ОГЛАВЛЕНИЕ

ЛУИЗ ШЕЛЛИ, факультет юстиции, права и общества, Американский университет, Вашингтон, США
Постсоветская организованная преступность в международной перспективе
Сегодня организованная преступность является глобальной проблемой. Всего несколько лет назад главным вопросом мировой безопасности был конфликт между супердержавами. Теперь же, как заявил президент США Б. Клинтон в своем обращении к ООН, основной проблемой международной безопасности является транснациональная организованная преступность и ее деятельность по отмыванию денег. Политический и финансовый ущерб, наносимый коррупцией и организованной преступностью, стал серьезной проблемой также в России и с гранах СНГ. При решении схожих проблем важно, чтобы американцы и русские встретились за столом для обсуждения вопросов борьбы с организованной преступностью.
Постсоветская организованная преступность оказывает влияние на политическое развитие государства, формирование гражданского общества и на структуру экономики в будущем. При том, что большая часть экономики приватизирована преступными элементами, организованная преступное ть также непосредственно воздействует на трудящихся, запятых на предприятиях, являющихся собственное тыо криминальных групп.
Прямые последствия организованной преступности очевидны для всех. Вопрос заключается в том, можно ли считать организованную преступность явлением, присущим переходному периоду, или организованная преступность надолго останется главной проблемой бывших социалистических государств.
Существующие у аналитиков точки зрения можно определить как «итальянскую» и «американскую». «Итальянская» точка зрения заключается в том, что между развитием ситуации в Сицилии в прошлом веке и ситуацией но данному во-
просу в современной России имеются существенные аналогии. Считается, что сицилийская мафия смогла проникнуть во все сферы экономической и политической жизни острова, потому что ее расцвет совпал с развитием частной собственности, коллапсом феодализма и с индустриализацией региона (1). В соответствии с этой точкой зрения, если уж организованная преступность проникает в политические и экономические процессы, освободиться от нее очень нелегко.
«Американская» точка зрения заключается в том, что организованная преступность — это транснациональное явление в период накопления капитала. Подобно «каучуковым баронам» прошлого века, лидеры преступных группировок важны для развития экономики. После накопления огромных богатств они превращаются в филантропов.
Я считаю «итальянскую» точку зрения более обоснованной по нескольким причинам. Американские «каучуковые бароны» оставляли свой капитал в США, а не вывозили его за границу, как нынешние постсоветские капиталисты. Более того, традиционные связи между политиками и деятелями теневой экономики означают, что эта проблема не может быть легко или быстро решена. •
Коллапс коммунизма может не привести к демократизации и переходу к конкурентной капиталистической экономике. Вместо этого распространенность организованной преступности может привести к альтернативному варианту развития — политическому клиентелизму и контролируемому рынку. Контроль будет осуществляться альянсом бывших партийных бюрократов с формирующимися преступными группировками, которые уже контролируют большую часть капитала в постсоветских странах. Стремительное расслоение общества по доходу и богатству было ускорено в России быстрой приватизацией.
ОТЛИЧИТЕЛЬНЫЕ ЧЕРТЫ ПОСТСОВЕТСКОЙ ОРГАНИЗОВАННОЙ ПРЕСТУПНОСТИ
Организованная преступность -чениая финансовыми интересами. пользуется выборочно, для защиты
- это преступность, упро-Насилие чаще всего неэкономических интересов
дреступной 1рунны. Большинство ipyiiii организованной преступности получает наиболее существенную часть прибыли на подпольных рынках (проституция, азартные игры, наркотики, наемные убийства, дешевый нелегальный труд, краденые автомобили) (2). Эти виды деятельности в сочетании с вымогательством в отношении легального бизнеса обеспечивают главные источники доходов организованной преступности в большинстве стран.
Постсоветская организованная преступность занимается всеми этими видами деятельности. Кроме того, она вовлечена в нелегальный экспорт нефти, ценных редких металлов, контрабанду оружия и радиоактивных материалов, а также манипуляцию процессом приватизации. Сферы деятельности организованной преступности включают в себя и такое высо-котехнологическое направление, как разрушение банковских компьютерных систем. Эти виды деятельности определяют участие стран СНГ в мировой экономике.
