ОГЛАВЛЕНИЕ

козлов ю. г., зав. лабораторией социально-правовых исследований и сравнительного правоведения юридического факультета МГУ, кандидат юридических наук
СЛИНЬКО М. И., ст. научный сотрудник, лаборатории социально-правовых исследований и сравнительного правоведения юридического факультета МГУ
Организованная преступность: структуры и функции
Сегодня уже ни у кого нет сомнений в том, что организованная преступность в Российской Федерации и других странах СНГ сплотила тысячи людей, вооружила их, накопила достаточный капитал, обрела солидную базу в виде коммерческих структур различной организационно-правовой формы, обширные международные связи и может оперативно приспосабливаться в своих преступных целях к новым изменениям в социально-экономической сфере. Организованная преступность проникла на все уровни представительной, исполнительной, правоохранительной власти, опутав ее паутиной коррупции, выдвинув своих представителей на руководящие посты, и заняла свое — причем далеко не последнее — место в управлении государством.
Исследованиями установлено, что чем организованнее группа, тем значительнее причиненный ею ущерб, тем более дерзко она действует, тем опаснее совершаемые ею преступления, тем выше ее криминальная активность. Изобличить и доказать вину участников организованных групп достаточно сложно.
В этой связи существует потребность в серьезном научном изучении структурных образований организованной преступности. Теоретическое осмысление проблемы предполагает создание целой системы социальных, экономических, правовых,
49
криминологических критериев, таких, например, как уровень организованности, степень профессионализма, сферы преступной деятельности, организационно-правовое положение нре-С1упного образования в легальных структурах общества, степень устойчивою и, количественный состав, коррумпированное гь, национальная принадлежность, размер причиненного ущерба, социально-экономические харакгеристики участников преступных) образования и др., определяющих ее природу, причины и условия существования, направления борьбы с ней.
Выделим наиболее типичные с криминологической точки зрения организованные — как традиционные, так и появившиеся в последние годы на благоприятной почве частного предпринимательства и процесса разгосударствления — формы криминальных образований.
ПРОСТАЯ ОРГАНИЗОВАННАЯ ГРУППА
Это относительно простая форма объединения преступников в группы численностью в среднем 2—4 человека. Хотя такие группы и являются организованными, устойчивыми и сплоченными и их действия носят предумышленный, спланированный характер, в то же время в них нет сложной структуры, строгой соподчиненности, че1ко выраженного лидера. Причем и способы совершения преступлений, как правило, одни и те же, и они четко отработаны. По результа1ам проведенных исследований, удельный вес таких 1рупп в числе организованных преступных образовании составляет около 20%.
В простое организованные группы объединяются расхитители, мошенники, квартирные воры, уличные грабители и иные. Максимальная длительность функционирования таких групп — 3—4 года, хотя чаще этот срок гораздо меньше, к тому же происходит смена участников преступной деятельности. В значительной степени продолжительность существования групп этого гипа зависит от профессионализма и квалификации преступников, эффективности работы правоохранительных органов.
СТРУКТУРНАЯ ОРГАНИЗОВАННАЯ ГРУППА
По сравнению с простой организованной группой структурная организованная ipyiina отличается большей устойчивостью, иерархичностью, соблюдением принципа единоначалия. Численный состав таких групп — 5—10 и более человек. Преступная деягельпость носит постоянный характер, чаще это совершение имущественных преступлений либо преступлений, связанных с насилием, но имеющих конечной целью получение прибыли. Увеличение количественного состава, четко выраженная цель занятия преступным промыслом определяют необходимость жесткого единоначалия. Лидер организованной структурной группы (главарь) определяет направленность действий группы, планирует и готовит преступления, распределяет роли.
Роли, распределяемые между участниками, более сложны и реализуются не только в момент совершения преступного деяния, но и в фазах приготовления к преступлению и последующих действий, то есть сбора необходимой для совершения преступлений информации, технического обеспечения, реализации похищенного, сокрытия следов преступлений и пр.
