ОГЛАВЛЕНИЕ

слинько м. и., начальник следственного управления налоговой полиции г. Москвы
Заказные убийства: опыт комплексного исследования
В последние годы закономерным явлением в России стал резкий рост преступности, сопровождающийся негативными изменениями ее количественных и качественных параметров. Определились тенденции нарастания уровней организованности, профессионализма, коррумпированности, увеличения численности преступных объединений, сращивания общеуголовной и экономической сфер криминальной деятельности. Эта деятельность приобретает черты преступного предпринимательства, имеющего целью получение сверхприбыли. Она характеризуется сочетанием легального и криминального бизнеса, формированием новых организованных образований противоправной направленности, действующих под прикрытием внешне законных коммерческих, охранных структур, имеющих коррумпированные связи в представительных и исполнительных органах власти, оказывающих определенное влияние на экономические и политические процессы общества. Отмечается значительный рост убийств, совершенных из корыстных побуждений. Совершение убийств против личности зачастую становится «обслуживающим фактором» в сфере экономической преступности — устранение конкурентов, их запугивание, решение таким образом различных проблем в сфере бизнеса и так далее.
В этих условиях в начале 90-х годов в России и других странах СНГ появляется новый вид преступности против жизни и здоровья граждан — убийства, совершаемые организованными группами с целью устранения конкурентов в сфере бизнеса, а также убийства, совершаемые при «разборках» между собой преступных фуппировок. Значительная часть таких преступлений совершается способом, опасным для жизни многих людей, — стрельбой из автоматического ору-
78
жия, гранатометов, применением взрывных устройств и взрывчатых веществ большой мощности в жилом секторе, общественных местах, автотранспорте, что является серьезным фактором осложнения оперативной обстановки, повышения общественной опасности.
Изменение криминальной ситуации прядопределило не только количественный рост убийств, совершаемых за вознаграждение наемными убийцами (получивших название «заказные»), но и изменение характера их совершения, мотивации, используемых орудий убийства, контингента лиц, выполняющих заказ, — «киллеров».
До начала 90-х годов мотивация таких убийств, как правило, ограничивалась областью межличностных отношений (месть, ревность, личная неприязнь, корысть и т.п.) либо желанием избавиться от неугодного свидетеля, возможного разоблачения. По этой причине посредники и исполнители подыскивались из числа знакомых лиц («по дружбе»), готовых в силу своей антиправовой направленности либо личных взаимоотношений с «заказчиком» совершить преступление. В качестве орудия преступления, в подавляющем большинстве случаев, использовались нож, топор, молоток, удавка, реже охотничьи ружья, обрезы. Практика раскрытия этой категории «заказных» убийств позволила наработать ряд методик, которые использовались и используются достаточно результативно. К положительным примерам раскрытия таких дел в Москве можно отнести, например, организацию гр. Щепиным убийства своих жены и дочери в декабре 1988 года, нанявшим для этой цели ранее судимого Абовяна; организацию гр. Ляховой убийства любовницы своего мужа Ефимовой в 1990 году, привлекшей к исполнению двух грузчиков хладокомбината, где она работала бухгалтером. В декабре 1992 года было раскрыто убийство генерального директора коммерческой фирмы Резниченко (кстати, сложность раскрытия преступления определялась, помимо всего, тем, что убийство было замаскировано под известное исчезновение). К подобным примерам относится и убийство Степочкиной, организованное гр. Ильинской через своего знакомого Титова в декабре 1992 года из-за конфликта, связанного с разменом квартиры. Такие, условно говоря, бытовые «заказные» убийства продолжают совершаться и сейчас, по их удельный вес к новому
типу «заказных» убийств, совершаемых на экономической почве, значительно сократился.
Одно из основных отличий «заказных» убийств нового типа заключается в мотивации, проявляется в таких мотивах, как физическое устранение конкурента в коммерческой деятельности, убийство «несговорчивых» государственных деятелей, руководителей крупных коммерческих структур и банков (зачастую не столько из-за невыполнения каких-либо разовых условий, сколько для переориентации деятельности структуры в целом), уничтожения преступных авторитетов, «воров в законе» для перераспределения сфер влияния, отчетливо проявившихся лишь после 1992 года.
На этот же период времени приходятся существенные изменения в характере подготовки и совершения «заказного» преступления, в средствах и орудиях, применяемых при его исполнении. Все отчетливее проявляются тенденции профессионального подхода в исполнении насильственного преступления против личности. Вместо привычных ножа и петли наиболее часто встречающимися орудиями убийства становится боевое огнестрельное оружие (пистолеты, автоматы, снайперские винтовки, гранатометы), взрывные устройства и взрывчатые вещества. Такие преступления все чаще совершаются наемниками-профессионалами, то есть теми лицами, для которых убийство стало преобладающим, а то и единственным способом получения доходов. Нередко таковыми становятся бывшие военнослужащие, прошедшие «горячие точки» — Карабах, Афганистан, Абхазию, Чечню; сотрудники милиции, служб государственной безопасности — в первую очередь сотрудники специальных подразделений, отрядов особого назначения, спортсмены стрелковых видов спорта, различных единоборств.
Еще одним серьезным дестабилизирующим фактором, оказывающим влияние па оперативную обстановку но линии умышленных (и в первую очередь именно «заказных») убийств, стала организованная преступность. Ситуация в Москве, кроме того, обостряется и из-за того, что здесь сконцентрировалось управленческое ядро уголовно-преступного мира, контролирующее значительное число коммерческих предприятий, объектов торговли и услуг. Город разделен на сферы влияния между устойчивыми преступными 1руппировками, оснащенными огнестрельным оружием, радиоэлектронной и
80
другой техникой, имеющими колоссальные суммы денег, а также преступные международные и межрегиональные связи.
Это усугубляется отставанием правовою ре1улирования различных видов коммерческой деятельности, разрыв сложившихся экономических связей, разделение общего экономического пространства на отдельные, практически самостоятельные зоны при отсутствии должного механизма контроля за хозяйственной деятельностью огромной массы новых экономических структур позволили криминально настроенным коммерсантам, с одной стороны, совершать хищения и заключать незаконные сделки на значительные суммы, а с другой — лишили правовой защиты со стороны государства.
Сложившееся положение дел привело к тому, что «теневые» коммерческие структуры пошли по пути защиты своих интересов путем силового давления, привлекая для этих целей членов устойчивых преступных группировок. В свою очередь члены преступных формирований боевиков, и особо их лидеры, проявляют интерес к устойчивости такого рода «союза», что дает им значительный постоянный доход и возможность — при накоплении определенного капитала и авторитета — выхода в центральные фигуры «теневого» бизнеса.