Наиболее доходный элемент как внутри государств СНГ, так и за границей — масштабное мошенничество. В США организованная преступность из бывшего СССР провела массированные мошенничества с медицинскими страховками и уклонением от уплаты налога на бензин (3). В Германии постсоветские преступники пользовались субсидиями, выделенными ФРГ Западной группе войск для проведения многомиллионных махинаций (4). Эти махинации лишили немецкое государство необходимых ему средств для реконструкции инфраструктуры. В Израиле преступники подделывали доллары и экспортировали их в США.
В бывшем СССР, где почти не работают никакие контрольные механизмы и органы охраны правопорядка потеряли свою силу с распадом государства, мошенничество может осуществляться в еще больших масштабах, особенно в период перераспределения ресурсов государства (5). Кримииализация процесса приватизации (6) угрожает будущей финансовой безопасности 1раждан стран СНГ и их восприятию рыночных реформ. Неравенство в распределении капитала привело к возникновению огромных состояний, многие из которых могут быть оценены как присвоение государственных ресурсов.
Финансовые махинации играют существенную роль в деятельности организованной преступности вследствие влияния криминальных схем советского периода. Хищение было наи-
более распространенным преступлением в советский период и не воспринималось как преступление большинством граждан (7). Культура финансовых манипуляций была всеобъемлющей среди директоров государственных предприятий, которые были постоянно вовлечены в незаконную деятельность для достижения невыполнимых плановых показателей. Граждане перестали различать государственную и частную собственность (8).
И наоборот, виды деятельности, обычно составляющие основу организованной преступности, были строго контролируемы в СССР. Вплоть до перестройки советские правоохранительные органы тщательно следили за повседневной жизнью и ограничивали азартные игры, проституцию и распространение наркотиков (9). Следовательно, международная проституция и распространение наркотиков только начинают развиваться в постсоветской организованной преступности (10). Западные правоохранительные органы, подготовленные к борьбе с традиционными формами организованной преступности, только начали перестраивать свой розыскной аппарат для борьбы со сложными массовыми мошенничествами и финансовыми манипуляциями постсоветских группировок. Но, как показали недавние случаи вторжения в компьютерную систему одного из американских банков или сложные схемы отмывания денег с приобретением недвижимости в западных странах, преступники часто намного опережают правоохранительные органы.
Традиционные средстна — вымогательство и насилие — постсоветская организованная преступность использует по-иному. В отличие от организованной преступности в США, Италии и Германии, которая вымогает фиксированную, но приемлемую сумму у предприятий, расположенных на соответствующей территории (11), постсоветская организованная преступность часто стремится получить краткосрочную выгоду, а не установить долгосрочные отношения, которые позволили бы процветать и организованной преступности и предпринимателям. Преступники извлекают настолько большие суммы, что предприятия закрываются, или, как на Сицилии, они покупают существенный пай к предприятии, или покупают дело.
Уровень насилия со стороны постсоветской организованной преступности часто неизвестен в тех странах, где она оперирует. Это объясняется тем фактом, что постсоветская
преступность обычно вторгается на рынки, которые уже контролируются преступными группами. Следовательно, постсоветские преступники должны использовать чудовищное количество насилия для установления своего господства. В Германии вновь прибывшие из бывшего СССР группы более жестоки, чем внутренние. Бельгия и Нидерланды полагают, что физическое принуждение проституток, «импортированных» из стран СНГ и Восточной Европы, превышает все известные пределы (12).
В советский период государство часто применяло насилие против собственных граждан, однако сами граждане редко прибегали к насилию для выяснения своих отношений (13). Многие из тех, кто отправлял функции насилия от имени Советского государства, теперь, находятся на службе, организованной преступности. Большое число ветеранов, особенно ветеранов афганской войны, подтверждает эту тенденцию. Жестокая афганская война и исправительная система внесли свой вклад в высокий уровень насилия, принятый во многих преступных группах бывшего СССР. Организованная преступность предоставляет гражданам услуги, которые те в обычных условиях получают от государства: охрану коммерческих предприятий, трудовую занятость, разрешение конфликтов. Услуги частной охраны, нередко предоставляемые организованной преступностью, заменяют государственные правоохранительные органы. По оценке В. Илюхина, около 800 тысяч неконтролируемых частных охранников действуют без подчинения принятым в этой сфере правилам (14). Это большая независимая сила, которая все более заметна в российском обществе (15).