Для обеспечения своей деятельности структурная организованная группа вынуждена взаимодействовать с другими преступными элементами, как-то: подделывателями документов, техническими работниками, скупщиками краденого. Лидеры этого типа образований уже не могут не вступать в контакт с руководителями других 1рупп и группировок (как это возможно в простой организованной группе). Поскольку в сферу их деятельности вовлечено гораздо большее число людей, они активно заполняют определенное «криминальное пространство» и связаны с другими преступными образованиями некоторыми взаимоотношениями. Такие группы не занимаются контролем определенной территории, доходных точек (для этого необходимы более многочисленные формирования), но и между структурными группами могут возникать конкурентные отношения.
Этот тип групп часто совершает профессиональные кражи (квартирные, автомобильные), грабежи, разбои, мошенничества, хищения, вымогатель^ва, осуществляет контрабанду. Серьезных коррумпированных связей у таких групп, как
это уже
правило, не имеется, возможен определенный контакт на низовом уровне (отделение милиции, РУВД, подразделения местной исполнительной власти), основанный скорее на личных отношениях или лично-корыстном интересе.
ОРГАНИЗОВАННАЯ ПРЕСТУПНАЯ ГРУППИРОВКА
^ Организованные преступные группировки — ^^ у^^ многочисленные преступные образования, объединяющие в своих рядах десятки и даже сотни лиц, активно занимающих-' ся преступной деятельностью. Например, такие известные в ' Москве и Подмосковье [руппировки, как солнцевская, любе-рецкая, долгопрудненская, насчитывают в своих рядах, по разным оценкам, от 300 до 500 активных участников.
Изучение группировок позволяет выделить ряд разновидностей этих формирований, различающихся по связям, субкультуре, иерархии, способам деятельности, национальным особенностям и т.п. Наиболее же ярко выделяются два вида:
1. «Команда» (или «бригада») — своеобразная форма функционирования организованных преступных образований, в основе которой лежит объединение по территориальному признаку (т.е. по месту жительства) выросших вместе ребят, знавших друг друга с детства. По мере разрастания «команды» в нее попадают взрослеющие подростки, а также ранее судимые лица. К началу эпохи коммерциализации общества эти «команды», до того промышлявшие хулиганством, кражами, уличными грабежами, уже были в достаточной степени сорганизованы и смогли обложить данью новоявленных бизнесменов. Постепенно разрастаясь, приобретая криминальный опыт, накапливая капитал и устанавливая связи, в том числе с профессиональными преступниками, они усиливали свое влияние, расширяли контролируемые территории, подавляя конкурентов.
2. «Община» — преступное образование, состоящее в своей основе из неместных жителей, в первую очередь выходцев из Закавказья (азербайджанская, чеченская, грузинская, дагестанская «общины»), а также из компактно проживающих иностранцев (вьетнамцев, корейцев, китайцев). В структурных
взаимосвязях «общины» в качестве цементирующего звена выступает национальный, родовой признак, основанный на вековых традициях безоговорочного признания авторитета старшего (имеющий сходство со структурой сицилийской преступности, также зародившейся на фундаменте патриархальной семьи, родственного объединения «коска»). «Общины», промышлявшие до развития частного предпринимательства в Москве рыночной торговлей (в том числе чорговлей наркотиками и оружием), составили серьезную конкуренцию местным группировкам, завладели значительной территорией, играя серьезную роль в криминальной среде города.
Уровень организованности «команд» и «общин» в общей массе ниже, чем у организованных структурных групп и банд, хотя общие основы дисциплины, иерархичности, соподчинен-ности, цементируемые силовыми санкциями, ощущаются и действуют среди всех членов группировки.