Происходящие процессы привели к появлению практически нового вида умышленных убийств — убийств, совершенных при разрешении коммерческих споров, а также в ходе раздела сфер преступного влияния. К таковым убийствам можно отнести следующие:
— убийство как следствие раздела прибыли, полученной в результате коммерческой деятельности;
— убийство конкурента либо неуступчивого лица, препятствующего развитию коммерческой деятельности на условиях, выгодных преступникам;
— убийство при «разборках» по поводу невыполнения одной из сторон условий договора;
— убийство при разделе сферы преступного влияния между устойчивыми преступными группировками либо из мести за убийство члена такой группировки.
Таким образом, «рынок» потенциальных исполнителей «заказного» убийства оказался достаточно богат, что, несомненно, сказалось на росте этого вида преступления и на низкой раскрываемости при розыске профессиональных убийц-наемников.
Однако следует помнить, что часто «заказные» убийства (учитывая небольшой процент их раскрываемости) не всегда удается отличить от убийств, совершенных при «разборках» либо при лишении жизни при иных мотивах и обстоятельствах с применением огнестрельного оружия. Таким образом, статистические данные не всегда достаточно точно отражают масштабы этих явлений, но тем не менее позволяют сделать определенный анализ ситуации, определить тенденции ее развития.
Так, в 1991 году на территории Москвы было совершено девятнадцать умышленных убийств, отнесенных к разряду «заказных» либо совершенных в ходе криминальных «разборок», что составило 4,09% от общего числа убийств. В 1992 году этот показатель возрос до пятидесяти четырех убийств (рост почти в три раза) и составил уже 6,09% всех убийств. При этом необходимо отметить, что в 1992—1993 годах, в силу отсутствия «криминальных традиций» подобных преступлений и относительной незначительности массива, не было четкого деления па «заказные» и «разборочные» убийства, что не могло не сказаться на их раскрываемости н на готовности правоохранительных органов к полноценной борьбе с ними (естественно, наряду с другими негативными факторами). С 1993 года анализ практики позволил сделать однозначный вывод о становлении в России «заказных» убийств как самостоятельного преступного бизнеса и вместе с тем признать как способ вхождения в обиход решение проблем, возникающих между преступными группировками пугем вооруженных «разборок». 1993 юд характеризуется дальнейшим ростом этих преступлений — сто сорок восемь, то есть удельный вес от всех убийств в Москве составил 10,9%. Из них двадцать четыре отнесено непосредственно к «заказным» убийствам (1,71% от числа всех убийств), причем все они были совершены с применением огнестрельного оружия и взрывчатых веществ. Восемь потерпевших — треть убитых — принадлежали к авторитетам преступною мира, двое — к категории государственных и общественных деятелей, остальные — предприниматели, бизнесмены, банкиры. Ни одно из них в 1993 году раскрыто не было, а вот в последующем, в 1994—95 годах, удалось раскрыть два из них.
В 1994 году общее число убитых наемниками и при «разборках» составило уже сто восемьдесят один человек, что
82
составляет 10% от всего числа убитых, треть же из них — шестьдесят — жертвы «заказных» убийств: девятнадцать из них — преступные авторитеты и «воры в законе» (снова третья часть, как и в предыдущем году), трое — из разряда государственных и общественных деятелей, остальные — представители финансовых и коммерческих кругов. В пятидесяти восьми из шестидесяти случаев применялось огнестрельное оружие и взрывные устройства. Процент раскрываемости — с учетом изобличенных преступников, совершивших аналогичные преступления до 1994 года, составил уже 11,67%.
Достаточно своеобразии развивалась ситуация с «заказны' ми» убийствами на территории Москвы в 1995 году. Так, в первом полугодии произошло некоторое снижение «заказных» убийств по сравнению с аналогичным периодом 1994 года — двадцать одно, что составило 2,25% от общего числа. Все они, за исключением одного, были совершены с применением огнестрельного оружия и взрывных устройств. Однако в последние 2,5 месяца произошел резкий рост числа «заказных» убийств, и на 17.09.95 года их число достигло сорока трех, то есть за два с половиной месяца совершено таких убийств в два раза больше, чем за предыдущие шесть месяцев, — двадцать два и удельный вес возрос до 3,67%. Раскрыто из них (с учетом «заказных» убийств прошлых лет) восемь, то есть 18.6%. Удельный вес «разборочных» убийств составил 6,75% — семьдесят девять, из них раскрыто пятнадцать — 18,99%.
Конечно, приведенные статистические данные по Москве не отражают абсолютно точно сведений о «заказной» преступности и в силу незначительной раскрываемости подобных преступлений, и из-за их не всегда явной очевидности (например, не всегда можно четко раз1раничить «заказные» убийства и убийства, совершенные во время криминальных «разборок» либо при иных обстоятельствах с применением огнестрельного оружия). Нередки и случаи, когда труп убитого скрывается и погибший длительное время значится как лицо, без вести пропавшее. Однако приведенные данные в совокупности с изучением уголовных дел позволяют в основном определить масштабы этого вида преступности, основные тенденции и направления развития, а также выработать стратегию, тактику и методы борьбы, в чем и состоит цель данной работы.
83
1. Рост «заказных» убийств и убийств, совершенных при «ризборках» между преступными группировками. Анализ ста-тисгических данных однозначно показывает устойчивую тенденцию роста как количества, так и удельного веса «заказных» и «разборочных» убийств в Москве начиная с 1991 "ода:
год
общее код-но
уд. вес в %
из них чаказиых
уд. вес и %
ежегодный прирост





•т.+раз. в %
зак. в %
1991
19
4,09


100

1992 1993 1994 1-е пол. 1995
54 148 181 60
6,09 10,90 10,00 7,12
24 60 21
1,71 3,30 2,25
164,2 175,2 22,3
100 150
Начало II полугодия 1995 года ознаменовалось новым резким всплеском «разборочных» и, особенно, «заказных» убийств. Так, в период с 1 июля 1995 года но 17 сентября 1995 года — за два с половиной месяца было совершено сорок убийств в ходе «разборок» между преступными 1руппи-ровками и двадцать два убийства «заказных», а всего — шестьдесят два убийства этой категории, что по всем показателям превысило шесть предыдущих месяцев. Удельный вес возрос до 10,43%, а удельный вес только «заказных» убийств составил 3,76% — больше, чем когда-либо было.