Организованная преступность способствует формированию региональной власти в России. Это не децентрализация и федерализм, поддерживаемые американскими поборниками демократии. Это возникновение удельных княжеств, защищенных вооруженными бандами, лояльных местных лидеров, которые добиваются политического и экономического контроля над регионом. Эти местные лидеры получают больше власти, чем в советский период, потому что теперь они уже владею? собственностью, а не просто контролируют еБ, и «правоохранительные органы» служат им, а не государству. В отсутствие законодательной базы вне больших городов граждане подчас не могут защитишь себя от злоупотреблений организованной преступности.
ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ПОСЛЕДСТВИЯ
Переход от централизованной коммунистической к свободной рыночной экономике требует фундаментальной реорганизации структуры общества. По мере проникновения преступных групп в экономику на этой критической стадии перехода, как на Сицилии, может оказаться невозможным отделить развитие рыночных структур от развития организованной преступности. В то время как индустриализация уже произошла в большинстве регионов бывшего СССР, появление крупной частной собственности в России и других государствах — преемниках СССР приводит к необходимости ее защиты (такая же причина действовала и при возникновении мафии на Сицилии) (16). Последние социологические исследования в России показали, что некоторые предприниматели охотно платят «дань» в силу неспособности государства обеспечить им защиту, при этом они рассматривают такуиз «дань» как вид нормальных издержек ведения дел.
ОРГАНИЗОВАННАЯ ПРЕСТУПНОСТЬ И ЭКОНОМИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ
Распространенная организованная преступность необязательно препятствует экономическому развитию. Скорее, она ограничивает развитие некоторых законных форм инвестиций и открытых рынков. Экономика становится зависимой от нелегальных, а не от легальных видов экономической деятельности. Эти товары и услуги становятся ведущими в участии страны в мировой экономике. Это, по-видимому, наибольший риск, угрожающий постсоветской экономике.
Прецедент существует в Южной Италии и Колумбии, которые существенно зависят от нелегальной торговли наркотиками (17).
В то время как страны бывшего СССР торгуют большим количеством разнообразных нелегальных товаров, по сравнению с упомянутыми странами, для некоторой части рабочей силы уже очевидна ее зависимость от незаконных видов деятельности. Более того, государства бывшею СССР зависят от
ддостранной валюты, приобретенной посредством нелегального экспорта (18).
В отличие от Восточной Европы, «экономическая либерализация в России ведет не к внедрению черною рынка в легальный бизнес, а к поглощению нового, открытого бизнеса черным рынком» (19).
Концентрация экономики в довольно ограниченном перечне товаров и услуг, легальных или нелегальных, ставит экономику под угрозу в долгосрочной перспективе. Стремительный спад спроса или производства может иметь катастрофические последствия для экономики. Упадок советской экономики и ее замена деятельностью организованной преступности будет играть отрицательную роль в развитии экономики. Промышленное производство в плановой экономике коллан-сирует, однако деятельность организованной преступности редко влечет появление новых видов производства. Напротив, она стремится к получению прибыли в предельно короткие сроки, а не к ее стабильному росту. Кроме того, большая часть этой прибыли вывозится, лишая Россию и другие страны СНГ капитала, необходимого для перестройки их инфраструктуры.
Экономическая деятельность организованной преступности подрывает экономический рост несколькими способами. Западные предприятия не приходят на рынок не только из-за угрозы вымогательства, но и потому, что они не могут получать прибыль легально. Большая часть коммерческой деятельности организованной преступности — экспорт стратегических материалов и военного оборудования, что лишает постсоветские государства важных источников дохода.
В 1994 году 50 тысяч военных и гражданских лиц были привлечены к суду за хищение армейского имущества. Размеры хищений и потерь резко возросли в период 1991—1994 гг. и достигли 734 миллионов рублей (20).
Не все виды экспортируемой продукции M0iyr быть легально проданы постсоветскими государствами, но многие металлы могут быть легально проданы в Европе, а военное оборудование — в третьих странах. Поток минералов через Таллинн настолько велик, что плата за фрахт является одним из основных источников дохода эстонского правительства (21). Многие виды вооружения, которое было украдено или куплено у солдат на военных базах, покупаются пационалистичес-
кими 1руппами, вовлеченными в этнические 'конфликты в СНГ, особенно на Кавказе и в Центральной Азии (22).