В подобных образованиях существует руководящее звено из лиц, посвятивших себя исключительно преступной деятельности. Численность этого звена — в зависимости от общей численности — примерно 10% от общего числа членов и несколько (3—8) ярко выраженных лидеров, определяющих направление деятельности группировки. За ними стоит основная масса конкретных исполнителей («боевиков») — молодых ребят с уже определенной криминальной направленностью. Группировка не является монолитным образованием и состоит из многих групп различного уровня организованности, численностью 5—15 человек. Рамки этих групп четко не очерчены, и лидерство на этом уровне менее заметно, нежели на уровне «авторитетов».
Группировки занимаются не только совершением конкретных преступлений, но и осуществлением постоянного контроля определенного района (сбор дани и вымогательство «за охрану» с точек общепита, коммерческих ларьков, кооперативов, частных предприятий, проституток, преступников-инди-видуалов), оказывают серьезное влияние на уровень его криминальной зараженности.
Зачастую лидеры, собрав достаточные суммы, вступают в сферы легального бизнеса, используя в нем средства, добытые преступным путем, перерастая в мафиозные образования. Они становятся генеральными и коммерческими директорами коммерческих структур, банков, вступают в непосредственные
контакты с представителями законодательной и исполнительной власти, с работниками правоохранительных ортанов, опу-1ывая их сетью коррупционных связей.
БАНДИТСКОЕ ОБРАЗОВАНИЕ
Бандитизм представляет собой форму организованной преступности) заключающуюся в создании вооруженной группы, имеющей целью совершение преступлений, выражающейся, как правило, в нападении на государственные и общественные предприятия, отдельных граждан. Бандитские образования отличаются повышенной опасностью вследствие открыгого характера нападений.
Вооруженность и готовность применения оружия — обязательный атрибут деятельности банды. Численный состав банды редко превышает 10 человек. Среди всех преступных образований банды отличаются самым высоким уровнем организованности, строжайшей соподчиненностью, беспрекословным подчинением главарю.
Банды функционируют самостоятельно, их преступная добыча представляет собой чаще всего деньги, валюту, оружие, антиквариат, драгоценные камния металлы.
Однако происходящие в обществе социально-экономические изменения, рост уровня организованной преступности, ее влияния в жизни общества, тенденции к монополизации, имеющие место в преступной среде, не могли не влиять и на положение банд в эгой системе. Все чаще они привлекаются преступными группировками и синдикатами к своей деятельности, выполняя различные криминальные заказы (завладение оружием, ликвидация неугодных лиц, участие в разборках и прочее).
Уголовное Jaкoнoдaт&льc^ во не предусматривает какой-либо типологии банд, хотя в юридической литературе предпринимались попытки их классификации, в частности А. С. Емельяновым, выделявшим три тина банд, соответствующих грем стадиям развития устойчивости банд.
Представляется обоснованным выделение следующих трех категорий банд по их преступной направленности, условно называемых «классическая банда», «специализированная банда» и «заказники^.
Классическая банда. Определение «классическая» отражает совершение такими бандами традиционных для шаек (в дореволюционной России), банд преступлений, таких, как нападения на банки, сберкассы, инкассаторов, магазины, кафе с целью завладения деньгами, на прииски, музеи, квартирные налеты, зачастую сопряженные с убийствами и причинением потерпевшим телесных повреждений. К классическим бандам можно отнести, например, действовавшую в 1920-х годах в Ленинграде банду Л. Пантелеева, банду братьев Ведерниковых в 1980-х годах.
Специализированная банда. Особенносгь этого вида банд заключается в том, что они практикуются на совершении одного, максимум двух видов преступлений путем открытого нападения, с использованием оружия, нередко с причинением потерпевшим повреждений, совершением убийств. Чаще всего это нападения на банки, инкассаторов, магазины.
«Заказники». Банды, совершающие преступления по «заказу», существовали, по-видимому, всегда, но особенное распространение получили в последние годы в связи с развитием рыночных, а вместе с ними и конкурентных отношений среди криминально настроенной части предпринимателей. Появилась и преступная потребность в оказании силового давления на конкурентов, причинения им имущественного и иного вреда, вплоть до физического уничтожения. В преступном мире повысился спрос на наемных убийц («киллеров») и разбойников, которые находились среди ранее судимых, бывших спортсменов, «афганцев», демобилизованных солдат и офицеров, проходивших службу в «горячих точках» бывшего СССР.