Анализ сложившейся ситуации позволяет прогнозировать продолжение дальнейшего роста преступности в 1995—1996 годах. Он не будет таким резким, как в 1991—1993 годах, но тенденция роста сохранится. Это обусловливается продолжением процесса коренных изменений в стране, начавшихся с середины 60-х годов, в экономической и социально-политической сферах, характеризующихся, с одной стороны, резким ослаблением властных, управленческих и контрольных функций государства, кризисом административно-командной системы, утратой монопольных позиций практически во всех отраслях народного хозяйства, распадом экономического и тер-
84
риториального пространства, а с другой стороны — неподготовленным прыжком в рыночные отношения, развитием частного предпринимательства, не обеспеченного соответствующими экономическими, политическими и финансовыми механизмами, отсутствием действенной альтернативы разрушенным структурам. Другими словами, продолжается передел собственности, передел экономического и политического влияния на различных уровнях, что и приводит к конфликтам. А поскольку в обстановке государственной нестабильности решение этих конфликтов правовым путем не всегда выгодно конфликтующим сторонам, то криминально ориентированные структуры — как уже упоминалось — предпочитают защищать свои интересы путем силового давления, привлекая для этих целей членов устойчивых преступных группировок, решающих их преступными методами, и в том числе с помощью «заказных» убийств и использования огнестрельного оружия в ходе выяснения отношений,
Другим фактором, существенно влияющим на рост «заказных» убийств, является возросшая в последние годы кримина-лизация общества, особенно молодежи, появление относительно значительного слоя лиц с устойчивой антиправовой направленностью, относящихся к преступной деятельности как к разновидности бизнеса. Этим, наряду с иными причинами, объясняется удельный рост «заказных» и «разборочных» убийств по отношению ко всем совершенным убийствам. Так, если в 1991 году в Москве их удельный вес составлял 4,09%, то к сентябрю 1995 года он вырос до 10,43%.
Изменения ситуации в сторону снижения числа рассматриваемых преступлений можно ожидать лишь с наступлением социально-экономической стабилизации в стране.
2. Преобладание экономической мотивации при совершении «заказных» убийств и убийств, совершенных при разрешении конфликтных ситуаций между членами преступных группировок. Изучение материалов уголовных дел показывает, что абсолютное большинство подобных преступлений — около 95% — совершается по экономическим мотивам. Остальные 5% — это политические убийства, а также убийства по иным мотивам (месть, устранение свидетеля и пр.). Экономическая мотивация может проявляться в различных вариациях, наиболее частыми из которых являются:
2.1. Устранение конкурента. В этих случаях речь идет, по сути дела, о разделе сфер влияния в какой-либо сфере деятельности либо доминирования на определенной территории.
Так, характерными являются убийства, совершенные на почве раздела сфер влидния в финансово-экономической деятельности. Именно этот мотив просматривается в деле об убийстве в сентябре 1994 года президента корпорации «Ме-таллхимконтракт» Брытчикова, застреленного в подъезде своего дома членами подмосковной, так называемой «ei-орьев-ской», группировки Мигульновым и Труниным, а также в деле об убийстве в сентябре 1995 года Шевченко, совершенного пятью членами организованной преступной 1руппы по «заказу» Василевского.
Так же нередки «заказные» и «разборочные» убийства на почве раздела сфер влияния, связанных с продажей нефти, нефтепродуктов, гам, цветных и черных металлов и другого сырья, продажа которого приносит значительный доход. Так, в декабре 1994 года был задержан активный член «тюменской» преступной группировки Каралюн, который изобличен в совершении «заказных» убийств в связи с продажей нефти и металлов семьи владельца нескольких СП «Юрген» в Санкт-Петербурге (убит в Москве в июне 1994 года), а также подозревается в убийствах по аналогичным мотивам Шлыцко-го (Тольятти, ноябрь 1993 года), Сухомлинова (Москва, сентябрь 1993 года) и Мухамедшина (Нижневартовск, май 1994 года). В апреле 1995 года была задержана организованная преступная группа Барыбина, состоявшая из одиннадцати активных членов, совершившая в период 1993—1995 годов сорок одно «заказное» убийство в Москве, Московской области, Новокузнецке на почве раздела сфер влияния, связанных с продажей нефти.
С формированием в перестроечное время шоу-индустрии раздел сфер влияния в ней также не избежал силового решения проблемы. В последние годы был совершен и организован ряд «заказных» убийств в сфере раздела прибыли от шоу-бизнеса. Наиболее известными в этой области стали «заказные» убийства, совершенные наемником-профессионалом Со-лонником, «воров в законе», причастных к шоу-бизнесу, При-чинича (Тюмень, 1990 год), Диугача по кличке Глобус (Москва, апрель 1993 года), Ваннера но кличке Бобон и его телохранителя Глодина (Москва, январь 1994 года).
86
Формирование копцентрированпой организованной преступности и определенного контроля с ее стороны сфер и территорий предопределило и «заказ» убийств на почве раздела сфер преступного влияния. К числу таковых можно отнести и убийство О. Квантришвили, и совершение бандой Ро-щипа, состоявшей из одиннадцати активных членов, двадцати убийств, из них двенадцати — на почве раздела сфер преступного влияния, а также многочисленные дела о перестрелках между членами преступных групп и убийства криминальных авторитетов и «воров в законе». Поскольку Москва является средоточием банковских, коммерческих, торгово-посреднических структур, то свои конфликты здесь решают не только московские преступные объединения, но и представители других регионов России, а также стран ближнею) и дальнего зарубежья. Так, в ав1усте 1995 года были задержаны активные члены вьетнамской организованной преступной группировки Чан Туом Анха и Ишуен Хак Ционга, изобличенные в совершении в январе 1995 года убийства гр-на СРВ Миня и нанесении огнестрельных ранений гр-нам СРВ Тхаю и Хиему. Совершение убийств на ночве раздела сфер преступного влияния также определяется экономической мотивацией, поскольку целью их является установление контроля за распределением материальных благ и денежных масс. В данном случае установление и перераспределение криминального контроля есть своеобразные «криминальные предпринимательство и конкуренция» с целью поучения прибыли — в виде части доходов различных коммерческих структур («криминальный налог»).
2.2. Убийство с целью разрешения конкретной ситуации. Убийство как способ разрешения конкретной ситуации также нередко во взаимоотношениях представителей как коммерческих структур, так и преступных объединений. Повод может быть различным, однако всегда имеет экономический характер, связанный с материально-денежными отношениями, например нежелание возврата кредита, долга, отказ выплатить часть прибыли от коммерческой деятельности и другие. Из-за отказа выплачивать часть прибыли от коммерческой деятельности в январе 1994 года в помещении своей фирмы был убит директор фирмы «Мосиптерпейшнл» Сижажев и в октябре 1994 года — председатель правления Агромашпромбанка Бе-ломестный, застреленный двумя членами так называемой «кур-
87
ской» группировки. В другом случае из-за нежелания возврата задолженности на сумму 93 тыс. долларов США в январе 1994 года двумя членами организованной преступной группы из Санкт-Петербурга были застрелены генеральный директор московского ТОО «Аэроконсалтинг» Крилык и ею заместитель Федунин. Список таких преступлений можно продолжить. 2.3. Убийство по политическим мотивам. Убийства по политическим мотивам составляют не более 1—1,5% от всего числа «заказных» и «разборочных» убийств, более точно установить затруднительно, поскольку ни одно из них (за исключением разве что убийства Поляничко) не раскрыто, что не позволяет абсолютно достоверно судить о мотиве. Также совершенно не обязательно, что мотивами убийств людей, занимающихся государственной или общественной деятельностью, являются политические, как это и было в случаях убийства депутатов Государственной Думы Скорочкина и Айздзердиса.