Крупное военное оборудование продается арабским и другим странам третьего мира. Прибыль, полученная от незаконной продажи, часто не возвращается в страну, из которой оборудование было вывезено, а размещается на счетах в западных банках. Таким образом, государство страдает дважды: от потери материалов и от утечки капитала.
Е.ще более серьезной проблемой является торговля радиоактивными материалами, получившая распространение в некоторых странах СНГ и имеющая своей целью поставку таких материалов в Западную Европу. Эти высокоприбыльные незаконные операции до сих пор тщательно не расследованы из-за участия в них высокопоставленных чиновников (23).
Рынок коммерческой недвижимости переживает бум в Москве и в меньшей степени в Санкт-Петербурге. Согласно некоторым оценкам, организованная преступность контролирует половину коммерческой недвижимости в центре Москвы (24). Собственники многих реконструируемых зданий приобрели их в результате криминального процесса приватизации жилья. Как отмечает одно из популярных средств массовой информации, «старые бюрократы определяют процесс приватизации, часто решая, кто что получит и по какой цене» (25).
Московские чиновники — возможно, под воздействием взяток — продали право на продажу с аукциона здания пяти сотрудничающим преступным группировкам за 1500 долларов СШЛ. «На вторичном аукционе, к которому допустили лишь лиц, имеющих связи и уплативших значительные взятки, здание было продано за 250 миллионов рублей, что составило 250 тысяч долларов США. В конце концов здание было продано на рынке за полтора миллиарда рублей, что составило около полутора миллионов долларов США. Тысячекратное увеличение стоимости произошло всего за два месяца» (26).
Созданное в последнее время богатство, в большинстве своем незаконного происхождения, также подпитывает строительство домов в столице и других городах. В Ярославле также наблюдались значительные инвестиции преступного капитала в недвижимость. Этот факт объясняется близостью к Москве: всего несколько часов езды на поезде (27). Динамич-
ный, но криминализированный рынок недвижимости показывает, что организованная преступность может способствовать экономическому росту.
ОРГАНИЗОВАННАЯ ПРЕСТУПНОСТЬ И УТЕЧКА КАПИТАЛА
Проблема нелегального вывоза капитала — одна из важнейших проблем постсоветских государств. Согласно данным МВД, от 50 до 100 миллиардов долларов США было вывезено с 1990 года. В 1993 году эта сумма превысила 15 миллиардов, в последнее время от 1 ^цо 2 миллиардов долларов США вывозится каждый месяц (28).
Утечка капитала в настолько больших размерах напоминает опыт Латинской Америки в течение так называемого «потерянного десятилетия» 1980-х годов. В эти годы Латинская Америка была лишена тех доходов, которые ей требовались для экономического развития. Постсоветские государства сейчас сталкиваются с той же самой проблемой, они теряют капитал, необходимый для восстановления инфраструктуры.
Утечка капитала является также следствием нестабильности и коррупции в банковском секторе (29), нерациональной налоговой политики частой и порой резкой девальвации валюты и неспособности закона защитить экономические интересы. Экспортируемые деньги исходят из нескольких источников: крупные финансовые махинации на территории бывшего СССР и на постсоветских военных базах, экспроприация государственных ресурсов и сырья, крупные взятки чиновникам, выплачиваемые с целью получения выгодных контрактов, иностранная помощь и нелегальная приватизация в пользу членов номенклатуры и преступных групп.
Капитал вывозится и отмывается коалицией бывших номенклатурных работников и сотрудников КГБ, имеющих контакты на Западе и владеющих иностранными языками (30). Многие из них наладили связи с группами эмигрантов 1970-х и 1980-х годов, которые, в свою очередь, располагают необходимыми финансовыми и правовыми средствами, а также базами для операций в ФРГ, США и Израиле (31). Многие постсоветские государства предпочитают закры-
вать глаза на нелегальные финансовые операции, поскольку их экономика получает доход от таких операций. До того как Банк России в 1994 году повысил требования к уставному капиталу, в России было легче основать банк, чем приобрести дорогой автомобиль (32). Банковская система контролируется организованной преступностью, и банки регулярно принуждаются платить «за охрану». Бывшие сотрудники госбезопасности часто занимают ведущие посты в формирующемся банковском секторе. Многие банки участвуют в отмывании денег (практика, которую трудно остановить из-за готовности конкурентов также принять участие в подобной деятельности).
