законодательстве Российской Федерации отсутствуют нормы, регламентирующие процедуру решения проблем защиты иностранцев, обладающих дипломатическим (консульским) иммунитетом. Указанные вопросы решаются некоторыми внутригосударственными и международно-правовыми актами, не являющимися по своей юридической природе актами уголовно-процессуального права. Учитывая включение России в обширные многосторонние и двусторонние связи с государствами "ближнего" и "дальнего" зарубежья и постоянно возрастающий объем уголовно-процессуальной деятельности в связи с защитой дипломатической (консульской) неприкосновенности и решением других вопросов, представляется необходимым, чтобы в законодательном порядке УПК РСФСР (и разрабатываемый проект УПК РФ) был дополнен специальным разделом: "Производство в отношении иностранцев". В данном разделе УПК следует предусмотреть и нормы, регулирующие гарантии дипломатической (консульской) неприкосновенности и допустимые пределы ограничения иммунитета иностранцев. Подробно в данном разделе должна быть урегулирована вся уголовно-процессуальная процедура производства в отношении иностранцев, совершающих преступления в России, включая применение к ним мер пресечения (освобождения от применения мер пресечения и других мер процессуального принуждения). Законодательная регламентация на уровне УПК указанных проблем обеспечит необходимое единство уголовно-процессуальной деятельности в отношении иностранцев, устранит широко практикуемое в настоящее время дискреционное начало в регулировании ведомственными нормативными актами по существу процессуальных вопросов, связанных с участием иностранцев в уголовном процессе, достаточным
-608-
образом гарантирует оптимальную защиту тех иностранцев, которые обладают полным либо частичным иммунитетом от юрисдикции органов уголовного судопроизводства, в том числе по поводу применения норм права о мерах пресечения.
Правовая характеристика содержания под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений
Правовая характеристика содержания под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений включает: правовые основы, цели и принципы содержания под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений; цели процессуальной деятельности органов расследования) прокурора, суда и администрации по обеспечению надлежащего содержания под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений; функции указанных субъектов по процессуальному обеспечению содержания под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений; правовой статус администрации мест содержания под стражей, прокурора, органов расследования, судей; права защитника; права и обязанности подозреваемого и обвиняемого; правовые формы процессуального обеспечения органами расследования, прокурором, судом и администрацией содержания под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений; содержание правоотношений; обеспечения прав и обязанностей подозреваемых и обвиняемых.
С изданием в 1969, 1976 и 1995 годах законодательства о задержании и предварительном заключении подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений гуманизируется процесс их содержания под стражей, хотя в целом система содержания под стражей находится в тяжелейшем кризисе. Из 174 следственных изоляторов, которыми располагает в настоящее время правоохранительная система России, боле 60% размещено в постройках 17-18 веков. В камерах следственных изоляторов нередко на каждого содержащегося под стражей в среднем приходится всего по 0,5 кв. м камерной (жилой) площади. Антисанитария, эпидемии,
-609-
инфекционные заболевания, кислородное голодание от нехватки воздуха, плохое питание и т. п. [256] "спутники" нарушений прав человека наглядно характеризуют кризис системы содержания под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений. Выход видится в дальнейшем реформировании данной системы путем приближения к международным стандартам режима содержания арестованных и задержанных, условий их размещения, питания, коммунального обслуживания, обеспечения занятости, гарантирования прав и законных интересов подозреваемых и обвиняемых, охраны их здоровья, обеспечения жизнедеятельности и правовой защищенности. Не снимается с повестки дня проблема дальнейшего совершенствования законодательства и приведения его в полное соответствие с Конституцией Российской Федерации и международными требованиями. В частности, со временем необходимо предусмотреть: выведение следственных изоляторов из уголовно-исполнительной системы МВД РФ и из системы ФСБ РФ; прекращение практики использования учреждений уголовно-исполнительной системы для содержания в них арестованных обвиняемых; издание закона о содержании в закрытых медицинских учреждениях подозреваемых и обвиняемых, направляемых для стационарной экспертизы их психического и соматического состояния; замены межведомственных правил законодательными нормами о внутреннем распорядке в местах содержания под стражей, об организации медицинской помощи арестованным, их амбулаторного и стационарного медицинского (психиатрического) обследования. Поскольку юридическая природа значительной части Федерального закона "О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений" носит процессуальный характер, следует решить вопрос о включении этих норм данного закона отдельным разделом в УПК, присвоив данному разделу такое наименование: "Процессуальное обеспечение содержания под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений".



ОГЛАВЛЕНИЕ