Основными причинами «заказных» политических убийств являются, как правило, конкретные ситуации, возникающие вследствие межнациональных либо внутриполитических конфликтов, связанных с перераспределением власти либо влиянием на власть. К таким конфликтам можно отнести военные действия в Чечне и связанные с ними покушения на председателя Совета безопасности Российской Федерации чрезвычайного представителя Президента России О. Лобова и командующего объединенной группировкой войск в Чечне А. Романова. Из убийств, совершенных в Москве, к таковым можно отнести убийство журналиста Д. Холодова. Учитывая нестабильность социально-экономической ситуации в России, расширение зон национальных конфликтов, ужесточение борьбы за власть в сочетании с продолжающейся криминализацией общества, участием в них криминально ориентированных коммерческих структур (что проявилось, в частности, в участии в выборах по партийным спискам партий (1) 86 лиц из числа ранее судимых либо обвиняемых предварительным следствием), представляется, что в ближайшее время возможен рост «заказных» убийств по политическим мотивам.
3. Личность жертв, погибших в результате «заказных» убийств и убийств, совершенных в ходе выяснения отношений между преступными группировками. Как уже отмечалось
88
выше, потерпевшими по «заказным» убийствам и убийствам, совершенным в ходе криминальных «разборок», чаще всего становятся руководители коммерческих и банковских структур, финансовые деятели, «воры в законе», авторитеты и члены организованных преступных формирований, затем их телохранители и сотрудники служб безопасности, реже государственные и общественные деятели. Опять же, из-за незначительного процента раскрываемости этой категории преступлений невозможно однозначно определить процентное соотношение потерпевших, поскольку нередки случаи, когда владельцами коммерческих структур являются преступные элементы, а общественные и государственные деятели занимаются (не всегда легально) коммерческой деятельностью, как в уже упомянутых выше делах об убийствах Скорочкина и Айздзердиса. Если же исходить из правового статуса, то, например, в 1993 году треть убитых «по заказу» — восемь из двадцати четырех — преступные авторитеты, двое относятся к государственным и общественным деятелям, остальные — представители коммерческих и банковских структур (в том числе и с долей государственного участия), их телохранители и сотрудники служб безопасности. В процентном соотношении приблизительные показатели выглядят так: примерно 53—58% потерпевших — представители предпринимательских, коммерческих, банковских структур, от 5 до 7% — их телохранители и около 2% — иные лица (не считая лиц, связанных с государственной и общественной деятельностью). Что же касается последней категории пострадавших, то это явление еще труднее поддается анализу. Если исходить из статуса потерпевших, то в том же 1993 году каждое двенадцатое из «заказных» убийств, то есть 8,33%, было убийством государственного и общественного деятеля, но в силу того, что они не раскрыты, говорить о них как о политических невозможно. тем более что потерпевшие занимались и коммерцией. В 1994 году структура «заказных» убийств не претерпела серьезных изменений: снова примерно треть убитых (девятнадцать из шестидесяти) — преступные авторитеты. 10%, исходя из общественного статуса, — государственные и общественные деятели (среди них журналист Д. Холодов), остальные — представители коммерческих и финансовых кругов и их телохранители. Примерно аналогичная ситуация складывается и в 1995 году. Представляется, что и в дальней-
шем основными объектами «заказных» преступлений будут бизнесмены, предприниматели, банкиры, финансисты, криминальные элементы. В то же время, в случае обострения внутриполитических и межнациональных отношений (особенно в свяаи с ведением военных действий в Чечне), возможны как резкое возрастание политических «заказов» на конкретных лиц (государственных, общественных, военных деятелей, способных оказать влияние на развитие ситуации, нежелательное «заказчикам»), так и спланированные террористические акции с целью оказания давления на общую политическую ситуацию, подобные проведенной чеченскими боевиками под командованием Басаева в Буденновске.
4. Использование огнестрельного оружия, взрывных устройств и взрывчатых веществ при совершении «заказных» и «разборочных» убийств. Анализ статистики показывает, что за период 1993 — первое полугодие 1995 года в Москве из ста пяти «заказных» убийств сто два, то есть 97,1%, совершено с применением огнестрельного оружия, с использованием взрывных устройств и взрывчатых веществ, оставшиеся 2,9% — с применением удавки, ножа, отравляющих веществ.
При совершении этих преступлений используются различные виды оружия (пистолеты, автоматы, снайперские винтовки, гранатометы и т.п.), способы совершения преступлений. Так, председатель фонда социальной защищенности спортсменов имени Яшина О. Квантришвили был убит в апреле 1994 года тремя выстрелами из винтовки с оптическим прицелом в тот момент, когда выходил в окружении друзей и телохранителей из Краснопресненских бань. Стрелок располагался более чем в 120 метрах, на чердаке напротив. Председатель Россельхозбапка Н. Лихачев был убит в подъезде собственного дома двумя выстрелами в голову. Соучредитель Кунцево-банка Толмачев был расстрелян в октябре 1992 года из пистолета во дворе названного банка в день совета директоров, на котором его должны были избрать председателем совета банка. Преступный авторитет С. Тимофеев, известный в криминальных кругах под кличкой Сильвестр, был взорван в собственной автомашине. С помощью взрывного радиоуправляемого устройства, заложенного в припаркованный автомобиль, была совершена попытка убийства президента АО «АвтоВАЗ» Б. Березовского в ют момент, когда он проезжал
90
мимо. В ноябре 1994 года радиоуправляемым взрывным устройством в подъезде своего дома был убит председатель Российского фонда инвалидов войны в Афганистане М. Лиходей. Подробнее методы и способы «заказных» убийств, совершаемых наемниками, будут рассмотрены ниже.