В Латвии чиновники не расследовали деятельность валютного рынка в Риге, потому что операции на этом рынке позволяли поддерживать латвийскую валюту. В 3993 году нерегулируемый курс латвийской валюты рос по отношению к рублю — редкое явление для постсоветских государств. Сложные виды финансовых услуг, оказываемых Ригой, могут быть соотнесены с оффшорными банковскими операциями на Багамах.
ОРГАНИЗОВАННАЯ ПРЕСТУПНОСТЬ И РЕГИОНАЛЬНОЕ РАЗВИТИЕ
Организованная преступность часто развивается в регионах, которые экономически являются относительно отсталыми. Например, в Италии регионы с наибольшей концентрацией организованной преступности — Сицилия, Кампания, Калабрия и Пулья — районы, экономически менее развитые по сравнению с северными областями. Однако организованная преступность требует участия лиц с высоким уровнем знаний и навыков в области высоких технологий, коммуникаций и развитых навыков ведения международного бизнеса. Таким образом, устанавливаются связи между преступными группами Юга и экономически более развитых областей Севера Италии. Подобные отношения наблюдаются в Латинской Америке и Азии. Китайцы в Гонконге и Макао контролируют организованную преступность, которая существует в менее развитых регионах Азии. Колумбийцы обрабатывают и продают наркотики, произведенные в менее развитых странах Латинской Америки, таких, как Боливия, Перу и Эквадор (33).
Аналогичные экономические отношения формируются и иежцу экономически менее развитыми частями бывшего Советского Союза и более индустриализованными областями, расположенными ближе к Западной Европе. Основа для этих ^ношении существовала еще в советский период, когда массовое мошенничество процветало в хлопковой промышленности Средней Азии. Посредством приписок партийные вожди вместе с председателями колхозов и руководителями правоохранительных органов получали из центра большие деньги за • ^выращенный хлопок. Выплаты ключевым фигурам в Москве, таким, как зять Л. И. Брежнева, заместитель министра внутренних дел, обеспечивали их безнаказанность (34).
Нелегальные экономические связи между азиатскими республиками и Россией всплыли на поверхность с распадом Советского Союза. Члены азиатской мафии, наказанные московскими органами правопорядка в последние годы существования СССР, были освобождены практически сразу после распада СССР. Их освобождение показало независимость новых государств от политики Москвы. Однако связи между партийными бюрократами и руководителями правоохранительных органов продолжились. Вновь сформированные преступные группы занялись новыми формами преступной деятельности, не связанными с государственным производством. «Прибыль от контрабанды создала фундамент постсоветского богатства и базис для сотрудничества между организованной преступностью и номенклатурой» (35). Транспортировка наркотиков, возникшая уже в советский период, активная продажа оружия в регионы с этническими противоречиями (36) и все более заметная контрабанда радиоактивных материалов (37) сделали постсоветскую организованную преступность очень опасной для мировою порядка.
Нелегальная торговля наркотиками расцвела, потому что с распадом СССР прекратились субсидии Москвы азиатским республикам. Более того, как независимым странам им потребовалась валюта для суверенных действий за рубежом. Но присвоение Россией ресурсов бывшего советского государства оставило эти страны в еще более плачевном состоянии, чем они были в советский период.
В ранний постсоветский период как Кыргызстан, так и Казахстан склонялись к легализации выращивания наркотиков. Но, подчиняясь международному давлению, под угрозой
прекращения международной помощи, эти страны последовательно объявили производство наркотиков незаконным (38). Однако у них не было достаточных средств для выполнения этих решений.
Значительный рынок наркотиков развивается между производителями наркотиков в Центральной Азии и более сложно организованных преступных групп в Москве. Транспортировка наркотиков также развивается на Дальнем Востоке в непосредственной близости от азиатских маршрутов (39). Ожидается, что объемы торговли увеличатся особенно вдоль туркмено-афганской границы.
Сотрудники Программы контроля над распространением наркотиков ООН сейчас работают в Центральной Азии, но не видят реальной возможности улучшения ситуации.