Группы очень малочисленны, хорошо подготовлены физически, вооружены, активны, отличаются серьезной конспирацией. Профессиональные «заказники» обычно не входят в преступные группировки, хотя и MOlyr иметь связи с их лидерами («заказчиками»), не афишируя себя среди рядовых участников. Преступления совершаются за iuiaiy. Следственная и судебная практика пока бедна материалом для тщательного анализа этого вида банд ввиду относительно небольшого числа раскрываемых дел. К «заказным» убийствам относятся, в частности, совершенное в Москве в марте 1993 года убийство армянского бизнесмена Л. Закоряна у гостиницы «Москва», убийство юне-рального директора «Технобанка» Ровенского, преступных авторитетов «Глобуса», «Гитлера», В. Когана и миошх других.
55
МАФИОЗНОЕ ОБРАЗОВАНИЕ (ПРЕСТУПНЫЙ СИНДИКАТ)
Под термином «мафиозное» в данном случае следует понимать в первую очередь сочетание противозаконной и легальной деятельности, использование недостатков экономическо-правовой системы для получения преступной прибыли, получение или присвоение определенных административных полномочий, наличие влияния в представительных и исполнительных органах власти.
Таким образом, мафиозные образования, или преступные синдикаты, — это преступные объединения, по степени организованности и характеру деятельности вышедшие за рамки собс1 венно преступных формирований и сочетающие в своей деятельности как противозаконные, так и легальные формы деятельности. Нередко они оказывают влияние на местную политику и направления социально-экономического развития.
Внешние формы синдикатов, количественный состав, структурные построения и взаимодействия отличаются большим разнообразием в зависимости от направленности, характера деятельности, однако они всегда имеют легальную «крышу» в виде различных коммерческих структур (предприятии, товариществ, СП, акционерных обществ, фондов, ассоциаций, банков), которые служат для различного рода афер, отмывания денег и проч. Такие образования часто организуют игровой и шоу-бизнес (казино, игровые автоматы, бильярдные, увеселительные заведения). Для обеспечения защитных функций привлекаются преступные группировки, которые, кстати, и являются фундаментом для создания качественно новых и более доходных мафиозных образований.
Во главе преступных синдикатов, как правило, стоят несколько человек, обладающих приблизительно равным — хотя и не всегда — положением. Вокруг них, в зависимости от рода деятельности и численности образования, группируется от десятков до сотен членов. С еще большим количеством лиц поддерживаются разного рода взаимоотношения, и они привлекаются по мере необходимости за плату для выполнения конкретной работы — как легальной, так и противозаконной. Используя материалы ряда зарубежных и отечественных
56
авторов, а также данные, получаемые в результате изучения материалов уголовных дел, обобщений прокуратуры и МВД, можно выявить общие черты мафиозных образований Они в той или иной мере могут характеризовать и друше формы организованной преступности, в частности преступные группировки, но тем не менее наиболее применимы именно к преступным синдикатам:
1. Преступная деятельность синдикатов носит постоянный характер, это деятельность на постоянной основе, или, как это сформулировано в Уголовном кодексе Италии, «деятельность на основе постоянной программы преступного характера».
2. Деятельносгь синдиката все1да имеет характер преступного предпринимательства и, в отличие от обычной уголовной преступности, в юм числе и организованной, всегда связана с предоставлением определенных товаров и услуг. По этому поводу криминологами США введены термины, характеризующие деятельность таких образований как рискованное деловое предприятие, постоянно действующее преступное предприятие. Кстати, этот вывод в свое время был сделан одним из первых исследователей организованной преступности, У. Липпманом, в 1931 году, в разгар ее формирования в Со единенных Штатах в период «сухого закона» на ночве преступного предпринимательства в области контрабанды, подпольного производства и продажи спиргного
Вывод У. Липпмана полностью подтвердился в середине 1980—1990-х годов в нашей стране, в период рыночных изменений в экономике, и проявился в нелегальном поставлении дефицитного товара, предварительной его скупке в государственной торговле, торговле наркотиками и оружием, спрос на когорое резко вырос в связи с обострением политической ситуации; в завуалированном хищении денежных средсгв из банка под видом кредита.