Из тридцати девяти «заказных» убийств, совершенных за девять месяцев 1995 года, тридцать восемь совершены с использованием огнестрельного оружия (за исключением убийства банкира И. Кивелиди и его секретаря 3. Исмаило-вой, отравленных солями тяжелых металлов): тридцать три человека убиты из пистолетов и шесть — из автоматов. В отличие от 1994 года, ни одного «заказного» убийства в Москве не совершено с применением взрывных устройств и взрывчатых веществ. По сравнению с девятью месяцами 1994 года количество «заказных» убийств с использованием взрывчатых веществ за аналогичный период 1995 года сократилось в пять раз (с 15 до 3) при приблизительно той же абсолютной величине. Сходная ситуация наблюдается в Москве и при анализе статистики умышленных убийств членов организованных преступных ipyniinpOBOK (сорок в 1995 году и тридцать два в 1994 году) и убийств, совершенных в ходе криминальных «разборок» (три в 1995 году и одиннадцать в 1994 году): ни одно из них в 1995 году не было совершено с применением взрывчатых веществ и взрывных устройств, при всех из них использовалось огнестрельное оружие — в тридцати восьми случаях пистолеты (в 1994 году — тридцать два) и в пяти случаях автоматы (в 1994 году — девять).
Наметившуюся тенденцию следует оценивать как положительную, поскольку при определенной стабилизации количества убийства сократилось их число, совершенное способом, опасным для жизни многих людей (с использованием взрывчатых веществ, автоматического оружия). Это свидетельствует о снижении уровня мотивации «вседозволенности», «беспредельности», утраты преступниками чувства безнаказанности, ощущаемого ими в 1991—1994 годах, определяемых возросшей активностью и эффективностью деятельности правоохранительных органов.
В то же время совершены террористические акты на территории Чечни на высоком профессиональном уровне в отношении О. Лобова и А. Романова с использованием взрывных устройств. Однако анализировать подобное с точки зрения крими-
нологии очень сложно, так как в данном случае речь идет не об организованной преступности, а о проведении военных действий и анализ этой ситуации не укладывается в рамки данной работы, имеющей криминологическую ориентацию.
Вызывает тревогу рост количества умышленных убийств, совершенных с применением огнестрельного оружия, — за девять с половиной месяцев 1995 года из тысячи ста шестидесяти девяти убийств с применением огнестрельного оружия таковых совершено двести восемьдесят, то есть 18,65%, что свидетельствует об определенном профессионализме исполнителей.
5. Рост раскрываемости «заказных» убийств и убийств, совершенных при криминальных «разборках». Анализ статистических данных по рассматриваемой проблеме начиная с 1989 года показывает, что уже оформилась устойчивая тенденция роста раскрываемости преступлений данной категории. В конце 80-х годов криминогенная ситуация в Москве резко обострилась по количественным и качественным характеристикам, особенно по линии преступлений против личности, в первую очередь в совершении умышленных убийств, к чему правоохранительные органы оказались не готовы. Число всех зарегистрированных убийств начало расти с 1968 года и к 1993 году увеличилось в 2,1 раза. Динамика числа преступлений, повлекших смерть, в Москве выглядит следующим образом:

1989 г.
1990 г.
1991 г.
1992 r.
Умышленные убийства с покушениями
424
441
501
925
Умышленные тяжкие телесные повреждения, повлекшие смерть
250
298
306
620
Число обнаруженных трупов с признаками убийства
688
300
904
1795
Число трупов с неустановленной причиной смерти
737
776
966
1433

Примечание: убийства стало убийств даже с
после 1990 года число трупов с признаками превышать суммарное число умышленных покушениями плюс число тяжких телесных
повреждений, повлекших смерть, что свидетельствует о повышении уровня латентности умышленных убийств и неспособности правоохранительных органов в этот период контролировать ситуацию.
За девять с половиной месяцев 1995 года количество зарегистрированных убийств по Москве возросло до 1169. И если процент преступлений, совершенных на бытовой почве вследствие личных взаимоотношений, остался приблизительно прежним, то доля «заказных» и «разборочных» дел значительно возросла, о чем уже говорилось выше. Правоохранительным органам потребовалось время для того, чтобы переориентироваться в соответствии с новыми реалиями, создать новые, более действенные структуры, скорректировать методики раскрытия, расследования преступлений, систему судебной оценки. Накопленный опыт позволил правоохранительным органам к 1993 году создать работоспособную систему и постепенно повышать раскрываемость рассматриваемых преступлений. В 1993 году доля раскрываемости составила 8,33%, в 1994 году — 11,67%, за первое полугодие 1995 года — 14,29%, а за девять с половиной месяцев этого же года раскрываемость по «заказным» убийствам возросла до 18,6%, а по «разборочным» — до 18,99%. Представляется, что и в дальнейшем будет проявляться тенденция роста раскрываемости этих преступлений, поскольку кризисный момент становления системы правоохранительных органов данного направления в основном состоялся и начал действовать.
О некоторых особенностях и закономерностях «заказных» убийств и убийств, совершенных в процессе криминальных «разборок», имеющих' значение как для организации системы предупреждения, пресечения подобных преступлений, так. и для организации следственно-оперативной деятельности. Конечно, простая констатация того, что совершенное убийство относится к числу «заказных» или «разборочных», большой ценности не представляет, однако знание структуры этих преступлений, конкретных способов и методов их совершения (кстати, относительно стереотипных) позволяет наметить основные пути их раскрытия, а также разработать систему мер физической и поведенческой безопасности, направленной на снижение риска. В ходе исследования проблемы анализировался весь мас-
93
сив «заказных» убийств, убийств, совершенных при криминальных разборках, а также убийств членов организованных преступных группировок на территории Москвы за период 1994-й — три квартала 1995 года по таким критериям, как время, место, орудие и способы совершения преступлений, личность пояерпевших и прочее. Массив изучения составил 166 фактов «заказных», «разборочных» убийств и убийств членов преступных группировок, повлекших смерть свыше 250 человек.