Самая низкооплачиваемая работа выполняется в районах экономически слабо развитых, с высоким уровнем безработицы и неполной занятости. По этой причине с производством наркотиков часто связаны национальные меньшинства (40). Мало внимания уделяется специалистам, перерабатывающим наркотики в России, и курьерам, транспортирующим наркотики на Запад. Россия служит важным перевалочным пунктом. Русские, отмывающие наркодоллары, зависят от предложения труда в менее развитых азиатских регионах.
Возникающая система транспортировки наркотиков напоминает ситуацию в Латинской Америке по следующим важным признакам. Производство наркотиков происходит в очень слабо развитых районах, в которых население не имеет другой возможности заработать на жизнь и в которых традиции производства и потребления наркотиков достаточно сильны. Переработка наркотиков производится в соседних регионах, где уровень образования и технологии выше. Затем товар экспортируется в более развитые страны. Полученная прибыль затем отмывается в стране продажи или в стране с развитой банковской системой. Цепочка, идущая от беднейших частей Латинской Америки через Колумбию в Мексику и затем США к офф-шору на Багамах, повторяется в бывшем СССР. Ключевой категорией потребителей этой нелегальной торговли является, скорее, маргиналнзировапная и безработная молодежь в Восточной и Западной Европе.
Проблемы неразвитости многих новых независимых государств в Азии заставляют ожидать, что нелегальная торговля в
этих странах будет развиваться дальше, и организованная пре-стуиность усилит свои позиции, государство же не сможет предложить альтернативные источники занятости и получения иностранной валюты. Слаборазвитая система охраны правопорядка в этих странах и недостаток пограничного контроля приведут к развитию различных видов деятельности организованной преступности.
Преступные группы могут нанести серьезный экологический вред этим слаборазвитым странам. Как и другие инвесторы, занятые лишь быстрым экономическим ростом, они не заботятся о восстановлении окружающей среды. Доминирование организованной преступности может оказаться столь же вредным для окружающей среды, как и доминирование коммунистов (41). Деятельность организованной преступности уже привела к уменьшению численности осетровых рыб в Каспийском море вследствие браконьерской ловли с целью добычи икры и оптовым заготовкам леса без мероприятий по восстановлению (42).
ОРГАНИЗОВАННАЯ ПРЕСТУПНОСТЬ И ИНОСТРАННЫЕ ИНВЕСТИЦИИ
Организованная преступность подрывает иностранные инвестиции и торговлю вследствие увеличения риска капиталовложений. Малые иностранные инвесторы более подвержены воздействию организованной преступности, чем транснациональные корпорации, такие, как IBM или McDonalds. Многие западные бизнесмены встречались с вымогательством или угрозами их сотрудникам.
Капитал не защищен из-за отсутствия четких и устойчивых правовых норм по управлению инвестициями и торговлей, надежных и честных партнеров, надежных правоохранительных органов, беспристрастных арбитражных судов, системы страхования и банковского законодательства.
Альянс коррумпированных чиновников и организованной преступности препятствует формированию долгосрочных торговых договоренностей, потому что последние не соответствуют их финансовым интересам. Новые мафиози предпочитают продажу некоторого количества государственных ресурсов для
собственного обогащения открытой торговле с транснациональными компаниями, что могло бы ограничить их прибыли в ближайшей перспективе. Таким образом, многие предприятия не стремятся торговать в странах бывшего СССР, потому что они не могут конкурировать с незаконной деятельностью организованной преступности.
Иностранные бизнесмены, заинтересованные в международной торговле нефтью и сырьем, не могут избежать развитой коррупции в этой сфере. Международные предприятия часто вынуждены давать взятки чиновникам, которые обладают правом выдавать лицензии на экспорт нефти или других ценных материалов. Многочисленные вновь основанные экспортные фирмы контролируются организованной преступностью (43).
Таким образом, американские фирмы вынуждены нарушать правовые нормы США, если они хотят войти на российский рынок. East European, журнал, посвященный инвестициям, оценивает, что осенью 1993 года 80% всех американских предприятий в России нарушили Акт об иностранной коррупции лотя бы один раз (44). Инвесторам приходится давать взятки за получение доступа к спискам коммерческой недвижимости, которую можно снять в аренду, за возможность нарушать правила по экспорту капитала и т.д. Во многих отраслях инвесторы должны быть готовы заплатить некоторую сумму организованной преступности. Плохо оснащенная, коррумпированная и деморализованная милиция заставляет иностранных предпринимателей обращаться к услугам частной охраны. Но многие из этих услуг предоставляются организованной преступностью, члены которой могут также быть задействованы в промышленном шпионаже против предприятий, иногда по поручению их хозяев. Фирмы, работающие к Москве и других крупных городах, регулярно обращаются в немецкую криминальную полицию, ФБР и другие международные полицейские организации с целью защиты своих сотрудников от личных угроз.