Появляется возможность определить харак1ерные черты синдикатов.
Упомянутая пресгупная предпринимательская деятельность осуществляется в наиболее выгодных, «рентабельных», с точки зрения получения максимальной нелегальной прибыли, социальных сферах для получения прибыли путем незаконной дея1ельности в тех сферах производства товаров и услуг, на которые есть большой общес1вепныи спрос
Конечная цель преступной деятельности синдикаюв, состоящая в получении высоких прибылей, достигается путем установления контроля над какими-либо сферами социальной деятельности, некоторыми структурами общества. Последнее означает монополизацию соответствующих рынков и внедрение с помощью коррупции в легальные структуры и органы управления обществом.
Для преступных синдикатов и преступных группировок, служащих фундаментом для появления первых (лидеры преступных группировок, добыв достаточный капитал, установив необходимые связи и опираясь на силу своих коллег из группировок, создают коммерческие структуры и синдикаты), отличительной чертой является проникновение в легальный бизнес с целью отмывания преступно добытых денежных средств и получения на их основе дополнительных прибылей.
Непосредственное функционирование рассматриваемых образований обеспечивается при помощи отработанного арсенала мер экономического и силового (в том числе насильственного, вплоть до физического устранения) воздействия, давления, нажима и удержания в повиновении лиц, действия которых приносят пользу синдикату, а кроме того, для обеспечения конспирации и сокрытия преступной деятельности.
В деятельности преступных синдикатов неизбежно проявляются экспансионистские и монополистические тенденции, о чем еще в свое время говорил американский криминолог Р. Колдуэлл. Эта неизбежность вытекает из стремления синдикатов к получению сверхприбылей, увеличению сферы своего влияния, что, в свою очередь, порождает конкурентные отношения между мафиозными образованиями, ведущие к вооруженным «разборкам», так называемой «войне мафий».
Неотъемлемой чертой синдикатов является высокий уровень коррупции, наличие связей, оказание влияния на местные законодательные и исполнительные ор1аны власти, создание определенного лобби в высших органах власти, возможность получения отвечающих интересам образования решений органов, распоряжающихся имуществом, связь с правоохранительными органами и даже возможность их использования в преступных интересах; возможность привлечения для своей защиты хороших адвокатов и консультантов, иные связи.
58
КООПЕРАЦИЯ ПРОФЕССИОНАЛЬНЫХ ПРЕСТУПНЫХ ЛИДЕРОВ
Это образование можно лишь очень условно отнести к категории организованных объединений. Оно состоит из руководителей преступных группировок, синдикатов, «авторитетов», «воров в законе». Это своеобразный преступный «клуб», деятельность которого основывается на уголовных традициях н неформальных законах, необходимости противостоять не преступному миру, а правоохранительным органам, а также необходимости выработки общей преступной политики, развития международной деятельности, сдерживания процесса мафиозных междуусобных войн. Особенно сильны уголовные традиции в местах лишения свободы.
В появлении сложных преступных образований типа группировок и синдикатов ясно прослеживается набирающая силу тенденция к сращиванию общеуголовной и экономической организованной преступности (в доперестроечное время такое разделение относительной условностью соответствовало реальности) Насильственная деятельность как бы обеспечивает экономическую деятельность организованного преступного образования. Такое сращивание является одним из определяющих моментов в возникновении потребности преступных структур в представлении своих интересов на властном уровне.



ОГЛАВЛЕНИЕ