Место совершения. Около трети всех заказных убийств из числа рассматриваемых — 31,25% — совершено на территории Центрального административною округа Москвы, что объясняется нахождением в этом престижном с точки зрения предпринимательства районе значительного числа офисов, банков, коммерческих структур, где работали потерпевшие. На остальные девять московских округов приходится 66,75% потерпевших с распределением (от 0% в Зеленограде, 2,5% в Северо-Восточном и Юго-Восточном административных округах до 12,5% в Юго-Западном административном округе, который после Центрального занимает наиболее престижное место в столице). Из восьмидесяти случаев тридцать — 37,5% — это убийства, совершенные в подъезде при входе или выходе потерпевшего из дома, двадцать один — 26,25% — убийства на улице, тринадцать, то есть 16,25%, — расстрелы в автомашине и семь — 8,75% — убийства непосредственно в квартире. Что же касается криминальных «разборок», то здесь картина несколько иная и количество убийств распределяется относительно равномерно за исключением Зеленограда (0%), Северо-Западного округа (3,49%): Центральный административный округ — 17,44%, Южный, Юго-Западный, Северный административный округа — по 15,12%, Юго-Восточный административный округ— 1 1,63%, в Западном, Юго-Восточном и Северо-Boci очном административных округах соответственно 9,3, 6,96 и 5,61%. Из них почти 50% (сорок из восьмидесяти шести) совершено на улице. _
Время совершения. При изучении временных параметров совершения «заказных» убийств в качестве отправных моментов были установлены шесть четырехчасовых отрезков в течение суток. С 6 до 10, с 10 до 14, с 14 до 16, с 16 до
94
22, с 22 до 02 и с 02 до 06 часов. Больше всего «заказных» убийств — 25% — совершено в период с б до 10 часов утра, 410 объясняется тем, что «киллер» поджидал свою жертву при выходе из дома (подъездный вариант) или при посадке в автомашину. В период с 18 до 22 часов совершается 22,5% «заказных» убийств, то есть по окончании рабочего дня при выходе из офиса, следовании домой, приходе в квартиру. Несколько меньший процент падает на отрезки времени, примыкающие к указанным выше: с 10 до 14 часов совершается 21,25% «заказных» убийств, а в период с 22 до 02 часов — 18,75%. Ни одного заказного убийства за два последних года в Москве не произошло в период с двух до шести часов утра и лишь 12,5% — в середине дня, с 14 до 16 часов. Изложенные выше цифры обусловливаются тем, что уход из места проживания, возвращение в него, приход в офис позволяют исполнителям «заказных» убийств наиболее достоверно предсказать места появления жертвы, что в свою очередь сопоставляется по времени. Что же касается убийств, отнесенных органами внутренних дел к категории «разборочных», и убийств членов преступных группировок, то здесь именно середина дня — период с 14 до 16 часов — является наиболее криминальной. Из 86 случаев данной категории, произошедших в Москве в 1994—1995 годах, на этот отрезок времени приходится 25,6% (22 случая). 23,25% рассматриваемых преступлений совершено с 16 до 22 часов (20 случаев) и 20,9% — в период с 22 до 02 часов (16 случаев). Чуть меньше — 17,4%, то есть 15 случаев — приходится на время с 10 до 14 часов, 6,1% (7 случаев) — на отрезок с 6 до 10 часов и 4,6% (4 случая) совершено в ночное время, с 2 до 6 часов. Приведенные цифры объясняются тем, что большинство встреч криминальных элементов с целью выяснения отношений, заканчивающихся «разборками», происходят в дневное и вечернее (так сказать, рабочее) время. О способах, орудиях (в первую очередь огнестрельном оружии и взрывчатых веществах), личности потерпевших речь уже шла выше.
Структура «заказного» убийства. Изучение структуры «заказного» убийства имеет не только теоретическое значение, знание ее и ее составных позволяет наметить основные пути раскрытия убийств. Анализ уголовных дел, сведения, полученные в ходе расследования следствием и оперативными
95
службами, дают основания схематично представить обязательные составные структуры «заказных» убийств следующим образом:
Приготовление
ЖЕРТВА — МОТИВ — НАНИМАТЕЛЬ — ПОСРЕДНИКИ — НАЕМНИКИ — ПОСОБНИКИ — ОРУЖИЕ Исполнение — ВОЗНАГРАЖДЕНИЕ
Каждая из составных частей представленной структуры в ходе расследования должна являться самостоятельным направлением организации работы и в то же время обязательно должна координироваться со всей структурой в целом.
Следственная практика показывает, что организация работы по раскрытию «заказных» убийств может строиться по нескольким принципиальным направлениям, в том числе:
/. От потерпевшего через мотив к заказчику и исполнителям (посредникам, пособникам);
2. От факта и обстоятельств преступления к непосредственным исполнителям (посредникам, пособникам);
3. От исполнителя к преступлению;
4. От оружия к факту и обстоятельствам преступления к исполнителю (посредникам, пособникам) и заказчику и иным направлениям.
Некоторые рекомендации по организации работы по раскрытию «заказных» убийств от жертвы к заказчику. Отправной точкой организации работы в этом направлении является определение мотива совершенного преступления. В деятельности руководителей крупных коммерческих структур, банков, членов преступных группировок, политических и общественных деятелей, составляющих подавляющий массив потерпевших, достаточно много конфликтных ситуаций. Из их числа (и в этом заключается трудность данного направления) необходимо выявить и установить конкретную, явившуюся причиной убийства.
Изучение практики позволяет выявить наиболее часто встречающиеся типы мотивов «заказных» убийств (о чем уже упоминалось выше), среди которых: 1
96
—стремление разрешить конкретную конфликтную ситуацию (например, нежелание возвратить кредит, долг, устранение коммерческого конкурента или конкурента в преступной деятельности и т.п.);
— физическое устранение «несговорчивого» руководителя организации с целью переориентации деятельности данной структуры на условия, выгодные преступникам (либо аналогичные проблемы в криминальной среде).
И в том и в другом случаях до убийства обязательно предпринимаются определенные действия для разрешения конфликтной ситуации другими средствами (путем переговоров, угроз — как словесных, так и действием и пр.). Причем эти меры могут приниматься не только со стороны будущего заказчика, но и со стороны жертвы.
Как правило, исполнение «заказного» убийства по конкретной конфликтной ситуации в большинстве случаев по времени незначительно отдалено от активизации одной из сторон действий но разрешению этой ситуации другими средствами. В связи с этим необходимо очень тщательно изучать поведение и контакты потерпевшего в последнее время, обратить внимание на факты новых контактов потерпевшего или внезапный разрыв устоявшихся связей. При этом ряд обстоятельств затрудняет ход расследования в этом направлении, к которым относятся и следующие:
—как правило, конфликт возникает по ситуации (сделке, невозврате кредита, долга и пр.), в которой обе стороны действуют с определенными нарушениями, в связи с чем к информации допущен достаточно узкий круг лиц,
—учитывая, что коммерческие структуры связаны с организованными преступными группировками и часто идут но пути «силового давления», сами стороны, в том числе и потерпевшая, не заинтересованы в раскрытии преступления.
В качестве примера можно привести следующее уголовное дело. 24 февраля 1994 года около лифта двое неизвестных произвели три выстрела в директора ТОО «Герус» Лахтинеп-ко. В ходе расследования было установлено, что последний в городе Новгороде был соучредителем фирмы «Диан» совместно с гражданином Сергеевым. В конце j993 года Лахтиненко отделился от Сергеева, открыл свою фирму, для чего снял со счета 150 млн руб. Сергеев стал требовать возврата денег, угрожать убийством, в результате чего Лахтиненко был вынуж-
ден скрываться в Москве. Для его убийства Сергеев нанял двух охранников охранного бюро «Скорпион-2» из Нижнего Новгорода, которые и были задержаны за покушение.