Капитал в большинстве постсоветских государств подвергается большему риску, чем в других странах. Бывший Советский Союз, следовательно, не может конкурировать с другими странами в сфере легальных капиталовложений. Однако, как и в бывшей Восточной Германии и других частях Восточной Европы, инвестиции поступают от иностранной организован-
ной преступности, которая обладает механизмами защиты капитала и готова подвергаться риску во враждебной среде. В то время как инвестиции мафии MOlyr быть более значительны в Восточной Европе, чем в бывшем СССР, эмигрировавшие советские преступные группы репатриируют капитал. Даже для них инвестиционный климат может оказаться недостаточно безопасным, потому что коррумпированные чиновники в сочетании с правоохранительными органами могут потворствовать захвату их вновь приобретенных предприятий.
ЗАКЛЮЧЕНИЕ
Основные опасности для экономики со стороны существующих структур организованной преступности заключаются в вывозе столь необходимого капитала и истощении ресурсов бывшего СССР. Если слишком много капитала вывозится за границу, то не остается капитала для развития экономики. Более того, организованная преступность лишает постсоветские государства естественных ресурсов, которые им потребуются для последующего развития их экономики.
Изложенный сценарий выглядит нессимисгически, однако в настоящее время формируется единое мнение, заключающееся в том, что необходимо разработать законодательную базу. Также развиваются неправительственные группы для борьбы с организованной преступностью. Если будет проявлена политическая воля, Россия может оказаться в начале долгого наступления на организованную преступность, которое должно быть предпринято, если общество хочет уменьшить алияние организованной преступности на будущее развитие государства.
Литература
1. Paolo Pe^zino. Una Certa ReciprocUa di Favori МаПа e rnodern-izzazioiie violenta nella Sicilia postlirntaria. Milano: Frano Aiigeli, i990.
2. Howard Abadinsky. 0rgai1i/.ed Crirne 3rd, editon Chicago: Nelson Hall, 1990. P. 267—395.
3. «The Russian Con Men who Took California» // Newsweek, De-sember 13, 1993. P. 28 and State of New Jersey Commission of Inves-
tigation. Motor Fuel Tax Evasion, Trenton, New Jersey: Slate оГ New Jersey of Investigation, 1992.
4. «Alarm, jetzt kommen die Russen» // Der Spiegel. No.25, 1993. P. 100—11].
5. Sergei Khmelev. «Bank Fraud: New White-Cillar Organized Crime // CJ International Vol. 9, No.5 /September—October 1993/. P. 18.
6. Leonid L. Fituni. CIS: Organized Crime and Its International Activities. Center for Strategic and Global Studies, Russian Academy of Sciences, Wilbad Kreuth, 1993. P. 12.
7. Lydia S. Rusner. The Soviet Way ol Crime Beating the System in the Soviet Union and the U.S.A. — South Hadley, Massachusetts: Bergin and Garvey, 1986.
8. Maria Los. Communist Ideology, Law and Crime a Comparative View of the USSR and Poland. — London: Macrnillan Press, 1988.
9. Anthony Jones, Walter D. Connor and David E. Powell eds. Soviet Social Problems. — Boulder: Westview Press, 1991.
10. Giovanni Falcone. «PM: Una Carriera da Cambiare» // Mi-cromega No. 3, 1993. P. 56; Renssetaer Lee and Scott MacDonald. «Drugs in East» // Foreign Policy, Spring 1993. P. 96.
II. Diego Gambetta. The Sicilian Mafia The Business of Private Protection. — Cambridge: Harvard University Press, 1993.
12. Interview with Cyril Fijnaut in Budapest, Hungary, August 1993 who had prepared a parliamentary report on prostitution in these two countries.
13. Louise Shelley. Interpersonal Violence in the Soviet Union // Violence, Aggression and Terrorism Vol. I, No. 2, 1987, P. 41—67.
