ОГЛАВЛЕНИЕ

ДОЛГОВА А. И.
зав отделом Института
прокуратуры РФ, доктор юридически.^ наук, профессор
Проблемы правового регулирования борьбы с организованной преступностью
Вот уже третий год обсуждаются, принимаются и огклоняют-ся проекты законов «О борьбе с коррупцией» и «О борьбе с организованной преступностью».
Сегодня организованная преступность представляет собой альтернативное гражданскому обществу контробщество со своей экономикой, идеологией, собственными социальными проблемами и политикой. Сейчас мы находимся на стадии, когда эта альтернативная система начинает овладевать системой государственных институтов и институтов гражданского общества. Экономические высоты ею уже взяты, отчасти также социальные и духовные. Так, средства массовой информации активно используются для пропаганды преступной психологии, жаргона, в сознание граждан внедряется образ преступника уже даже не просто как жертвы неблагоприятных социальных обстоятельств, а как активного борца за становление рыночной экономики и своеобразную «рыночную справедливость». На страницах газет, с экрана телевизора уголовные авторитеты прямо заявляют претензии на активное участие в выборах и рывок к политическим высотам. Уже среди избранных депутатов Государственной Думы имеются неоднократно судимые лица.
Борьба с ор1анизованной преступностью сегодня отнюдь не сводится к возбуждению в необходимых случаях уголовных дел и привлечению виновных к установленной законом ответственности. Действующий закон не предусматривает ответственности за создание и руководство существующими наиболее опасными преступными формированиями — преступными организациями и пресгупными сообществами. Он рассчитан на борьбу не с криминальными организациями *как таковыми, а с ' преступлениями, в том числе ор1анизованных групп. В таких
164
группах, в отличие от преступных организаций, организаторы и руководители групп одновременно являются соучастниками в уголовно-правовом смысле преступлений, совершаемых группами. В преступной же организации разграничиваются функции: а) организатора, руководителя организации, б) лиц, непосредственно совершающих преступления, предусмотренные Особенной частью Уголовного кодекса; в) лиц, обеспечивающих существование и развитие преступной организации как таковой (телохранителей, шоферов, аналитиков и т. п.). Преступное сообщество вообще носит черты криминального «профсоюза», координационного органа и т. п. Оно включает представителей разных преступных организаций, организованных групп, преступников-профессионалов и ориентировано на развитие преступных традиций, создание наиболее благоприятных условий для криминальной деятельности лиц, ею занимающихся.
Поэтому первоочередной задачей сегодня является принятие законодательства о борьбе с организованной преступностью и о борьбе с коррупцией, которое позволило бы эффективно реагировать на новые криминальные реалии. Извесгно, что наиболее опасные проявления коррупции органически взаимосвязаны с организованной преступной деятельностью.
В то же время указанные законы до сих пор не приняты и анализ характера изменений уголовного законодательсгва показывает, что такие изменения осуществляются под влиянием лоббирования преступного интереса. Это лоббирование представляется более успешным, чем внедрение в законотворчество рекомендаций научных сотрудников о характере противостояния современной преступности (1).
И проект нового Уголовного кодекса, к сожалению, настолько несовершенен, что его принятие повлекло бы более негативные последствия, чем действие нынешнего УК РСФСР. Во-первых, трудно согласиться с ликвидацией инсчи-тута особо опасного рецидивиста. Это можно расценить как большой подарок профессиональным преступникам. По проекту УК квалификация деяний особо опасного рецидивиста осуществлялась бы не по частям 3, 4 соответствующих норм Особенной час1и УК с самыми тяжкими санкциями, а оценивалась бы лишь как простая повторность. Одновременно [1редусма1ривается ус гранение институюв недопустимости
применения условно-досрочного освобождения и замены на-казания более мягким особо опасному рецидивисту.
Во-вторых, проект УК не предусматривает эффективных мер борьбы с организованной преступностью. В него не включена ни одна из норм, которые содержатся в проекте федерального закона о борьбе с организованной преступностью, а преступное сообщество грактуется не как качественно иное явление по отношению к организованной группе, а лишь как вид такой группы. Как уже отмечалось, современные преступные сообщества типа «воров в законе», этнических и иных носят качественно иной характер.
В-третьих, проект УК не предусматривает эффективного противостояния экономическим преступлениям. В нем содержатся такие санкции за указанные преступления, которые делают эти преступления экономически выгодными: штраф порой ниже суммы похищаемого или добываемого иным преступным путем.
В-четвертых, ни за одно из деяний, характерных для нар-комафии, не предусмотрено конфискации имущества.
Существенно и то, что несбалансированно решены вопросы угсшовно-правовой защиты разных ветвей власти в государстве, отмечается усиленная защита только исполнительной власти —и то в определенной ее части.
Все это происходит в условиях, когда концепция, положения проектов федеральных законов «О борьбе с коррупцией» и «О борьбе с организованной преступностью» были неоднократно поддержаны субъектами Российской Федерации. Судя по текстам 01зьгвов, с ними работали квалифицированные юристы. При изучении отзывов ясно видно, что представители субъектов Федерации заинтересованы в усилении борьбы с организованной преступностью и коррупцией. Они давали предложения, направленные на то, чтобы указанные законы не носили «декоративного» и декларативного характера, были направлены на фактическое усиление мер по борьбе с указанными явлениями. Что касается немногочисленных отрицательных отзывов, то в их основе фактически лежала мысль о нецелесообразное^ и даже недопустимости активной борьбы с коррупцией и легализацией преступных доходов, ибо это, по мысли рецензентов, приведет к «параличу в экономике» и социальной нестабильности, будет препятствовать активному становлению класса собственников, пусть даже за счет крими-
166
нальной деятельности таких собственников. Фактически существует два подхода к организованной преступности. Первый: пусть организованная преступность побеждает, и наше дальнейшее социальное развитие будет идти при ее определяющем влиянии, но затем в результате процессов самоорганизации соответствующие преступники сами скажут «стоп» и начнут жить по законам государства. Второй подход сводится к тому, что этого никогда не будет. Организованная преступность органически противостоит принципам демократического общества. И с ней надо активно бороться, какими бы жер-гвами это ни грозило обществу. Она — не только проблема масштаба национальной безопасности, но и проблема безопасности человечества.
Главное направление в борьбе с организованной преступностью — это нанесение ударов по лидерам и по преступным капиталам, обеспечение дифференцированного подхода к рядовым членам организованных формирований. Пока же в основном удар наносится по рядовым членам, теряя которых лидеры организованной преступности фактически ничего не теряют: они тут же пополняют свои ряды за счет новых молодых людей из числа безработных, разочаровавшихся в правомерных способах обеспечения своих интересов и потребностей.
Сейчас борьба с организованной преступностью начинается с борьбы за новое эффективное законодательство, и многое тут решит политическая воля.
Литература
1. См.: Преступность в России в девяностых годах и некоторые аспекты чаконности борьбы с ней. М„ 1995. С. 4—10.



ОГЛАВЛЕНИЕ