Из следственной практики видно, что зачастую потерпевшая сторона (особенно когда дело касается руководителей крупных коммерческих или банковских структур, центральных фигур преступного мира) организует свое собственное расследование, проводит розыски нанимателей, а иногда даже знает их и планирует ответные акции. Также прослеживается тенденция к тому, что отдельные «заказные» убийства перерастают в затяжную войну между нанимателями либо исполнителями.
Некоторые рекомендации по организации работы по раскрытию «заказных» убийств от преступления к непосредственным исполнителям. Работа в этом направлении требует привлечения к работе значительного числа сотрудников для отработки жилого сектора, близлежащей территории с целью обнаружения оружия, вещественных доказательств и иных следов, поиска свидетелей, установления примет исполнителей и их соучастников, используемого автотранспорта и прочего. От качества и полученных результатов этой работы в значительной степени зависит успех последующих мероприятий и вообще возможность организации раскрытия «заказного» убийства.
При этом следует учитывать ряд моментов, значительно осложняющих работу по раскрытию заказных убийств, и использовать соответствующие контрмеры:
1. Как правило, совершению «заказного» убийства предшествует тщательная подготовка преступления (например, изучение распорядка дня и маршрутов передвижения жертвы, местожительства, наличие либо отсутствие охраны — для выбора места, времени и оружия совершения преступления). Лицам, имеющим основание опасаться за свою жизнь, следует обратить внимание на эти моменты с целью избежания поведенческих стереотипов, а при расследовании стремиться к вы' явлению лиц, могущих предоставить преступникам информацию подобного рода.
2. Применение в большинстве случаев огнестрельного оружия и взрывных устройств позволяет исполнителям преступления не вступать в непосредственный контакт с жертвой, а находиться на расстоянии, что сокращает число криминалистических следов, подтверждающих вину исполнителя, и дает
98
ему дополнительную возможность скрыться незамеченным. Необходимо использовать иные методы и виды доказательств, в частности работу с оружием, рекомендации по которой будут даны ниже.
3. Чаще всего исполнитель не является наемником-одиночкой, а входит в разветвленную и организованную преступную структуру, обеспечивающую ему возможность в кратчайшие сроки покинуть регион убийства и переждать события в ином месте, зачастую далеко за пределами России и стран ближнего зарубежья. Здесь могут оказаться полезными учеты транспорта, с помощью которых можно определить передвижения подозреваемых лиц. Известны случаи, когда непосредственный исполнитель ликвидируется заказчиком через других наемных преступников, как, например, было при покушении на тюменского криминального авторитета по кличке Ганс. Исполнитель был убит на следующий день после преступления из того же пистолета, который использовался при покушении на Ганса.
Некоторые рекомендации по организации работы по раскрытию «заказных» убийств по направлению от исполнителя к «заказному» убийству. Как уже упоминалось выше, многие коммерческие структуры привлекают членов устойчивых преступных группировок, отдельных наемников-боевиков (нередко выступающих под вывеской различного рода охранных бюро и служб безопасности) для защиты своих интересов. Это дает возможность создания методики раскрытия «заказных» преступлений не от конкретного факта, а в результате тщательного и глубокого изучения и разработки устойчивых преступных организаций, территориальных криминальных группировок, отдельных лиц, уже «засветившихся» на «рынке разборок и заказных убийств». Конечно, эта работа должна проводиться в тесном сопоставлении с данными, полученными при работе над конкретными делами. Лица, задержанные за совершение рассматриваемых преступлений, обязательно должны тщательно проверяться на причастность к совершению иных преступлений.
Некоторые рекомендации по организации работы по раскрытию «заказных» убийств от орудия преступления к исполнителю (посреднику, пособнику) и заказчику. Как уже от-
мечалось, в 97,1% «заказных» и «разборочных» убийств в качестве орудия преступления используются различные виды огнестрельного оружия, взрывные устройства и взрывчатые вещества (например, в J 994—1995 годах в Москве 77,9% убийств, совершенных «по заказу» и при «разборках», выполнены из пистолета, 17,7% — из автомата, 2,1% — из снайперской винтовки). Работа по установлению преступника может строиться на исследовании обнаруженных на месте преступления оружия, пуль, гильз. С помощью учетов по специфическим следам на пулях и гильзах можно установить оружие, из которого производились выстрелы, а затем и владельца этого оружия. При совершении рассматриваемых преступлений преступники, с целью освобождения от оружия как от вещественного доказательства, нередки бросают его на месте преступления. В этом случае, помимо баллистических характеристик, происхождение оружия и путь его прохождения вплоть до попадания к преступнику можно определить с помощью номера, начиная от завода-изготовителя. Именно таким образом удалось установить, что мелкокалиберный карабин, из которого был убит О. Квантришвили, оставленный преступником на чердаке жилого дома, был произведен в Германии и оттуда через Финляндию попал в Прибалтику, в военизированную организацию «Каунсейлите», и затем уже к непосредственному исполнителю убийства. Именно проследив пугь винтовки с оптическим прицелом, из которой был убит «вор в законе» Длугач по кличке Глобус, оставленной на пандусе Дворца спорта «Олимпийский», где проходила ночная дискотека «У Лиса», удалось установить, что данное преступление (а как выяснилось впоследствии, и ряд других) совершил профессиональный наемник А. Солонник.
В каждом случае изъятия оружия необходимо тщательно исследовать его баллистические характеристики и проверять оружие па причастность к совершению преступлений. Так, при задержании члена преступной группировки некоего Са-пожникова был обнаружен пистолет, из которого годом раньше, в январе J992 года, был убит лидер чеченской криминальной группы Мальцагов из-за конфликта в 200 тыс. дол. США.
Аналогичный подход следует применять и при использовании взрывных устройств н взрывчатых веществ, где к тому же следует тщательно изучать тип взрывных устройств, в том
100
числе и самодельных, что в ряде случаев позволяет приблизиться к личности исполнителя или пособника (лица, изготовившего взрывное устройство), как это было в случае с погибшим при разминировании взрывного устройства сотрудником ФСК подполковником Чекалиным. Помимо этого, имеются определенные способы, которыми пользуются, к примеру, чеченские боевики, что указывает на причастность определенной группировки к совершенному преступлению.