14. Interview by author in Moscow in July 1994.
15. Michael Specter. Guns for Hire: Policing Goes Private in Russia // New York Times, August 9, 1994. P. A4.
16. Gambetta.
17. Lee and MacDonald; Pino Arkicchi. Mafia Business The Mafia Ethic and the Spirit of Capitalism. London: Verso, 1986. P. 187—210.
18. Seija Lainela and Pekka Sutela. Escaping from the Ruble: Estonia and Latvia Compared // Paper presented at the Third EACES workshop on «Integration and Disintegration in European Economies: Divergent or Convergent Processes?». Trento, March 4—5, 1993.
19. «The Rise of the Gangster Industrial Complex» // East European Investment Magazine, Fall 1993. P. 106.
20. Report of the Committee of the Security and Defense Committee of the Federation Council, «Economic Crime and Security of the
Daily
person, Society and the State», Russian Federation Council. Moscow, 1994.
21. «Global Mafia» // Ncwsweek, December 13, 1993. P. 28.
22. Joseph Serio. Organized Crime in the Former Soviet Union: New Directions, New Location // CJ International. Vol. 9, No. 5, sept—Oct. 1993. P. 15.
23. Tim Zimmerman and Man Cooperman. The Russian Connection // U.S. News and World Report, October 23, 1995. P. 56—67.
24. Paul KMebnikov. Joe Stalin's Heirs // Forbes, September 27, 1993. P. 131.
25. Ibid. P. 124.
109. FBIS
26. «The Rise of the Gangster Industrial Complex». P.
27. «Yaroslavl's Fight Against Organized Crime» // Report, 20 April 1994. P. 12—13.
28. «Economic Crime and Personal Security, Society and the State». P. 21.
29. Овчипский B.C. Стратегия борьбы с мафией. М., СИМС, 1993. С. 115—117.
30. «Deputy Minister of Security Arrested for Corruption» // RFE/RL Daily Report No.l25, July 5, 1993.
3L Вместе эти группы совершают финансовые махинации. Некоторые из этих махинаций причиняют ущерб нс только постсоветским странам, но и иностранным государствам. Например, в Германии разрабатываются сложные финансовые схемы для получения субсидий правительства ФРГ для Западной группы войск.
32. Erneslo U. Savona and Michael A. DeFeo. Money Trails: International Money Laundering Trends and Prevention / Control Policies // Paper presented at the International Conference on Preventing and Controlling Money Laundering and the Use of the Proceeds of Crime: A Global Approach, Courmayeur, Italy, 19—20 June, 1994. P. 17.
33. Louise Shelley. The Internationalisation of Crime: The Changing Relationship Between Crime and Development, in Essays on Crime and Development ed. Ugijesa Zvekic. — Rome: United Nations Interregional Crime and Justice Research Institute, 1990. P. 119—134.
34. Arcudy Vaksberg. The Soviet МаПа. — New York: St. Martins Press, 1991 and Virginie Couiloudon. La Mafia en Union Sovic-tique. — Paris: JCLattes, 1990.
35. Stephen Hondehnan. «The Russian Mafia» // Foreign Affairs Vol. 73, No.2. P. 88.
36. Овчинский B.C. Стратегия борьбы с мафией. М., 1993. С. 96—100. 37. Michael R. Gordon and Matthew L.WaM. Russian Controls on
Bomb Material Are Leaky // New York Times, August 18, 1994. P. A I and А10.
38. Rensselcter Lee. The Illicit Drug Market in the CIS: Scope, Dynamics and Policy Implications // Paper presented at the Conference on Narcotics in the CIS Region, Meredian House, Washington, D.C. September II, 1992.
39. Матвеева E. Наркобизнес становится на ноги на Дальнем Востоке // Московские новости, № 26, 25 июня 1993. С. 13.
40. Ibidem.
41. В споем интервью в Москве в июле 1994 года бывший Генеральный прокурор Сухарев заметил, что партия использовала санкции для защиты окружающей природной среды. Теперь какие-либо средства отсутствуют.
42. Richard Reed. Plan lo Log Planet's Largest Forests in Russia Run Into Opposition // Mexico City News, October 17, 1993. P. 16.
43. «The Rise of the Gangster Industrial Complex». P. 108.
44. Ibid. P. III.



ОГЛАВЛЕНИЕ