Принимая во внимание особую общественную опасность «заказных» и «разборочных» преступлений, в данной работе предпринимались попытки многогранного анализа этих явлений. В том числе изучались и последствия совершенных актов, с целью установления криминальной эффективности деятельности преступников в смысле достижения ими поставленной цели; целесообразности использования службы безопасности потерпевшим и реальные возможности этих служб, а также иные аспекты. Эти исследования имеют прикладное значение в повышении эффективности служб безопасности, в том числе для защиты лиц, чьей жизни угрожает опасность. К сожалению, подавляющее большинство сотрудников охранных агентств не обладают достаточным профессионализмом, что явствует из приведенных ниже цифр. Следует оговориться, что приведенные исследования носят примерный характер (хотя допустимые отклонения составляют не более 5—7%), что объясняется уже оговоренной неочевидностью «заказных» и «разборочных» убийств, нежеланием потерпевших афишировать их характер, определенной латентностыо не доведенных до реализации по различным причинам приготовлений и покушении, не попавших в статистику, а также тем, что не всегда (особенно при преступлениях, совершаемых при помощи взрывных устройств и взрывчатых веществ) можно четко определить цель совершенного преступления (покушение на убийство, запугивание, хулиганство, умышленное уничтожение имущества или что-либо иное). Приводимые ниже данные и выводы основываются на изучении около 200 случаев покушений и убийств, совершенных на территории России за последние три года, которые по своему характеру могут быть отнесены к категории «заказных» или «разборочных».
О результативности совершенных нападений с целью совершения «заказных» убийств либо как результат криминальных «разборок». Статистический обсчет исследованных случаев вышеназванных преступлений показывает, что примерно в 59% нападение оканчивается смертью потерпевшего (либо сразу, либо позже в больнице при прямой причинной связи между повреждением и наступлением смерти), в 21% потерпевший получает ранения различной тяжести и в 6,4% остается невредим (речь идет о стадии непосредственного покушения па потерпевшего, приготовления в данном случае не учитываются). Интересно, что примерно в 13% случаев результат покушения остается неизвестным. Это происходит в тех случаях, когда прибывшие по вызову очевидцев сотрудники милиции при явных следах совершенного преступления (наличие крови, оружия, пуль и гильз) по различным причинам не обнаруживают потерпевших либо их трупы. Раненые члены преступных группировок предпочитают скрыться до появления милиции и лечиться частным образом. Известны случаи, когда либо соратники потерпевшего, либо нападавшая сторона забирают труп с целью сокрытия следов преступления или предварительно вывозят живую жертву и убивают с последующим сокрытием трупа, в результате чего эти факты длительное время (а то и навсегда) попадают в число латентных, а потерпевшие в лучшем случае числятся как без вести пропавшие. К этой категории относятся, например, убийства Щербакова, Головина, Гоголадзе и других (всего 11 человек), совершенные членами банды Рощина в Москве, Московской области и в Грузии; а также сорок убийств, совершенных бандой Барыбина (Шкабары) па территории Москвы, Московской области и Новокузнецка.
Анализ наличия охраны у потерпевших показывает, что в примерно 15% всех изученных случаев потерпевшего сопровождали телохранители. Сравнивая результаты покушений в общем массиве и при наличии охраны, прослеживается очень незначительное увеличение вероятности отражения нападения охраняемого объекта. Смертельным исходом заканчиваются около 58% покушений, ранениями различной тяжести — 7%, а в 14% случаев охраняемый оставался невредимым. Но, хотя прослеживается возрастание доли положительных для потерпевшего исходов и уменьшение зарегистрированных случаев ранений, обращает на себя резко возросший процент случаев,
когда результат покушения остается неизвестным — 21%. Представляется, что в основном в неизвестных случаях преобладает доля незначительных ранений.
Таким образом, можно сделать вывод, что наличие персональной охраны, телохранителей не решает проблемы безопасности, поскольку: а) непрофессиональный подход подавляющего большинства охранных агентств просто не может реально разрешить конкретную критическую ситуацию; б) основной упор организации служб безопасности должен быть направлен на предотвращение конфликтных ситуаций, так как исторический опыт (например, убийства государственных деятелей, обладающих огромным штатом охранников, — Д. Кеннеди, У. Пальме, И. и Р. Ганди, И. Рабина и многих других) наглядно демонстрирует далеко не универсальные возможности охраны при непосредственном отражении нападения; предотвращением же конфликтов коммерческие охранные службы не занимаются; в) исполнители «заказных^ убийств учитывают наличие и возможности телохранителей при совершении «заказа» и нередко используют способы, исключающие непосредственный контакт исполнителя и жертвы, — прицельный выстрел из снайперского оружия со значительного расстояния, применение взрывных устройств (кс гати, применение взрывных устройств при «заказных» убийствах в отношении охраняемого лица приблизительно в два раза больше, чем в отношении лиц, не имеющих охраны, например покушение на убийство крупного предпринимателя Березовского), либо увеличивается число непосредственных исполнителей до 2—4 человек.
О квалификации «заказных» убийств и убийств, совершенных при криминальных «разборках». Как правило, квали' фикация рассматриваемых преступлений не вызывает особых сложностей и при возбуждении уголовного дела квалифицируется либо как умышленное убийство по ст. 103 УК РФ, либо как умышленное убийство с отягчающими обстоятельствами по ст. 102 УК РФ (в случае если потерпевший остался жив, — с применением ст. 15 УК РФ как покушение на убийство). Наиболее часто встречаемые отягчающие обстоятельства — это корыстный мотив, убийство двух и более лиц (такие случаи передки), убийство, совершенное способом, опасным для жизни многих людей. При совершении «заказ-
ных» убийств прямой умысел на умышленное убийство подтверждается видом орудия убийства — в подавляющем большинстве огнестрельным оружием, реже применением взрывных устройств; локализацией ранений, внезапностью и подготовленностью нападения. Смертельные исходы, произошедшие во время криминальных «разборок» между преступными группировками (в основном совершаемые с применением огнестрельного оружия), также подлежат квалификации как умышленное убийство, однако наряду с прямым умыслом здесь может присутствовать и косвенный умысел. В данном случае выстрелы могут вестись неприцельно и стрелявший не всегда желает наступления именно смерти (иногда лишь ранения с целью лишения боеспособности, иногда — испугать стрельбой и т.п.), однако, открывая огонь из огнестрельного оружия, стреляющий может и должен провидеть последствия в виде наступления смерти. Именно как умышленное убийство либо как покушение на него подлежит квалификации причинение смерти пли ранения при «разборках» посторонним лицам, поскольку способ убийства (ранения), опасный для жизни многих людей, предопределяет как минимум косвенный умысел на убийство. Аналогичным образом должны квалифицироваться убийства и покушения лиц с применением взрывных устройств и взрывчатых веществ. Однако квалификация последствий взрывов, не подтекших лишения жизни и причинения телесных повреждений, требует всесторонней оценки обстоятельств происшедшего и представляется более сложной, но это тема другой работы.



ОГЛАВЛЕНИЕ